Кто виноват в закредитованности россиян?

Кто виноват в закредитованности россиян? | Программы | ОТР

Экономисты бьют тревогу: страна стала жить в долг. На что надеются банки и сами потребители?

2019-11-22T19:49:00+03:00
Кто виноват в закредитованности россиян?
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
ТЕМА ДНЯ: Осень. Народ разозлился
Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Иван Князев: Ну а мы открываем вечерний блок. Знаете, эпиграфом к следующей теме я бы взял слова главы российского Минфина, господина Антона Силуанова, который еще в июне сказал вот что: «Многие люди во многих странах живут только на кредиты». Ну, во многих странах – это, конечно, хорошо. А вот что у нас?

Новость номер один: каждый второй россиянин отдает больше половины своих доходов на погашение кредитов. Новость номер два: крупная московская аптечная сеть начала продавать лекарства в кредит.

Тамара Шорникова: Под 23%. Вы, конечно, можете сказать: «Никто не заставляет». Но даже президент сказал, что наши доходы практически стоять на месте.

Иван Князев: Да. А покупать на что-то надо.

Прямо сейчас запускаем наш опрос: «Ползарплаты на кредит – это про вас?» Отвечайте «да» или «нет».

А тему нашей с вами долговой ямы мы будем обсуждать вместе с аналитиком «Финам» Алексеем Кореневым. Здравствуйте, Алексей Львович. Вот смотрите, какие-то…

Алексей Коренев: Добрый день.

Иван Князев: Добрый вечер уже. Какие-то странные уже и цифры у нас появились. Еще несколько месяцев назад у нас было, по-моему, процентов сорок людей (или даже меньше – треть), которые ползарплаты отдавали. Сейчас уже половина, а прошло всего несколько месяцев. Насколько я знаю, у нас 40% россиян имеют хотя бы один кредит. И наверху уже, как я подумал и я понял, забеспокоились, что скоро этот «кредитный пузырь» лопнет.

Алексей Коренев: Ну, пока еще нет признаков того, что он прямо готов лопнуть. Тут надо еще иметь в виду, что Минэкономразвития и Центробанк у нас уже полгода пикируются на эту тему, они имеют разный подход и разные взгляды на проблему. Минэкономразвития считает, что ситуация критическая. Центробанк считает, что ситуация не критическая.

Иван Князев: До сих пор? По-моему, они тоже уже…

Алексей Коренев: Они периодически к этой теме возвращаются. Ситуация действительно такова, что за последние два года – с 2017 года – объемы кредитования населения выросли в 1,5 раза. То есть растем мы бешеными темпами. И если взять цифры, например, по октябрю этого года, то рост составил относительно прошлого года, если я не ошибаюсь, 13,8%, а относительно позапрошлого – аж 46%. Это год к году, по результатам месяца. То есть мы действительно растем по части потребительских кредитов бешеными темпами. И естественно, Минэкономразвития озаботилось этой проблемой.

Более того… Вот вы сейчас назвали цифру, что более половины россиян отдают около половины и более зарплаты на обслуживание кредитов.

Иван Князев: Ну да, 50%.

Алексей Коренев: У нас цифры такие (правда, они не по последнему месяцу): порядка 18,5% и более имеют три кредита, 8% обслуживают четыре и более кредитов. И по сведению Бюро кредитных историй, есть россияне, на которых висит по 50 кредитов.

Иван Князев: Так ведь выдают же! Вот как можно взять 50 кредитов?

Алексей Коренев: Не знаю.

Иван Князев: Мне кажется, ни один банк не должен выдать это.

Тамара Шорникова: С учетом того, что с 1 октября банки начали четко считать, кому и сколько выдают.

Иван Князев: Конечно.

Алексей Коренев: Банки с 1 октября обязаны обязательно учитывать так называемый показатель долговой нагрузки. И если он превышает определенный уровень, кредит просто не имеют права одобрить. Однако цифры (где-то у меня тут цифры были) по итогам октября: количество кредитов, где предельная долговая нагрузка превышала 50%, составило 42% от общего объема. То есть продолжают каким-то образом выдавать.

Иван Князев: А в деньгах это сколько? Вот смотрите. В апреле (была такая цифра) 450 миллиардов выдали наличными населению. По нынешнему месяцу есть?

Алексей Коренев: Я сейчас посмотрю. У меня совсем свежих цифр нет.

Иван Князев: Ну, если навскидку.

Алексей Коренев: Около того. Растут цифры. Немножечко замедлились темпы роста – как раз за счет того, что Банк России, в общем-то, применяет достаточно жесткие регуляторные меры, в первую очередь к самим кредиторам, к банкам. То есть для них введены повышенные коэффициенты риска при учете, при формировании резервов под выданные займы. Плюс они обязаны учитывать предельную долговую нагрузку.

Но надо иметь в виду, что все эти инструменты достаточно инерционные – они сработают, но не сейчас, и не такими темпами, как тут Минэкономразвития посчитало, что каждый год у нас будет на 10% снижаться закредитованность россиян.

Тамара Шорникова: О темпах еще поговорим подробнее.

Иван Князев: Да, поговорим еще о темпах. Важно понимать…

Тамара Шорникова: 50 кредитов – в каких банках их можно взять? Кто их выдает? Как это возможно?

Алексей Коренев: Тут надо иметь в виду, что, во-первых, у нас до сих пор пока нет по стране единой абсолютно прозрачной системы кредитных историй россиян, поэтому можно найти банк, в котором не знают о ваших предыдущих кредитах.

Во-вторых, есть микрофинансовые организации. Плюс еще часть из них, вернее, даже более половины – это «серые» кредиторы, которым вообще наплевать на вашу кредитную историю. И люди легко набирают кредиты просто для того, чтобы погасить предыдущие. Вот это беда.

Иван Князев: Смотрите, что нам люди пишут. Удмуртия: «Ни разу не брала кредиты. И не возьму». Ярославская область: «Нет головы у тех, кто берет кредиты».

Знаете, я с людьми общался, и многие скажут: «Ну да, вот у нас закредитованность». Зато посмотрите – каждый двор в иномарках, каждый второй айфон себе купил, телефон и так далее. Вроде бы – что теперь жалуетесь? Но это одна сторона медали. А ведь президент уже сам говорит: «Доходы не растут». И многие кредиты – подтверждение этому. Ну, лекарства начинают продавать в кредит. А я слышал, что и магазины начинают продукты…

Алексей Коренев: POS-кредитование, да. Ну, к лекарствам мы вернемся.

Вообще говоря, откуда в принципе растут проблемы? И вообще почему люди говорят: «Ни за что не возьму кредит!»? Да нет, в кредитах нет ничего плохого, если к этому подходить разумно. Дело в том, что у россиян собственно нет хорошего опыта и большой финансовой грамотности в части пользования в том числе и своими собственными финансами.

Иван Князев: А только ли здесь дело в финансовой грамотности?

Алексей Коренев: Не только.

Иван Князев: Или просто из-за того, что у нас страна уже, извините, нищая?

Алексей Коренев: Страна нищая и была нищей.

Иван Князев: Точнее – народ.

Алексей Коренев: У нас собственно проблема закредитованности идет с двух сторон – со стороны населения и со стороны банков. К банкам мы вернемся. Люди, которые много десятилетий жили в бедности, вдруг в «тучные» нулевые осознали – оказывается, благо-то совсем рядом. Можно купить дорогую иномарку. Можно купить айфон. Можно купить хорошую бытовую технику, плоский телевизор, съездить отдохнуть за границу, пусть не в Австралию…

Иван Князев: Порадовать себя.

Алексей Коренев: Порадовать себя. И всего лишь для этого надо взять кредит – совершенно не задумываясь о том, как его потом отдавать. Потом приходится брать следующий кредит, чтобы погасить предыдущий. Потом еще два, чтобы погасить тот, потому что набежали проценты. И это со стороны населения. У нас действительно нет культуры обращения с деньгами, с собственными личными финансами тоже.

А со стороны банков надо иметь в виду, что, в общем-то, они тоже, что называется, «красавцы». У нас с утра до ночи по телевизору идет реклама, как легко и быстро можно получить кредит.

Иван Князев: Все известные актеры рассказывают.

Алексей Коренев: Даже если ты пенсионер, ты пошел и поменял старую «Победу» на новую машину. А из чего пенсионер будет отдавать кредит – не рассказывается. Вообще ни один из банков не злоупотребляет информацией, насколько тяжело отдавать кредит. Все рассказывают, насколько легко его взять.

И у людей, которые вкусили немножечко этой, что ли, более сладкой жизни, по сравнению с тем, как мы жили в XX веке… А действительно оказалось, что можно купить и хорошую машину, и съездить отдохнуть хотя бы Турцию – всего лишь навсего надо прийти в банк и взять кредит.

Вот и сошлись с двух сторон: с одной стороны – малограмотное в финансовом плане население, с другой стороны – достаточно жадные банки.

Тамара Шорникова: Сейчас SMS от тех, кто не ездит в Турцию и не покупает иномарки вместе с айфонами.

Иван Князев: О да!

Тамара Шорникова: Карачаево-Черкессия: «Пенсия – 9 970. Кредит – 4 700». Саратовская область: «Скоро просто на стиральную машину или холодильник придется с соседкой сбрасываться в складчину». Еще одна SMS: «Коплю на ремонт зубов», – так прямо пишут. 14 тысяч стоят два зуба. Соответственно, на это и придется брать кредит, очевидно.

Иван Князев: Пенза пишет: «Еду давно беру в кредит. И лекарства тоже». Липецкая область: «Я пенсионер, под суд попал. Пристав удерживает с пенсии 5%. Вопрос: как жить?» Это, друзья, ответ на тот вопрос, когда вы спрашиваете: «Зачем люди берут кредиты? Кто заставляет?»

Алексей Коренев: Вынужденно.

Тамара Шорникова: Николай, Орловская область, давайте тоже его послушаем, телефонный звонок у нас есть. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас. Добрый вечер.

Тамара Шорникова: У вас есть кредит?

Зритель: Спасибо огромное вам за эту передачу. Вы поднимаете такие хорошие для нас темы. Я пенсионер сам. Пенсия у меня – 9 300. Вот пришлось мне взять кредит этот – нужно дом строить, крыша, все. 140 тысяч взял под 14%. Но с меня берут страховку, вернее, взяли – 37 тысяч.

Иван Князев: Навязали?

Зритель: Это огромные деньги! Взяли 37 тысяч, вложили мне в эту сумму. 140 и прибавили эти 37. Вот теперь я буду семь лет платить по 3 300 каждый месяц. Но страховка эта мне потом не возвращается, если я выплачиваю этот кредит. Вот скажите, это справедливо или нет?

Иван Князев: Ой, прекрасно вас понимаю! Я думаю, тут о справедливости вообще, наверное, речь не идет.

Алексей Коренев: Тут надо иметь в виду, что многие банки действительно ведут себя не совсем добросовестно, они навязывают страховку.

Иван Князев: Страховка – это же ведь не обязательное условие.

Алексей Коренев: В принципе, ее можно оспорить. Если вам действительно ее навязали и вы сумеете доказать, что это навязанная услуга, можно оспорить. Есть все-таки закон «О защите прав потребителей».

Что касается данной ситуации, что кредит под 14%. Сейчас процентные ставки сильно упали, и можно попытаться рефинансировать кредит под более низкую ставку. Что я могу посоветовать? По крайней мере, сейчас взять кредит под 9,5% можно, и это уже серьезная экономия.

Иван Князев: Ну, как минимум нужно обратиться в какой-то банк, посмотреть их условия. Лишь бы опять не попасть под еще более худшие условия.

Тамара Шорникова: Да. Смотрите, каждый второй отдает больше половины своего дохода. Действительно, кажется, страшные цифры, страшные показатели. При этом вот как те же цифры комментируют, например, в Центробанке: «Среди заемщиков с показателем долговой нагрузки более 50% присутствуют клиенты банков с относительно высоким уровнем доходов, у которых остается существенная сумма средств после обслуживания обязательств по кредиту». Мол: «Денег столько! Ну да, отдают половину, но на жизнь вполне себе хватает».

Алексей Коренев: Ну да, если у человека зарплата 200 тысяч, то он легко может отдать сто.

Тамара Шорникова: Но все-таки среди наиболее закредитованных кого больше? Вот тех самых обеспеченных, которым и на половину зарплаты нормально живется? Или тех, кто концы с концами сводит?

Алексей Коренев: К сожалению, Центробанк не дает раскладку в деталях. Когда выйдет очередная аналитическая информация от Центробанка, там можно будет уже посмотреть последние цифры…

Иван Князев: Ну а по вашим ощущениям – кто это? Вот эти 500 миллиардов…

Алексей Коренев: Да вы знаете, на самом деле в этой цифре общих объемов кредитов сидят не только потребительские кредиты, там же и кредитные карты, там же карты-рассрочки. Это все считается кредитами. И отнюдь не все эти кредиты действительно «плохие», потому что карты-рассрочки в большинстве своем – все-таки это не проблема. Кредитные карты тоже, в общем-то… Ну не берут у нас пенсионеры кредитные карты. Это все-таки люди достаточно зажиточные. А эти кредиты попадают в общую статистику.

Поэтому объем чисто потребительских кредитов, особенно проблемных, он не так велик. Если посмотреть среднюю сумму кредита по стране, то там, по-моему, 191 тысяча, что ли, около того. В общем, это не те огромные цифры, которыми нас иногда пугает то же Минэкономразвития. Как правило, большая часть кредитов – это вынужденные кредиты, как правильно пишут, на жизнь, на лекарства, на то, на сё. И это относительно небольшие кредиты.

Иван Князев: А можете рассказать про эту историю с этой аптечной сетью? Кто будет выдавать кредиты? Это они с банком будут работать? Или это сама сеть будет выдавать? Какие там проценты? Попадает ли она под какого-то регулятора?

Алексей Коренев: Конечно, сама аптека выдавать кредиты не может. Это так называемое POS-кредитование, то есть кредитование непосредственно в точке реализации товаров и услуг. На самом деле оно давно существует. В основном оно касалось, конечно, продажи товаров длительного пользования, то есть это мебель, бытовая техника, электроника. Все мы знаем, что, придя в мебельный магазин, можно на месте получить кредит, если вам не хватило денег на какую-то мебель. Или, придя в магазин за стиральной машиной, вы увидели более интересную модель и на месте прокредитовались.

Иван Князев: Но там не 23%.

Алексей Коренев: Это вопрос, кстати говоря, к тому банку, который выдает эти кредиты, и вопрос к конкуренции. Потому что как только в этой области аптечной появится конкуренция, рядом сядет банк, выдающий под более низкий процент, те тоже понизят.

Так вот, постепенно POS-кредитование стало распространяться не только на товары длительного пользования, а оно ушло уже в одежный и продуктовый ритейл. Некоторые продуктовые сети готовы кредитовать, прямо на месте присутствуют представители банка. И сейчас, видите, уже дошло до аптечных сетей.

Они утверждают, что кредиты будут востребованы теми, кто остро нуждается в дорогих лекарствах. Ну, на самом деле я не уверен, что это будут очень большие объемы кредитования. Нечасто у нас люди идут в аптеку, не имея денег. Все-таки, как правило, стараются…

Иван Князев: Говорят, что от 500 рублей будут кредитовать, если покупаешь от 500 рублей. Но ведь пойдут же люди! Понимаете?

Алексей Коренев: Кто-то возьмет.

Иван Князев: Да, на самом деле пойдут.

Алексей Коренев: Я думаю, что как только у этого банка появятся конкуренты в этой же аптеке или в соседней аптеке с таким же лекарством, но другой банк не под 23%, а под 10%, то…

Иван Князев: А знаете, что то интересно? Вот смотрите. Аптечная сеть обосновала это тем, что у нее выручка упала. То есть вместо того, чтобы подумать о том, чтобы снизить цены, подумать о том, чтобы пенсионерам или обычным людям… о том, что они получают мало, о том, что у них низкие доходы, они не могут себе позволить покупать дороже 500 рублей (как они пишут: «От 500 будем кредитовать»), они пошли по пути наименьшего сопротивления: «А давайте мы вам дадим в кредит». То есть опять же наживутся.

Алексей Коренев: Объяснение, которое приводит аптека, – в общем, ничего удивительного в этом нет, потому что придумать, почему я хочу взять с кого-то денег, можно всегда найти обоснование. Наверное, они просто хотят на этом увеличить объем реализации. И я не думаю, что у аптеки совсем настолько все плохо, потому что раз они договорились банком, все-таки, видимо, банк с ними готов работать. Была бы аптека на грани разорения…

Иван Князев: Ну смотрите. Ведь и банки же идут по такому же пути, хотя, наверное, прекрасно оценивают риски, что когда-нибудь они столкнутся с тем, что люди им отдавать не будут. Они на что надеются? Что им государство в качестве каких-то страховых историй все это дело компенсирует?

Тамара Шорникова: Бывают же случаи, когда помогали банковскому сектору из государственного кармана.

Алексей Коренев: Очень много случаев.

Иван Князев: Или на приставов надеются, что они придут к нам с молотками выбивать и стучать в наши двери, забирать последнее? Просто на что банки-то надеются?

Алексей Коренев: А вот это вопрос к банкирам. Дело в том, что конкуренция на банковском рынке очень высокая, и действительно многие кредиторы раздувают кредитные портфели, уже не особо обращая внимания на риски, с которыми они столкнутся. И действительно, качество кредитных портфелей падает. Кредиты выдаются откровенно «плохие». В некоторых банках значительная доля кредитов «плохих».

И на что они надеются? Ну, может быть, кто-то надеется на то, что в итоге их будут санировать, спасать из последних сил, как у нас было два года назад, целый ряд крупнейших банков попали под санацию. В общем-то, людям помогали, но владельцы этих банков – кто где. Кто-то уже даже успел уехать.

Иван Князев: А я бы не стал им помогать. Вот выдали – все. Не отдают люди? Ну, ваши проблемы. Все! Закрывайтесь тогда, хватит.

Тамара Шорникова: Давай послушаем телезрителя. Расскажет нам свою историю Любовь, Москва. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый вечер. Вот я хотела бы осветить такую тему. Дело в том, что эти банки и кредиты… Вот вы сейчас задели тему. Не надо забывать, что 80% статистически наших жителей нашей страны очень пострадали от Сбербанка 91-го года.

Мой пример, кратко. У меня было 4 800, я на хорошей работе работала, зарабатывала. Все, что у меня есть – это наработки и прочее. Я откладывала, я очень экономный человек. 4 500 – по тем деньгам это, считайте, машина «Лада». Сколько она сейчас стоит? 500–600, да? Ну, округлим. И посчитайте за 20 лет проценты, хотя бы 3%. То есть уже обокрали, уже обокрали народ. Согласны, да?

Теперь начинаются болячки всякие, на пенсию пошла, то болит, пятое-десятое. Опять все выкрадываешь и выкрадываешь из себя, потому что надо это лекарство, это лекарство. Сын взял в кредит машину, потому что я болею, у меня нога, спина, надо маму куда-то отвезти. Тоже закредитовался.

Пошла зубы делать в мединститут на Долгоруковской, где работают люди 60 лет, а делать ничего не умеют, за редким исключением. На 150 тысяч попала. Пришлось заново идти к хорошему платному зубнику, которого я знаю, мне порекомендовали, опять восстанавливать. Первый раз в жизни… Мне 67 лет. Я первый раз в жизни взяла кредит на 70 тысяч из-за этих зубов.

Вы понимаете, что происходит? Некачественные услуги. 91-й год, обокрали. А если бы у нас, у пенсионеров моего возраста, сейчас были денежки, те же 450 тысяч, а к ним процентики, то мы бы не ходили ни по каким банкам. Мы потихонечку брали бы и брали бы – на то, на это. Вот откуда ноги-то растут – с 91-го года. И покатился ком, ком, ком, ком… Вот результат этого кома. Спасибо. Я думаю, вы поняли.

Иван Князев: Да, мы поняли. Единственное хотелось бы понять: а сколько отдаете-то сейчас, сколько платите, сколько остается?

Зритель: Я взяла, 6 тысяч я отдаю. У меня пенсия – 20 тысяч, 6 тысяч отдаю. Я человек экономный, у меня все куплено при Советском Союзе. Все!

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое.

Тамара Шорникова: И нам подсказывают, что есть еще один звонок. Давайте послушаем. Да, здравствуйте, Сергей. Слышите нас?

Зритель: Да-да. Вечер добрый.

Тамара Шорникова: Краснодарский край на связи.

Зритель: Хорошо, что такая передача существует, которая одна на телевидении – на Общественном. Больше, надеюсь, таких нет.

У меня такой первый вопрос к вашему эксперту. Вопрос такой. Когда я брал кредит (а я инвалид второй группы), я занимался теплицами. Ну, у меня ни ИП не было, ничего. Я брал кредит. Тут меня туберкулез начал подъедать, я попал в больницу. Меня, короче, в 97-м году сотрудники милиции… Я ходил на протезе. Потом у меня с протезом проблемы начались, перестали делать протезы. Я сделал через Москву протез, лично сам ездил на прием в Минздрав. Пришли бумажки, отписки.

И теперь мне постоянно названивают. И среди ночи звонят кредиторы, в любое время дня и ночи они могут позвонить. Я сейчас в данный момент не плачу́. Я хожу на костылях. Понимаете, в чем дело?

Пользуясь таким моментом, я хотел бы обратиться к нашему президенту. Владимир Владимирович, вы заедьте в Краснодарский край, но не в Динской район, где все эти холдинги и тому подобное, в вы заедьте в Мостовский район, Лабинский и посмотрите, как люди тут выживают. Вы население загнали уже до такой степени в кредиты! Дайте работу, дайте стабильность, дайте бесплатное образование – и все это будет. Чтобы бесплатная медицина была, как раньше. Мы еще, знаете, рожденные в СССР. А за державу-то обидно, я скажу вам. Вот почему мы Венесуэле прощаем?..

Иван Князев: Да, понятно.

Тамара Шорникова: Да, Сергей, понятно, спасибо.

Зритель: Мы всем простили…

Иван Князев: Спасибо вам. К сожалению, времени мало в эфире.

Тамара Шорникова: Есть какие-то форс-мажоры, которые могут повлиять? Устроить те же каникулы кредитные.

Алексей Коренев: Есть значительное количество, по крайней мере крупных и серьезных, кредитных учреждений, которые готовы в случае возникновения трудностей у заемщика идти на какие-то переговоры, чтобы либо действительно дать каникулы, отсрочку по выплате, либо реструктурировать кредит.

Тамара Шорникова: А если банк не идет навстречу, есть какая-то другая, альтернативная модель общения? Куда нужно звонить? В Центробанк? С кем общаться?

Алексей Коренев: Обратиться можно… Не знаю насчет Центробанка, будет ли он этим заниматься. В принципе, у нас есть общества защиты прав потребителей. В принципе, можно вообще, как я уже говорил, рефинансировать кредит, то есть постараться взять его в другом месте, в нормальном банке, погасив тот. Но опять же Бюро кредитных историй отслеживает. Могут и не дать.

Тем не менее в любом случае поговорить с банком стоит, потому что многие банки готовы идти навстречу по одной простой причине: если кредит становится безнадежным для банка, банк вынужден формировать под него очень большие резервы. Это неработающие деньги. Для банка это не выгодно. То есть для банка выгоднее все-таки поддерживать платежеспособность клиента и каким-то образом переносить эти долги на потом, идти навстречу, договариваться. То есть пытаться надо.

Иван Князев: Алексей Львович, вот смотрите, теперь самый главный вопрос. Они собираются на 10 пунктов ежегодно снижать долю наших граждан, у которых есть такие кредиты, когда отдают по 50% дохода. Как они это будут делать? О чем идет речь?

Алексей Коренев: Не объяснили, сказали: «Мы планируем к 2024 году выйти на уровень – 10% населения, у которого показатель долговой нагрузки выше 50%». А как – непонятно. На самом деле темпы, которые заявлены, практически нереальные. Для этого либо зарплаты должны расти просто сумасшедшими темпами, либо запретить вообще выдавать тогда кредиты тем, у кого долговая нагрузка 40–50%, а то и ниже даже.

Иван Князев: В принципе, смотрите, два варианта есть: либо дать денег людям, чтобы они отдали банку, либо насильно забрать у людей деньги, чтобы они…

Алексей Коренев: Либо просто запретить банкам выдавать. Кстати говоря, уже звучали предложения о том, чтобы просто ограничить выдачу кредитов заемщикам, у которых могут возникнуть проблемы с погашением. Но пока еще запретительные меры не прошли. И на самом деле они выглядят не рыночно. Понижать, конечно, количество проблемных заемщиков нужно, но вот те темпы, которые заявлены – по 10% в год, – они выглядят очень оптимистичными, и это нереально.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок успеем принять. Владимир нам звонит. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир. Слушаем вас.

Зритель: Я после пожара взял кредит. Я живу в Дзержинске. Взял кредит – 150 тысяч. И еще 50 тысяч. И там большие…

Иван Князев: Проценты, да?

Зритель: Вывеска была – 12%. Там девчонка молоденькая улыбается и улыбается. Я у нее спросил: «12%?» Она улыбается. Я говорю: «Пенсионный надо?» – «Нет, не надо, только паспорт».

Иван Князев: Ну понятно, взяли паспорт, 12%.

Зритель: В общем, ничего не соображал…

Иван Князев: В итоге сколько отдаете? Сколько у вас пенсия?

Зритель: 8 тысяч.

Тамара Шорникова: А платите сколько?

Зритель: 6 500 платил. Потом юрист увидел… Ну, в банке же юристы. Пошел я: «Вот так и так, у меня большие проценты». Причем вместо 12% мне пишут 30%. Я говорю: «Как можно снизить до 12%?» Ну, суд был, с меня вычли – пени, штрафы и вот эти проценты, 30%. Я сейчас плачу: 200 тысяч по 6,5 тысячи, как и раньше платил.

Иван Князев: Ну понятно. Да, спасибо, спасибо вам, Владимир.

Тамара Шорникова: Здесь можно что-то посоветовать? Потому что…

Алексей Коренев: В этой ситуации нужно детально разбираться. Я очень многое не понял. Почему так получилось, что обещали 12%, а дали 30%? Это недобросовестное поведение банка. Значит, где-то обманули.

А вообще кредитный договор нужно читать с увеличительным стеклом, каждую букву проверять, потому что это ваши деньги, вас могут обмануть. К сожалению, многие банки действительно до сих пор действуют недобросовестно. Здесь вариант один – надо выбирать все-таки надежные банки, которые не отличаются недобросовестным поведением. Ну и очень внимательно изучать договор, чтобы не навязали никаких лишних комиссий.

Иван Князев: Вот они-то недобросовестные, а надеются на наших добросовестных пенсионеров, которые фактически всю пенсию…

Алексей Коренев: Обманывают, да.

Иван Князев: Понимаете, наши-то люди все равно, остается не остается, а платят ведь, платят.

Спрашивали вас в начале обсуждения: «Ползарплаты на кредит – это про вас?» «Да» – сказали 67%, а «нет» – соответственно, 33%.

Тамара Шорникова: Обсуждали это вместе с Алексеем Кореневым, аналитиком группы компаний «Финам». Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое.

Алексей Коренев: Всего хорошего!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Что тут разбираться? Жить можно только в кредит, а без кредита: без семьи, без машины, без квартиры, без отпуска и без нормальной еды. Жить можно, но больше походит на выживание. Это вообще-то по нормам ООН геноцид, а не работа правительства.