Кто заплатит за бесплатный газ?

Кто заплатит за бесплатный газ? | Программы | ОТР

«Единая Россия» предлагает подключать газ в дома за счёт «Газпрома»

2020-08-25T15:13:00+03:00
Кто заплатит за бесплатный газ?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»
Александр Фролов
заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Петр Кузнецов: Хорошие новости. Нам обещают бесплатный газ. «Единая Россия» все посчитала, видимо, и вот считает, что подключать дома к трубе нужно целиком и полностью за счет Газпрома. Расходы монополии уже подсчитаны и составят около 2 трлн. руб. Но и это не проблема.

Дарья Шулик: Да, кстати, компенсировать их предлагают при помощи льгот по НДПИ или выпуска вечных бондов. На проблему газификации ранее уже обратил внимание президент. Он поручил до 1 октября найти источник финансирования именно для бесплатного подключения россиян к газу.

Петр Кузнецов: Полностью бесплатного. Что сейчас происходит с газификацией в нашей стране? Есть данные за 2019 год, в плане … за 2020 еще нет, ну вот можно считать, что по последним данным, таким образом, 68,6% нашей страны газифицировано. При этом в городах уровень газификации выше – 70%, в селах 59%. План компании был следующим. К 2035 году достичь показателей 83% газификации всей страны.

Дарья Шулик: Регионы, где наиболее доступный газ, это Ямал, Ненецкий автономный округ, Сахалин, Москва. Самый дорогой и недоступный газ в Ивановской, Иркутской и Саратовской областях.

Петр Кузнецов: Дойдет ли до них в связи с новой программой по бесплатному подключению газа? Будем узнавать у наших экспертов. Первый из них – Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, с нами на связи. Сергей Сергеевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Сергей Пикин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Хочется сразу же понять о том, что бесплатный газ должен быть, но вот только оставалось понять, за счет каких средств: вот инициатива «Единой России». А можем ли мы все-таки сейчас подумать, посчитать, из каких все-таки средств, откуда брать эти резервы будет Газпром? Не получится ли так, Сергей Сергеевич, что за бесплатный газ в конечном итоге заплатим все-таки мы?

Дарья Шулик: Заплатим все мы, да.

Сергей Пикин: Ну, смотрите, источников оплаты все-таки два. Это либо карман потребителя, либо это какие-то федеральные деньги. Либо прямые деньги из федерального бюджета, либо это налоговые льготы, но это те же самые деньги из бюджета. Когда мы говорим про бесплатное подключение, то это льгота, которая должна компенсироваться. И по примеру других отраслей, где такие льготы есть, обычно платят всегда другие потребители. За то, что подключаются одни потребители, платит вся страна. Поэтому я думаю, что будет что-то похожее, какая-то смесь возможных льгот налоговых плюс некоторое увеличение платежей за сам газ, для того чтобы подключить бесплатно других потребителей, которые не подключены.

Петр Кузнецов: А-а, т. е. такой вот идеальной картинки, что совсем не будем платить за газ, как многие принимают посылы и главы государства, и дальше те, кто призывает это сделать за счет Газпрома, – такого просто не получится? В любом случае.

Сергей Пикин: Нет, газ стоит денег. Тарифы только растут, мы это видим прекрасно каждый год. Мы говорим только про технологическое присоединение. Т. е. вот то, чтобы труба дошла до каждого дома.

Петр Кузнецов: И здесь проблемы как раз, и в самом Газпроме об этом неоднократно говорили, в региональных операторах, которые не подводят вот этот главный участок короткий к домам. Т. е. они трубу прокладывают, а дальше ответственность региональных операторов. Они выставляют нереальные тарифы. В итоге мощности простаивают. Можно ли сказать, что сейчас вся проблема сводится как раз к региональным операторам и с ними вот нужно что-то решать? Тем, кто завышает тарифы. Или какие-то другие нюансы есть?

Сергей Пикин: Проблема в том, что есть несогласованность действий. Т. е. Газпром проводит газ через магистральные трубы в регионы, муниципалитет отвечает за то, чтобы развести уже внутри муниципальных образований. А уже сами жители платят за итоговое присоединение к газовой сети, и, как правило, это не очень дешево: это сотни тысяч и даже миллионы. Мы в ваших передачах об этом неоднократно говорили.

Поэтому, когда будет единое окно, единый оператор, то он в себе, по сути, будет соединять все эти 3 функции, будет минимальный платеж, там, условно-бесплатный какой-то. И будут координированные действия. И главное, знаете, чтобы он еще и сроки подключения минимизировал и итоговая стоимость подключения, т. е. себестоимость, которую потом будут компенсировать через тарифы, через бюджет, она тоже была бы минимальной, не было бы задачи раздуть этот самый бюджет.

Дарья Шулик: Сергей Александрович, но вообще насколько это сейчас проблема? Потому что я вот вижу, нам пишут в чат и вот, например, Башкортостан: «Подвели трубу на наши 4 деревни, а подключать – надо, чтобы половина населения были согласны». Ленинградская область пишет, что бесплатно подключать не будут, линия проходит рядом с домом, а за эту цену (прямо дословно говорю) «пусть сами пользуются газом». Т. е. вроде бы и труба рядом идет, а газа у людей как не было, так и нет, потому что все это стоит очень дорого, и не готовы, не могут люди себе позволить.

Сергей Пикин: Ну, это да, вот эта фактическая проблема, что вроде бы и газ подвели в муниципальное образование, а стоимость такая присоединения, что проще печку дровами топить, чем присоединиться и отдать сотни тысяч рублей, а иногда и миллионы бывают.

Дарья Шулик: Т. е. все-таки бесплатного газа не ждать, да? Даже в связи с этими новостями надеяться не стоит?

Сергей Пикин: Нет, вот послушайте. Если мы реализуем инициативу, будет единый оператор региональный и будет бесплатное присоединение или условно-бесплатное, за минимальные деньги… Например, в «Бурятских сетях» сейчас стоит присоединение 15 кВт 150 руб., и десятки тысяч, сотни тысяч домохозяйств этим воспользовались. То же самое планируется и в газовой сфере.

Петр Кузнецов: Мы, получается, лет 15, наверное, последних с большим трудом эту проблему газовую решаем. Как вам кажется, а почему именно сейчас и президент, и дальше вот поручил до октября придумать, как это будет осуществляться? Все-таки давайте людей подключать. Понятно, что газификации на 100% нам никто никогда не обещал.

Сергей Пикин: На 100% она просто экономически нерентабельна…

Петр Кузнецов: Да, да. Сейчас об этом еще поговорим.

Сергей Пикин: …А почему именно сейчас? Дело в том, что все-таки внутренний рынок российский – устойчивый, в отличие от европейского рынка или азиатского. Падение спроса минимальное. Тарифы растут каждый год. Сейчас цена газа в России, в общем, даже больше, чем цены на биржах в Европе. Поэтому в общем-то российский рынок уже не выглядит убыточным для Газпрома, как раньше. Я бы сказал даже, премиальный. Поэтому чем больше подключений, чем быстрее люди начнут получать газ, тем больше доходы Газпрома и, соответственно, бюджет государства.

Петр Кузнецов: К вопросу о недоступных местах. С кого начинать эту программу по бесплатному подключению газа? У нас, мы знаем, что есть много таких недоступных. У нас есть Дальний Восток, у нас есть Приморье. У нас есть Камчатка, Магадан, у нас есть Север. Не получится так, что Газпрому просто выгоднее будет развивать подачу газа в Центральной России, а те, кто были недоступны, так и останутся недоступными? Т. е. картина в целом не изменится.

Сергей Пикин: Тут будет просто экономическая целесообразность. Повторюсь: если вести газ за тысячи километров, то смысла нет (куда-нибудь там на север Якутии, как вариант). Но какие-то отдельные регионы должны просто уплотниться по газификации. Т. е. если нет даже в Подмосковье … газ. Даже в Подмосковье, куда уж, проблемы с газификацией, не надо далеко ходить куда-то в Сибирь или на Дальний Восток. Поэтому нужно там, где максимальное количество потребителей в первую очередь, конечно, этим заняться. И дальше просто исходить из экономического смысла. Где-то нужно трубы класть в землю, а где-то, может быть, нужно использовать сжиженный газ, его подвозить, там, в газгольдер. Могут быть разные варианты газификации, не всегда с помощью труб в земле это делается.

Дарья Шулик: Сергей Сергеевич, кстати к вопросу про трубы. У нас есть звонок. К нам дозвонилась Ираида из Коми. Ираида, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Это Республика Коми. Слышите меня, да?

Дарья Шулик: Да-да, мы слушаем.

Зритель: Печорский район. С 2013 года добиваемся, чтобы у нас газифицировали 30 частных домов. Поселок у нас довольно большой – нефтяники, газовики. Газ из-под нас хлещет, но мы его не имеем. Папка у меня толщиной 5 см. Администрация поселка сделала все, документы приготовила. Подвели газ к поселку. И где-то километра, наверное, 2-3 не довели до нас. И мы не имеем этого газа. Хотя в общем-то сидим на нем.

Петр Кузнецов: Подвели, а дальше… Подождите. Дальше по классике – дальше по 400 тыс. с человека, и тогда подключаем? Или как?

Зритель: В смысле?

Петр Кузнецов: Ну, подвели, а дальше что?

Дарья Шулик: Газ подвели, а дальше?

Петр Кузнецов: Тарифы выставляют или что? Что дальше вам нужно делать?

Зритель: Нет. Дело в том, что подвели просто, газовики, они там договора какие-то были, мимо поселка там он подведен, законсервировано все. А в поселок этот газ не вошел. Постоянно какие-то – то денег нет, то сейчас вот коронавирус помешал. Отговорки самого разнообразного характера. Но газа мы так и не имеем. Вот мне хотелось бы знать: вроде никто не отказывает, но газа нет и по сей день.

Петр Кузнецов: Да. Сергей Сергеевич, а дальше вот происходит – интереса ни у кого нет, кроме жителей. Вот вам труба, а дальше уже никакой заинтересованности экономической.

Сергей Пикин: Как раз это яркий пример фактической рассогласованности.

Петр Кузнецов: Да, да-да.

Сергей Пикин: Одним компаниям подвели газ, у муниципалитета денег нет на то, чтобы до конца довести эту программу, у жителей нет денег для того, чтобы присоединиться. Поэтому вроде как формально труба зашла, а реально ни потребления, ни газификации на территории нет. Когда будет единый оператор, вот он и должен решать все эти проблемы.

Петр Кузнецов: А-а, ну вот я и хотел спросить. Так что изменится? Вот дадут Газпрому такое поручение – подключать. А что изменится-то? Где гарантия, что, не знаю, Газпром или Минэнерго не будут футболить это поручение и тянуть время?

Сергей Пикин: Тут как раз, когда будет единый оператор, он будет все вопросы… Т. е. у него будет какая цель, у оператора? Довести газ до потребителя. А как раз вот доведение до потребителя и начало потребления газа – это и будет являться тем самым целевым ориентиром для этого оператора. Не просто трубу в землю положить, а именно чтобы пошло потребление газа. Тогда вот, если такая мотивация будет, тогда эта система заработает. Просто пока получается, что полная рассогласованность. Газ зашел, но газ никто не потребляет.

Петр Кузнецов: Спасибо. Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Централизованное газоснабжение появилось в Уссурийске, кстати. Природный газ получили жители первых 400 квартир. Давайте порадуемся за них. И теперь оплата за коммунальные услуги, по оценке краевого правительства, снизится в 3-4 раза.

Дарья Шулик: Пока к магистральному газопроводу подключили жителей только одного микрорайона, около 1,5 тыс. человек. Остальные 170 тыс. продолжают пользоваться сжиженным газом. Платить за него приходится по 127 руб. за кубометр. Этот же объем магистрального природного газа обходится всего в 7 руб.

СЮЖЕТ

Елена Олейник, жительница Уссурийска: Объем газа - он в разы подешевел. Планирую сейчас поставить себе газовую плиту, потому как все-таки дороже получается электричество, чем газ.

Николай Ловыгин, начальник Приморского производственно-эксплуатационного управления «Газпром Газораспределение Дальний Восток»: Первая ласточка вообще, можно сказать, в Приморском крае. И надеюсь, не последняя. Построили газораспределительную станцию. Газораспределительная станция «Уссурийск» у нас предназначена для газоснабжения Уссурийского городского округа, Михайловского района, ТОР «Михайловский» непосредственно также газифицируется от этой ГРС.

Петр Кузнецов: Газификация Приморья началась в далеком 2011 году, когда заработал газопровод Сахалин – Хабаровск – Владивосток. Но с момента ввода его в эксплуатацию на газ перевели только Владивостокскую электростанцию и несколько котельных в разных районах края. До конца этого года власти Приморья собираются обеспечить газом еще 5 котельных. А масштабные подключения к природному газу начнутся только со следующего года.

Дарья Шулик: Вот, кстати, еще одна история. Например, жители Ладожской, это в Краснодарском крае, почти 30 лет не могут добиться от чиновников проведения природного газа. На сегодняшний день газифицирована только половина станицы, остальные дома продолжают топить дровами и углем.

Петр Кузнецов: Газификация Ладожской началась в 90-х годах прошлого века. После того как половина жителей станицы газ получили, работы остановились. Чиновники предложили жителям самим финансировать разработку проекта и прокладку соответствующих коммуникаций. С каждой семьи таким образом собрали по 40 тыс. руб. Но это еще ничего, кстати.

СЮЖЕТ

Екатерина Дятлова, жительница станицы Ладожская: Этого мало. Нам еще надо 200-300 тыс., чтобы закончить проект. Но люди сказали: мы сдавать больше не будем. И что делать дальше, мы не знаем.

Дарья Шулик: В прошлом году природный газ получили жители 20 домов, в следующем году чиновники обещают газифицировать еще 50. Всего же в станице остаются без газа около 2 тыс. домов. В несколько раз больше…

Петр Кузнецов: Так это происходит сейчас. А мы продолжаем фантазировать, представлять, как же будет выглядеть бесплатное подключение россиян к газу. С нами Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики. Александр Сергеевич, здравствуйте.

Александр Фролов: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Можете вашу схему представить, как же это все-таки будет выглядеть? Потому что есть еще, теплится надежда у нашего телезрителя, что вот прямо каждому прямо до дома проведут, бесплатно подключать будут, в саму деревню проведут, в сам поселок, и не придется платить вообще.

Дарья Шулик: И ждать не надо…

Петр Кузнецов: Не ждать, да.

Александр Фролов: Просто какая-то фантастика. Мы про нашу реальность говорим или про какую-то?

Петр Кузнецов: Давайте, возвращайте нас на землю.

Александр Фролов: Давайте все-таки про нашу. Первоначально ведь предполагалось, что по существующей программе, по существующей стратегии развития российской энергетики довести газификацию России до уровня среднего показателя 83%, предполагалось к 2035 году. А сейчас речь идет о том, чтобы ускорить эту газификацию и этот показатель достичь к 2030 году. Это вполне реально, вполне возможно. Но проработка в общем-то этой идеи началась еще в марте прошлого года. И, видимо, за год Газпром и Минэнерго смогли объяснить, в общем-то, все эти узкие места, которые сейчас есть на пути реализации этой идеи.

А узкие места очень простые. Вы об этом говорили сейчас вот, коллега об этом фактически упоминал. Что существует нерасторопность местных руководителей. Собственно, вы опять же вот сейчас подняли вопрос. Сейчас просто газификация разделена на 2 части. Газпром подводит газопроводы к населенным пунктам, а дальше, друзья мои и муниципальные власти, все в ваших руках. Ну, и люди подключают дома.

Вот эти 83% почему я упомянул? Потому что не каждый. 17% примерно окажутся не задействованы сейчас. Схема может быть простая. Можно ссудить Газпрому, ну идет разговор о выпуске бондов специальных, например, можно ссудить необходимые средства из ФНБ. Чтобы ФНБ просто зарабатывал больше денег на этом. А Газпром будет зарабатывать, знаете, как фирма «Жиллет». (Ничего, что немного рекламы?) Они ведь, хорошо, производители станков для бритья. Они продают станки дешево, а кассеты продают немножечко подороже и на кассетах зарабатывают. Вот продажа газа хочет работать по той же схеме. Т. е. Газпрому дайте управлять обеими составными частями газификации, и он в конце концов заработает деньги а) на том, что подключит эффективно необходимое количество потребителей и будет контролировать сбор (это, кстати, самый главный вопрос) сбор средств с них, ну, сбор платежей. Сейчас платежная дисциплина очень низкая. Притом зачастую люди на местах платят, но где-то на уровне муниципальных образований – часть средств им ведь идет, а вторая часть, которая должна была бы идти Газпрому, она где-то растворяется, и пополняется статистика неплатежей. Вот если Газпром будет и подключать, и контролировать, он будет понимать, сколько средств он может тут заработать, и тогда это и будет иметь смысл.

Т. е., повторю: выпускаются бонды, под них Газпрому даются деньги – вот эти 2 трлн. руб. Сейчас 700-800 млрд. планируют потратить, но будут 2 трлн. тратить. Возврат этих средств будет происходить, понятно, за счет сбора тарифа с населения, и происходить он будет лет 15-20, опять же.

Петр Кузнецов: Короче, зарабатывать на смежных услугах, кажется, это можно назвать?

Александр Фролов: Нет, не на смежных. Вы подводите, вы подводите газопровод, вы и продаете газ. Вы получаете деньги за проданный газ. Газпром у нас является и добывающей стороной, и поставщиком ресурса, и владельцем газовой … .

Петр Кузнецов: Так, окей, хорошо. Но не получится так, что с людей вот эти космические суммы-то будут трясти? 300, 400 тыс. называются.

Александр Фролов: Нет, а это не имеет смысла, понимаете? Если вы будете… Это одна из тех составных частей, которые не дают развиваться газификации в полной мере. Но люди абсолютно правильно возмущаются.

Дарья Шулик: Смысла не имеет, да, а нам в чат пишут, что требуют с них эти деньги. Вроде и труба под носом, а газа нет. Платите деньги – будет газ.

Александр Фролов: Совершенно верно. Нет, труба – труба у вас проведена по улице, уважаемые господа из чата. Вот. А вы дальше должны заплатить за ТЭО, вы должны заплатить за проект, вы должны заплатить за проведение работ, вот. Чтобы у вас непосредственно трубу подключили к этому газопроводу. Это ж, понимаете, это особо опасная работа, кого угодно к ней допустить не могут.

Дарья Шулик: Ну, да.

Александр Фролов: Конкуренция. Конкуренция, к сожалению, сейчас в этом сегменте. Т. е. в этом сегменте сейчас масса частных фирм работает. Нам же объясняют, что конкуренция это прекрасно. Если много участников рынка, они друг с другом борются и понижают цены, повышая качество услуг. Не происходит вот этого в реальной жизни. Много частных фирм, которые готовы вас подключить, но почему-то цены от этого не снижаются.

Дарья Шулик: Да. Кстати, вот из Удмуртии (извините, что перебью) как раз по поводу цены. Труба идет вдоль забора, до дома 25 м. За подключение просят 400 тыс. руб.

Александр Фролов: 25 м это очень, это очень много.

Дарья Шулик: Это много? Т. е. это нормальная цена, да, 400 тыс.?

Александр Фролов: Я абсолютно не иронизирую. 25 м – это много. Это вполне… В нынешних интересных условиях 400 тыс. – ну вот, пожалуйста. Люди ведь зарабатывают, смотрите, люди, которые с вас требуют эти деньги, они зарабатывают на том, что они делают вам проект, и на том, что они вас подключают. Это их бизнес. Зачем они будут скидывать какие-то средства? Вот не зависит их прибыль, по сути, от того, заплатите вы им, не заплатите. Не заплатите вы – заплатит кто-то еще. А Газпром заинтересован в том, чтобы вас подключить и чтобы вы у него газ покупали. А не…

Петр Кузнецов: Александр, давайте напоследок знаете вот о чем. Ну, а если не газ, то что? У нас XXI век, в Европе ветряки, солнечные батареи. Вот это может спасти, альтернативная энергетика, деревни, до которых труба не дойдет? Потому что, ну, логика понятна: зачем нам вести, это невыгодно, их там мало, мы не будем туда прокладывать.

Александр Фролов: Нет, разумеется, далеко не везде. Это банальная в общем мысль. Далеко не везде можно даже физически проложить трубу. А где-то просто экономически бессмысленно. А ветряки и солнечные панели – это, конечно, веселая вещь, но, к сожалению, если вдруг ветер перестанет дуть или, знаете, солнышко скроется за тучками, а у нас это происходит 9 месяцев в году, – то будете сидеть тогда без света. Это не решение проблемы.

Хотя существуют и на северах используются такие комбинированные установки, где и ветрячок, и солнечная панелька, и энергия недр используется, ну фактически топливный насос используется. Но это может быть только такой, знаете, запасной вариант. А так вам в любом случае тогда придется либо завозить сжиженный природный, либо сжиженный углеводородный газ. Т. е. либо метан жидкий, либо жидкий пропан-­бутан завозить. Вот пропан-бутан – это то, что сейчас в баллонах стоит у людей на кухне. Вот, либо так делать, ну либо мазут. Правда, мазута у нас с 20-х годов будет производиться на НПЗ (нефтеперерабатывающих заводах) все меньше и меньше. Поэтому этот вариант становится не вариантом.

Петр Кузнецов: Утопия. Да. Коротко, да, Александр. А?

Александр Фролов: Но это долго…

Петр Кузнецов: Пропали как раз с самым главным. Но не успеем переспросить.

Дарья Шулик: Спасибо. Спасибо, Александр Сергеевич.

Петр Кузнецов: Спасибо, тем не менее. Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики. Решали, отвечали на вопрос, кто же все-таки заплатит за бесплатный газ. Я думаю, что вы все поняли.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Иванов
Газ у нас только формально в гос. компании, а на деле прибыль пилят акционеры. Если недра народные, то всё должны оплачивать получатели прибыли с народного добра. Газ и свет в дома должны поставляться бесплатно.