Кто заплатит за мусор?

Кто заплатит за мусор? | Программа: ОТРажение | ОТР

За чей счёт будут строить мусоросжигательные заводы

2021-03-16T14:27:00+03:00
Кто заплатит за мусор?
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Машины для спасения. АО «Варгашинский завод противопожарного и специального оборудования»
Открываем дачный сезон
ТЕМА ДНЯ: Лечение зубов - «не по зубам»
Япония сольёт воду с аварийной АЭС «Фукусима»
Внимание! В этом фильме есть сцены
Злостных нарушителей за ДТП предлагают наказывать строже
Гости
Юрий Рябичев
президент Ассоциации русских уборочных компаний
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

Петр Кузнецов: Кстати, о зажигательном.

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Сейчас тоже будем сжигать, Оксана!

Оксана Галькевич: Снимаешь с языка. Да, будем зажигательную тему с вами, друзья, обсуждать.

Мы буквально пару недель назад говорили с вами в прямом эфире с нашими экспертами о том, как здорово, ну на самом деле нездорово, выросли буквально за последнее время тарифы на вывоз мусора в нашей стране. В среднем там получалось на 4,5%, вот сейчас вы видите снова эту графику, но, если помните, там были отдельные такие примечательные регионы. Особо примечательной оказалась Новосибирская область, там прирост составил без малого 40%, но есть и такие, где цены упали, тарифы упали, в Северной Осетии, например, резко, почти на 20%.

Петр Кузнецов: И вот на днях в Минпромторге прошло совещание по одному из самых масштабных проектов на сегодня, наверное, вы уже догадываетесь, это то самое строительство 25 мусоросжигающих заводов в России, инфраструктуры для них. На все заложено больше триллиона рублей, такова смета, и, внимание, впервые мы узнаем о том, что население как источник финансирования этих работ из этих расчетов на сегодняшний день исключено.

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере это декларируется, это продекларировано.

Петр Кузнецов: Но раньше-то даже не декларировалось.

Оксана Галькевич: Это важный социальный момент на самом деле, то есть можно надеяться, что суммы в строке за вывоз мусора в наших квитанциях в ближайшее время расти не будут, получается так, да?

Петр Кузнецов: Вопрос, да. Надеяться можно всегда на что-нибудь, но вот как будет на самом деле, время, конечно же, покажет.

Оксана Галькевич: Это не наш слоган, Петр, наш слоган, что эксперт расскажет и по полочкам все разложит.

Вы, уважаемые зрители, тоже, пожалуйста, подключайтесь, активнее включайтесь в этот разговор. Что почем у вас, сколько платите за вывоз мусора? Платите вы по квадратным метрам или платите по числу прописанных на вашей жилой площади? Дорого или посильно все это? Давайте, в прямом эфире очень ждем ваших звонков, все у вас на экране, выходите на связь, бесплатные, кстати, номера.

Петр Кузнецов: Или проще уж самим выйти да сжечь его где-нибудь там... Нет, мы не призываем, это просто размышления.

Оксана Галькевич: Это, кстати, запрещено.

Петр Кузнецов: Да, нельзя этого делать.

Оксана Галькевич: Этого делать нельзя.

Петр Кузнецов: Перестаньте, перестаньте.

Юрий Рябичев, президент Ассоциации русских уборочных компаний, с нами сейчас на связи. Здравствуйте, Юрий Владиславович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Юрий Рябичев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Юрий Владиславович, ну давайте вот для начала, раз уж мы так сказали, нам многие зрители действительно пишут, что живут, например, в деревне, сжигают частично, бо́льшую часть сжигают у себя во дворе...

Петр Кузнецов: В бочках, да.

Оксана Галькевич: Еще там что-то куда-то там, не знаю, в компост отправляют, то есть мусора как такового у них мало. Я по поводу сжигания, нам нужно людям все-таки напомнить, что это делать нельзя, не просто потому, что это нехорошо, а потому, что могут наказать.

Юрий Рябичев: Ну конечно, если это сжигать, особенно смешанный, то образуется масса вредных веществ, поэтому, конечно... Температура сжигания, понятно, если делается на участках, она минимальная, то есть просто температура пламени, поэтому огромные выбросы, естественно, вредных веществ в атмосферу. Поэтому, конечно, сжигать нехорошо прежде всего для собственного здоровья. Если, конечно, это сжигаются древесные остатки, наверное, тут трудно что-то сказать по этому поводу.

На самом деле мы говорили в прошлый раз тоже, что должна быть отработана для жителей система все-таки оплаты именно по факту вывозимого мусора, чем регоператоры занимаются очень неохотно и стараются не заниматься, так как проще по средним цифрам каким-то доставлять...

Оксана Галькевич: Юрий Владиславович, вы знаете, на самом деле сегодня появилась новость о том, что вице-премьер Виктория Абрамченко как раз дала такое распоряжение отраслевым ведомствам и министерствам, чтобы они разработали возможность привязки оплаты за вывоз твердых коммунальных отходов к их фактическому объему и, более того, не просто к фактическому объему, а к уровню доходов граждан. А вы в принципе считаете это возможным? Потому что часть специалистов, ваших коллег из вашей отрасли, высказались, что нет, это невозможно, это нереально, вывоз по факту, оплата по факту просто отрасль убьет.

Юрий Рябичев: Ну, смотря кто об этом говорит. На самом деле ну как можно с людей брать, это нормальная ситуация, почему какой-то гражданин должен платить деньги за какой-то эфемерный объем? То есть он не образует отходов. Конечно, есть средние цифры, но дело в том, что гражданин должен это доказать, это не просто так должно происходить, вот один раз он должен доказать в течение года, например, какой объем он вывозит, тогда это уже можно дальше использовать как фактический объем вывоза мусора. И должен показать в соответствии с нормативом, почему у него меньше, в принципе это все делается.

Конечно, это работа не одного дня, но я считаю, что те регоператоры, которые работали раньше, они фактически эту деятельность вели, то есть на это уходили не один день и не месяц, на это уходили даже годы, для того чтобы всех жителей каким-то образом поставить в такие рамки вывоза по факту, но это вполне возможный и нужный вариант, так что... Вообще я...

Оксана Галькевич: Так, что-то у нас со связью, она зависла.

Петр Кузнецов: Вообще вы, Юрий Владиславович, зависаете. А есть ли у нас телезрители?

Оксана Галькевич: У нас есть Юрий из Курганской области.

Петр Кузнецов: А, Курганская область тоже у нас слетела.

«Платим за мусор с квадратных метров. Уезжая на дачу, платим (убежала SMS) и за лето. Дача в Тверской, там обязаны оплачивать круглый год».

Оксана Галькевич: Очень многие возмущаются именно вот этой системой начисления тарифов на квадратные метры, а не на объем, так скажем, производимого мусора, наверное, так можно сказать, да. Вернулся к нам Юрий Владиславович. Юрий Владиславович, вы знаете...

Юрий Рябичев: Да, вы знаете...

Оксана Галькевич: Вот то, что вы описали, вы сказали «регоператоры, которые долгое время работали на этом рынке», понятно, те регоператоры, которые прежде работали, потом произошел в связи с реформой определенный передел, перестройка этого рынка, так скажем. Но это что, только долгой продолжительной работой, практически такой некой клиентоориентированностью, когда регоператор знает, кто в каком дворе живет? Простите, а как тогда конкуренция? Не создает ли это каких-то издержек.

Юрий Рябичев: Конкуренция и должна быть за счет того, что мы фактически с людей берем лишние деньги. Вы знаете, вот с чем это связано еще? Мы все время говорим о том, что нужно делать раздельный сбор. В принципе если гражданин тот же самый разделяет мусор, вот у него есть норматив, и он покажет, что он такой-то объем сдает на переработку, то это ему только за это надо дополнительно благодарность давать, поскольку вот вторичный ресурс в чистом виде, который от источника собран, незагрязненный, он дает возможность существенно повысить капитализацию отрасли вторичных ресурсов. Потому что все, что после контейнера, уже очень сложно разделять, ну сложнее намного разделять и сложнее намного использовать.

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: Мне показалось, вы хотели сказать «нужно доплачивать», но потом у вас язык не повернулся так сказать, вы сказали, нужно благодарность давать.

Петр Кузнецов: Благодарность в виде льгот, да.

Юрий Рябичев: Нет, вы знаете, у нас же весь смысл расширенной ответственности производителей состоит в том, что за ту часть, которую население разделяет, платит производитель, который получает в результате на конце, что называется, этот вторичный ресурс.

Петр Кузнецов: Вот, Юрий Владиславович...

Юрий Рябичев: Это нормально. Поэтому если мы не запустим фактическую такую ситуацию, мы к вторичному сбору, наверное, с большим трудом можем прийти.

Петр Кузнецов: Эффективность сортировки мусора в России, конечно, серьезно отстает от Европы, и тут мы вдруг беремся за такой проект, как 25 мусоросжигающих заводов, проект, который считается в отрасли самым затратным, то есть самым затратным вариантом вообще по переработке мусора. Почему именно мусоросжигание было выбрано нами?

Юрий Рябичев: Вы знаете, я, честно говоря, никогда не понимал, почему было выбрано это мусоросжигание. Дело в том, что международные эксперты, которые также оценивают нашу ситуацию, они вообще считают, что для России это, скажем так, достаточно, может быть, это будет жестко, экономический идиотизм, это не моя фраза, это то, что нам говорили швейцарские эксперты. Дело в том, что при наличии у нас большого количества дешевого газа для производства электроэнергии, других энергоресурсов, гидроэнергетики, атомной энергетики, в 5 раз из сжигаемого мусора дороже получать электричество, ну вот это именно таким словом называется.

И вот вы говорили, что Минпромторг рассмотрел программу строительства заводов, это примерно так миллиардов 15, что-то в этом районе, на один регион. Наверное, за эти деньги, поверьте, даже в некоторых регионах за меньшие, можно создать инфраструктуру для раздельного сбора мусора от источника, которая позволит собирать ну не менее 50%, то есть выполнить задание правительства по раздельному сбору.

Поэтому для меня до сих пор непонятен вот этот выбор. Наверное, в силу того, что у нас не были отработаны ни те ни другие технологии, очень странно. Хотя у Минпромторга была сделана программа строительства 70 примерно заводов для автоматизированной сортировки мусора, то есть это не сжигание, а сортировка. Собственно, это технология, ну скажем так, которая достаточно серьезно используется в том числе в Америке. И я вам хочу сказать, что вот Соединенные Штаты 20% национального доходы примерно получают из вторичного сырья, – ну жалко, наверное, сжигать такую эффективную возможность, что называется, для того чтобы...

Петр Кузнецов: ...дать вторую жизнь.

Юрий Рябичев: ...дать дополнительные объемы.

Оксана Галькевич: Да. Ну, насколько помню, у нас тоже была когда-то такая инфраструктура, мы макулатуру собирали, металлолом собирали, бутылки вот эти вот, стекло, стеклотару сдавали.

У нас много звонков, Юрий Владиславович. Давайте выслушаем сначала Алтайский край и Николая. Николай, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Это Республика Алтай, город Горно-Алтайск. У нас ситуация такова, значить, удерживают... Вот я прописан один, проживаю один, а счет пришел на троих, на троих, значить, и я якобы один, а трое, получается, почти куб с лишним, это, мусора накапливается.

Оксана Галькевич: Николай, вы проживаете один, или вы прописаны один?

Зритель: И прописан, и проживаю один.

Оксана Галькевич: И прописан один, и проживаете один?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Тогда вопросы есть, действительно.

Зритель: Пришел счет, мы их договор не заключали. Пришел счет, с какого периода непонятно, на 3 700.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Это был, прошел уже суд, значить, мне ни повестки не было, я не в курсе был, а судебные приставы уже пришли чуть ли не описывать.

Оксана Галькевич: Та-ак.

Зритель: Я вопросы задаю, я сам юрист, вопросы задаю, пенсионер, социально незащищенный, а мне говорят: «Суд». Я говорю: «Извините, сколько тогда судье заплатили за вот это решение?» Я справку с домоуправления, я в частном доме живу, от уличного комитета привозил, с паспортного стола, паспорт копию придавал – бесполезно.

Оксана Галькевич: И воз и ныне там? То есть решение... ?

Зритель: «Есть решение, надо выполнять».

Оксана Галькевич: Да? Как интересно. Так, давайте спросим нашего эксперта, что делать-то.

Петр Кузнецов: Юрий Владиславович, вот комментарий по конкретному случаю ваш?

Юрий Рябичев: Ну, пример такого, наверное, беспредела какого-то регионального оператора, к сожалению, это случается, да.

Петр Кузнецов: Ну вот смотрите, Юрий Владиславович, да, беспредел. А почему все-таки мусора в этой реформе становится все больше? Почему везде калькуляция совершенно разная? Почему здесь считают по людям, проживающим в квартире, здесь фактически? То есть людей как будто бы сейчас наперед взяли больше, мусорная реформа не готова, там какие-то баки появились, но не у всех, все равно народ этим не занимается, все равно кидают в один и тот же бак, не научили народ, не стимулировали. Потом сейчас наперед хотели, ну хорошо, сейчас говорят, что не будут народ вовлекать в строительство мусоросжигающих заводов, но еще декларировали, что будет заложены в квитанцию новые траты. Все это наперед, по сути ничего не работает, а с народа уже берут деньги. Ведь так просто, мне кажется, единую тарификацию... По-моему, это не так сложно.

Юрий Рябичев: Ну, что я могу сказать? Право определять, каким образом формировать тариф, сейчас отдано регионам, региональным властям, то есть где-то можно делать это с жилой площади, где-то можно делать это с человека, что, конечно, более...

Петр Кузнецов: Но чтобы просто вот Николай не понимал, что такое 3,5 тысячи вдруг.

Юрий Рябичев: Ну вот что можно сказать, если как бы он просто сказал, что пришел штраф вот этот, не штраф, а вот эта квитанция по оплате, и каким образом она определялась, он сам понять не может? Поэтому тут даже прокомментировать что-то сложно. Просто регоператор, пользуясь тем, что многие не отвечают на такие вещи, а просто платят, он как бы запускает этот процесс такой автоматом, что называется, и обращается малая часть населения. Вот в данном случае у нас слушатель, зритель, который обратился, он юрист, наверное, его это каким-то образом возмутило и напрягло, что называется, он понимает, что нужно делать, остальные просто платят, и на этом и строится, что называется, бизнес.

Оксана Галькевич: Ну, там сложно не заметить, потому что, если он живет один, а на троих пришел счет...

Юрий Владиславович, скажите, вот нам пишет, например, Орловская область, что нужно было начинать эту реформу мусорную с создания пунктов вторичного сырья. А в принципе, вот смотрите, у нас уже какой год реформа-то идет? Я тут сегодня пыталась вспомнить, сколько лет мы с вами в эфире...

Петр Кузнецов: Третий точно, наверное.

Оксана Галькевич: ...встречались и обсуждали еще до того, как это процесс пошел. И что мы за это время в принципе-то создали? Какую, я не знаю, инфраструктуру? Алгоритм какой отработали? Что?

Юрий Рябичев: Ну, скажем так, где-то в регионах эта тема начинает муссироваться, что называется, и инфраструктура создается. Ну, например, даже в Московской области, там, где строятся вот эти мусоросжигательные заводы, что меня крайне беспокоит просто как гражданина, который вынужден этим дышать, вот. Но раздельным сбором начинают заниматься действительно, но вы правы совершенно, начинать надо было именно с этого.

Но тут основное противоречие, еще раз, регоператор с этого не получает денег, то есть как только мусор собрали отдельно, у этого регоператора, который выставляет такие счета, у него это должно уйти из объема и должно быть как-то зафиксировано. Поэтому регоператорам при данном раскладе, который сейчас существует, это получается не нужно, это противоречит их экономическим интересам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Нам тут пишут зрители некоторые, знаете: «Прописан в одном месте, живу в другом, плачу двум операторам», – это Ленинградская область. Оренбург пишет: «Имею квартиру в городе, но не живу в ней, проживаю в селе и тоже оплачиваю дважды», – друзья, это вот издержки, вы собственники, решайте, где вы живете и за что платите, либо платите и там, и там.

Спасибо. Юрий Рябичев был у нас на связи, президент Ассоциации русских уборочных компаний. У нас есть звонок?

Петр Кузнецов: Да. Поприветствуем Нижегородскую область, оттуда Ирина. Здравствуйте, Ирина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: У меня знаете, какой вопрос? Мне вот хотелось бы знать, почему у нас государство передоверило вот такой важный вопрос, как вывоз мусора, региональным операторам, которые по сути являются сейчас монополистами в своей отрасли и не подчиняются абсолютно никому.

Мы убедились вот на нашем собственном примере. Дело в том, что в сентябре 2020 года региональный оператор, который осуществляет вывоз мусора по нашей области, выставил всему селу – и не только селу, целому району – счета за вывоз мусора за 2 года сразу. То есть при этом есть мусорные площадки, нет мусорных контейнеров, вывозили мусор, не вывозили, неважно, были выставлены счета без всяких уведомлений, были выставлены сразу за 2 года.

И добиться какого-либо результата от регионального оператора мы не смогли ни через прокуратуру, ни через администрацию, местных властей, администрацию района, везде ответ одинаковый. Администрация не является никакой специализированной организацией, которая занимается регистрацией граждан, а прокуратура... Да, написали, что да, есть нарушение со стороны регионального оператора...

Петр Кузнецов: Ага, альтернативы нет, сменить нельзя, конечно...

Зритель: ...будет выписано предписание. Но результат-то остался, с нас снимают деньги.

Петр Кузнецов: И продолжают снимать?

Зритель: То есть за 2 года.

Оксана Галькевич: Ирина, давайте мы сейчас попробуем выяснить, вообще что вам делать в этой ситуации, у нашего эксперта. У нас на связи Андрей Костянов, зам исполнительного директора «ЖКХ-Контроль». Андрей Викторович, здравствуйте.

Андрей Костянов: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Андрей Викторович давно нас слушает, поэтому он слышал сейчас выступление.

Оксана Галькевич: Да, Андрей Викторович, слушайте, если управляющую компанию можно при определенных условиях сменить, то что делать с негодным региональным оператором, который неправильно начисляет плату?

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле у нас поскольку вывоз твердых коммунальных отходов стал коммунальной услугой, соответственно, все положения относительно перерасчета платы, относительно стоимости и так далее регулируются у нас законодательством, которое относится к коммунальным услугам. Это наши с вами и 354-е постановление правительства, которое было упомянуто, в части перерасчета платы. Действительно, сейчас нет возможности сделать перерасчет в случае, если вам начисляют с квадратного метра площади. Тоже долго мы пишем и объясняем, что это и возможно, и где-то суды идут на сторону заявителей. Тут надо понимать в отношении обратившейся к вам сейчас, позвонившей женщины, смотрите, это идет речь, скорее всего, о сельском поселении.

Оксана Галькевич: Да.

Андрей Костянов: Скорее всего, земля, на которой должен быть размещен этот пункт временного хранения, контейнерная площадка простым языком, она должна быть оборудована лицом, которое является собственником этой земли, на которой она должна быть оборудована. А я напоминаю, что у нас, вообще-то, должны были быть разработаны территориальные схемы обращения с твердыми коммунальными отходами, где все эти площадки должны быть учтены. Поэтому если этой контейнерной площадки нет и мусор фактически не вывозится, то действительно отвечать будет владелец, скорее всего, это муниципальное образование. Поэтому надо действительно адресовать вопрос, почему нет контейнерной площадки на той или иной территории.

Если же контейнерная площадка есть, а фактически мусор оттуда не вывозится, надо предпринимать меры по фиксации нарушений и обращаться в суд. Что касается воздействия на регионального оператора, он заключает соглашение с субъектом Российской Федерации, соответственно, по этому соглашению у них есть основания для расторжения договора, для изменения регионального оператора и так далее.

Оксана Галькевич: Основания есть, а кого бомбить жалобами? Областную администрацию?

Андрей Костянов: В данном случае, если нет контейнерной площадки, то, конечно, обращаться в органы муниципальной власти, безусловно, потому что это их земля. Если же это СНТ, мы можем допустить и такое, значит, контейнерную площадку должны поставить сами собственники помещений в этом СНТ, собственники домов в этом СНТ, потому что это их земля, она относится к ним, они должны обеспечить вывоз мусора. Если они не будут его обеспечивать, мало того, что они, грубо говоря, зарастут в грязи...

Оксана Галькевич: Ну понятно.

Андрей Костянов: ...так еще их будут штрафовать за нарушение санитарно-эпидемиологических норм.

Оксана Галькевич: Андрей Викторович, хорошо пошло у нас, давайте сразу и Веру из Петербурга тоже выслушаем, вдруг у нее какой-то вопрос. Здравствуйте, Вера.

Петр Кузнецов: И в SMS еще есть конкретные случаи. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Вы знаете, похоже, мой вопрос уже немножко прозвучал здесь. Мы живем в Петербурге, а дача в Ленинградской области, прописаны в Петербурге. Естественно, круглый год мы платим за мусор в Петербурге, а на даче мы живем только летом, и зимой нам все равно выставляют счета. И вот у меня такой вопрос, почему мы должны платить за те услуги, которые нам не оказывают. И потом, а эти деньги-то куда идут, которые мы платим за мусор в зимний период, когда мы не живем?

Петр Кузнецов: Да, про оплату круглый год дачи, да, тоже вопрос.

Оксана Галькевич: Да. Куда идут эти деньги за полгода непроживания в том и другом месте?

Андрей Костянов: Ну смотрите, опять же возвращаясь к упомянутому 354-му нашему постановлению правительства, которое говорит нам о том, что действительно, если вы не получали услугу, то вы имеете право на перерасчет платы за ту или иную коммунальную услугу. К сожалению, у нас ряд субъектов приняли решение о том, что они взимают плату исходя из квадратных метров, принадлежащих тому или иному собственнику, и в этом случае суды говорят, что да, перерасчет должен быть, но механизма и формулы в этом 354-м постановлении правительства, пока нет.

Если же плата собирается исходя из количества проживающих там, то без проблем: вы берете справку из вашего товарищества либо из органа местного самоуправления о том, что вы с такого-то по такой-то момент проживаете в вашем доме на участке или, наоборот, в квартире, соответственно, вам сделают перерасчет по тому месту, где вы не проживаете. Ну вот что касается квадратных метров, таких субъектов, по-моему, у нас, если мне не изменяет память, 11 или 12, которые берут плату исходя из квадратных метров...

Петр Кузнецов: Ага, вот здесь...

Андрей Костянов: Ну вот воз и ныне там.

Петр Кузнецов: Вот, да, Самара об этом как раз пишет: «Платим с квадратного метра 162 рубля. До сих пор не понимаю, как мои квадратные метры могут производить мусор. Считаю, что оплата должна быть с человека. Кому вообще такая идея пришла?» Это опять мы возвращаемся к вопросу о том, почему же все-таки нельзя разработать единую тарифную сетку, или это невозможно, все равно нужно учитывать состояние, положение региона отдельного?

Андрей Костянов: Ну смотрите, на самом деле сделано это было в свое время для того, чтобы бороться с, скажем так, теми людьми, которые не проживают, не зарегистрированы в помещениях, но сдают. Соответственно, люди, которые проживают, они проживают там по договору найма, по договору аренды, они генерируют все равно так или иначе твердые коммунальные отходы и их надо вывозить, то есть это сделано, чтобы сбалансировать всю систему.

Ну, говоря о том, чтобы сделать единый тариф на всю территорию Российской Федерации, ну мы с вами понимаем, что одна из самых крупных стран по территории, разная протяженность, разные климатические условия, где-то, возможно, вы имеете собственность в одном субъекте, а дачу в другом, ну образно говоря. Поэтому про единую сетку, наверное, единый тариф говорить не приходится в наших условиях.

Петр Кузнецов: Поговорим еще с нашими телезрителями. Московская область, на связи Арина и ее вопрос, скорее всего.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, Арина? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я Арина из Московской области.

Вы знаете, очень важно, что сейчас сказали о том, что собственники, которые сдают свои квартиры и не прописаны в них, то есть либо они получили в наследство, либо их купили для того, чтобы их сдавать и получать дополнительные средства. Вы знаете, у меня на этаже, я живу в доме в 120-квартирном, у меня на этаже 12 квартир, из них где-то в 4 примерно живут собственники, остальные сдаются гастарбайтерам, причем без договоров, нулевые прописки в квартирах, собственники не прописаны, либо прописан один человек какой-то. Сдается гастарбайтерам, по 3–5 человек живут. Вы понимаете, то есть мы, собственники, должны будем оплачивать вот эти нулевые прописки, в которых живет бог знает сколько людей, которые вообще не несут никакой ответственности ни за мусор, ни за что вообще.

Так что это правильно, наверное, что по квадратным метрам все-таки берется, потому что, к примеру, я прописана, у меня прописан сын, но у них с женой своя, живут отдельно, я оплачиваю по квадратным метрам. То есть если бы я платила за двоих, то я бы платила за двоих, когда живу одна и вообще практически тоже мало что произвожу. А вокруг меня по 3–5 гастарбайтеров живут абсолютно, они вообще ни за что не платят, ни за какой мусор, потому что прописки нулевые.

Оксана Галькевич: Да, мы поняли вас, Арина, спасибо. Давайте нашего эксперта спросим: как вы считаете, в некоторых случаях такая система по квадратным метрам оправдана? Вот, например, в случае, который Арина приводила?

Андрей Костянов: Видите, сколько людей, столько и мнений. Но спешу успокоить Арину, потому что Московская область как раз и собирает деньги исходя из квадратного метра, поэтому даже если там никто не зарегистрирован, все равно есть собственник, он платит за свою собственность исходя из квадратного метра, поэтому тут... Ну вот видите, да, о чем я и говорил, это сбалансированность системы: какие-то субъекты пошли так, какие-то по-другому. Например, вот та же Самарская область и город Самара, городской округ Самара, о чем мы говорили, у них ситуация такая, что у них, по-моему, в городе берут исходя из количества проживающих, а то, что уже за городом, там исходя из квадратных метров, если мне не изменяет память. И получается такая ситуация, что там два дома стоят через дорогу, одни платят...

Петр Кузнецов: ...за «квадраты», другие за человека.

Андрей Костянов: ...по квадратным метрам, другие платят за человека, да.

Петр Кузнецов: Андрей, вот такой еще случай: «У нас в квитанции печатают «100 рублей» (видимо, я не знаю, с чего тут считают, неважно), а берут 127 с человека (вот пояснение), – Ставропольский край. Значит, в квитанции 100 рублей, берут 127 с человека. – Говорили, что цена останется 100 рублей, такая цена была в 2018-м, а кто нам повысил, узнать, дозвониться не можем. В 2019-м была цена 130 рублей», – Ставропольский край, Георгиевский район, станица Незлобная.

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле непонятно, кто берет. Если в квитанции действительно осталось 100 рублей, так это вопрос...

Петр Кузнецов: Нет, ну если в квитанции, какие вопросы, да-да-да, напечатано «100 рублей», кто ж...

Андрей Костянов: К платежному агенту, который берет комиссию за перевод и имеет право, ну платите напрямую по реквизитам через приложение...

Петр Кузнецов: Да, может быть, кстати, да, очень похоже на комиссию, то есть такое вот начисление, но оно несущественное, возможно.

Андрей Костянов: Оно существенное, это действительно фактически от 100 рублей 30%, это много.

Петр Кузнецов: Ну да, ну да.

Андрей Костянов: Но опять же, да, это надо выяснять, то есть действительно ли в квитанции не указана сумма, в квитанциях ли указана сумма... Но опять же, у нас вывоз твердых коммунальных отходов – это коммунальная услуга, поэтому она подчиняется общим правилам изменения тарифов согласно предельным индексам изменения платы за коммунальные услуги. Если вы видите, что у вас тариф вырос сверхнормативно, вы обращайтесь в государственную...

Петр Кузнецов: Да, обратите внимание, может быть, там какие-то подключены инструменты.

Андрей, очень коротко финальный вопрос, то, с чего мы начали. Нам обещают, что 25 мусоросжигающих заводов будут строить как-то без участия населения. Получится ли? Или все равно потом будет задействован начальный и конечный потребитель?

Андрей Костянов: Слушайте, ну смотря какие механизмы будут задействованы. Возможно, это будут субсидии, субвенции из бюджетов различных уровней. Тут вопрос скорее к регуляторам, я вам что, как я могу прокомментировать? Если говорят, что будут строить без участия жителей, – значит, будут строить без участия жителей. Другой вопрос, надо понимать, что вообще у государства, у бюджета деньги так или иначе все равно те, которые собирают с нас в виде налогов, сборов, с нас физических лиц, юридических лиц и так далее. Поэтому в любом случае будут так или иначе строить за наши деньги.

Петр Кузнецов: Ну да. Я к тому, что главное, чтобы платежки не выросли еще больше.

Спасибо. Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора «ЖКХ-Контроль».

Оксана Галькевич: Тут еще нужно понимать, что впервые на самом деле этому такое внимание придается, собирать с людей средства на строительство этих заводов, не собирать. И вот это вот поручение вице-премьера Абрамченко проработать возможность привязки платы за вывоз твердых коммунальных отходов к объему и к доходам граждан тоже говорит о том, что это очень важный социальный параметр. Друзья, а вы говорите, зря мы все это обсуждаем в прямом эфире, – как видите, не зря.

Петр Кузнецов: И мы продолжим это делать, у нас еще одна тема впереди и «Несерьезные новости», никуда не уходите.

Оксана Галькевич: Тоже очень важная, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За чей счёт будут строить мусоросжигательные заводы