Куда инвестировать семейные сбережения?

Куда инвестировать семейные сбережения? | Программы | ОТР

О проблемах личной экономической безопасности и финансовой грамотности

2020-09-11T14:25:00+03:00
Куда инвестировать семейные сбережения?
День без автомобиля
Трагедия в Рыбинске: что делать с педофилами?
Не храните пенсию на банковских картах
Лекарство от Covid-19
Правительство ищет воду для Крыма
Регионы. Что нового? Иркутск, Хабаровск, Кемерово
И снова карантин? Пособия для безработных с детьми. России грозят новые санкции. Цифровой кодекс. Какому поколению жить хорошо?
Люди среднего возраста довольны жизнью. Почему? И что не так у других поколений?
Цифровой кодекс
Ожидать ли нам повторного пропускного режима?
Гости
Александр Шлычков
президент общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации «Развитие филиппинских единоборств»
Андрей Поденок
президент Межрегиональной общественной организации «Московская ассоциация предпринимателей»

Иван Князев: У нас прямо сейчас рубрика «Личный контроль». Сегодня поговорим о проблемах личной экономической безопасности и финансовой грамотности. Где и как ей можно научиться? Куда инвестировать, например, сбережения семьи, чтобы создать такой свой пенсионный фонд?

Поприветствуем Александра Шлычкова, президента общероссийской организации «Развитие филиппинских единоборств». Здравствуйте, Александр Геннадьевич.

Александр Шлычков: Добрый день.

Иван Князев: И представим нашего гостя сегодня.

Александр Шлычков: Экспертом нашей программы сегодня выступает президент межрегиональной общественной организации «Московская ассоциация предпринимателей», президент Ассоциации экспортеров и импортеров, председатель правления Ассоциации поставщиков и производителей средств защиты, кандидат наук Поденок Андрей Евгеньевич. Добрый день, Андрей Евгеньевич.

Андрей Поденок: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте.

Александр Шлычков: Давайте вначале посмотрим сюжет.

Иван Князев: Давайте.

СЮЖЕТ

Александр Шлычков: Андрей Евгеньевич, ваша ассоциация, мне кажется, одна из старейших и была создана еще в период СССР. Так вот, возникает вопрос: в чем же секрет долголетия?

Андрей Поденок: Мы на самом деле организация, ну, одна из первых, которая была создана 31 год назад. У нас даже Попов и Ельцин баллотировались в президенты. Прошел Попов с двумя голосами перевеса. То есть я не первый президент ассоциации.

Она имеет довольно большую историю. И мы стараемся искать, как сейчас говорят, кейсы. Тогда такого слова не было. Вначале мы защищали предпринимателя порядочного. Это было такое проблемное восприятие субъекта, потому что воспринимали, к сожалению, не в совсем позитивной форме. И пытались нормативные акты власти коррелировать с интересами бизнеса.

Каждый раз кейсы меняются. И мы стараемся работать в несколько ином режиме. Например, сейчас изменился кейс – нужно заниматься макроэкономикой и прочими вещами, потому что власть не совсем правильно ими занимается. Нам приходится выходить в поле научное, разрабатываемое поле, издавать свои книжки, писать методические рекомендации. И это поле сильно помогает двигать нас вперед.

Иван Князев: А их берут на вооружение?

Андрей Поденок: Как ни странно, грубо говоря, коронавирус сработал очень сильно. Мы занимаемся транспортными коридорами. Я еще президент ассоциации «Афанасий Никитин». Это коридоры Север-Юг и… Сейчас же получается, если взять изменения системы, которая есть в России… То есть, грубо говоря, точки роста – Индия, Китай и так далее. Нам сам бог подарил, как и нефть, коридор, который идет и раскачивается. Китай в этом году у нас поднялся за счет того, что он поставлял свой продукт – ну, ИВЛ и прочие вещи – в Европу через нас. У нас идет рост товаропотока, нигде в мире этого нет.

Иван Князев: Ну, это Шелковый путь, да?

Андрей Поденок: Нет, он прошел через Север, через Вильнюс и так далее, наверх пошел. Но мы не справились до конца. Они раскачали коридор горизонтальный без нас. Это Урумчи, Актау (тоже обидно, могли бы себе забрать), Баку, дальше – Грузия, Италия, Турция.

Александр Шлычков: Андрей Евгеньевич, мы посмотрели сюжет. Скажите, наверное, подобные истории происходили и с членами вашей ассоциации, которые попадали в руки таких недобросовестных предпринимателей. Скажите, способы защиты, стратегия, профилактика – как эта работа поставлена, скажем, в вашей ассоциации?

Андрей Поденок: Смотрите. Во-первых, предприниматели очень редко попадают в такие истории. Это народ попадает. Скорее всего, предприниматели сами сделали историю с «Властелиной», «МММ» и так далее. То есть мы все-таки с юрлицами работаем. Те же самые «чеченские авизо» по нам ударили гораздо больше, чем вещи, которые связаны с сюжетами, про которые мы говорили.

На самом деле я скажу так честно и объективно: мы понимаем, что это пирамида. И мы, к сожалению, тоже вели себя не совсем грамотно. Все первые машины купили предпринимателя. Они понимали, что надо на старте взять и вложиться. Я «Волги» для своей фирмы купил, через «Властелину» продал.

Александр Шлычков: Тоже через «Властелину»?

Андрей Поденок: Ну, я знал, что пирамида на начальном этапе дает эффект. Опыт показал.

Александр Шлычков: То есть получается, что вы все равно пользовались услугами.

Андрей Поденок: Но мы на первом этапе пользовались. Дальше мы выходили.

Александр Шлычков: То есть финансовая грамотность помогала вам. То есть на первом этапе, да?

Андрей Поденок: Вы знаете, интуиция.

Александр Шлычков: Интуиция?

Андрей Поденок: Интуиция.

Александр Шлычков: Не расчет все-таки академический?

Андрей Поденок: Нет, интуиция. Тогда расчета не было. Тогда было очень много субъективного. Бывают чистые и голые авантюристы, которые пирамиды, как «Властелина», не выстраивают, а сразу «гасят» свой сегмент. Просто остались те люди, которые грамотно работали в режиме раскрутки, пиар по телевидению и многие другие вещи. А многие вещи «загашены» были прямо вначале стартовом этапе. И там тоже много людей пострадало, просто о них никто не говорит.

Понимаете, есть такое понятие «интуиция». В то время она была. Во-вторых, грубо говоря, деньги тогда зарабатывались гораздо проще, понимаете, и расставались мы с ними проще. Конечно, жалко народ, который, грубо говоря, продал квартиру и внес. А предприниматель привык тогда терять.

Александр Шлычков: Ну а какие-то выводы делали? Вы же изучали, допустим, работу таких пирамид. Какие-то профилактические меры со своими членами?

Андрей Поденок: Нет, ну поймите, что так или иначе… Обучение – это всегда система, которая работает с предпринимателем. У нас тем более до меня был президентом ректор Видяпин, и мы там очень многие вещи делали. Ну, делали курсы для предпринимателей, которые не столько пирамидами занимались, но так или иначе изучали такие вещи, как Суэцкий канал… ой, не Суэцкий канал, а Панамский канал. Там есть корреляции определенные, как они выстраивались. Это очень сильно помогало в режиме транскрибирования ситуации на Россию, очень сильно помогало.

Но в этом отношении нельзя сказать, что мы четко этим занимались. У нас тогда были совсем другие проблемы, у каждого. И я неслучайно говорю, что все-таки они к нам относятся. Хоть они и авантюристы, но они в системе бизнеса. Это было стыдно. Вот больше стыдно было, чем то, что мы своих предотвращали.

Иван Князев: У нас сейчас законодательство… Просто непонятно, во-первых, как они тогда регистрировались. Хотя почему непонятно? Понятно.

Андрей Поденок: Тогда очень легко все было, очень легко.

Иван Князев: Сейчас у нас законодательно мы защищены от таких историй?

Андрей Поденок: Нет, сейчас мы надзорно защищены, а законодательно – нет. Вы никогда не просчитаете. Надзорные органы довольно активно работают. Есть инструкции, которые следят за состоянием компаний. Есть даже специальные роботы в налоговой, которые вычисляют это движение. Уж перешла в другой режим наша цивилизация цифровая. Сейчас многие функции через «цифру» выполняются гораздо проще. Может быть, благодаря нашему примеру, который в этом отношении сильно усугубился.

Александр Шлычков: За последние годы ваша ассоциация проводит серьезные инвестиционные и экономические конгрессы как внутри страны, так и за рубежом. Встает тогда вопрос: куда инвестировать личные сбережения семей, чтобы люди не попадали?

Андрей Поденок: Давайте тоже делить. Есть юридические лица, и это большие деньги. А когда есть маленькие деньги, то риск гораздо больше. Одно дело – это длинные деньги…

Александр Шлычков: Ну, скажем, частные предприниматели могут быть членами вашей ассоциации?

Андрей Поденок: Ну конечно.

Александр Шлычков: Индивидуальные.

Андрей Поденок: И самозанятые – члены ассоциации.

Александр Шлычков: То же самое?

Андрей Поденок: Да. Но мы говорим сразу… Вот семья инвестирует. Если семья инвестирует, которая, извините, на зарплату живет или последние деньги за продажу квартиры – это одно. Они длинные позиции выстроить не могут, и там есть свои нюансы. А, грубо говоря, предприниматель, который инвестирует, он уже может себе позволить немножко длиннее ситуацию.

Когда мы начинали эту проблему, мы знали, что будет валютный крах. Это давно было ясно, лет пять назад.

Александр Шлычков: Вы предполагали?

Андрей Поденок: Да. И мы говорим: «Так, золото». И переложили все акции туда. Мы очень грамотно сделали.

Александр Шлычков: Но в валюту тоже кто-то перекладывался, и тоже выиграл.

Андрей Поденок: Ну, в валюту перекладываться можно, но, поймите, ситуация объективная, которая сейчас развивается, она все-таки пузыреобразная. Золото гораздо больший скачок дало, чем…

Иван Князев: Хотя, кстати, еще несколько лет назад западные эксперты резко критиковали политику нашего президента, когда он начал пополнять наши золотые запасы. Боялись, что не сработает эта схема. Как оказалось, сработала.

Андрей Поденок: Да. Нет, ну почему? Такой пузырь, который создали на Западе… А там же огромный пузырь создан. Все ведь давно знают, что такое доллар, что такое система, которая ничем не обеспечена. Тем более когда они с Китаем столкнулись… Нас еще впереди ждет крах большой и приличный. Не надо было делать с Китаем такие движения, которые они сейчас делают. Поэтому мы еще не достигли проблемы лопания этого пузыря.

Но мы заранее это знали, предсказали. Это тоже наша финансовая грамотность. Мы рассказываем баланс страны. Мы рассказываем, что будет завтра. Мы рассказываем баланс мира. Для нас было удивительно, что, извините, Давосский форум… Я статьи писал на эту тему, критиковал: «Ребята, у вас в мире большой пузырь, а вы на Давосском форуме обсуждаете экологию. У вас за спиной стоит ударная кувалда».

Кстати, меня коронавируса застал в Германии. Как раз я рассказывал, что будем с миром. Я не назвал это «черным лебедем», а сказал, что есть спусковой крючок, который сработает в ближайшее время. Это спусковой крючок. И он сработал. И как раз моя лекция в Германии, выступление на немецком форуме в Берлине четко говорило, что будет. И мне теперь звонят и говорят: «Ты как будто предсказал все».

Александр Шлычков: Получается, что ваш прогноз сработал?

Андрей Поденок: Да. К сожалению, это беда. У меня статьи вышли такие серьезные в начале коронавируса. Я даже могу рассказать свое видение коронавируса. Просто это не цель передачи, да?

Александр Шлычков: Да.

Андрей Поденок: Я знаю, почему и как это развивается, в силу того, что мы уже с мировыми институтами вирусологии связались.

Александр Шлычков: Ближайший прогноз? Получается та же стратегия? То есть точно так же нужно инвестировать в золотовалютные запасы?

Андрей Поденок: Ну смотрите. Они же еще, к сожалению, раскручивают свою пирамиду, и уже там предел наступил. Есть нюанс, связанный с этим развитием.

Дальше. Есть другие механизмы, которые появились. Ну, сжатие денежной массы произошло – и это дает определенные сегменты, связанные с развитием другого вида бизнеса.

Например, во время коронавируса, который пришел, к нам обращались рестораторы и все другие люди, говорили: «Андрей, что делать? Извините, ни аренду, ни зарплату мы платить не можем. Нас президент заставляет. А что мы? У нас с 2014 года долги, а мы должны дать новые вещи».

Александр Шлычков: И какая ваша реакция была?

Андрей Поденок: А мы просто разобрали китайский станок, у нас есть машиностроители. Потом его собрали из российских деталей, один генератор оставили. Но у нас получилось гораздо большая продуктивность, потому что мы там модернизировали его. Мы же не знали, что такая долгая история будет. Техника так не модернизируется. И он начал выдавать продукции гораздо больше, чем китайский. А что это такое? 3 рубля – себестоимость, а 50 рублей – продажи. Считайте, что мы сделали станок по печатанию денег.

Кстати, сейчас эта система… Меня избрали из-за этого еще председателем правления Ассоциации производителей средств защиты, поэтому мы знаем, как система устроена. Мы сделали целую отрасль, которая вытащила страну, во-первых, по маскам. Конвертация этих вещей произошла в мире. И она сейчас тоже позволяет довольно активно зарабатывать в этом режиме, потому что она тоже высокомаржинальная.

Иван Князев: Ну, главное, чтобы спрос оставался устойчивым.

Андрей Поденок: Нет, просто мы как сделали? Мы брали себестоимость. Это тоже наука.

Вот как раньше было? Мы сначала потребкооператив сделали. Сначала вы произвели материал, потом сшили маски, начали продавать. И везде НДС собирался. Мы говорим: «Что-то неправильно. Мы сделали кооператив, который…» НДС убрали из схемы – и сразу снизилась себестоимость.

Сейчас наши рестораторы купили станки. 3 рубля – себестоимость. Рубль прибавляется. 40 тысяч масок в день. 140 тысяч в день прибыли. Зачем открывать ресторан? А там маржинальность снизилась. Это высокодоходные работы.

Иван Князев: Уважаемые друзья, у нас есть звонок, Новороссийск на связи, Тамара дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вашу историю.

Зритель: Вы знаете, я по поводу этих пирамид. Откровенно говоря, вообще-то говоря, сама идея этой пирамиды, я имею в виду сбор денег, – она сама по себе, вообще-то, хорошая, если она попадает в добрые и совестливые руки. Понимаете? Очень много можно сделать довольно приличных вещей и для страны, и для людей.

Иван Князев: О как! Это вы о чем сейчас?

Зритель: Я сейчас говорю о пирамидах, между прочим.

Иван Князев: Нет, я понимаю. Обычно просто это обычный обман и выкачивание денег из населения.

Зритель: Да-да, конечно, если обман… Я же не говорю сейчас об обмане. Меня обманули на 1 миллион 200 тысяч. Мало того, через полгода буквально, когда они почувствовали, что к ним пришла такая сумма, они просто… И ни один суд не возвращает эти деньги уже на протяжении шести лет. Понимаете?

Иван Князев: И при этом вы говорите, что пирамиды – это теоретически благо?

Зритель: Ну да. Вы же понимаете, эти деньги – это сумма, которая пошла бы, как говорится, в работу. Понимаете? Строительство, какие-то заводы. И людям, как говорится, прибыль, и стране прибыль. Но за этим надо было бы, конечно, просто как-то… ну, поставить это в законные рамки.

Иван Князев: Тамара, мы вас поняли. Вы сейчас говорите, наверное, больше о том… Ну, здесь это напоминает больше банковскую схему, когда люди несут свои вклады в банк под проценты, а банк использует эти деньги.

Александр Шлычков: Инвестирует.

Иван Князев: Да, инвестирует их в производство и так далее. Но мне кажется, что в пирамидах немножко другие схемы работают.

Андрей Поденок: А еще товарные пирамиды бывают. Там схема вообще по-иному устроена. Но это тема долгого разговора. И там люди счастливы, когда она крушится, наоборот.

Александр Шлычков: Андрей Евгеньевич, несмотря на то, что пандемия нанесла достаточно такой серьезный урон активности предпринимателей, я смотрю, что деятельность вашей ассоциации… активность вашей ассоциации не снизилась. На сайте у вас анонсировано, что 17 сентября вы открываете новый деловой сезон 2020–2021 года. И вы распахиваете двери как раз перед новым поколением предпринимателей.

Вопрос: отличается ли новое поколение бизнесменов от предпринимателей 90-х годов?

Андрей Поденок: Первое – мы не закрывались во время коронавируса. Работал штаб, мы выпускали методички. То есть мы не закрывались. Общественная приемная работала, и мы во время коронавируса не прекращали работать. Просто мы были вынуждены создать еще несколько организаций…

Александр Шлычков: В этот момент?

Андрей Поденок: Да, в этот момент. Просто не было права подписи и другие вещи.

Александр Шлычков: А регистрация производилась?

Андрей Поденок: Все производилось в режиме… Очень грамотно отработали банки. Можно было через любой банк регистрацию пустить, и они сами. И налоговая уже не отказывалась, автоматом они регистрировали компании.

Дальше. Конечно, все меняется очень сильно. Первая категория предпринимателей… А я был предпринимателем первой категории, один из первых. Это была категория романтиков. Мы не думали, что нужно много зарабатывать. У меня было, извините, три машины, которые меня обслуживали, но я на себя деньги не тратил. Было очень много благотворительности. Приходил ко мне руководитель финхозотдела района и говорил: «Можете на себя кружки брать?» Я говорю: «Какая у вас сумма?» – «Такая-то». То есть на себя не тратили, но все кружки района на нашем балансе висели. Это такой был романтизм определенного плана.

Второй этап – конечно, там уже начали… Они говорят: «О, сколько у них денег!» – если какой-то сегмент. Система начала развиваться. Но тогда что было? Дефицит товара. Что бы вы ни начали делать – это доход или супердоход. Понимаете, да? Ну, кооперативы освобождены от налогов. И это автоматически срабатывало в пользу бизнеса. Регистрация упрощалась какая-то. Ну да, бандитские системы были, которые мешали работать. Но вокруг меня никто никогда никому не платил. Были свои системы, которые позволяли избежать этого сегмента.

Но сейчас ситуация изменилась. Рынок встал, он обременен очень многими позициями. Можно уйти в сторону и получить не уголовные, но административные дела точно, на каждого можно «вешать». Я не знаю ни одного бизнеса, который был бы… Ну, я имею в виду малый и средний. Большой еще, может быть, благодаря тому, что он пытается свои акционерные стандарты выдерживать, они белые и пушистые бывают. А внизу ничего белого и пушистого быть не может – даже потому, что они не могут восприять.

И должны быть профессионалы. Понимаете, да? Если раньше дилетанты делали большие деньги, любой дилетант делал большие деньги, то теперь это невозможно.

Александр Шлычков: А энтузиазм?

Андрей Поденок: Энтузиазм? Это устойчивость, как я называю. Очень маленький процент нации имеет возможность устойчиво работать. А устойчивость… Я думаю, что это не энтузиазм, а это практицизм. Он понимает, что ему надо жить, как-то обеспечивать свою семью, какие-то вещи. Он чувствует силы в себе. Есть, конечно, люди, которые для самореализации создают предприятия, но, как правило, это не full job, а вторая или третья составляющая их деятельности.

А студенты, которые придут в экономические вузы, они все-таки нацелены на конкретное создание компании с как можно большими доходами, с как можно большей маржинальностью. И они стараются это делать. Не у всех получается.

И наемные менеджеры существуют. Конечно, я такой человек скептический. Там слишком большие требования к зарплатам. Сейчас коронавирус все исправил. То есть неадекватность зарплат к КПД человека – вот это прослеживается сильно. Но все равно мне радостно, что молодежь все-таки двигается в этом направлении, что все-таки сейчас уже изменилось отношение.

Когда мы были, то мы чуть ли не полубандитами воспринимались. Когда я ушел из ЦК Комсомола, из штаба работать… А я взял и написал заявление. Меня мама чуть не убила. «Вы – спекулянты!»

Иван Князев: «Кооператор».

Андрей Поденок: Не то слово. Это первый такой… «Ты что променял? Жулик!» Пардон за выражение. Понимаете?

Александр Шлычков: Андрей Евгеньевич, понятно, риски, которые вы сейчас рассказали, присутствуют в бизнесе. Но я знаю со стороны своих знакомых предпринимателей, что большой риск остается на сегодняшний день – это неплатежи или невозврат денежных средств. Если в 90-е, как рассказывают, были какие-то группы молодых людей, которые «помогали» эту проблему решать, то на сегодняшний день уголовное законодательство ужесточилось, и уже такие методы применяются реже.

Но в то же время возбуждение 159-й статьи «Мошенничество» – это тоже редкость, потому что наши следователи усматривают, что это гражданско-правовые отношения. Вот скажите, как решается проблема неплатежей и невозврата денег?

Андрей Поденок: 159-я – это уголовка. Почему это гражданско-правовые?

Александр Шлычков: А?

Андрей Поденок: Это уголовка – 159-я. Почему гражданско-правовые?

Александр Шлычков: Нет, следователи говорят, что это не 159-я, а это гражданско-правовые отношения, и отправляют в арбитражные суды.

Андрей Поденок: Ну, там есть еще инструкции внутренние, которые позволяют…

Иван Князев: Пытаются усмотреть признаки мошенничества либо не усмотреть.

Александр Шлычков: Нет, допустим, человек объявил, что он делает такую-то услугу, производит. Человек переводит туда деньги, а после этого ничего не получает. И оказывается, что это не единичный случай, а он делает это, так сказать, уже с несколькими такими же гражданами или компаниями. И он эту сумму потом обналичивает и предприятие в конечном итоге закрывает. А следственные органы говорят: «Ну, это не 159-я, это гражданско-правовые. Идите в арбитражный суд».

Вот как вы боретесь с этой проблемой?

Андрей Поденок: Во-первых, там есть несколько градаций. Есть юрлица и есть сама власть, которая раньше грешила тем, что вытаскивали иногда не для того, чтобы государству вернуть деньги, а чтобы, извините, себе на штаны или на что-то еще, я не знаю, на икру с маслом хватало. Вытаскивали искусственно, против тебя возбуждали. Это одна форма работы.

Александр Шлычков: Это одна, да.

Андрей Поденок: И она была очень развита, пока государство не поняло, что надо с ней бороться.

Есть большие организации предпринимателей – та же «Опора», где я являюсь вице-президентом, та же ТПП, где я являюсь главой комитета. Кстати, мы в свое время учреждали эти организации, они старые очень. Есть организации «Деловая Россия», РСПП, ТПП, «Опора», которые на большом уровне это решают. Мы тоже работаем в этом режиме. Я во всех организациях являюсь каким-то руководителем, тем более учредителем еще в отношении их. И там на макроуровне удалось решить вопросы с органами правоохранительными, чтобы они пресекли возможности этих органов.

И есть другие статьи. Например, предприниматели против предпринимателей все чаще используют эту статью, то есть когда из арбитражного суда мы переводим это в Уголовный кодекс.

Александр Шлычков: Но это когда реально невозврат? Или это недобросовестная конкуренция, когда один предприниматель пытается уничтожить другого?

Андрей Поденок: 159-я статья – там огромное количество.

Иван Князев: Я так понимаю, что если все-таки вопросы какие-то возникнут у предпринимателя, то можно смело обращаться к вам в ассоциацию, и любые юридические нюансы вам подскажут.

Уважаемые друзья, благодарю вас за этот эфир, Александр Геннадьевич, Андрей Евгеньевич. Спасибо нашим телезрителям, которые звонили и писали нам в прямой эфир.

Это были темы дневного блока «Отражение». А вот о чем речь пойдет вечером. Но для начала ролик посмотрим.

СЮЖЕТ

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Впереди спад на десяток лет и падение уровня жизни, экономика не вернётся к прежнему состоянию, какие инвестиции?