Куда после школы?

Куда после школы? | Программы | ОТР

Как коронавирус изменил планы выпускников?

2020-05-25T13:48:00+03:00
Куда после школы?
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Ксения Курникова
директор по маркетингу сервиса Работа.ру
Виктор Кокшаров
ректор Уральского федерального университета

Иван Князев: В эфире по-прежнему «ОТРажение», в студии Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Двадцать пятое мая сегодня на календаре, обычно в этот день по всей стране на улицах, в парках, везде можно было встретить гуляющую молодежь с красными ленточками выпускников, счастливые, заплаканные лица, песни, концерты, салюты, гуляния до утра. Но в этом году все, конечно, по-другому.

Иван Князев: Праздничный наряд по пояс и слезы перед веб-камерой: для российских старшеклассников сегодня прозвенел последний звонок. Впервые в истории прощание со школой проходит на «удаленке». В этом году подростковых слез в социальных сетях стало больше в разы. К трогательным чувствам прощания с учителями и школьными друзьями добавилась еще и обида: новые костюмы и сшитые на заказ платья во всей красе увидят только домочадцы, а купленные для школьного вальса туфли вообще не понадобились. Стихи и песни о школе звучат по видеосвязи, а букеты для классных руководителей развозят курьеры. Слова напутствия для своих учеников педагоги зарифмовали и положили на музыку.

ВИДЕО

Иван Князев: В некоторых школах от последнего звонка в онлайн-формате отказались, планируют провести его по всем канонам, с белыми бантами, линейкой и танцами, как только снимут карантин.

Тамара Шорникова: Да.

Ну а теперь о том, что после даже таких онлайн-вечеринок, – экзамены, конечно. Уже известна дата проведения ЕГЭ, 29 июня, дату назначил президент. Экзамен в этом году будут сдавать лишь те, кто поступает в ВУЗ, аттестат получат все без экзаменов в виде исключения. По сведениям Рособрнадзора, в этом году ЕГЭ будут сдавать порядка 797 тысяч человек, в ВУЗах их ждут больше полумиллиона бюджетных мест. Ну, конечно же, из всех желающих сдать ЕГЭ тех, кто вот сегодня заканчивает 11-й класс, меньше.

Иван Князев: В этом году 11-й класс закончат 692 тысячи человек, из них порядка 50 тысяч не планируют поступление в ВУЗы. План по приему на бюджетные места в бакалавриате составлял около 300 тысяч человек. Мало, объявил президент, возможность получить бесплатное образование должны иметь не менее 60% учеников. В Минобрнауки тут же отчитались: российским ВУЗам планируется выделить еще 30 тысяч бюджетных мест на всю страну.

Тамара Шорникова: Как дистанционное обучение отразилось на подготовке школьников? Сколько из тех, кто планировал поступить, не смогут этого сделать? Какие-то семьи, возможно, поменяли планы из-за трудного финансового положения: где-то дети вместо учебы пойдут работать, где-то не на что отправлять ребенка в столичный ВУЗ, будут поступать дома.

Ждем вашей истории – расскажите, изменила ли вот эта коронавирусная история вашу личную историю, вашей семьи? Что будет с образованием и с выпускниками, будем обсуждать вместе с нашими экспертами и с вами.

Первым на связь у нас выходит...

Иван Князев: ...Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Михаил Кимович, здравствуйте.

Михаил Беляев: Здравствуйте.

Иван Князев: Михаил Кимович, тут птичка на хвосте принесла, что у вас сын в этом году выпускник.

Михаил Беляев: Ой, да-да-да, есть такое, да, птичка, да... У вас шустрые птички.

Иван Князев: Ну продюсеры у нас хорошо работают.

Я так понимаю, судя по тому, как вы вздохнули, головной боли у вас сейчас прибавилось. Расскажите, куда, что пойдете, как.

Михаил Беляев: Ну, конечно, волнение есть, но ребенок... Знаете, у меня такое стратегическое мышление, в общем, поскольку сейчас, это не секрет совершенно, все птицы разносят, что, в общем-то, магистральное направление – это цифровая экономика, это программирование, это искусственный интеллект, это вот это магистральное направление, вот, собственно, тут и надо двигаться, по этому торному пути. Ну а уже какая специализация там будет, уже я тут меньше разбираюсь.

Кроме всего прочего, вы понимаете, жизнь настолько переменчива, что вот, на мой взгляд, надо получить вот такое, это я и о себе говорю в том числе, как в свое время поступил, – надо получить хорошее базовое образование, то есть то базовое образование, которое тебе позволит стоять на нем, как на фундаменте, и потом в зависимости от того, как меняется ситуация, его юстировать, адаптировать, модифицировать, и ты всегда, в общем-то, можешь быть в русле. Собственно, мой скромный опыт это, так сказать, доказывает, я, в общем-то, никогда пока еще не оставался за бортом востребованности.

Тамара Шорникова: У вас есть какие-то коррективы, внес коронавирус в ваши планы, или идете по намеченному в ВУЗ, который выбирали, специальность, соответственно?

Иван Князев: К ЕГЭ готовитесь?

Михаил Беляев: Вы знаете, ну, конечно, подготовку к ЕГЭ пришлось перенести в виртуальную сферу, собственно, как и всем, судя по всему. Конечно, все это сдвинулось по срокам, мы-то думали, что это все завершится у нас, волнение, в конце мая, теперь оно, значит, перенесено на конец июня, а зачисление на август. Ну что ж, придется потерпеть, жизнь есть жизнь. Мне вот за мою жизнь тоже приходилось переживать не одну, как догадываетесь, такую встряску и нервотрепку, и в начале жизни, и в середине, вот теперь в конце жизни, можно сказать, вот так вот приходится нервничать. Ну что, это жизнь, ребята, это жизнь.

Тамара Шорникова: И прямо сейчас коротко еще: а кто из вас больше волнуется, вы или ребенок?

Иван Князев: Ха-ха.

Тамара Шорникова: Вот этот стресс на кого сильнее повлиял?

Михаил Беляев: Тамара, вот это совершенно определенно, я вас тут перебиваю: волнуюсь я. Ребенок так как-то даже больше занимается футболом, теннисом, какая-то у него даже пугающая меня уверенность. Я его даже пытаюсь так, вселить какие-то такие нотки тревоги, но удается как-то не очень.

Иван Князев: Да, Михаил Кимович...

Тамара Шорникова: Так и не нужно, не нужно!

Иван Князев: Поддержки вам, спокойствия вам, терпения, стальных нервов!

Давайте вместе сейчас сразу звонок выслушаем, у нас Мария на связи из Москвы. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: В этом году я поступаю на педагога английского языка, вот.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Очень переживаю, потому что из-за того, что сместились сроки ЕГЭ, все приходится делать впопыхах, вот, не успеваю.

Иван Князев: Мария, куда, если не секрет, собираетесь идти?

Тамара Шорникова: Какой ВУЗ?

Зритель: Московский государственный педагогический.

Иван Князев: Ага. Ну это хорошо.

Тамара Шорникова: Голос при этом бодрый. Как сейчас, как готовились к экзаменам, к ЕГЭ? Какое настроение?

Зритель: Настроение боевое, хочется все-таки уже в этом году его сдать. В школах, к сожалению, ничего не говорят, никак не оповещают, поэтому все-таки паника присутствует.

Тамара Шорникова: Мария...

Иван Князев: В свои силы верите? Хорошо подготовились?

Зритель: Конечно, верю! Конечно!

Иван Князев: Ну это самое главное.

Тамара Шорникова: Мария, скажите, а вы рады, что назначили ЕГЭ, дату обозначили 29 июня? Потому что были же разные варианты, вплоть до переноса. Вы рады, что сейчас будете сдавать?

Иван Князев: Что все понятно уже?

Зритель: Ну, с одной стороны да, потому что есть больше времени на подготовку. С другой стороны, уже утомляет, утомляет, хочется скорее сдать.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Ага. И последний вопрос: вот если говорить о ваших одноклассниках, кто-то изменил свое решение? Например, решил, что не будет поступать в ВУЗ, или не в ВУЗ, а в колледж пойдет, например?

Зритель: Да-да, у меня есть одноклассники, которые вместо ВУЗа выбрали колледж.

Тамара Шорникова: Из-за чего?

Зритель: М-м-м... Потому что отменили ЕГЭ для тех, кто не поступает в ВУЗы, а в колледж берут по аттестату. Кто-то просто на данном этапе решил не готовиться к ЕГЭ.

Тамара Шорникова: Понятно, так проще.

Иван Князев: Ну а почему бы и нет. Да, спасибо вам, Мария, большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Михаил Кимович, вот смотрите, то, что нам сказал президент, 60% выпускников должны учиться бесплатно, – насколько вот эта задача реализуема? ВУЗы это потянут, такое количество мест?

Михаил Беляев: Ну, я думаю, поскольку это все распространится по ВУЗам всей страны, а их у нас немало, то, в общем-то, это придется в 2 раза увеличить вот эти вот бюджетные фактически места, количество бюджетных мест. Ну, я думаю, все зависит от финансирования, и если, конечно, ВУЗы достаточно ловко построят свои финансовые планы и получат какое-то вспомоществование со стороны государства, а там, судя по всему, будут такие дополнительные вливания, я думаю, что... Вы понимаете, если президент что-то говорит, то, во всяком случае вот тоже по моему опыту предыдущих чиновничьих работ, это все просчитано и это все достаточно фондировано.

Иван Князев: Ага.

Михаил Беляев: То есть там подведены, это не просто, так сказать, ему пришла в голову идея на месте, а это все, так сказать... Президент – это конечное звено в большой, так сказать, предварительной работе чиновничьего аппарата.

Иван Князев: Михаил Кимович, а как у нас ВУЗы вообще формируют свой бюджет? На чем они зарабатывают? Не получится ли так, что они увеличат цены на платные места, дороже у нас учиться станет?

Михаил Беляев: Ну, вообще президент об этом предупредил, правда, мягко, у него даже было, прямо процитирую, слово, когда он попросил не «задирать» цены на это дело. Но у нас, вы понимаете, есть еще такое понятие образовательных кредитов, вот на Западе это же очень распространенная такая практика, когда дети берут кредит, потом на льготных условиях его возвращают.

Есть такая форма, но это не совсем бюджет, это так называемые эндаумент-фонды, которые выпускники формируют более успешные, для того чтобы помочь тем, кто пойдет вслед за ними, а они следующему поколению это передадут. Для ВУЗов, там же у них есть и помещения, и платные работы, и гранты, и студенты уже работают тоже в каких-то таких платных грантовых работах, то есть все это опять зависит от того, насколько ВУЗ разворотливо работает. Если, конечно, сидеть и ждать в очередной раз подачек...

Вот я не хочу называть институт, потому что это прозвучит рекламой, но институт, скажем так, провинциальный, он расположен на юге, но я был там года 3 тому назад, по линии финансовой грамотности туда ездил. Я был ошеломлен той базой, которая там есть по подготовке студентов, я такого не видел никогда и, наверное, в скором времени не увижу, то есть он оставляет далеко за кормой любой столичный ВУЗ.

Иван Князев: То есть вполне себе в регионах, да, могут?

Михаил Беляев: Не то что, это просто... Причем почему я об этом вспомнил? Мне встречающие люди, сопровождающие говорили, что там был принят этот институт, университет в абсолютно разваленном состоянии, через несколько лет этот человек... Он там, правда, всю карьеру сделал внутри этого региона своего, он академик, у него статус академика, он сделал там всю карьеру, он патриот своего региона, южного региона... Ну я практически все назвал, осталось одно слово вставить, которое я не буду... Это настолько блестящий и по преподавательской, и по материально-технической базе университет, что я вот до сих пор, видите, у меня волнение.

Иван Князев: Всем бы брать пример. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Михаил Беляев был с нами на связи, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук.

Тамара Шорникова: Да. Послушаем телефонный звонок, сейчас Виктор, Краснодарский край выходит с нами на связь. Здравствуйте, Виктор.

Иван Князев: Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Дело в том, что вот у меня дочь учится, заканчивает учиться...

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Еще год и восемь месяцев. Но куда пойти работать? Ведь места же рабочие не создаются, это первый вопрос.

И второй вопрос: сколько у нас пенсионеров работает? Как говорится, они уже заработали пенсию, им уже больше 60 лет, как говорится, но они продолжают работать. А ведь же вы понимаете, что они занимают места тех специалистов, которые, допустим, отучились или вот заканчивают учиться. Ведь ничего же ж не делается для этого, не создается.

Тамара Шорникова: Виктор, я думаю, что не все от хорошей жизни продолжают работать...

Иван Князев: Да, на пенсии.

Тамара Шорникова: Многие, может быть, и хотели бы отдохнуть...

Иван Князев: И отправлять их повально на пенсию, конечно, тоже такая...

Зритель: Я понимаю. Но дело в том, что, вы поймите правильно, ведь с молодежи тоже очень много специалистов, я просто знаю по себе, как говорится, очень много специалистов, но места заняты.

Иван Князев: Спасибо вам.

Зритель: И вот как быть нашей молодежи в дальнейшем...

Тамара Шорникова: Да, будем обсуждать это в том числе сейчас в ходе нашего эфира.

Приглашаем к разговору следующего эксперта – Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Максим.

Максим Кривелевич: Добрый день, коллеги.

Иван Князев: Максим, скажите, пожалуйста, как ваш ВУЗ будет вот сейчас в дальнейшем, ну я не знаю, функционировать в рамках вот этой инициативы президента, что 60% выпускников должны у нас учиться на бюджетном? Вы готовы принять такое количество?

Тамара Шорникова: У вас что-то изменится по количеству мест и приему?

Максим Кривелевич: Значит, уважаемые коллеги, этот вопрос нужно задавать не мне, а собственнику ВУЗа, поэтому я не буду комментировать то, что я не уполномочен комментировать. Зато я расскажу зрителям то, что, на мой взгляд, действительно важно. Бюджетные места в ВУЗе – это такое же замечательное изобретение человечества, как видеомагнитофон, и такое же устаревшее. Оно устарело как минимум на два поколения.

Иван Князев: Почему?

Максим Кривелевич: Поэтому обсуждать бюджетные места, скажем так, это как обсуждать сейчас новые модели видеомагнитофонов.

Тамара Шорникова: Подождите, а почему?

Максим Кривелевич: Вот, а вот это уже абсолютно правильный вопрос. Смотрите, каждая российская семья тратит какие-то деньги на покупку еды. Почему, собственно, мы не сбросимся, не отдадим эти деньги в бюджет и не поручим чиновникам для нас покупать еду? Они же хорошо знают, какая еда нам нужна, они хорошо знают, какая еда нам нравится. Мы так не делаем, мы сами покупаем еду. Почему? Потому что чиновник никогда не купит то, что нужно нам, он купит то, что ему удобнее купить. То же самое с бюджетными закупками образовательных услуг: чиновники покупают то, что им удобно купить, а не то, что требуется экономике. Это наносит экономике сумасшедший урон.

Приведу простой пример из нашего региона: каждый год в России готовится не менее, а скорее всего более 50 новых судоводителей – а сколько сдается новых судов? Менее 5. Куда уходят работать эти люди? Эти люди уходят работать на иностранные компании, они не платят ни копейки налогов в России, они вообще, собственно говоря, в российской экономике участвуют никак. Тем не менее мы платим за бюджетный счет за этих обучение.

Другой пример, более, скажем так, близкий для сухопутных регионов. Представьте себе, что государство 4 года платит по 80–100 тысяч за обучение будущего библиотекаря, а потом этот человек приходит на зарплату в 12 тысяч рублей. Вопрос: нужно ли тратить полмиллиона, для того чтобы подготовить человека, которому вы же сами не можете обеспечить зарплату хотя бы на уровне разумного прожиточного минимума?

Иван Князев: Понятно, да. Максим, прошу прощения, но пока вот эта система у нас сбалансируется, детей-то без образования тоже оставлять нельзя. Это, конечно, понятно, я понимаю, о чем вы говорите, что нужно учить людей, которые потом найдут себе работу, но пока этого у нас не происходит – что же им теперь, совсем безграмотными ходить?

Максим Кривелевич: Вовсе нет. Если вы хотите узнать, есть ли у меня ответ, у меня ответ есть.

Иван Князев: Давайте.

Максим Кривелевич: Человечество продвинулось далеко вперед после видеомагнитофонов. Собственно, следующим этапом после бюджетного финансирования стали образовательные кредиты. Люди брали деньги в долг, для того чтобы оплатить свое обучение, а потом шли в экономику. И этот этап тоже устарел – почему? Выяснилось, что ВУЗы специально набирают на совершенно бессмысленные специальности, ну что-нибудь типа социальной антропологии, которых нужно 3 человека на всю страну, потому что легко выдаются кредиты, люди легко учатся, легко покупают эти образовательные услуги. Эта практика тоже ушла в прошлое.

И сейчас современная практика – это product sharing agreement. То есть ВУЗ заключает с абитуриентом договор, что, когда абитуриент начнет работать по специальности, он будет выплачивать определенную часть своей зарплаты университету.

Иван Князев: И такая практика у нас распространилась по регионам?

Максим Кривелевич: Значит, такая практика распространилась практически по всем регионам между Калифорнией и Флоридой.

Иван Князев: Я понимаю, вот.

Максим Кривелевич: До наших северных широт она пока не дошла – ну так самое время! Потому что смотрите, как получается удобно: если ВУЗ учит человека чему-то, что в жизни совершенно не нужно и что человеку не пригодится, ВУЗ останется без денег. Если ВУЗ дает человеку реальный старт в жизни и учит его полезному ремеслу, ВУЗ сказочно обогатится, но не за счет родителей ученика и не за счет госбюджета, а он обогатится за счет тех знаний, умений и навыков, которые абитуриенту, потом студенту, потом магистранту дал. Эта практика, это лучшие мировые практики...

Иван Князев: Так понимаете, какую тогда менеджерскую работу должен проводить ВУЗ? Я не знаю, это скауты должны такие быть, которые будут искать предприятия, смотреть, какие специалисты нужны, потом предлагать их, потом заключать договор различный... Это же колоссальная какая-то работа.

Тамара Шорникова: Да и предприятиям это должно быть интересно хоть в какой-то степени...

Иван Князев: И предприятиям, конечно, должно заинтересовать.

Тамара Шорникова: ...что они возьмут к себе на работу этого молодого, талантливого, юного специалиста. А у нас много сейчас таких желающих вообще, «да, хотим студентов на работу к себе взять очень»?

Максим Кривелевич: Коллеги, то есть мы с вами переоткрыли главный закон экономики, что только то, что кому-то полезно, может быть продано. Да, в экономике нужно работать, да, если вы хотите зарабатывать деньги, вы должны приносить пользу, это, собственно, главный закон экономики. И ВУЗы совершенно не исключение, они оказывают очень важную социально значимую услугу, и эта социально значимая услуга не должна работать вхолостую, она должна приносить пользу.

Вы не должны найти конкретную юридическую фирму, где будет работать ваш юрист, вы должны дать своему студенту такое образование, чтобы юрфирмы за него дрались. Вы не должны находить своему будущему бухгалтеру готовое место работать, приводить его туда за руку, вы должны учить хорошего бухгалтера. Поверьте мне, любой работодатель, с которым вы будете разговаривать, с удовольствием возьмет грамотного, талантливого инженера, программиста, бухгалтера...

Иван Князев: Нет, ну это да, такие примеры на самом деле есть...

Тамара Шорникова: Максим, вы знаете, то, что вы сейчас говорите, – это, безусловно, здорово, это то, к чему, безусловно, нужно стремиться. Просто сейчас, в нынешних реалиях, когда действительно очень сложно студентам найти работу после, в очень сложных обстоятельствах предприятия, которые в принципе, мне кажется, сейчас думают о том, как бы сократить побольше, а не как бы там принять к себе еще кого-то. В любом случае... И сравнивать с едой, все-таки одно дело купить картошку за 50 рублей, другое дело как-то потратить на образование или думать о том, что ты вот потом будешь часть своей, не знаю, пятитысячной зарплаты отдавать ВУЗу на протяжении двухсот лет.

То есть, говоря о нынешних, современных реалиях, давайте к ним вернемся, хотела спросить вот что. Многие сейчас нам пишут в SMS о том, что, естественно, поменяли планы по городу, в котором будут учиться. Не секрет, что многие хотят какие-то мегаполисы или еще что-то, выбраться из своих маленьких городков, чтобы получить там, как им кажется, более качественное образование и какие-то шансы на такую более успешную жизнь...

Иван Князев: Ну в Москву в МГУ, в Санкт-Петербург во всем известные ВУЗы, вот у вас...

Тамара Шорникова: Вот такие истории, то, что происходит сейчас, поможет региональным ВУЗам оставить соответственно у себя студентов, а затем, возможно, эти студенты останутся там работать? Это как-то повлияет на развитие регионального образования, соответственно, поменяет как-то рынок труда в нашей стране, где не все будет сконцентрировано на Москве и Петербурге?

Максим Кривелевич: Вы знаете, я не могу разделить ваши опасения за судьбу наших выпускников. Огромное количество моих будущих, так сказать, и бывших студентов не сомневаются нисколько в перспективах своего трудоустройства. Очень многие из тех, кого я учил, сейчас превосходно работают в Сингапуре, в США, в Англии больше 10 человек работает. Нужно понимать, что, собственно, московские ВУЗы совершенно бессмысленны для абитуриентов не из Москвы.

Иван Князев: Но тем не менее туда все стремятся.

Тамара Шорникова: Многие.

Иван Князев: Да. Максим, я просто немножко переформулирую: вот те ребята, которые планировали этим летом действительно поехать поступать в Москву, Санкт-Петербург, в другие большие города, они сейчас поменяли свои планы? Они останутся, к примеру, у вас во Владивостоке? Потому что, сами понимаете, сейчас у нас пандемия коронавируса, мало что запланируешь, вообще далеко лучше не ездить из дома.

Максим Кривелевич: Вы знаете, я бы не связывал пандемию с принятием таких вот судьбоносных решений. Отложить начало обучения, да, может быть под воздействием пандемии, но не перенести.

Я, если позволите, закончу мысль, почему бессмысленно абитуриентам из России ехать в Москву: потому что если у вас в Москве нет своего жилья, то ваше продвижение на рынке труда будет гораздо дольше, чем ваше продвижение в собственном регионе, где у вас жилье есть. Если вам совершенно, так сказать, безразлично, тогда в этом есть смысл.

Я могу сказать так, вот по своему университету наблюдаю: студенты, с которыми я сейчас работаю, Бразилия, Южная Африка, то есть абитуриенты, студенты со всех концов глобуса. Я не могу сказать, чтобы мы работали с мальчиками и девочками из ближайшего двора. Была группа, по-моему, сирийских студентов... Очень, кстати, много китайских студентов, но эти да, эти с ближайшего двора, только не с нашего.

Поэтому смотрите, рынок стал интернациональным, сейчас уже нет такого, что вот есть провинция и есть Москва, сейчас есть Москва, есть, допустим, Шанхай, кто хочет в Шанхай, есть Владивосток, есть юг, есть север, и эти решения становятся все более индивидуальными, и усиливается конкурентная борьба в том числе на уровне имиджа. Потому что за каждым крупным университетом, за каждым федеральным университетом закрепляется некоторый имидж, вот у нас это ворота в Азию, мы же не только учим для Азии специалистов, мы учим огромное количество специалистов для Европы. Но родители считают, что вот ДФО – это ворота в Азию, там МГУ – это ворота, я не знаю, на дипломатическую службу или куда-то еще. Поэтому очень долго еще вот эти социальные предрассудки будут определять поведение и студентов, и магистрантов, и аспирантов.

Тамара Шорникова: Максим...

Иван Князев: Они и сейчас определяют, вот Пермский край пишет: «Окончив техникум, внучка почти год не могла устроиться на работу».

Тамара Шорникова: Вот одну минутку прямо буквально, меня просто зацепило, что вы говорите про ваших выпускников, за них дерутся – но дерутся там, в Америке, не знаю, в Сингапуре или еще где-то. Здесь нет такого уровня компаний, которые готовы драться за ваших студентов?

Иван Князев: Или такого уровня зарплат?

Тамара Шорникова: Такого уровня зарплат или что? Потому что грустно же все равно, что такие классные студенты, которых вы так классно учите, уезжают-то все равно за рубеж.

Максим Кривелевич: Так вот почему и уезжают, потому что бюджетные места, понимаете. То есть если бы у них были какие-то ну хотя бы даже, ладно, устаревшие образовательные кредиты, они бы здесь начали работать в компаниях, да, для того чтобы своевременно их погашать, и здесь бы росли по карьерной лестнице. А так они отучились забесплатно, их никто не держит, они обладают шикарными знаниями в области финансовых рынков, и когда они выбирают между зарплатой в каком-нибудь, чтобы никому из банков не делать рекламу, в каком-нибудь замечательном российском банке или в каком-нибудь замечательном иностранном банке, решение для них совершенно очевидно. То есть мы сознательно теряем лучших студентов вот этой системой безответственных бюджетных мест в университете.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое. Максим Кривелевич был с нами на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Тамара Шорникова: Звонок послушаем, Евгений, Архангельская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: У меня на сегодня складывается такое впечатление, что нет необходимости в высшем образовании по той причине, что за то время и ресурсы, которые тратит человек, находясь в институте, он может спокойно заработать на ту же квартиру, скажем, может, с поддержкой родителей и так далее, и те ресурсы направить, которые родители, например, потратили на то, чтобы их чадо поступило в институт, и тем самым в дальнейшем экономить до 40–50% от бюджета на квартиру, а это и поддержка, получается... Это и то, что он тратит и на семью потом, ну и в целом. То есть вопрос встает, вообще как таковое нужно сегодня образование высшее или нет.

Иван Князев: Евгений, а такой вопрос: кем так вот можно заработать? Кем вы работаете и вообще где, чтобы вот... ?

Тамара Шорникова: Научите.

Иван Князев: Да, чтобы, как вы говорите...

Тамара Шорникова: ...за 5 лет на квартиру.

Иван Князев: На квартиру, да, без высшего образования.

Зритель: Ну это... То есть я имею в виду, смотрите, ты можешь, например, прийти молодым специалистом, например, даже... Ну, например, программист, но ты приходишь, например, на низшую ступень куда-нибудь в больницу, тебе вот платят... Мне вот в 2008 году платили 12 тысяч, я плюнул, короче, сказал, зачем мне это нужно, и просто направился, например, в ту же Москву поехал или куда-то, сразу начал зарабатывать на тот момент 45 тысяч, не специалистом.

Иван Князев: Кем, кем вы работали?

Зритель: В рекламе.

Иван Князев: То есть без образования, без ничего пошли в рекламу и зарабатывали 40 тысяч?

Зритель: Совершенно верно, совершенно верно.

Иван Князев: Интересный подход, конечно. Да, хорошо, мы вас поняли, мы вас услышали, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да. И перед следующим экспертом еще несколько SMS, потому что много, конечно же, пишут, разные мнения. Воронежская область: «У многих родителей нет денег 5 лет еще содержать, пока учатся дети». Краснодарский край: «Куда после школы? В армию или в полицию», – вот такая альтернатива многим родителям видится. Москва и Московская область: «После школы всех без исключения на предприятия, стройки, сельское хозяйство и так далее. И по направлению: если заслужил, чтобы бесплатно отправляли работать».

Иван Князев: Нижегородская область пишет, что олимпиадников недопустимо много, спрашивает, почему. Возможно, на этот вопрос нам ответит наш следующий эксперт, Виктор Кокшаров у нас на связи, ректор Уральского федерального университета.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Виктор Кокшаров: Добрый день.

Иван Князев: Да, Виктор Анатольевич, слышим вас и видим.

Виктор Анатольевич, скажите, пожалуйста, у вас процент олимпиадников большой при поступлении?

Виктор Кокшаров: В прошлом году у нас было 96 человек, которые поступили без вступительных экзаменов, при том что общий прием в бакалавриат и специалитет у нас составлял более 3,5 тысяч. Так что можете судить, в общем, процент есть, но он не такой большой. Нам хотелось бы больше.

Иван Князев: А бюджетных мест много у вас? Как вот вы оцениваете вот эту ситуацию, что их нужно увеличить?

Виктор Кокшаров: Много, у нас в этом году 6 380 бюджетных мест, и вообще по количеству бюджетных мест мы один из самых больших университетов России, идем сразу же после МГУ, на втором месте в России.

Тамара Шорникова: Шесть тысяч с лишним бюджетных мест, а всего?

Виктор Кокшаров: А всего мы набираем каждый год примерно 10–11 тысяч человек, а всего у нас сейчас обучается 35 тысяч студентов.

Тамара Шорникова: Понятно. То есть, естественно, в таком формате вам не нужно ничего увеличивать, процент президентский, что называется, у вас в ВУЗе выполнен.

Вы можете сказать сейчас, на какие специальности приходят студенты?

Виктор Кокшаров: Нет, что значит «не надо увеличивать»? Есть направления, на которые очень большой поток абитуриентов, желающих поступить, но бюджетных мест мало. В основном бюджетные места даются на инженерные направления, естественно-научные, на места, связанные с информационными технологиями. Так что я думаю, что...

Иван Князев: А сколько...

Тамара Шорникова: Нет, вас никто не ограничивает, я имею в виду, что порог-то прошли, а там дальше, естественно, вольны увеличивать как угодно.

Иван Князев: Подождите, нет, я чуть-чуть просто хочу узнать, сколько добавить-то сможете?

Виктор Кокшаров: Добавить мы сможем много. Ну смотрите, мы ежегодно набираем 6 300, грубо говоря, бюджетников и около 5 тысяч контрактников. Часть контрактников мы можем заместить бюджетными местами достаточно легко, так что добавлять мы можем много.

Тамара Шорникова: А за счет чего? Просто хотелось бы понять, как функционирует, бизнес-модель какая у ВУЗа.

Иван Князев: Платников меньше станет.

Тамара Шорникова: Да, платников станет меньше – сколько вы потеряете или выиграете, например? Как организуются бюджетные места, за счет госфинансирования или вашими какими-то там, перекройкой вашего бюджета ВУЗа?

Виктор Кокшаров: Бюджетные места, конечно же, создаются за счет государственного финансирования, государственного задания. У нас 60% всех поступающих поступают на бюджетные места, около 40% контрактные. Конечно, если уменьшить количество контрактных мест, это несколько скажется на объеме внебюджетных доходов, но это будет во многом компенсировано цифрами за счет госзадания, за счет увеличения государственного финансирования. Здесь мы особой проблемы не видим и готовы предоставить особые возможности для тех абитуриентов, особенно из социально незащищенных семей, которые хотят получить качественное образование в одном из ведущих ВУЗов страны.

Иван Князев: Да.

Виктор Анатольевич, вот такой вопрос, больше не будем вас мучить по этому поводу...

Виктор Кокшаров: Вы меня не мучаете.

Иван Князев: Хорошо, да. Сколько выпускников вашего ВУЗа потом хорошо трудоустраиваются? Просто увеличить количество бюджетных мест на одном направлении, которое, грубо говоря, никому не нужно, вот как мы говорили с предыдущим экспертом, это одна история, а увеличить на востребованных специальностях – это совершенно другое.

Виктор Кокшаров: Вы понимаете, надо же смотреть на потребности региона. Урал – это вообще огромный промышленный центр, огромный регион, где сосредоточено большое количество промышленных предприятий, вообще предприятий реального сектора экономики. Поэтому востребованы не только чистые инженеры, востребованы специалисты и в области информационных технологий, востребованы специалисты, которые работают с людьми, с коммуникациями. У нас 90% наших выпускников устраиваются практически сразу же, да они начинают работать уже в ВУЗе, потому что предприятия идут к нам и работают с нами, организуют совместные программы, практико-ориентированное обучение, мы создаем базовые кафедры... То есть проблем с трудоустройством у наших выпускников нет.

Тамара Шорникова: А на какие зарплаты они примерно могут рассчитывать? Вот что для вашего региона?

Виктор Кокшаров: Ну, зарплата зависит от того, какое направление подготовки закончил тот или иной специалист, выпускник.

Тамара Шорникова: Ага.

Виктор Кокшаров: В IT это примерно минимум от 40 тысяч, а верхнего потолка, конечно же, нет. Промышленность примерно около 40 тысяч. Но, скажем, специалист в области гуманитаристики начинает примерно с 30 тысяч.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ну, что называется, зарплаты в рынке. Виктор Кокшаров был с нами на связи, ректор Уральского федерального университета.

Ну а сейчас послушаем Кострому, Кострома на связи, Наум дозвонился. Наум, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. Очень приятно, что вы подняли такой вопрос «Куда после школы?» Безусловно, у выпускников есть большой выбор, и бо́льшая часть выпускников старается повысить свои знания, и это правильный выбор. И сегодня президент Российской Федерации сделал акцент на повышении в ВУЗах квоты по бюджетным программам, и это правильный тренд. И действительно, ВУЗы должны реализовать через государственный сектор финансовой поддержки на обучение этих будущих молодых специалистов.

Учиться нужно. У меня у самого не одно высшее образование: первое инженерно-авиационное, я пролетал, отслужил в авиации...

Иван Князев: Это прекрасно.

Зритель: После того как я стал работать в промышленно-гражданском секторе, мне пригодилось и второе образование – Ивановский государственный энергетический университет. Знания в области экономики и управления предприятием помогли реализовать на предприятиях те вопросы, которые нуждались, потому что предприятиям нужны специалисты, инженеры, не только знающие финансовые рынки, на финансовых рынках сегодня мы далеко не уедем, на это нужно внутри страны сначала поднять производство.

Иван Князев: Спасибо вам, Наум, спасибо вам большое за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Будем сейчас говорить подробнее о трудоустройстве как раз, что делать, если не поступил, ну и куда идти после, уже с дипломом. Перед тем как будем обсуждать это с экспертом, посмотрим небольшой сюжет. Тысячи выпускников российских школ в этом году отложили высшее образование в пользу денег, сразу после сдачи экзаменов они собираются выйти на работу, многих родителей старшеклассников сократили. С подробностями Максим Волков.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну действительно, как показывает жизнь, без образования достаточно сложно найти себе работу, за которую еще будут достаточно хорошо платить.

Тамара Шорникова: Да.

Поговорим о проблемах трудоустройства молодежи с Ксенией Курниковой, директором по маркетингу сервиса «Работа.ру». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ксения.

Ксения Курникова: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Ксения, вот информация такая, вот как раз ваш сервис, кажется, проводил такой анализ, топ самых популярных вакансий. В апреле возглавили водители, охранники, продавцы, грузчики и комплектовщики. Ну понятно, что это коронавирус и обусловленные этим явлением профессии, но тем не менее ребята, которые сейчас не поступили, они на какую работу смогут рассчитывать? Вот на такую, не требующую опыта, как пишут в вакансиях, или на что-то еще?

Ксения Курникова: Да. У нас на сайте есть специальный раздел для студентов, и там студенты со всей страны могут посмотреть для себя работу. Плюс мы запустили раздел «Удаленная работа», что сейчас тоже актуально, и многие работодатели по всей стране опять же готовы рассмотреть сотрудников удаленно из любых регионов. Что касается наших...

Иван Князев: Какие, какие вакансии?

Тамара Шорникова: И что там, в этом разделе, сейчас уже есть?

Ксения Курникова: Там есть такие вакансии, как, например, онлайн-маркетологи, digital-маркетинг сейчас вообще очень развивающаяся сфера, и я рекомендую тем студентам будущим, кто еще не поступил, присмотреться к этой профессии. Сейчас есть много онлайн-курсов на эту тему, и здесь очень быстро можно получить обучение и пойти работать. Также это профессии, такие как операторы кол-центра, например, непыльная работа. Это также менеджеры по продажам, они сейчас востребованы многими компаниями, тоже можно удаленно организовать работу даже без опыта, можно пойти ассистентом по продажам и построить себе неплохую карьеру. Ну и, как вы уже сказали, тот топ, водители, охранники, грузчики, комплектовщики действительно и курьеры.

Иван Князев: Ксения, смотрите, 50 тысяч выпускников в этом году не планируют никуда поступать. Значит, отсеем немножко мальчиков, которые, скорее всего, пойдут в армию. Рынок выдержит такую нагрузку, такой спрос? Те, которые захотят пойти работать?

Ксения Курникова: Да. Ну, как мы знаем, сейчас проявляются некоторые кризисные явления на рынке, к сожалению, всем 100% трудоустроиться вряд ли получится. Но мы со своей стороны будем делать все возможное, чтобы предлагать вакансии, и работодатели тоже, я уверена, будут стараться привлечь молодую рабочую силу, потому что, как правило, это не такие высокие зарплаты, если это первая работа, и я уверена, что многие компании все-таки откроют работу для будущих студентов.

Иван Князев: А сколько?

Ксения Курникова: Ну и плюс здесь стоит... А?

Иван Князев: Ксения, ну вот сколько? Вот я закончил школу, никуда не поступил, на сколько денег я могу рассчитывать в месяц?

Ксения Курникова: В разных городах по-разному. У нас вот, если говорить по Москве, то на зарплату можно рассчитывать примерно от 20–25 тысяч рублей ежемесячно. Ну и, конечно, больше, если вы подкованы в IT-сфере, там базовая ставка от 40 тысяч и более. То есть тут зависит от сферы.

Тамара Шорникова: Ксения, вот нам пишут тут: «Онлайн-маркетолог в деревне – это что, анекдот?» А вот все эти вакансии рассчитаны исключительно на таких городских пижонов, что ли, будем называть?

Иван Князев: Ну да, да-да-да.

Ксения Курникова: Необязательно, необязательно. Мы в компании тоже привлекаем на аутсорсе различных на подряде и интернет-маркетологов, и дизайнеров. Они абсолютно из разных городов России, не знаю насчет деревень, но можно быть классическим специалистом, работать удаленно и иметь заказчиков в Москве, это вполне себе реализуемо, лишь бы получить хорошее образование. Например, онлайн-образование сейчас тоже очень востребовано.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ксения Курникова, директор по маркетингу сервиса «Работа.ру».

Тамара Шорникова: Наши коллеги продолжат эту тему вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как коронавирус изменил планы выпускников?