Куда поступать?

Куда поступать? | Программы | ОТР

Самые престижные профессии: как сместились акценты?

2020-03-13T13:24:00+03:00
Куда поступать?
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Ольга Арсланова: Следующая тема – куда поступать. Специалисты представили топ самых престижных профессий.

Петр Кузнецов: Даже интереснее. Ученые РАНХиГС выяснили, а какие специальности в университетах считались престижными у разных поколений, и на основе результатов опроса они рассказали о самых популярных профессиях среди реформенного поколения, миллениалов и цифрового поколения так называемого.

Ольга Арсланова: Возможно, вы спросите: а кто все эти люди? Так мы вам расскажем. Вот смотрите. Цифровое поколение – это те, кому сейчас от 23 до 29. Миллениалам – от 31 до 36 лет. И реформенное поколение – старше 41 до 46 лет. Так вот, удивительно, совершенно разные люди, да, родились в разные эпохи, но тем не менее во всех трех случаях в топе оказалась экономика. Ее отметили от 57 до 70% опрошенных. Далее юриспруденция. И на третьем месте медицина. Но реально такую профессию получили только 5% участников исследования. Т. е. престижная, хорошая, но не для меня, – ответили они. Выросла, конечно же, популярность информационных технологий. А престижность работы в сферах психологии, социологии, пиар и рекламы выросла еще больше: почти в 2 раза. Инженерные специальности – у них тоже стабильный спрос, как мы видим вот из этого списка. Ну, и подросла работа в сфере государственного и муниципального управления. Но есть антирейтинг. Давайте посмотрим на него. Сельское хозяйство там, как мы видим, естественнонаучные дисциплины, математика, музыка и культура. Ну, с сельским хозяйством все понятно: там самые низкие зарплаты по статистике в нашей стране. Вот что не так с естественными науками и математикой, не очень понятно. И еще один любопытный факт. Среди тех, кому сейчас от 41 до 46 лет, на платной основе учились всего 15% студентов. А среди цифрового поколения – уже почти 39%. По данным РАНХиГС, в 2017 году уже половина всех студентов вузов учились на платной основе.

Петр Кузнецов: Несмотря на высокие цены.

Ольга Арсланова: Так что престиж престижем, а бюджетных мест все меньше и меньше.

Петр Кузнецов: И это в том числе попытаемся тоже объяснить с помощью наших экспертов. К нам подключается Амет Володарский, это руководитель проекта Росвуз.рф. Олег, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Амет Володарский: Всем привет от реформенного поколения.

Ольга Арсланова: Спасибо от миллениалов, тоже вам. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ну, и от цифрового. Это…

Ольга Арсланова: Это ты о себе?

Петр Кузнецов: …про себя, да.

Ольга Арсланова: Ну, в общем, да. Младшие потом. А давайте поговорим вот о чем. Удивительно, почему юриспруденция и экономика популярны у всех поколений. Мне казалось, сейчас уже должен быть спад.

Амет Володарский: Нет. Расскажу. Как ни старались некоторые чиновники доказать обществу, что у нас слишком много экономистов и слишком много юристов, экономика ответила «нет, у нас очень мало юристов и очень мало экономистов». Особенно профильных, отраслевых. Тем более когда мы до сих пор, слушайте, ну мы больше 10 лет находимся в ситуации реформ. Мы до сих пор, я считаю, что мы как начали реформы в 86-м году, мы и до сих пор в общем-то их не закончили. Поэтому некоторая такая стабильность и возможность переходить от революционных к эволюционным методикам развития общества, возможно, немножко приостановит спрос на экономистов и юристов, но все-таки сегодня этот спрос есть. Потому что мы все еще не перестроились, мы еще не понимаем, в каком обществе мы живем. То ли это капиталистическое общество, то ли это капиталистическое, которое основано на социальных идеях, и т. д. Т. е. у нас нет какой-то, у нас нет общественного договора (я имею в виду: между обществом и властью), куда мы движемся. И поэтому вот в таких непонятных ситуациях всегда будет страдать экономика. А раз она страдает, значит, потребность в этих специалистах – экономистах и юристах – будет постоянной. Что сегодня меня радует как специалиста в области образования? То, что инженерные специальности начинают становиться востребованными. И особенно это связано за счет инженерных специальностей, инженеров в области информационных технологий, в области машинного оборудования…

Ольга Арсланова: Простите, что вас перебиваю. Я специально посмотрела топ самых популярных профессий в мире. Так вот, инженеры вообще на первом месте, если суммировать развитые страны. А мы вот только-только подтягиваемся, получается. После того, как в советское время были инженеры очень престижны и популярны, потом был провал.

Амет Володарский: Я вас уверяю, что еще 5, ну может быть 10 лет, и у нас инженерное направление, инженерные специальности, особенно в области применения искусственного интеллекта и информационных технологий, у нас тоже будет на первом месте. И тогда мы сможем занять достойное место в экспорте продуктов информационных технологий. Если мы не позакрываем вузы и направления. И если мы дадим возможность вузам творить автономно, без участия чиновников.

Петр Кузнецов: Амет, вот про инженеров заговорили, а хочется сказать … инженер это крик души. Я вот к чему. Считается, что абитуриенты все чаще выбирают в вузах не какую-то конкретную профессию, а, ну что ли, образ жизни ищут там. Т. е. это нормально, что студенты сначала выбирают какое-то направление, а потом конкретную уже какую-то специализацию, конкретную профессию уже на поздних курсах?

Амет Володарский: Но ведь это же везде так.

Петр Кузнецов: А, и это было всегда, да? Если мы сейчас о всех поколениях этих, по крайней мере трех, которые представлены у нас, говорим.

Амет Володарский: Ну, конечно. И мое поколение, так называемое реформенное… хотя мне не очень нравится это название, я больше называю свое поколение как мостик между, скажем, Советским Союзом и Российской Федерацией. Вот мое поколение – мостик, скорее всего.

Ольга Арсланова: Посредники.

Амет Володарский: Посредники такие. Т. е. мы можем говорить и на том языке, на советском, и на современном. Поэтому я считаю даже, что мое поколение, когда мы выбирали профессию, конечно, мы дальше исходили из темы студенческой жизни. Есть ли КВН, есть ли походы, какова внеаудиторная жизнь. И для студенчества, а особенно студенчества нашей страны, это имеет большое…

Ольга Арсланова: Да? Спасибо, у нас связь прервалась.

Петр Кузнецов: Большое… большое значение, да. Спасибо большое. Амет Володарский. Андрей Быстров с нами готов побеседовать, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Плеханова. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Быстров: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А кстати о промышленности. Вот нам пишут: нужны рабочие люди. Рабочие специальности надо развивать. Самая престижная профессия – сантехник, сварщик, электрик. Мы, кстати, вот эти рабочие специальности не увидели в списке самых популярных и престижных профессий. Это плохо? Как вам кажется?

Андрей Быстров: Вы знаете, хорошо ли это или плохо, профессионал в любом месте – он ценится. Неважно, кто это: балерина или сантехник, но, если это профессионал высокого класса… В Великобритании есть такое нарицательное выражение по этому поводу: «польский сантехник». В других странах это признак такого, высокого качества и национальной принадлежности, наверное, уже ассоциируется с поляками в Великобритании. Но, вы знаете, я вот слушал внимательно предыдущих экспертов. И я в основном, конечно, с ним соглашусь. Но то, что экономическое образование в общем-то не нужно или менее востребовано или у нас засилье, – я бы, наверное, так не сказал. С одной точки зрения – да. Но вот посмотрите мировую практику. Самое дорогое и самое престижное образование во всем мире – это экономическое, юридическое и медицинское. Классический университет – всегда есть и факультет инжиниринга, но на факультет инжиниринга поступить легче, но учиться сложнее, да? По любой инжиниринговой специальности. Конечно, молодежь, то, что сейчас поворачивается к практическим технологическим специальностям лицом, это очень хорошо. Она понимает, что здесь и элементы творчества, и, наверное, все-таки большая перспектива востребованности на рынке труда с этой точки зрения. А простые специальности, ну, не простые, а специальности, которые не требуют высшего образования: сантехники, слесари, токари определенного рода, ну, качества, – они тоже нужны. И хороший токарь… Мы понимаем, сейчас вот многие плачут о том, что у нас, например, не хватает токарей и слесарей. Но давайте посмотрим, что современный мир ушел уже далеко вперед, и токари, слесари, наверное, в будущем уже не нужны. Будут делать роботы точные детали точить на этих всех моментах…

Ольга Арсланова: Андрей, да, вот такой еще хочу вопрос задать: что такое престиж? Что мы под этим понимаем? Это совокупность пользы обществу и высокая зарплата? Как лично вы понимаете эту штуку – престиж профессии?

Андрей Быстров: Престиж профессии: она мне должна приносить удовлетворение. От того процесса, что я делаю, и от результатов этого труда. Я думаю, что в этом и есть престиж.

Петр Кузнецов: А давайте попробуем еще объяснить. Мы отметили возросший спрос, короче, прирост на платном направлении, несмотря на высокие цены. Чем это можно объяснить? Люди-то у нас – скорее всего, здесь речь идет о родителях все-таки тех, кто поступает, – ну, как-то у нас вряд ли богатеют, мы не отмечаем…

Андрей Быстров: Во-первых, уменьшается количество бюджетных мест в университетах. Это раз.

Петр Кузнецов: Так.

Андрей Быстров: Во-вторых, мы понимаем, что сейчас оценки изменились. Если раньше большинство студентов, которые поступали в вузы, это те, кто закончил школу в данном регионе, и в престижные столичные вузы стремились меньше, то теперь в общем-то у нас прошло несколько так смещение акцента. Все понимают: чтобы быть успешным в жизни, нужно как можно брендовей закончить университет.

Петр Кузнецов: Вот. Так вопрос к Олиному, что такое престиж. Может быть, престиж это и есть – учиться на платном направлении? И отсюда все идет?

Андрей Быстров: Нет, я думаю, что престиж, наверное, получить качественное образование в престижном университете. Потому что когда выпускник приходит в первый раз устраиваться на работу, приглашением к разговору является, ну, наиболее активным, – это качество его диплома.

Ольга Арсланова: Андрей, вот мне, например, немного обидно, что престижными считаются только московские вузы. Ну, и еще там буквально пара-тройка по стране. Почему так? Эту ситуацию не искусственно ли создают? И как можно поднять престиж региональных вузов?

Петр Кузнецов: О чем еще Васильева говорила, да.

Андрей Быстров: С одной стороны, это, наверное, ну, есть элемент искусственности. Но весь мир так живет. Поэтому, вот берем, самое у нас качественное образование считается американское, британское, да? И посмотрим, где есть топ университетов лучших. Но они не все находятся в столице, в столицах там. И даже медицинские центры, медицинские университеты не все находятся… и нобелевские лауреаты не все преподают в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лондоне, они иногда в таких небольших городках. Это, наверное, большая проблема нашей страны. Т. е. суперцентрализация, доставшаяся нам в наследство от Советского Союза. Все везлось в центр, в том числе и образование концентрировалось в одном месте. А потом расходилось по регионам. Чем дальше от Москвы, тем слабее эти импульсы. Но мы видим и по уровню жизни: Москва, Петербург и города-миллионники превосходят, скажем, значительно провинцию. 100 км от столицы – жизнь совсем другая. Не только с точки зрения образования, а вообще с точки зрения и быта, и организации, и достатка, уровня жизни населения. Поэтому я думаю, что это не только проблема системы образования, в том, что у нас провинциальные вузы менее престижны. Хотя есть примеры, когда отдаленные университеты являются лучшими. Не много таких, но такие есть. Например, в Томске такие университеты, очень сильный кластер образовательный, в Новосибирске. Это в общем-то исключение, но исторически так сложилось, что такой очень мощный интеллектуальный, образовательный потенциал эти регионы в себе накопили.

Петр Кузнецов: Спасибо. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Т. е. такое возможно.

Петр Кузнецов: Такое возможно. Это был комментарий нашего эксперта Андрея Быстрова. Спасибо вам. А мы обсудим сейчас еще один рейтинг.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Самые престижные профессии: как сместились акценты?