Денис Кирис: Нам нужна федеральная целевая программа для поддержки небольших учреждений культуры. Таких, как сельские библиотеки и дома культуры

Денис Кирис: Нам нужна федеральная целевая программа для поддержки небольших учреждений культуры. Таких, как сельские библиотеки и дома культуры
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Денис Кирис
заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер

Оксана Галькевич: Вот любят у нас, уважаемые друзья, жаловаться на нехватку культуры. Знаешь, часто, Костя, слышим, что люди готовы ходить в театры, на концерты, выставки, но выбор у них невелик. А на самом деле все не так с точки зрения недавнего исследования.

Константин Чуриков: Все даже не совсем так. Финансовый университет при правительстве опросил жителей крупных российских городов, и там в среднем на 83% своим культурным досугом люди в принципе довольны – перед вами рейтинг топ-5. Обратите внимание, Москва тут далеко не первая…

Оксана Галькевич: …потому что там далеко первый кто? Санкт-Петербург.

Константин Чуриков: Санкт-Петербург, город на Неве.

Оксана Галькевич: Но на самом деле, уважаемые друзья, есть и другая часть этого списка – давайте посмотрим с конца: крупные города, где с доступностью учреждений культуры все, в общем, не так здорово. Причем в Набережных Челнах, например, половина жителей сказали, что им ходить некуда.

Константин Чуриков: Это мы еще не говорили о малых городах, поселках и деревнях. Вот вы позвоните нам, расскажите – у вас там, где-то в глубинке есть возможность культурно отдыхать, хотя бы элементарно в библиотеку сходить?

Оксана Галькевич: Не то что уж спектакль посмотреть…

Давайте, уважаемые друзья, разбираться с этим вопросом. Поможет нам в этом сегодня наш гость – представляем в студии программы "Отражение" Дениса Кириса, заместителя председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Денис Кирис: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Денис Александрович, вот насколько можно верить этим цифрам, что на 83% у нас с культурой, с ее доступностью в принципе все хорошо? Или действительно эта статистика многого не учитывает?

Денис Кирис: Вы знаете, я серьезно поспорил бы, потому что мы сейчас тоже на сайте Общественной палаты Российской Федерации, наша комиссия запустила мониторинг доступа к учреждениям культуры, он уже второй месяц продолжается, есть определенные результаты. Хотелось бы знать всю картинку, которая есть на территории всей России, а она у нас большая, 85 субъектов. И вот пока я не могу сказать, что результаты такие радующие. Результаты не очень хорошие.

К сожалению, страдают в первую очередь… Люди не могут иметь доступа, что в соответствии с 44-й статьей Конституции Российской Федерации – каждый гражданин имеет право доступа к культуре. Но так складывается, что у нас граждане не везде имеют этот доступ. То есть если в глубинку куда-то попасть, то там зачастую пойти некуда, вы абсолютно правы в этом. То есть наш мониторинг направлен в первую очередь на выявление проблемных регионов, в том числе тех регионов, которые находятся в затруднительном положении, где закрываются сельские библиотеки, дома культуры уже существующие. Буквально недавно мы выезжали на форум сообщества во Владивосток, мы выехали, что называется, на места с Вероникой Музой из местной краевой Приморской палаты, и мы увидели это своими глазами. Мы выбрали специально три объекта, заехали в три сельских клуба, и… Собственно, я могу рассказать, что я увидел, и из этого можно сказать о положении культуры – собственно, везде такая картинка.

Оксана Галькевич: А знаете что? Давайте проведем просто сейчас свое такое небольшое исследование, как уж мы работаем в прямом эфире, раз уж мы такие интерактивные. Уважаемые друзья, наши телезрители, пожалуйста, напишите, как у вас с культурным досугом – расскажите нам, пришлите SMS на портал 3443 (первые буквы "ОТР"). Пишите только, пожалуйста, так: город – малый город – село – деревенька.

Константин Чуриков: Название обязательно.

Оксана Галькевич: Да, название, чтобы мы понимали. И в конце этой получасовки подведем итоги.

Константин Чуриков: Ну а сейчас давайте посмотрим материал наших корреспондентов о культурном досуге в Сызрани и Череповце.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, конечно, я думаю, всем было приятно узнать, что в Череповце есть филармония и такая вообще насыщенная культурная жизнь, да и в Сызрани тоже есть о чем рассказать. Но давайте все-таки в ходе этой дискуссии будем говорить о том, как есть – что есть и чего нет у вас в вашем регионе. У нас сейчас зритель из Крыма на связи – Алексей, добрый вечер. Говорите, что у вас с культурным досугом.

Зритель: Добрый вечер. Культуры нет никакой практически. По праздникам, может быть, кто-нибудь с чем-нибудь приедет, что-то покажет – все, больше ничего нет. Тут даже телевизор не посмотришь по-нормальному: поставили, ввели…, но сигнал слабый, с Керчи практически… Ну как, доходит, но очень слабо.

Константин Чуриков: Это еще если телевизор несет культуру, потому что он может что-то другое нести в массы. Алексей, а вот скажите, вы из какого города, поселка? У вас там, наверное, все тоже неоднородно в Крыму – есть Симферополь и есть Ялта, где, наверное, бурная какая-то жизнь. А вы откуда?

Зритель: Я живу под Керчью, город Новониколаевка – село. Здесь ни работы, ни культуры, ничего нет.

Константин Чуриков: Библиотека хотя бы есть в Керчи?

Зритель: Наверное, есть, но мы живем в 300 километрах от Керчи, какая нам библиотека.

Константин Чуриков: И у вас тоже никакой возможности? Я уж не говорю о книжном магазине.

Зритель: Вы знаете, я вообще от культуры-то, в принципе, уже далек, мне под 70 лет, поэтому меня сейчас больше интересует телевизор, а телевизор не посмотришь.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш отзыв, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Денис Александрович, вот смотрите, раньше были гастроли, это была налаженная, такая системная большая работа в рамках страны. Сейчас, я так понимаю, с этим сложнее, все-таки сложная довольно экономика?

Денис Кирис: Нет, вы знаете, это такая на самом деле комплексная проблема. Есть президентская программа "Большие гастроли" у Министерства культуры, но это большие, крупные театры, которые ездят, опять же, по крупным городам, и сейчас вроде бы начали ездить в какие-то малые города. Собственно, тут суть-то, понимаете… Театры-то будут ездить, им будут помогать и так далее. Тут речь все-таки о том, что…

Оксана Галькевич: Будут ездить, если что?

Денис Кирис: Во-первых, я же говорю, есть программа. Они будут ездить и они ездят по мере возможности.

Оксана Галькевич: А, вообще будут ездить?

Денис Кирис: Но они не доезжают до глубинки, они не могут приехать в сельский клуб, где население, допустим, 5 тысяч человек – они туда не смогут приехать, потому что фактически в этом клубе-то и выступать нельзя. Это к вопросу о том, что мы приехали и увидели: клубы советских времен, люди работают, +15 градусов, дети занимаются хореографией. Это нормально, когда за окном -22, а дети занимаются в +15? Да, там ставят обогревать, тепловые пушки – все своими руками. Да, есть бюджет на зарплату и коммунальные услуги, но система отопления там с советских времен не менялась.

Оксана Галькевич: Хочу уточнить: скажите, Денис Александрович, а установка, какая цель все-таки ставится? Вы сейчас занимаетесь мониторингом этой ситуации. Каждый гражданин имеет право на получение культурных услуг, на то, чтобы иметь культурный досуг. Но установка-то какая? – каждый должен иметь возможность сходить в театр? Каждый должен иметь возможность посмотреть спектакль, услышать концерт живой музыки или?

Денис Кирис: В том числе. По крайней мере там, где есть население. Допустим, есть сельское поселение, есть деревня – там должна быть библиотека, они там были все. Огромное количество – тысяча за прошлый год (это был не наш мониторинг, было заседание в Госдуме как раз о доступности) – около тысячи с лишним библиотек было закрыто на территории Российской Федерации в том году, понимаете? То есть человек должен прийти в библиотеку, у него там должен быть доступ к Интернету, он может зайти, допустим, на портал культура.рф, там огромное количество фильмов советских, российских, книг, там и в интерактивном режиме можно посмотреть спектакли. Но это же нужно куда-то зайти, чтобы там это было, а получается, что человеку некуда идти.

Константин Чуриков: Чтобы был Интернет еще как минимум.

Оксана Галькевич: Да.

Денис Кирис: Да. И есть государственная программа (я не помню, кто ее курирует) о том, чтобы все сельские библиотеки были подсоединены в Сети (по-моему, сейчас это не проблема), и то эта программа как бы не выполняется. Поэтому тут суть такая – комплексное решение: мы должны поднять эту проблему. Чиновники рапортуют, у них все хорошо, все замечательно, у всех есть доступ, но его нет, и мы теряем те очаги культуры, которые были еще когда-то заложены. Их нужно всего лишь поддержать, чтобы они выжили, чтобы они могли нормально функционировать. И тут комплексная программа в первую очередь финансирования, потому что, поймите, федеральное финансирование финансирует федеральные объекты, там все нормально худо-бедно.

Константин Чуриков: Это мы еще говорим просто о доступности, о количественных показателях, потому что еще есть качественные показатели. Я не буду называть одну из московских библиотек, в которую я записан, но там, например, стеллаж российской и русской классики – на букву "П" (Пушкин) это вот такой небольшой рядок книг; рядом находятся другие авторы, они представлены в большем ассортименте (даже есть такая автор Пушкова, я вот узнал)…

Оксана Галькевич: Не зря сходил в библиотеку.

Константин Чуриков: А Пушкина всего несколько книжечек.

Денис Кирис: Я хотел бы уже резюмировать. Федеральное финансирование – это одна ситуация, региональное финансирование – это другая ситуация. И даже есть программа в регионах… Мы были в Приморском крае, там есть программа финансирования культуры аж до 2020 года. Там есть все статьи расходов. Понятно, что бюджет как бы складывается – федеральный, местный бюджет. Но суть в том, что, допустим, клуб принадлежит сельскому поселению, у сельского поселения нет денег на ремонт. Мы идем выше, на муниципальный уровень, 131-й Федеральный закон муниципального управления – в муниципалитете тоже денег нет, чтобы его отремонтировать, видите как. А в крае в конечном итоге свои проблемы. И вот что мы получаем: то, что есть, что можно поддержать, пропадает и исчезает. И люди не могут… Детей некуда водить. Я потом дорасскажу.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонок – Борис из Омска у нас на линии. Добрый вечер, Борис.

Зритель: Здравствуйте. Я из Омска, у нас все хорошо с культурой – есть музеи, театры, есть куда сходить. Вот такая просьба – может быть, посодействуете: в крупных городах (в Петербурге, в столице нашей) для пенсионеров есть льготы, даже в музеи бесплатно, а у нас никаких льгот в Омске для пенсионеров нет. Я считаю, что это неправильно, тем более мы даже писали письмо в Академический театр драмы, чтобы хотя бы ветеранам, врачам разрешили посещать не гастроли, не премьеры, а обычные спектакли – ответ отрицательный.

Константин Чуриков: Тем более, сдается мне, что омские пенсионеры явно не богаче московских. Тут я слышал, что в будущем году рассматривают вопрос о том, чтобы сделать минимальную пенсию в Москве 17 тысяч рублей, так что вопросы есть.

Денис Кирис: Я бы хотел сказать, что вообще странно: обычно для пенсионеров, насколько я знаю, есть программа специальная. По крайней мере по Москве могу сказать, что в местных московских библиотеках, во всех библиотеках для пенсионеров постоянно устраивают какие-то культурные мероприятия бесплатно – подключают совет ветеранов и так далее, то есть это присутствует. Видите, в Омске, значит, с этим есть проблемы. Но это вопросы уже к губернатору, к тем, кто там руководит культурой, почему они не дают социально не защищенным слоям населения участвовать в культурной жизни – это к ним вопросы в первую очередь.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я, может быть, сейчас такой вопрос задам странный, может быть, очень наивный. Но я понимаю: когда за окном -20-25, а в доме культуры нет условий, для того чтобы там выступал более-менее какой-то коллектив серьезный, себя уважающий, сложно организовать приезд интересного спектакля.

Константин Чуриков: Тут нужны концертные валенки.

Оксана Галькевич: Но есть же, в конце концов, какие-то, может быть, альтернативные подходы? В свое время я наблюдала, как на острове Ольхон в практически 350 километрах от областного центра летом приезжали творческие коллективы, труппы, проводили там какой-то местный театральный фестиваль – это было очень интересно, люди по возможности приезжали туда летом. Потому что да, свой дом культурки – он такой очень слабенький, зимой там действительно может быть нездорово, да и сцена не такая замечательная, но летом под открытым воздухом в этих замечательных совершенно природных интерьерах это выглядит совершенно иначе. Таким образом, у нас то же самое можно делать и на нашем Севере, и на нашем Юге тем более, и в Сибири, и на Дальнем Востоке – да где угодно. Вопрос, чтобы только поехали.

Денис Кирис: Вы знаете, я с вами согласен. Несмотря ни на что эти, так скажем, очаги культуры живут активной культурной жизнью: они ездят на какие-то смотры, конкурсы по району, туда все возят своих детей, потому что там они имеют возможность действительно заниматься, получать дополнительное образование, с ними занимаются. Но тут я опять хочу вернуться к тому, что мы посмотрели три клуба. Один в шикарном состоянии, им даже инвалиды могут пользоваться, во втором, о котором я сказал, проблемы с системой отопления, а третий… Мне страшно говорить, потому что я увидел барак 1954 года и с табличкой на нем "Государственное учреждение культуры, клуб такой-то". То есть он фактически в аварийном состоянии, и люди там, там 700 человек живет. Туда дети приходят, занимаются с человеком музыкой, они все равно занимаются, понимаете? И опять же, это все можно и нужно решать. Я просто хотел в общем сказать, что тот же Дальний Восток, Приморский край – огромный регион… 

Хочу докончить мысль: если вы сказали о том, что какая цель нашего мониторинга – мы должны дать абсолютно ясное и четкое понимание, так как мы Общественная палата Российской Федерации, президент дал нам всем поручение о том, что мы должны говорить то, что говорит народ снизу.

Константин Чуриков: Вот что говорит народ снизу, сейчас хочу вам как раз зачитать.

Денис Кирис: Да, давайте послушаем.

Константин Чуриков: Из Нижегородской области такая интересная SMS: "Раньше ругали коммунистов, которые из церквей делали хлебопекарни, а сейчас из домов культуры сделали общественные туалеты и свинарники – нашу действительность не победить". Ставропольский край – это уже вопрос качества: "В Ставрополе драмтеатр со слабенькой труппой, – пишет нам зритель. – Есть филармония, камерный хор. Скучаю по опере, по консерватории, люблю классическую, органную музыку". Запрос есть.

Оксана Галькевич: И, кстати говоря, я вспоминаю наш эфир, посвященный именно работе домов культуры на селе. Очень запомнилось то, что люди говорят, что самодеятельность, там веселые задорные люди работают в этих домах культуры, самодеятельность – это хорошо, они там уже всех собрали, они уже из одной деревни в другую гастролируют, гастроли на "ура", но они хотят, чтобы к ним приехали из областного центра, из соседнего областного центра, из Москвы, из Петербурга. Они же тоже хотят высокой культуры.

Денис Кирис: Такие были проекты...

Оксана Галькевич: А проходимость они вам организуют, все приедут.

Денис Кирис: Был такой "Товарищ кино", когда все наши советские известные актеры приезжали с фильмами. Народная артистка России Лариса Лужина, мы с ней ездили с актерским… Помню, она рассказывала, что их привозили на поезде к точке какой-то, сажали на трактор и везли туда, куда даже без трактора не пройдешь, и они выступали в сельском доме культуры. Это было.

Константин Чуриков: Нам зрители сейчас пишут, вспоминают: "Георгий Вицин приезжал в Ставропольский край, в село Ивановское, а сейчас замани звезду за копейки". Просят нас вспомнить великого Рихтера, посмотреть на карту его выступлений – это тоже, наверное, вопрос и к артистам, и к Министерству культуры, и к организаторам.

Оксана Галькевич: Белгородскую область давайте послушаем – Валентина, наша телезрительница. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Белгородской области, поселок Ракитное. Я хочу вам сказать: у нас такая культура! – на высшем уровне! У нас дворец прекрасный, один ледовый дворец, два бассейна плавательных. У нас столько людей ходит заниматься!

Константин Чуриков: Подождите, мы не о физкультуре, мы о культуре, понимаете, о возвышенном.

Зритель: Я и говорю о возвышенной культуре. У нас столько детей ходит во дворец культуры – танцевальные коллективы, песенные коллективы. У нас столько хоров организовано, я лично участвую в хоре ветеранов. Мы ездили недавно, в Москве выступали даже со своим хором.

Оксана Галькевич: Вот это да.

Зритель: Я хочу вам сказать, что у нас в Белгородской области на этот счет… Сегодня к нам приезжал симфонический оркестр с хором вместе!

Константин Чуриков: Да что вы говорите? В село?

Оксана Галькевич: В село Ракитное?

Зритель: Выступали у нас. Прекрасно провели время сегодня. В общем, я вам хочу сказать, что у нас в Белгородской области жалоб, я думаю, ни у кого нет. Просто если кто не хочет, тот не ходит в дом культуры, а для того чтобы пойти туда, нужно просто подняться от телевизора и идти во дворец.

Оксана Галькевич: Нет, ну ОТР все-таки смотрите иногда, пожалуйста – с перерывами, но смотрите.

Зритель: Конечно, я смотрю.

Константин Чуриков: А потом в дом культуры с гармошкой или без.

Оксана Галькевич: Вот это правильное, мне кажется, сочетание.

Денис Кирис: Какая область?

Константин Чуриков: Белгородская область, село Ракитное.

Денис Кирис: Вот видите. То есть в каждом регионе есть своя… И я вас уверяю, что не везде… Видите, там, значит, есть, там руководство – это же все равно зависит от руководства, как оно работает, в том числе муниципальное. Соответственно, оно эффективно работает, а где-то вообще никак не работает, и им надо помогать. Еще раз скажу, что суть нашего мониторинга – мы должны на выходе выдать четкую ситуацию по стране, и ту систему финансирования, которая сейчас существует, надо менять, иначе мы потеряем многое из того, что еще можно сохранить.

Константин Чуриков: Вы знаете, я специально отложил одну вчерашнюю SMS, которую прислал зритель из Кемеровской области – он просит нас рассмотреть в эфире такой прозаический вопрос (мы его отдельно рассмотрим, конечно), как наличие общественных туалетов в городах (например, в городе Кемерово), если уж мы просто заговорили о культуре. А если обобщать: вы знаете, у нас же есть программный документ "Основы государственной культурной политики", есть соответствующий указ президента №808, который ссылается на это. Что в этом указе? Мониторит ли кто-то исполнение этого указа?

Денис Кирис: У нас много, так скажем, нормативных документов за подписью президента. Точно сказать, насколько это все четко соблюдается, я сейчас не могу, потому что сложно сейчас на этот вопрос ответить. Но тем не менее…

Если про городские туалеты, я думаю, что у нас пример можно привести простой в Москве – видели, сколько поставили кабин? Я как-то смотрю, что они не все и не всегда работают. Поэтому тут уже другой, наверное, вопрос – это больше, наверное, к власти на месте, если там такой вопрос возникает.

Константин Чуриков: Просто это все взаимосвязано: и пепельница, и урны – это все звенья одной цепи.

Оксана Галькевич: Культура начинается с малого.

Денис Кирис: Да. Мне показали в том сельском доме культуры, где холодно, но люди работают несмотря на это – говорят, вот здесь у них стиральная машинка стоит, потому что мы здесь костюмы шьем, у нас свои коллективы. Понимаете, там люди все равно все сделают сами, своими руками и тем самым выживают, но так нельзя.

Оксана Галькевич: Смотрите, вспоминаются кинопередвижные…

Денис Кирис: "Товарищ кино", о котором я вам сказал.

Оксана Галькевич: Да. Вот нам просто люди пишут, что раньше там-то был кинотеатр, а теперь и этого нет. Простите, передвижки какие-то могут…

Денис Кирис: Лучше всего, чтобы была хоть какая-то…

Оксана Галькевич: С кинофильмом-то проще, наверное, чем с труппой театральной, правда?

Денис Кирис: Поймите, здесь нужно четко… Как я сейчас вижу, здесь нужна отдельная федеральная целевая программа, которая должна поддержать вот эти небольшие учреждения культуры, как сельские библиотеки, как дома культуры. Потому что в краевом бюджете это все по остаточному принципу, они не могут…

Константин Чуриков: Подытоживая, сообщение из Новосибирской области – просто интересен размах запросов: "Картин Левитана нет, яиц Фаберже нет – культура не для всех". В общем, за то, чтобы и картины Левитана, и яйца Фаберже хотя бы в большинстве городов были.

Оксана Галькевич: Алтайский край, Костя, у меня лучше: "Вагнер – это мой досуг".

Константин Чуриков: Подпись? Без подписи, да?

Оксана Галькевич: Алтайский край.

Константин Чуриков: Хорошо.

Мы говорили о доступности учреждений культуры. В студии у нас был Денис Кирис, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты России по вопросам развития культуры и сохранения духовного развития. Спасибо, Денис Александрович.

Денис Кирис: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы через пару минут к вам вернемся.

 

 

 

 

 

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)