Мариэтта Чудакова и Светлана Чазова: О том, как важно сохранять учреждения культуры в сельской местности

Гости
Мариэтта Чудакова
член Европейской академии, профессор Литературного института имени А.М. Горького
Светлана Чазова
доцент кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры

Константин Чуриков: Итак, в течение этого часа…

Марина Калинина: Ну что, мы добрались до нашей большой темы сегодняшней. Будем говорить о библиотеках, но не городских, а именно в сельской местности – в деревнях, в селах, поселках и так далее. И вот несколько цифр. Количество библиотек ежегодно сокращается примерно на тысячу. Например, если в 2000 году в России по данным Минкультуры была 51 тысяча библиотек, то в 2015 году уже 39 тысяч. При этом посещают библиотеки около 35% населения, 70% библиотек как раз находятся в сельской местности.

Константин Чуриков: Чуть позже в нашем эфире мы покажем сюжет об экспедиции ОТР, о том, как мы, наши коллеги все вместе выбрались как раз в несколько деревень Ярославской области, чтобы увидеть жизнь, чтобы заснять людей, которые там живут. Ну и, конечно, не с пустыми руками ехать…

Марина Калинина: С пустыми руками приехать не могли.

Константин Чуриков: Именно с книгами. Поговорим о сельских библиотеках вместе с вами.

И вот кто у нас в студии: в студии Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, профессор Литературного института имени А. М. Горького, и Светлана Чазова, доцент кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры. Добрый вечер, уважаемые гости.

Мариэтта Чудакова: Добрый вечер.

Светлана Чазова: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мариэтта Омаровна, я знаю, что вы очень много участвовали как раз-таки в помощи сельским библиотекам. Мы чуть позже покажем сюжет и все вместе посмотрим, в каком состоянии эти библиотеки сегодня. Вот мы сейчас приводили статистику о том, как сокращаются библиотеки примерно на 1 тысячу в год. Скажите, пожалуйста, сейчас эта тенденция остановилась, или вот эта так называемая оптимизация, сокращение библиотек продолжается?

Мариэтта Чудакова: Конечно, оно идет очень сильно. Одно из самых глупых мероприятий, которое проводится в моей стране, потому что самое главное, и это ужасно, сокращают сельские библиотеки. В позапрошлом году в Нижегородчине сократили, уничтожили 17 сельских библиотек – это называется оптимизацией. Самая главная черта нашего с вами отечества, что придумывают хорошие слова для плохих дел.

Константин Чуриков: Оптимизация – это же улучшение по идее.

Мариэтта Чудакова: Казалось бы, да, хорошее слово, а это, конечно, полная мерзость. И те крохи, которые от бюджетов освобождаются, когда уничтожают библиотеку, я лично не знаю, куда они деваются, но очень опытный мой сотоварищ младший, "афганец", мы с ним ездим по библиотекам, говорит: "Я вас уверяю, Мариэтта Омаровна, что эти деньги распределяются между чиновниками, между их зарплатами. Если бы они шли в бюджет, никто бы не стал этим заниматься", – вот такое он высказал предположение. Я за него не отвечаю, но что-то в этом есть. Потому что это не боюсь этого слова преступление по отношению к своему отечеству и к своей молодежи. Потому что село. Предположим, там в селе три подростка выдающегося уровня над другими, мы с такими встречались многократно, разъезжая по селам. Первый сказал мой "афганец", не я, а я поняла, что он прав: мы ехал как-то всего лишь от Владивостока до Москвы, месяц ехали, останавливались…

Марина Калинина: "Всего лишь", ничего себе, такие расстояния.

Мариэтта Чудакова: На машине в 17 пунктах останавливались, в поселках и городах, я встречалась с библиотекарями, с читателями и так далее. И он мне сказал… В 30 километрах от Благовещенска, до сих пор помню эту встречу, село Новопетровское. Туда съезжаются из разных уничтоженных школ дети и там учатся в этом селе. И вот он мне сказал… Один мальчик там, молодой человек уже, можно сказать, 10-го класса, подымал руку на каждый мой вопрос викторины, на каждый без исключения. Мы едем, мой сотоварищ говорит: "Мариэтта Омаровна, как обидно, ведь у родителей у его нет денег откупить его от армии, он не в университет, а в армию пойдет, такой умный мальчик". Но я должна сказать, я человек оптимистичный, через год я туда позвонила, он поступил в Благовещенский университет, этот Глеб. Но мне сказал Андрей Мосин, "афганец", как мы его называем: "Мариэтта Омаровна, вы заметили, что дети в селе начитаннее и пытливее городских?" Когда он мне это сказал, у меня как будто, знаете, в голове что-то прочистилось – абсолютно так.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, тогда такой вопрос. Светлана Анатольевна, наши коллеги поехали, как мы уже рассказывали, отвезли эти книги, причем собирали их всем миром, сами, то есть люди приносили эти книги. Столкнулись с такой ситуацией, что есть Интернет даже в библиотеках, но книг самих бумажных нет, и вот за последние несколько лет привезли 2 книги всего лишь. Как с этим быть? Почему такая ситуация происходит? А с другой стороны, мы в больших городах эти книги просто выбрасываем, о чем нам, кстати, зрители пишут.

Светлана Чазова: Ситуация в том, что я сейчас, может быть, небольшую тайну открою, что все закрытия или открытия библиотек в городах, в селах находятся в ведении именно органов местного самоуправления. И все, что происходит в этой библиотеке, на совести органов местного самоуправления. То есть все материально-технические средства, все ресурсы, которые выделяются этой библиотеке, выделяются не государством, а выделяются бюджетом собственно этого субъекта.

Константин Чуриков: Но много ли доходит до этих муниципальных образований? Там же какие-то крохи у них, они априори, наверное, часто просто не в состоянии нормально развивать это. То есть достаточно ли здесь усилий вот такого мелкого игрока под названием муниципальное образование, которое с точки зрения формальной даже не государство?

Светлана Чазова: Но надо сказать, что он не один в этом случае. Я считаю, что если существует общественное самоуправление, если существует заинтересованное население, то создаются какие-то фонды, организуются какие-то проекты по реализации совместной закупки, буквально для того чтобы заставить совет депутатов для выделения необходимых средств, для закупки необходимой литературы.

Константин Чуриков: Вы знаете, мне хочется, прежде чем мы начнем уже разворачивать подробнее тему как раз-таки культуры на селе, в деревнях, наших селах, давайте все-таки определимся. Потому что я вижу сообщения зрителей, некоторые из них пишут…

Марина Калинина: …что вообще все библиотеки надо закрыть.

Константин Чуриков: "Библиотеки в деревнях надо закрыть, никто не читает в деревнях, хватит обманывать людей", "Не многовато ли целого часа для этой темы?" – нам пишет наш зритель Олег. Может быть, правда и не надо это в сельской местности?

Светлана Чазова: Вы знаете, я считаю, что библиотека – это, в общем-то, не только сегодняшнее время, но это и XIX век показал, культурный ландшафт, то есть это та точка притяжения всех творческих, интеллектуальных, каких-то моральных, нравственных ситуаций, которые происходят в этом селе, в этой местности. Это очень важно. Говорить о том, что библиотека – это не только информационный орган, не только по выдаче книг, но это очень серьезная краеведческая работа, это очень серьезная работа для помощи людям, недостаточно осваивающим информационное пространство; это помощь также для детей, чтобы помочь им поступить; для того чтобы организовать какой-то конкурс, чтобы ребенок себя не чувствовал обделенным. И очень важно, мы стараемся наших студентов, стараемся учить, знаете, буквально уникальный солдат получается, он умеет все.

Константин Чуриков: Буквально только что нам сообщили, что готов наконец сюжет об экспедиции ОТР как раз-таки в несколько деревень Ярославской области как раз-таки с целью помочь книгами, что и сделали наши коллеги. Смотрим сюжет Маргариты Твердовой.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такое кино мы сняли.

Константин Чуриков: Это только начало, еще будет продолжение.

Марина Калинина: Да, это все будет продолжаться. Вот как вы считаете, если вы слышали, что сказали, что и классики не хватает…

Мариэтта Чудакова: Я не совсем вас поняла, еще раз.

Марина Калинина: Кость, тогда ты повтори, ты ближе.

Константин Чуриков: Да. Мариэтта Омаровна, смотрите, в сюжете было сказано, что не хватает больше всего книг современных, современной литературы и не хватает классики.

Мариэтта Чудакова: Да.

Константин Чуриков: Вот как вы считаете, какие книги конкретно должны быть ну просто в каждой российской библиотеке, ну обязательно и непременно?

Мариэтта Чудакова: Какие книги из современных?

Константин Чуриков: Да, и из классики. Вот ваше мнение?

Мариэтта Чудакова: Мне кажется, это не совсем правильный разговор, извините меня. Просто каждый библиотекарь знает, что нужно иметь в библиотеке и из современных, и из классиков.

Константин Чуриков: Ну что?

Мариэтта Чудакова: Должен быть набор классиков весь, полностью, наших классиков, мы все их знаем, мы их в школе проходили. И второе – это сегодняшние, конечно, писатели тоже наперечет, достаточно штук 20-30 первоклассных у нас писателей, не говорю о том, что абсолютно остается незамеченным нашим обществом потрясающий расцвет русской поэзии. Мы переживаем второй серебряный век, но у нас все только основное, как все у нас плохо, а то, что русская поэзия есть часть российской жизни, у нас это до людей не доходит, а вот библиотекари могут об этом рассказать. Поэтому… Мне бы не хотелось сосредоточиться на том, чем заполнять полки библиотек, потому что каждый библиотекарь, повторяю, я библиотекарей очень хорошо знаю, все прекрасно знает. Есть, конечно, менее образованные библиотекари…

Константин Чуриков: Да, еще вопрос, что выкладывать.

Марина Калинина: А насколько престижно быть сейчас библиотекарем?

Мариэтта Чудакова: Мне хотелось бы что-то сказать, с чем я к вам пришла, если честно сказать. Ну-ну, еще раз?

Константин Чуриков: Нет-нет, скажите, с чем пришли.

Мариэтта Чудакова: Очень много есть что сказать. Может быть, если мы не только будем смотреть телевизор, а слушать друг друга, то что-нибудь узнаем. Дело в том, что то, что за 16 лет закрыто, судя по данным министерским, 10 тысяч библиотек – осознайте, не открыто, а закрыто – конечно, очень много в селах. Я начала говорить, но не закончила простую мысль: если в селе есть два умных мальчика выше уровня, а таких в каждом селе есть, нет села, чтобы там этого не было, как он будет расширять свой духовный кругозор? Он прочел все, что есть дома, у него дома два десятка книг, если это хорошо; он идет в школьную библиотеку, в школьной библиотеке, объявляю вам, денег в селах ни на что, кроме учебников, не дают, там нет книг за последние 20 лет новых, мало очень. Значит, все, на что он может рассчитывать, это сельская библиотека. Если ее закрыли, его развитие остановилось. Поймите, этого у нас не понимают просто.

Теперь говорят про Интернет. Мы все-таки все люди трезвые и практичные. Во многих селах или у половины семей нет, или он плохо работает, через пень колоду, на Интернет рассчитывать не приходится. Вот, например, я точно знаю, что должно быть в каждой сельской библиотеке, классика своим чередом. Я глубоко убеждена, это мое искренне убеждение, что там должна быть подписки на журнал "Знание – сила". Почему? Объясняю: каждый номер этого журнала потрясающего (лучший у нас в стране) – это маленькая энциклопедия. Предположим, в селе три мальчика: один интересуется естественными науками, другой историей техники, третий гуманитарий.

Константин Чуриков: Ну еще и девочки чем-то интересуются.

Мариэтта Чудакова: В каждом номере для каждого есть материал и библиотекарь может его предложить. С каким тиражом выходит этот журнал, который у нас редчайший случай… Вы знаете прекрасно, что у нас время мифов и фейков – там нет ни мифов, ни фейков, там каждый факт проверен, потрясающая редакция ведет огромную работу. Какой тираж? Мы все должны устыдиться этого тиража – 5 тысяч экземпляров. То есть в холостую работает огромный коллектив, а стоит годовая подписка, 2 года назад была гораздо меньше, и то не подписывали, но я сумела убедить, подписали 50 сельских библиотек в Москве и 50 библиотек в Ярославле, я горжусь этим, они там указали этих людей. Сейчас стоит 3.5 тысячи. По московским ценам это три раза не сходить в магазин, и это будет годовая подписка для села. Вот какие вещи есть, которые мы просто обязаны сделать.

Я сейчас провожу, начала это по селам, только по сельским школьникам, конкурс под простым названием "Знание – сила!", восклицательный знак добавила к лорду Бэкону.

Константин Чуриков: Фрэнсис Бэкон, да.

Мариэтта Чудакова: Восклицательный знак. Даем им несколько номеров, им дает журнал, они их изучают, а через месяц по этим статьям вопросы, они письменно отвечают, вот такая придумка моя.

Константин Чуриков: Так, сейчас будут вопросы у наших зрителей, которые нам активно звонят. Давайте послушаем Татьяну из Ульяновской области. Добрый вечер, Татьяна.

Мариэтта Чудакова: Что, опять кого-то будем смотреть по телевизору?

Константин Чуриков: Слушать будем, слушаем.

Зритель: Добрый вечер. Вопроса, собственно говоря, не будет. Я просто хотела сказать, что у нас в Прислонихе (я живу в селе Прислониха) 300 домов, существует школа, она до 4-го класса, дальше детей возят в языковскую школу. Но у нас при школе прекрасная библиотека. У населения средний возраст, конечно, лет 55-60, но очень многие посещают эту библиотеку. Я, в частности, часто посещаю, недавно я взяла очень редкую книгу, я так думаю для себя – это "Екатерина II. Сочинения". Так что библиотека у нас хоть и маленькая по квадратным метрам и по книгам, но есть очень хорошая литература. Вот об этом, собственно, я и хотела сказать. Спасибо.

Константин Чуриков: Замечательно, спасибо, Татьяна.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Сразу в стык еще один звонок, Валерий из Башкирии, будем беседовать дальше. Валерий, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте.

Зритель: Вот у нас, значит, принимали в школе макулатуру, внучка у нас ходит в школу, и знаете чего? Привезли такую большую библиотеку списанных книг из библиотеки, ведомственной или какой-то, я не знаю. Там такие книги исторические, в принципе "Порт Артур", "Цусима" и так далее, там и детских много. Я когда-то за такими книгами стоял ночами у книжного магазина, а это списанные книги. Разве можно их списывать, такие книги? Я не знаю. Я не говорю про весь город и про библиотеки, у нас в городе хорошие отличные детские библиотеки сохранились для школьников, заботятся о них. Но почему такие книги, которые именно… Ну видно штампы там, штампы библиотечные – неужто их нельзя куда-то в деревенские библиотеки, еще куда-то перевезти? И вот у меня хорошая большая библиотека. Я как ее? Допустим, кому-то сдам и так же на макулатуру перевезут? Спасибо большое вам.

Константин Чуриков: Спасибо вам за звонок.

Марина Калинина: Спасибо вам за звонок.

А вообще вот если говорить о том, что библиотеки закрываются, по каким принципам выбирают, закрывать эту библиотеку или не закрывать? Это как, единоличное решение, или это зависит от количества домов, от количества жителей?

Светлана Чазова: Вы правильно абсолютно чувствуете эту ситуацию. Это статистическая ситуация. К сожалению, есть такая корреляция, когда село умирает, уезжают молодые, остается буквально несколько дворов, и руководство принимает решение о том, что ему эта библиотека не нужна, она нецелесообразна. Собственно, так постепенно либо объединяются в некие такие конгломераты, как то сейчас говорили о комплексах информационно-библиотечного обслуживания, это такие мобильные системы (либо автобусы, либо переделанные "Газели") достаточно современные, с современной аппаратурой, с проекционной техникой, с достаточно неплохим фондом. Этот фонд переезжает каждый день в одно село, в другое село, собственно, так обслуживаются жители этого села. Наверное… Я все-таки настаивают на том, что закрывают библиотеки не департаменты культуры областей и собственно не Министерство культуры. Потому что у Министерства культуры буквально на балансе 9 библиотек федеральных, не больше, все остальное относится к местным бюджетам.

Константин Чуриков: Хорошо, но отвечает за это так или иначе Министерство культуры, правильно? Это политика в области культуры, государственная политика.

Светлана Чазова: Абсолютно точно.

Константин Чуриков: Смотрите. Вот нам зрители говорят, вот мы съездили в Ярославскую область, увидели, что библиотека-то еще жива, слава богу, просто книг не хватает. Мы в XXI веке живем, в принципе, наверное, не так сложно выяснить, кому что нужно, и привезти этой библиотеке такие книги, той сякие. Почему этого нет? Почему они с протянутой рукой?

Мариэтта Чудакова: Конечно, это все возможно. Вообще у меня связь с лучшими библиотекарями страны. Последнее письмо я вчера получила от одной заведующей библиотекой, одна из библиотек Кемеровской области. Поразительная мысль, она говорит, что в библиотеке востребованы как никогда, извините, я цитировать буду ее, может быть, немножко грубоватые слова, но она говорит: "Люди отворачиваются от "зомбоящика"…

Константин Чуриков: Знаем, что это такое, да.

Мариэтта Чудакова: "…и обращаются к первоисточнику. Книгу они считают первоисточником", – вот такая интересная вещь. И говорит: "Усилился интерес к библиотекам". И вот поэтому, когда мы сталкиваемся с тем, что закрываются библиотеки, я вообще считаю, что, как говорится, руководящая инстанция должна запретить закрывать сельские библиотеки. Потому что возьмем элементарную вещь: в одном селе, как я говорю, два умных мальчика, по-настоящему умных, в другом селе… Да, в библиотеке несколько человек записано, а в соседнем селе время от времени посещают библиотеку 15 троечников. Давайте зададим себе простой вопрос: кто принесет, говоря высокопарно, больше пользы отечеству в дальнейшем, эти 2 умных мальчика или 15 троечников? Мы не должны этих мальчиков лишать библиотеки несмотря на то, что мало. Вот этот подход…

Константин Чуриков: Ну и троечники пускай тоже ходят.

Мариэтта Чудакова: Как?

Константин Чуриков: Троечники пускай тоже ходят, потом отличниками станут...

Мариэтта Чудакова: Вот сам подход посещаемости к сельским библиотекам сегодня, я в это убеждена, неприменим.

Марина Калинина: Но есть же еще пожилые люди, для которых библиотека является единственным местом, где можно пообщаться.

Константин Чуриков: Еще есть пожилые люди, для которых библиотека является местом общения, местом встречи.

Мариэтта Чудакова: Конечно.

У нас что получилось? Посмотрите, начали со школ, сделали преступление, я в этом не сомневаюсь, у меня мама была сельская учительница, я про это все себе хорошо представляю. Она смеялась, когда говорили, что нельзя одновременно в одной комнате заниматься с разными классами: у нее были два пятиклассника, три восьмиклассника, девяти- и десятиклассников в одной комнате, все прекрасно шло, 1920-е гг., понимаете. У нас, значит, мало учителей. Я должна привести пример один хороший из Архангельской области, это даже был единственный случай, когда я захотела встретиться с правительственным чиновником, с губернатором, так я избегаю с ними встреч, они меня не интересуют. А тут этот губернатор мне понравился, правда, у нас не продлились отношения, не знаю, в чем дело, хотя всячески хотела помочь. Понимаете, мы попали в школу, в которой 15 учеников, он ее не собирается закрывать, там все предметники повели меня по кабинетам, все предметники на высоком уровне, кабинеты в хорошем состоянии, я просто была поражена. Когда я с ним об этом говорила, я говорю: "Я из-за этого к вам пришла, что вы не закрываете такие с малым количеством школы…"

Константин Чуриков: Малорентабельные, как сейчас говорят.

Мариэтта Чудакова: А он сказал мне так под нос и гордо в то же время: "У меня есть школа, где 7 учащихся". И он не закрывает библиотеки, это я точно узнала. Вот рада упомянуть его в этом случае. Вообще сейчас как никогда, просто как никогда зависит – хотя многие этого не понимают – в России жизнь от личностей. Везде, где я бываю в библиотеках, я обязательно спрашиваю, сколько вам в прошлом году на комплектование дали и сколько в этом. Вот есть межпоселенческая библиотека, под ней 20 библиотек, 25, вы знаете. "Сколько у вас на 25 библиотек?" – "В прошлом году нам дали 200 тысяч", другие говорят "500 тысяч". Попадаю в другую область – ни копейки.

Светлана Чазова: Правильно.

Мариэтта Чудакова: Понятно?

Константин Чуриков: Понятно, что непонятно.

Мариэтта Чудакова: В одном месте жадность чиновников перешла все пределы, а в другом они бегали по этим улицам, у них что-то осталось в душе, что надо помогать, и они делают. Вот я такие видела разбросы, такая разница в комплектовании. Собиралась привезти чемодан книг в Спас-Клепики, мне название понравилось, мы были недалеко в Константинове… Нужно замолчать уже, да?

Константин Чуриков: Нет-нет, говорите-говорите.

Марина Калинина: Нет, говорите.

Мариэтта Чудакова: И они в Спас-Клепиках говорят: "У нас несколько лет не было ни копейки". Я говорю: "Я вам привезу". Что произошло дальше? Всем советую посмотреть на главу Спас-Клепиков, в Интернете есть, с челочкой невыразимой фотография. Он им объявил: "Раз вы мне заранее не сказали, я запрещаю вам встречу с Чудаковой", понятно? И я с чемоданом книг проехала мимо Спас-Клепиков из-за самодура. Ну что он троечник, это было на лице написано, я преподаватель, я могу довольно быстро определить, как человек учился в школе. Поэтому… Он из самодурства запретил.

И вот это, понимаете, по всей стране высветились сейчас как никогда свойства людей: одни чувствуют, что это их страна, а другие нет. Понимаете, мы все в долгу перед селом, мы, горожане, должны четко отдавать себе в этом отчет. Так получилось в России, что мы все задолжали селу. Вы все не понимаете, а кто постарше, помнит, как было так называемое снижение цен первого апреля еще при Сталине.

Константин Чуриков: Нет, этого мы точно не помним.

Мариэтта Чудакова: Вы никто не знаете, а в 1950-е гг., еще до смерти Сталина, они были, маленькие, но тем не менее. Откуда они брались? Брались за счет села, а люди радовались, что снижают цены. Потому что колхозники работали за палочки, "нищий" и "колхозник" были синонимы, они работали, не получая ни копейки, а у нас в городах снижали цены. Понимаете, мы должны селу… Вообще нужно вернуть чувство, потерянное полностью, что мы в России у себя дома. Его надо воспитывать вот с такого возраста.

Константин Чуриков: Вы извините, просто мне очень понравилась SMS одна из Москвы полчаса назад, все пылится: "Если бы Хорошавин читал книги, он бы не коллекционировал часы".

Давайте послушаем нашу зрительницу Ирину из Екатеринбурга. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер, коллеги. Не могла пройти мимо вашей темы. Звоню из Екатеринбурга с болью в сердце. Вот эти ваши цифры поражают, поражает еще и тем, что я являюсь директором музея-студии на основе уникальной коллекции кукол Ирины Алексеевой "Карнавал прекрасных дам" на Краснофлотцев, 39. И вот сегодня стоит вопрос о том, чтобы этот музей закрыть. Он существует уже больше года, жители Эльмаша с удовольствием туда с детьми, семьями отдыхать, смотреть интересные уникальные работы, стихи читать, там проходят различные мероприятия, но не хватает средств покрыть аренду. И вот это происходит попустительство, я бы сказала, администрации района, города, то есть никто не занимается проблемами культурных вот таких объектов.

Почему? Это удивляет, обескураживает и заставляет, я не знаю, принимать какие-то решения неадекватные. В каком смысле неадекватные? Ведь приходится обращаться к президенту, понимаете? Разве это дело? Разве это президент должен решать? Это должны решать на местах люди, такие объекты, как библиотеки, музеи – это храмы, храмы культуры.

Константин Чуриков: А на местах эти люди вам говорят, остальным говорят: "Да у нас денег нет, вы же знаете, что с бюджетом беда".

Марина Калинина: Денег нет, в это все упирается.

Константин Чуриков: Спасибо, Ирина, за ваш звонок.

И все-таки что касается государственной политики и вообще логики вот этой политики в области культуры. Смотрите, если мы говорим о здравоохранении, предположим, тут можно каким-то образом что-то измерять в цифрах: можно измерить среднюю продолжительность жизни, можно измерить, не знаю…

Марина Калинина: …уровень заболеваемости какими-то болезнями.

Константин Чуриков: Уровень заболеваемости, да. А вот здесь как это оценивать? В каких попугаях это измерять? Они же все говорят все время об эффективности.

Светлана Чазова: На самом деле достаточно серьезный вопрос. Раньше традиционно это была книговыдача, сколько книг выдали, столько, собственно, и обращаемость фонда, получается, что мы новую литературу можем получить на основании вот этих цифр. Сейчас сделали показатель по посещаемости, то есть кроме выдачи книг у нас появляются культурно-досуговые мероприятия, консультационные услуги. У нас получается, что библиотека уже несет не просто такую информационную функцию, а культурно-досуговую, образовательную, для самостоятельного развития человека. И соответственно, привлечение, чем больше привлекается жителей, читателей в эту библиотеку, тем больше можно сказать о том, что лучше работает эта библиотека. Библиотека знает нужны села, библиотека знает, что интересно детям, старшему возрасту, сами формирует эти культурные программы. Соответственно, может быть, это и так, но на самом деле аксиологическая, ценностная ситуация очень проблематична, мы можем только спустя какие-то годы говорить о том, что да, либо было культурное строительство, как это раньше говорилось, достаточно успешным, либо нет, в связи с закрытием мы получаем такую-то и такую-то негативную динамику.

Марина Калинина: А насколько сейчас вообще профессия библиотекаря престижна?

Светлана Чазова: Хороший вопрос. Хотелось бы сказать, в этом году объявили год волонтера. Мне хочется сказать, что, собственно, каждый библиотекарь, который находится и на селе, в общем-то, даже и в городе, – это по сути волонтер, потому что это люди чаще всего работают за минимальную зарплату, соответственно, работа бывает в очень сложных условиях. Но тем не менее наборы у нас есть. Хотелось бы, конечно, больше. У нас существуют даже магистерские программы для библиотечных специалистов, для того чтобы они повышали свой уровень, чтобы стали уже, собственно, руководителями, директорами библиотек. Хотелось бы, конечно, чтобы министерство нас услышало и контрольные цифры приема были больше. Но тем не менее ребята идут, работают…

Марина Калинина: А что за люди-то идут? Какая молодежь идет в библиотекари?

Светлана Чазова: Молодежь идет читающая, молодежь есть некоторые, которые прямо стратегически, они прямо хотят, как Икары, отдать свое сердце, отдать свой порыв людям отдать, это очень интересно. Это правда, я нисколько не обманываю. Поэтому я думаю, что постепенно в связи с тем, что все-таки работа больше уже переходит в виртуальную ситуацию, в информационный мир, мы даем очень много новых информационных технологий, ребята делают буктрейлеры, мы работаем и в социальных сетях, пытаемся…

Константин Чуриков: Буктрейлеры?

Светлана Чазова: Буктрейлеры – это видеоролики о книгах.

Константин Чуриков: А, все понял.

Светлана Чазова: Это очень такое интересное модное направление: либо делают сами ребята, читатели, библиотекари это делают; существуют конкурсы буктрейлеров, соответственно, это такой новый формат…

Марина Калинина: Насколько я понимаю, это как трейлер фильма, только книги?

Константин Чуриков: Ну да.

Светлана Чазова: Да-да, о книге.

Константин Чуриков: Нам зрители пишут, Мурманская область: "В библиотеке отключили телефон и Интернет, книги не пополняют". Московская область: "Не надо далеко ездить и удивляться, что закрывают библиотеку – Московская область, поселок Малаховка, закрывают библиотеку, это всего в 17 километрах от МКАД", – пишет нам Карина.

Мариэтта Омаровна, как вы думаете, вообще развитие, открытие (слава богу, если открытие) этих культурных центров, тех же библиотек как повлияет на ситуацию в самих деревнях?

Мариэтта Чудакова: Как что?

Константин Чуриков: Смотрите, сейчас проблема, отток людей из глубинки, из провинции, из сельской местности, молодежи прежде всего.

Мариэтта Чудакова: Отток куда?

Марина Калинина: В города.

Константин Чуриков: В города. Если появится библиотека, культурный центр в этой деревне, это остановит отток молодых или наоборот, усилит, потому что почитают умные книги, поумнеют еще сильнее, так еще быстрее в город поедут?

Мариэтта Чудакова: Вы имеете в виду, если появится в данном месте библиотека, остановит ли это отток?

Константин Чуриков: Да.

Мариэтта Чудакова: Во-первых, не надо уничтожить школу. В селах уничтожают школы. Из 5 сел давным-давно уже дети едут на автобусе в один пункт. Теперь подумайте сами, это не просто библиотека, это совокупность, и школы так же. Теперь подумайте, все люди взрослые, все понимают, голова у всех на плечах есть: поехали начальная школа и поехали 10-11-е классы. Несчастные младшие сидят и ждут, когда кончатся уроки у старших. Они приезжают домой, раньше они занимались то цыплятами, то чем, теперь… Я этот вопрос изучила, я не зря говорю. Теперь родители говорят: "Они потеряны для сельской жизни", – они приходят и только валятся спать, они уже не занимаются ничем. Значит, сначала уничтожается школа, затем уничтожается библиотека в селе, в селе уничтожается духовная жизнь. Мы просто не понимаем элементарной фразы: Россия без сел – это не Россия. Мы не понимаем этого, а пора понять.

Константин Чуриков: Давайте еще послушаем звонок, у нас сейчас на линии Наталья из Рязанской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, ваши гости присутствующие. Я очень рада, что вы поднимаете настолько злободневную проблему. Мне довелось жить… Мы сами родом из Узбекистана, но мне довелось жить 18 лет в Алтайском крае. Там, значит, село тоже гибнет, это страшно, тема, которую вы поднимали с товарищем Лесковым, с господином Лесковым. В деревне страшно что происходит. Но библиотека существует, выживает, фонд 4 тысячи. И многое, конечно, зависит от работника библиотеки. Вот где я жила, великолепный был работник-библиотекарь. Не сонное царство, как в других некоторых, а тянутся люди, читают, очень много книгочеев.

Сейчас я живу в Рязанской области. Здесь поселок, такой моногород уже почти, 12 тысяч фонд, и люди… Не надо слушать, это недалекие люди говорят, что нужно закрывать эти библиотеки, они не нужны. Люди погибнут тогда, людям нужно развивать, это необходимо людям, как воздух. Вот я хотела сказать спасибо вам большое, что вы поднимаете данную проблему. А те, кто хотят закрывать эти библиотеки – да, власти на местах – просто вредительством занимаются; им нет дела ни до страны, ни до детей, ни до людей. Вот это я хотела сказать. Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо вам за звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: А вот у меня вопрос по самой процедуре. Смотрите, ведь те, на кого работает библиотека – культурный центр, назовем это так, культурно-досуговый образовательный центр – это люди. Люди как могут инициировать открытие библиотеки, если она ранее была закрыта? Как это инициировать? Что нужно сделать местным жителям, чтобы библиотека открылась?

Мариэтта Чудакова: Чтобы библиотека открылась? Для этого нужно, прежде всего, чтобы чиновники не отнимали деньги эти несчастные, жалкие бюджетные, а наоборот, давать. Поймите, мы не удовлетворяем – я вам говорю об этом со всей ответственностью – интересы пытливых подростков. Я когда приезжаю викторины провожу, я спрашиваю элементарные вещи, никакой пропаганды, ничего, знания исконно русских слов, значения. Я сразу объявляю детям, что я хочу им объяснить, что такое с моей точки зрения знать родной язык. Знаете, я вас обрадую: не грамотность, грамотность я ставлю на третье место, очень хорошо быть грамотным, но на первом месте нужно знать значение всех слов, входящих в состав русского языка. Послушайте, 25 минут идет викторина, они тянут руки сначала плохо, потом вовсю. Уходят и говорят библиотекарям: "Как? Уже все?" Я даю вам честное слово, что я не понимаю, в чем дело, а мне библиотекари говорят: "Вы не понимаете". Я говорю: "Я же ничего такого не делаю, только значения слов". – "Вы с ними говорите на равных, они к этому совсем не привыкли". Я ничего этого не понимаю, это я вам только транслирую. Но я хочу сказать: я бужу их мысль, которая у них есть, и они тянут руки, они хотят…

Константин Чуриков: Им это интересно, вот самое главное, привлечь, заинтересовать.

Мариэтта Чудакова: Пример привести?

Константин Чуриков: Давайте.

Мариэтта Чудакова: Я говорю: "Вот есть у нас два прилагательных, они очень похожи по значению, но там есть нюанс". Они все ушки навостряют. "Это слово "добродушный" и "великодушный". Боже, что творится, как они стараются ответить! И наконец выскакивает кто-то и говорит одним словом абсолютно правильно про "великодушный", тогда я им поясняю: "Хочу вам сказать, углубимся в историю, в XVIII веке путешественники приезжали в Россию, уезжали и писали мемуары, и все как один писали: "Главная черта русского человека – великодушие". Теперь оглянитесь вокруг, можем ли мы этим похвалиться. И вот я вас прошу: давайте вернем великодушие как черту русского человека". Так они все перевозбуждены не знаю как.

Константин Чуриков: Ну и все-таки ваш конкретный совет, Светлана Анатольевна. Ведь люди вправе потребовать от властей вернуть библиотеку, открыть библиотеку. Что для этого нужно? По процедуре как это делается?

Светлана Чазова: Так, сейчас без процедуры, а то, что в принципе мое личное мнение. Вся страна записывает. Боголюбово, Владимирская область; Рязанская область, село Батурино; Астраханская область, Лиман; Саратовская область, Лысые горы. Я сейчас назвала населенные пункты, где начинает работать, где-то только на начале, где-то уже работает больше года, так называемые новые модельные библиотеки. То есть создается определенный концепт, для того чтобы показать, что библиотека – это не какая-то архаика, а современная культурная зона, где каждый может найти себе для своей души все, что он пожелает. Соответственно, берите свою администрацию, своих глав районов, езжайте к своим соседям, смотрите. Я знаю, что из Владимира в Боголюбово ездят и смотрят на эту библиотеку. Коллега, конечно… Работа огромная проходит, для того чтобы открыть эту библиотеку, естественно, это происходит все за бюджет именно местных субъектов, это однозначно, но коллеги из Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино создают вот эту модельную библиотеку, создают проекты, позволяют организовать это пространство, и вы знаете, просто люди начинают совершенно по-другому смотреть на мир, они понимают, что жизнь только начинается.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, вас благодарят наши зрители за участие в программе. Благодарим и мы. У нас в студии сегодня были Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, профессор Литературного института имени А. М. Горького, и Светлана Чазова, доцент кафедры библиотековедения и книговедения Московского государственного института культуры. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты