Кум. Сват. Блат. Нужно ли запретить брать на госслужбу родственников?

Кум. Сват. Блат. Нужно ли запретить брать на госслужбу родственников? | Программы | ОТР

Или блат - это нормально

2021-02-17T12:36:00+03:00
Кум. Сват. Блат. Нужно ли запретить брать на госслужбу родственников?
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
Гости
Татьяна Нечаева
юрист HeadHunter, эксперт по трудовому праву
Лев Соколов
эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, профессор, директор программ развития группы компаний Detech
Александр Сайгин
политолог (г. Волгоград)

Тамара Шорникова: Вот к какой теме приступаем, будем говорить о кумовстве и блате сейчас, нормально это или нет, нужно с этим бороться или нет. Информационный повод – жены-помощники и миллионы сокрытых доходов: прокуратура поймала 11 волгоградских парламентариев на кумовстве, собственно, вынесла представление спикеру областной думы из-за недостоверных сведений в декларациях его коллег.

Иван Князев: Теперь волгоградским депутатам могут запретить нанимать на работу родственников. Региональная прокуратура инициировала соответствующие поправки в положение о помощнике депутата, общего прямого запрета нет.

А вот где есть, давайте посмотрим. Близкие родственники не могут работать вместе на государственной и муниципальной службах по федеральному закону о противодействии коррупции. Такой запрет также действует в госкорпорациях, в Пенсионном фонде России и в федеральных фондах обязательного медицинского страхования и социального страхования. Депутаты Саратовской, Челябинской, Тульской областей и Хабаровского края запретили трудоустраивать в качестве помощников своих близких родственников; на рассмотрении соответствующие законопроекты находятся сейчас в Оренбургской и в Волгоградской областях.

Тамара Шорникова: Да, ну то есть сначала перечислили, где прямые запреты вроде как работают, рассказали о регионах, где самостоятельно решили, мы вот так не хотим. Но там есть нюансы, будем сейчас разбираться.

Ждем ваших звонков. Вы сталкивались с блатом, кумовством на своей работе, в личной жизни? Позвоните, расскажите, пользовались ли этим, страдали ли от этого, как к этому относитесь.

Иван Князев: Ждем ваших звонков.

Ну а сейчас приветствуем Татьяну Нечаеву, юриста портала HeadHunter, эксперта по трудовому праву.

Татьяна Нечаева: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна Александровна, здравствуйте.

Вот мы перечислили то, что нашли. Во-первых, ничего ли мы не забыли? И во-вторых, вот там, знаете, такой нюанс прописан, что вроде как есть, например, прямой запрет на трудоустройство близких родственников, даже, по-моему, свояков, то есть каких-то родственников жены, мужа на государственной, муниципальной службах точно. Но приписка: «В случае, если нет прямого, непосредственного финансово-хозяйственного подчинения». Ну то есть, условно, чтобы не был он тебе начальником или подчиненным, чтобы ты не выписывал ему штрафы, скорее премии все-таки. То есть все-таки при некоторой хитрости можно устроить брата-свата на работу или нет?

Татьяна Нечаева: Да, безусловно, здесь есть нюансы, о которых хотелось бы, наверное, поговорить более подробно.

Все верно, действительно, вы справедливо перечислили все те категории и места для трудоустройства людей, где действительно установлены ограничения и запреты, которые необходимо соблюдать при трудоустройстве. Безусловно, это будет актуально, если ваша должность, например, входит в перечень этих должностей, они утверждены постановлением правительства, и всегда, конечно, их нужно перепроверять. Как правило, можно себя перепроверить, сопоставить с тем, должны вы предоставлять декларацию о доходах либо не должны. Если должны, то вероятность конфликта интересов гораздо выше, и, конечно, здесь нужно будет проводить дополнительную проверку.

Не всегда, действительно, будет даже в случае, если должность включена в перечень, необходимость согласования дополнительного вот этого конфликта интересов. Если у вас не будет конфликта интересов в части финансовой составляющей, вы не будете получать премии, не будете получать дисциплинарные наказания от своего непосредственного руководителя, который находится в кумовстве с вами, то здесь этого конфликта интересов не будет. Но, безусловно, в этом случае необходимо будет сообщать об этом своему работодателю, чтобы эта ситуация была просмотрена до того, как вы приступаете к исполнению трудовых обязанностей, а не как у нас получилось, немножко позднее об этом узнали, когда уже не было декларации.

Иван Князев: Я просто еще, прошу прощения, хочу сразу уточнить, до какого колена там родственники получаются.

Татьяна Нечаева: У нас, получается, близкие родственники – это жены, супруги, ну в зависимости от ситуации, ситуации могут быть разные. И получается, идут дальше дети, сыновья, их жены, их супруги...

Иван Князев: А, то есть жены детей тоже?

Татьяна Нечаева: То есть здесь перечень достаточно узкий, он закреплен в конкретном акте. Здесь не будет у нас придумывания или какой-то фантазии, относится этот человек к родственникам или нет, все по закону у нас достаточно четко прописано, просто нужно будет сопоставлять официальную информацию с тем, что действительно есть.

Тамара Шорникова: Вопрос. Мне вот все-таки кажется, что дьявол кроется в деталях. Выяснили, что не должен быть начальником, не было чтобы конфликта интересов. Но, например, ну условно департамент какой-нибудь, министерство, ты нанимаешь жену или брата не к себе, не в свой департамент непосредственно, а в какой-нибудь другой – ну что ты там, не договоришься с человеком, чтобы он своего человека взял и хорошо к нему относился? А прямого конфликта интересов, наверное, нет.

Татьяна Нечаева: Да. Давайте я вам, наверное, расскажу историю, немножко похожую с вашей. Был достаточно такой громкий одно время скандал небольшой, это было связано с организацией, которая оказывает образовательные услуги. Получается, ректор тоже попросил устроить жену своего сына в организацию, и вроде бы как прямого подчинения ректору, естественно, нет, получается.

Иван Князев: Ага.

Татьяна Нечаева: Но она подчиняется непосредственно руководителю своему, который будет в отделе. Но в этом случае все равно возникает конфликт интересов, и здесь необходимо было все-таки это все согласовывать. Об этом указала прокуратура, об этом указала комиссия, что в этом случае нужно было согласовывать, такой порядок трудоустройства неприменим и нельзя. То есть несмотря на то, что даже вроде бы в другой отдел уходит человек, действительно, конфликт интересов может быть, потому что лицо, которое занимает достаточно высокое положение в организации, естественно, может повлиять на решение.

Иван Князев: Татьяна Александровна, смотрите, такое вот частое явление, когда, например, отец работает где-нибудь в муниципалитете, в мэрии, в правительстве областном, региональном и так далее и организует какие-нибудь тендеры, госзакупки, а его там сват, брат, сын, дядя, троюродный брат жены участвует в этих торгах и побеждает. Это все-таки коррупция, или это опять же кумовство и попадает под этой закон?

Татьяна Нечаева: Это все тоже конфликт интересов, который необходимо будет просматривать. Потому что, действительно, ситуация будет очень странная, когда руководитель, который занимается закупками, вдруг внезапно нанимает для оказания этих услуг своего близкого родственника. Это действительно очень подозрительно и вызывает массу вопросов, это должно рассматриваться комиссией специальной, для того чтобы можно было лицу оказывать эти услуги, потому что здесь риски очень высокие действительно.

И я бы хотела даже, знаете, поделиться статистикой, наверное. Мы проводили опрос в 2021 году у соискателей, которые сталкивались либо не сталкивались с коррупционной составляющей на работе либо с кумовством. И действительно проблема актуальна, 21% отметил, что да, действительно, они с этим сталкивались, и это достаточно большая часть от количества людей, которые трудоустроены у нас в настоящее время либо ищут работу. Проблема действительно острая, и необходимо все-таки в каждом случае, когда у нас возникает конфликт интересов, все-таки через комиссию проходить эту процедуру.

Тамара Шорникова: Вот самое важное, да, действительно, это много. А когда эти вопросы появляются о конфликте интересов и так далее, когда уже родственник поработал и заработал, не знаю, на виллу где-нибудь в теплых местах, или это как-то автоматически куда-то информация поступает, или что? И самое главное, вот выявили, устроил он, например, на работу своего родственника, дальше что? Кто за это какую ответственность несет?

Татьяна Нечаева: Да, действительно, ответственность за это есть, и любой государственный служащий при трудоустройстве прекрасно о ней знает, что, если будет возникать какая-то вероятность, возможность возникновения конфликта интересов, об этом необходимо уведомить. Об этом нам, например, говорит федеральный закон «О государственной и гражданской службе», там действительно это прописано. И если этот порядок будет нарушен и это будет выявлено, то это вплоть до увольнения за утратой доверия, грозит человеку такая ответственность.

Ну, конечно, могут быть варианты дисциплинарной ответственности в виде замечания, выговора, но, если действительно конфликт интересов произошел и он уже постфактум, здесь вероятность увольнения тоже достаточно высокая. Узнать также могут из декларации, которую должны подавать лица, которые включены в этот перечень должностей и профессий, и если в декларации будет выявлено несоответствие проверяющими органами этой декларации, то, естественно, будет возникать требование о том, что действительно объясните, почему так произошло.

Тамара Шорникова: Ну то есть ни сроки, ни штрафы, в общем-то, просто потеряешь место?

Татьяна Нечаева: Строго говоря, да, регламентировано это так. Штрафы – это уже немножко другая сфера, это за рамками трудовых отношений. Если действительно был какой-то конфликт интересов, который привел к каким-то последствиям, это будет доказано, здесь уже включается у нас даже Уголовный кодекс.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо.

Татьяна Нечаева: Но, чтобы в рамках трудовых, это именно такая ответственность.

Иван Князев: Спасибо. Татьяна Нечаева, юрист HeadHunter, эксперт по трудовому праву.

Смотри, какие интересные подробности всплывают в SMS наших телезрителей. Из Карачаево-Черкесии: «У нас начиная с сельского поселения и до руководителя республики только по знакомству, только по блату, только родственников устраивают». Из Вологодской области, но здесь уже мнение: «Испокон веков в России было кумовство, никуда от этого не деться». Также из Чувашии пишут: «У нас тоже везде одно кумовство». То есть люди вообще как обыденность это воспринимают.

Тамара Шорникова: Да. Давай послушаем мнение Аллы из Московской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Я вот что хочу сказать, свое мнение. Я пенсионерка, вот смотрю сейчас, все время смотрю вашу передачу, и вот у меня такое мнение, что ни в коем случае нельзя принимать на государственные должности вот, как говорится, кумовьев, сватов, братов, вот, извините за такой лексикон. Потому что они пусть работают, организовывают свои там какие-то компании и работают там, вот там они, наверное, у себя воровать не будут. А государственные нужно просто контролировать хорошо. Вот мое такое мнение.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за него, Алла.

Иван Князев: Спасибо, Алла.

Ну а сейчас вот что хотим узнать у наших телезрителей: вы бы взяли родственника на работу? Уже спросили об этом наши корреспонденты людей во Владивостоке, Бийске и Липецке. Давайте посмотрим, что они отвечали, а вы также нам позвоните и расскажите, вот сделали бы вы так.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Ну и хотим, собственно, этот вопрос вам же переадресовать, дорогие телезрители: вы бы взяли родственника на работу? Отвечайте «да» или «нет» на номер 5445, возможно, анонимно будут откровеннее люди.

Иван Князев: Уже пошли такие SMS. Из Красноярского края (правда, немножко по-другому, тут уже сдают кого-то): «У завдетсада муж – слесарь, кума – методист, дочь – воспитатель», – вот такая вот история получается.

Давайте послушаем Ирину из Карелии.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Тамара Шорникова: Ирина, как вы относитесь? Или у вас история?

Зритель: Да, у меня история. Отношусь я к этому отрицательно. Я в свое время работала в централизованной бухгалтерии управления образования, у нас у главного бухгалтера в подчинении работала и дочь, и жена брата. Все это сказывалось на коллективе не совсем благоприятно. По окончании месяца в списке на стимулирующие доплаты эти люди были в числе первых. Жену брата, значит, тоже как бы несмотря на небольшой стаж работы главный бухгалтер поощрила почетной грамотой губернатора Карелии, хотя у нас были люди с большим стажем работы, работали давно и хорошо. И это все как бы сказывалось на сотрудниках коллектива неблагоприятно.

Иван Князев: Неужели никто не возмутился по этому поводу? Или бесполезно?

Тамара Шорникова: Или себе дороже?

Зритель: Ну, возмущаться было нельзя.

Тамара Шорникова: Ирина, хорошо, а как, по-вашему, с этим явлением можно бороться? Вот что сделать, чтобы не было стимула нанимать родственников?

Зритель: Ну, я думаю, что... В свое время, когда у меня мама работала, эти все родственные связи при приеме на работу полностью были запрещены. Я думаю, что это надо запретить, если это муниципальное учреждение или государственная служба. В частном секторе, конечно, там, может быть, и можно это делать, но на государственной службе этого делать нельзя.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Ирина, за ваше мнение.

Вот что пишут телезрители. Из Удмуртии: «Ни одной организации у нас в стране нет, в том числе и во власти, где бы не было кумовства», – ну вот так считают люди. Из Вологодской области: «В госструктурах у нас сплошное кумовство, это недопустимо». Из Ставропольского края спрашивают: «Почему закон умалчивает о депутатах? Сколько родни у каждого в Думе сидят?» Ну, вот какими вопросами задаются телезрители.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем мнение политолога, Александр Сайгин у нас выходит с нами на связь...

Александр Сайгин: Да-да, добрый день.

Тамара Шорникова: Александр как раз из Волгограда, вот этот регион мы упоминали в начале в связи с событиями, с тем, что как раз депутатов уличили в том самом кумовстве. Александр Феликсович, какая реакция на вынесение вот этого представления от прокуратуры? Как обсуждается сейчас эта новость? Какая реакция есть на это?

Александр Сайгин: Ну смотрите, в СМИ есть реакция, безусловно, об этом написали, то без особого энтузиазма, в принципе к этому отнеслись как к еще одному системному проколу органов власти Волгоградской области. Поэтому я бы не сказал, что была какая-то очень бурная реакция. В принципе я сам в этом не вижу чего-то ужасного, вернее как, не видел бы, если бы была нормальная институциональная среда, то есть когда есть законы, которым люди четко подчиняются: какого бы родственника ты ни взял на работу, он пострадает за бездействие.

В данном конкретном случае мы видим, что, во-первых, в регионе, судя по всему, нет другой работы, раз пристраивают своих родственников даже депутаты и это можно ставить на вид. А второй момент заключается в том, что, как мне кажется, эту тему все-таки, выражаясь модным сленгом, «зарезинят», потому что вынесение представления в отношении 11 депутатов, оппозиционеров у нас там 5, значит, 6 остальных – это единороссы. Никто же не будет перед выборами устраивать такого громкого скандала и уж тем более лишать их депутатских полномочий.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Александр Феликсович, как-то вы об этом буднично рассказываете, как о таком спокойном явлении, вот это как-то немножко настораживает. Все на тормозах спустят, я правильно понял?

Александр Сайгин: Ну, как мне кажется, да. У нас много таких вещей спускали на тормозах. Да, безусловно, когда сменятся люди, находящиеся во власти, все это припомнят и объявят системным проколом предыдущей команды. Придут новые, и в принципе ничего особо не изменится, как это было и раньше в Волгоградской области.

Тамара Шорникова: Ну, у меня ремарка, что действительно официального пока запрета нет, соответственно, возможно, можно об этом говорить буднично, это пока поле для размышлений. Вот, соответственно, к каким размышлениям сейчас приходят парламентарии, Александр? Насколько мы поняли, сейчас как раз обсуждается возможность и в Волгоградском регионе вводить запрет на родственников в роли помощников депутатов.

Александр Сайгин: Слушайте, если родственник профессионально разбирается в этом, опять повторюсь, в этом нет ничего плохого. А так самим депутатам просто нужно подумать в первую очередь об увеличении количества рабочих мест вне пределов органов власти.

Иван Князев: Ну а что значит «профессионально разбирается»? Понимаете, всегда вот такие вот родственные связи, это, во-первых, знаете, старая поговорка, рука руку моет, там что-то вместе придумали и так далее. Ну ведь ничем хорошим, наверное, это не закончится.

Александр Сайгин: Ну смотрите, у депутатов в принципе как у законотворцев, если мы говорим про региональных депутатов, их задачи состоят в законотворческом процессе. Как здесь может вмешаться супруг или супруга, занимающая пост помощника? Никак.

Иван Князев: Ну подождите, но депутаты все-таки пользуются определенным влиянием на различные структуры, знаете, там какие-то решения могут принимать.

Александр Сайгин: Они не пользуются влиянием, понимаете, это как раз-таки и ключевое отличие.

Иван Князев: А закон пролоббировать не могут они какой-нибудь организации, которая... ?

Александр Сайгин: Если помощник как раз-таки... Лоббировать законы не мешают и тем депутатам, которые пришли из бизнеса, они так и так трудятся на свои структуры. Но опять-таки если мы будем все сводить к формализму, то от тех системных проблем, которые сейчас имеются, мы никогда не избавимся.

Тамара Шорникова: Хорошо, последний вопрос уже не про помощников, тут действительно есть о чем порассуждать, плохо это или нормально. Вопрос о претензиях от прокуратуры к ложным декларациям, мол, не все доходы указали, и там какие-то суммы, до 7 миллионов и так далее. Вот это как комментируют? Что это?

Александр Сайгин: Никто никак не комментирует, я повторюсь. Но есть пример соседней Астраханской области, где районных депутатов просто за ошибки в декларациях снимают. Здесь мы видим конкретный подлог, и тут действительно необходимо этих людей лишать депутатских полномочий. Если прокуратура на это пойдет, мне кажется, статус областного прокурора в регионе увеличится очень сильно, на него в первую очередь простые люди посмотрят как, похоже, на единственного гаранта соблюдения закона.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Александр Сайгин, политолог, был с нами на связи из Волгограда.

Вот что пишут наши телезрители из Саратовской области: «Соцзащита: зять – начальник, жена – главбух, теща – сторож», – даже тещу пристроили.

Тамара Шорникова: Слушайте, но при этом вот какие еще... Сейчас возьмем звонок, просто подходящие SMS, реакции, я бы сказала. Неизвестен регион, написали через чат на сайте нашего телеканала: «Выбор один – или брать на работу, или кормить его. Кто его еще возьмет, этого родственника?»

Иван Князев: Пусть хоть что-то делает, да?

Тамара Шорникова: Да. Хабаровский край, пишет, например, телезритель: «Вот сейчас все бросятся бороться с кумовством и династии все выкосят», – возможно, и такие должны быть. Москва: «Если мой родственник соответствует должности, ну почему не взять?»

Иван Князев: Интересный вопрос.

Тамара Шорникова: Компетентный человек.

Иван Князев: Поинтересуемся, какое мнение у Алексея из Воронежской области. Алексей, здравствуйте.

Зритель:

Тамара Шорникова: Так, спасибо, Алексей.

Иван Князев: Спасибо, Алексей.

Тамара Шорникова: Ну, возможно, мы уже просто что-то из ответов, для него подходящих, перечислили.

Иван Князев: Лидия из Москвы у нас сейчас на связи.

Тамара Шорникова: Да. Лидия?

Зритель: Это Московская область, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: У меня была свекровь, которая говорила: «Блат выше Совнаркома», – то есть был он, есть и будет, никуда он не денется.

Тамара Шорникова: Этот факт установили. А это хорошо или плохо, как вам кажется?

Зритель: По нынешним временам это хорошо, потому что на работу устроиться очень тяжело.

Тамара Шорникова: А так есть какой-то шанс, да?

Зритель: А так, вообще-то, и в советское время меня в свою очередь устроил брат на работу, в Душанбе когда я была. Так что это, так сказать, никуда не денешься от этого, было и будет.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Вот люди уже начинают отвечать нам в SMS на вопрос, который мы вам задаем: «Вы бы взяли родственника на работу?» Из Московской области: «Я взял бы свою дочь на работу, и все были бы довольны». Из Москвы уже пишут: «Нельзя брать родню категорически». Из Вологодской области: «Да почему бы и нет? Родственнику можно платить большую премию и зарплату».

Тамара Шорникова: Про себя будешь читать?

Иван Князев: А что там у меня?

Тамара Шорникова: Тут, смотри, тебе работу предлагают, пишет телезритель из Москвы и Московской области: «Я бы лучше взял на работу Ваню Князева, культурный, скромный оптимист». Я бы попросила, знаете, вот сейчас переманивать специалистов...

Иван Князев: Да, нас, как говорится, и здесь... Ну ладно. Следующий эксперт у нас на связи. Но за предложение спасибо.

Тамара Шорникова: Лев Соколов, эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, профессор, директор программ развития группы компаний Detech. Здравствуйте.

Лев Соколов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Лев Александрович, у нас тут, видите, в прямом эфире прямо рекрутинг происходит. А что сейчас, без блата насколько легко устроиться на работу? Или все-таки это у нас сейчас, как и в советское время, краеугольный камень и главный шанс?

Лев Соколов: Есть, знаете, определенные закономерности. Ведь что такое подбор, ну как мы говорим, по блату или, научно выражаясь, непотизм? Это один из методов подбора персонала. Как и у любого метода, у него есть свои плюсы и у него есть свои минусы или ограничения. Есть варианты, которые я бы назвал нормальными. Например, есть семейный бизнес, я знаю компании, в которых практически вся семья работает, они все родственники. Есть рабочие династии, которые здесь уже тоже упоминались, ведь есть предприятия, на которых в буквальном смысле срок жизни этих династий насчитывает столетия. К тому же проблема сама по себе существует во всем мире. Ну вот одно из масштабных исследований было в США, там в 35% компаний так или иначе обнаружены вот такие вот связи.

Здесь есть определенная закономерность, которая, я бы сказал так, две закономерности. В мелких компаниях, где меньше 50 сотрудников, обычно этого меньше, в крупных компаниях этого больше. С чем я это связываю, почему так? Потому что, понимаете, в мелкой компании, особенно если это бизнес, не какая-то там государственная структура, которой деньги платят налогоплательщики, а если это бизнес, то, ну знаете, если ты взял родственника, который плохо будет работать, ну зачем тебе такой работник? И здесь скорее выступают плюсы вот этих родственных связей, что если уж я беру на работу сына, отца, жену или кого-то, то я уж с тебя и спрошу соответствующим образом, ты от меня, что называется, не спрячешься, если нормальный бизнес, нормальный хозяин. Если это какая-то структура крупная, тем более государственная, где легко затеряться, где неизвестно, за что ты получаешь, там это более распространено.

Это вообще более распространено там, где нет конкуренции, где нет нужды выживать и деньги в буквальном смысле зарабатывать. Потому что если, например, в строительстве, в сельском хозяйстве ведь есть очень... Если вы хотите персонал, строителей или сельскохозяйственных, не надо идти на HeadHunter – найдите бригадира, который приведет с собой целую бригаду, и, возможно, в ней там будут и родственники, и соседи, и все прочие. Но если кто-то там будет плохо работать, то бригадир ему вот этим бригадирским методом быстро объяснит, что не надо тут нас подводить. Вот так вот как-то.

Иван Князев: Ну, наверное, в государственных структурах это же все-таки больше вреда приносит? Ну понятно, да, что есть, если это частный бизнес, когда все вместе работают, это хорошо, но вот если взять государственную структуру, госкорпорацию или еще что-то, там же вот плохо от этого.

Лев Соколов: Там, конечно, от этого не очень хорошо. Более того, и в бизнесе не очень хорошо, потому что я вот уже упоминал исследования, и эти исследования показывают, что в корпорациях, где вот этот непотизм, или трудоустройство по блату, кумовство, распространено, там у них и объем инвестиций меньше, и объем вложений в исследования и разработки меньше, и в целом получается, что эффективность бизнеса ниже, чем в компаниях, где это распространено меньше. Ну, тенденция именно такова. Я бы так сказал: не каждый далеко сможет работать грамотно, нормально, по-настоящему со своими родственниками, это очень трудно. Поэтому, конечно, положительные примеры есть, но, я бы сказал, отрицательных, конечно, больше, значительно проще...

Тамара Шорникова: А как... Да. Как с этим бороться и можно ли, на ваш взгляд, эту историю победить? Разные методы есть в разных странах. Если я не ошибаюсь, во Франции, по-моему, как раз за кумовство, если определили, что родственника трудоустроил, там жестко, по-моему, до 3 лет и до 45 тысяч евро штраф. Что у нас можно, нужно делать? И надо ли?

Лев Соколов: Ну, побороть это явление, конечно же, невозможно, как невозможно побороть коррупцию, преступность и так далее, человеческая природа уж такова. Естественно, на государственных должностях, наверное, есть смысл, мы уже сегодня упоминали, что существуют определенные категории, есть смысл их поддерживать. Но смотрите, какая штука. Вот упоминаются некоторые регионы, но ведь в определенных регионах это мало того, что это традиционная особенность культуры, там, грубо говоря, какая-нибудь деревня, какой-нибудь сельсовет, сельское поселение, там все друг другу родственники, а если не родственники, то соседи или что-нибудь в этом роде – ну как с этим бороться?

Единственное, что можно еще делать, знаете, такая практика, которая в советские времена как раз была распространена, то, что называется назначить в аренду, да. И вот в этот регион послать человека, который извне, который еще, что называется, не оброс вот этими вот связями, и с точки зрения управленческих решений можно таким образом поступать. Ну а в остальном, я еще раз говорю, реально если смотреть на мир, конечно, победить это нельзя, можно только удерживать в каких-то рамках, чтобы хотя бы вопиющих случаев все-таки не допускать или пресекать их.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Лев Соколов, эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, директор программ развития группы компаний Detech.

Вот задавали вам вопрос: «Вы бы взяли родственника на работу?» Вот какие результаты: «да» сказали только 23%, «нет» 77%.

Вот что еще написали нам наши телезрители в SMS. Из Хабаровского края: «У меня отец в подчинении 10 лет работает, спрашиваю с него не меньше, чем с других, а положиться на него могу больше, чем на кого-либо». Из Хакасии: «Ой-ой, нет-нет, – пишет телезритель. – Я была руководителем, и эта родственница требовала зарплату высокую. Я не знала куда деваться, а остальные косо смотрели на меня».

Тамара Шорникова: Да, в общем, иногда себе дороже.

Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Или блат - это нормально