Кумандинцы: как малочисленный народ Алтая пытается сохранить язык и традиции

На пасеке семьи Шатабаловых горячая пора - началась качка меда. Правда, июнь в этом году выдался холодным, пчелы нектар почти не собирали. Поэтому меда будет меньше, чем обычно, говорит глава семьи Иван. Он - потомственный пчеловод.

Иван Шатабалов, пасечник, житель с. Солтон: «Дед занимался, вот здесь его пасека была. Правда, вот здесь, пониже. Я сюда, выше поднял. Как у нас старики говорили, на старом месте нельзя делать, даже дом строить».

Иван - представитель одного из самых малочисленных народов Алтая: кумандинцев. Пчеловодством они занимаются испокон веков. Зарабатывают этим и сегодня.

Раиса Шатабалова, пасечница, жительница с. Солтон: «Держим одну коровку для себя и всё. А так, в основном, пчёлы у нас. Идет маленько доход, конечно, сдаем задешево, но работы много».

В селе Солтон живут четыреста кумандинцев. Это - самая большая община в крае. Всего же по всей России представителей этого народа осталось не больше трех тысяч. Живут кумандинцы, как правило, скромно. С почтением относятся к старикам: дети и внуки помогают старшим по хозяйству, даже если живут отдельно - так заведено у этого народа, чье название в переводе означает «лебедь».

Правда, сохранять старинные традиции все труднее: даже взрослые кумандинцы сегодня не знают родного языка. Молодежь - и подавно.

Валентина Кызлакова, жительница с. Солтон: «Это надо, надо было начинать 70 лет тому назад. В то время у нас не было такого, и кто в школе разговаривал на своем языке, нас выгоняли на улицу, потому что не разрешалось. А теперь мы естественно возрождаем. Возрождаем, а молодежь совсем другая стала».

Чтобы сохранить свою культуру, кумандинцы открыли несколько национальных центров. Один их них работает в Солтоне. Здесь проходят тематические встречи, организованы кружки народных промыслов для детей - по изготовлению посуды из бересты и выделке кожи. А также постоянные уроки по родному языку.

Виталий Петухов, представитель Совета уполномоченных кумандинцев Алтайского края: «Вся надежда, конечно, опора - это на молодежь, их надо учить языку. Показывать свои традиции, обучать. Интерес проявляет государство, но тут как-то есть пробелы. Как говорится, программы-то есть - денег нет. А без денег далеко не уйдешь».

Летом и осенью в Солтоне в большом количестве заготавливают сушеные ягоды. Зимой их используют для приготовления народных кумандинских блюд. Рецепты хозяйки передают друг другу из поколения в поколение. Жители села хотят, чтобы власти отдали им землю, на которой кумандинцы живут веками - тогда они смогут заниматься исконными промыслами: коневодством, рыбалкой, охотой. Сейчас бесплатных пастбищ в округе нет. Ловля тайменя запрещена. Да и за возможность поохотиться придется заплатить.

Дмитрий Дробышев, Андрей Огрызков. Солтон. ОТР.

Авторизуйтесь, для возможности комментировать
Авторизуйтесь, для возможности комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Сюжет из алтайского села Солтон