Купи авоську - спаси планету от пластика

Купи авоську - спаси планету от пластика
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Гости
Юрий Борисов
директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
Анна Нафиева
координатор Общественного экологического проекта «#РосЭко»

Константин Чуриков: Посмотрите на Оксану внимательно. Оксана, давай я тебе помогу.

Оксана Галькевич: Кто хотел back in the USSR – начните с авоськи.

Константин Чуриков: Начните с себя.

Оксана Галькевич: А с чего мы заговорили-то об этом, друзья? Роспотребнадзор готовит законопроект о постепенном сокращении производства одноразовых пластиковых пакетов для наших магазинов и вообще чтобы в обиходе было этого меньше. Сначала о сокращении, а потом и о полном запрете. Кстати, тут мы вполне в тренде. Потому что в Европе, например, не так давно ввели запрет на одноразовую пластиковую посуду, а уж от полиэтиленовых пакетов в мире отказались уже почти 40 государств. Причем это не только страны, скажем так, с развитыми экономиками, которые определенные издержки могут себе позволить, а и страны третьего мира тоже оценили и решили, что потенциальный ущерб экологии выше, чем потеря от остановки производств.

Константин Чуриков: Я слышал, где-то в Кении даже собирались запретить пластиковые пакеты. Индия с этим уже давно работает.

Оксана Галькевич: Где-то даже в Кении. Друзья, сейчас мы ждем очень ваших мнений, хотим запустить опрос. Вы вообще готовы с холщовой сумкой или авоськой ходить в магазин? Звоните нам, пишите скорее.

Константин Чуриков: Запретить пластиковые пакеты? «Да» или «нет». 5445. А мы сейчас на связь выводим нашего следующего спикера.

Оксана Галькевич: Юрий Борисов, директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли. Юрий Алексеевич, здравствуйте.

Юрий Борисов: Здравствуйте, добрый день.

Оксана Галькевич: Юрий Алексеевич, раз уж вы с розничной торговлей имеете дело, скажите, пожалуйста, пользы для нашей розничной торговли от этого будет больше, чем издержек? Или…

Константин Чуриков: Или как?

Юрий Борисов: Польза будет однозначно для нашей общей природы, для природы нашей страны, да и для планеты также. Это будет однозначно больше. Вопрос в том, что реализация этой идеи должна быть построена очень правильно и последовательно. Помимо точки в этом проекте, где пакеты будут запрещены, необходимо очень тщательно проработать и продумать все мероприятия, которые, с одной стороны, должны не доставить существенных неудобств потребителям, я имею в виду – в части упаковки, а с другой стороны, должны учесть интересы производителей. У них должен быть достаточный срок для того, чтобы они могли безболезненно для людей, которые заняты в производстве, для бизнеса этих компаний, произвести либо прекращение производства пластиковой упаковки, либо замену на другие виды упаковки.

Константин Чуриков: Юрий Алексеевич, а может быть, не запрещать? Может, просто сделать эти пакеты очень-очень дорогими? И люди будут экономить деньги и перестанут их покупать, все само собой рассосется.

Юрий Борисов: Ничего не рассосется само собой. Вы же, так же как и я, ходите в магазин и что-то приобретаете. И видите, какое количество пластика используется. Нельзя взять и оставить людей без альтернативы. А альтернатива, разумеется, должна быть дружественная к экологии.

Константин Чуриков: А вы не видели в продаже разве вот эти сумки многоразового использования? Вот я такую авоську давно не видел в продаже. Но есть такие матерчатые сумки, их продают.

Оксана Галькевич: Костя, я тебе дам, кстати, контакт. Это сейчас очень модно, Константин. Удобно же.

Юрий Борисов: Это правда. Но матерчатая сумка это только часть упаковки, которую вы приносите из магазина домой. Это такая макроупаковка.

Константин Чуриков: Ну да, в любом случае, там, творог, если он положен в какой-то контейнер, понятно.

Юрий Борисов: Конфликт лежит в множестве маленькой пластиковой упаковки. Вот эта история вся нуждается, и сама идея, в тщательном изучении и в проработке.

Оксана Галькевич: Юрий Алексеевич, но вот если говорить все-таки о пакетах, про которые у покупателя спрашивают на кассе: «Пакет нужен или нет? Брать будете?». Куда складываются уже покупки сделанные. Какую дружественную альтернативу, как вы сказали, розничная торговля может предложить нашему покупателю в перспективе?

Юрий Борисов: Розничная торговля предлагает альтернативу в виде бумажных пакетов. У них, правда, ограниченные возможности несущие. И есть тоже из пластиков специальные сумки многоразовые. Это первый шаг. Это то, что можно сделать очень быстро.

Константин Чуриков: Юрий Алексеевич, я вот о чем подумал. Ведь наверняка есть какое-то пакетное лобби.

Оксана Галькевич: Пластиковое.

Константин Чуриков: Да. Люди производят этот пластик. Им же, наверное, невыгодно и не хочется терять этот рынок.

Юрий Борисов: Я бы не стал называть это «лобби». Более того, я избежал бы каких-то подозрений в злонамеренности. Потому что, понятное дело, что в экономике у каждого участника рынка есть свой интерес, но люди все здравомыслящие и понимают, что наша планета не может переработать столько пластика, сколько потребляют люди, живущие на этой планете.

Константин Чуриков: Это правда.

Оксана Галькевич: А много ли предприятий, которые являются поставщиками такой продукции? Вот у вас, у ваших коллег в розничной торговле выбор велик?

Юрий Борисов: Он достаточно велик. Потому что совсем до недавнего времени это был такой нормальный бизнес. Уже больше десятка участников рынка точно производят такие пакеты. Я имею в виду специализированные химические предприятия.

Оксана Галькевич: А как вы думаете, на что они могут переключиться в итоге? Вот у них пакеты, им скажут: «Друзья, больше спроса на это нет, это запрещено производить». Что же они будут делать?

Юрий Борисов: Я думаю, что если времени будет достаточно, например, 3-4 года для перенастройки производства, то альтернатива будет найдена. Потому что у нас достаточный спрос на многоразовый пластик. Вы же видите, в магазинах, помимо пакетов, есть, например, пластиковые ящики для овощей и фруктов, есть другой пластик. Важно то, что он многоразовый, он достаточно устойчивый, и его нужно не много, в отличие от пакетов.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш комментарий. Юрий Борисов, директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли. Когда у нас говорят, что люди не готовы, народ не поймет, – вот на СМС-портале все уже давно готовы. В Кемерове несколько лет уже ходят с матерчатыми сумками в магазин.

Оксана Галькевич: Так. Наши люди. С авоськами люди, да, я не одна.

Константин Чуриков: Ты не одна такая модная. В стране полстраны уже так же.

Оксана Галькевич: Я тебе подарю на Новый Год, хочешь?

Константин Чуриков: Хочу. Сейчас послушаем звонок нашей зрительницы. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Людмила из Новосибирска. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, конечно, это хорошее дело – заменить этот пластик весь. Потому что, конечно, загрязняет город. У нас Новосибирск такой большой город, и две такие свалки. Это ужас, конечно, что там делается. И уже мусор некуда. А вот такие многоразовые сумки… Не такая, конечно, авоська, как у вас висит. Потому что там вот эти дыры и все это, конечно, неприятно смотрится.

Константин Чуриков: Все просматривается. Оксана, видишь – «неприятно смотрится».

Оксана Галькевич: Что же неприятного вы находите, Людмила? Симпатично смотрится. Сейчас люди на подиумах мировых ходят с этими авоськами. Это очень модно, Людмила. Присоединяйтесь!

Зритель: Ну, не знаю. Может быть, вы и привыкли. Раньше же носили наши родители, бабушки, дедушки, и все было хорошо.

Оксана Галькевич: Да, кстати, я же не зря сказала про USSR.

Зритель: Да. Но, конечно, мы сейчас уже посовременнее, и поэтому нам хотелось бы тоже что-то и такое, и красивое.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Спасибо большое. Сейчас подключаем к нашему разговору наконец уже эколога. Анна Нафиева, координатор общественного экологического проекта «Росэко». Здравствуйте.

Анна Нафиева: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Анна, скажите, у меня такой вопрос: а пластик в природе сколько лет требует для того, чтобы переработаться?

Анна Нафиева: Во-первых, да, пластик бывает разный. И вообще еще не все товары, которые были произведены даже в XX веке, еще мы не увидели, чтобы они разложились.

Константин Чуриков: Они все еще в процессе пока, да.

Анна Нафиева: Маленькие кусочки микропластика, которые начинают плавать в океане. Сначала они такого размера, потом становятся абсолютно микроскопические, и мы их даже уже не видим глазом, их можно только под микроскопом рассмотреть. Но они остаются пластиком. Они остаются в воде, они попадают в пищевую цепочку.

Константин Чуриков: Анна, скажите пожалуйста, что из этих искусственных изделий дольше всего разлагается? Я где-то читал и слышал, что самое опасное для окружающей среды – это либо пластиковые трубочки для коктейлей, либо ушные палочки. Что самое опасное? Что не надо покупать?

Анна Нафиева: Но нельзя сказать, что является самым опасным. Потому что на самом деле опасен еще и тот объем этих товаров, который попадает в окружающую среду. Не просто производится. Огромные горы пластика производятся и каждый день выбрасываются. Проблема как раз в одноразовом пластике. В таком, как в том числе пакеты, в том числе трубочки для напитков…

Оксана Галькевич: Посуда, стаканчики вот эти все, вилочки, ложечки.

Константин Чуриков: Коллеги, с которыми мы сейчас на связи по наушнику, говорят: «Ну, иначе уши грязными будут». Нет, уважаемые коллеги, все уже решено в мире, есть деревянные специальные палочки, мы потом с вами на эту тему поговорим.

Оксана Галькевич: У Кости все чисто.

Константин Чуриков: Тем более у нас наушники. Анна, хорошо, скажите пожалуйста, вы верите в то, что есть серьезный запрос уже не в обществе, а в государстве, на то, чтобы навести порядок с обилием этого дикого мусора пластикового? Или нет?

Анна Нафиева: В обществе однозначный запрос есть. Мы даже видим это сейчас в опросе, который проходит. Т. е. 85% уже считают, что нужно запрещать одноразовый пластик. Дело в том, что он есть и на государственном уровне. Потому что действительно есть потребности, есть у нас проекты, есть обязательства государства поддерживать страну чистой. И в том обилии одноразового пластика, которое образуется, это просто невозможно сделать. Потому что его образуется все больше и больше, и убирать его становится все сложнее.

Оксана Галькевич: Анна, но смотрите, тут, мне кажется, такой еще момент, которым в принципе можно гордиться в каком-то смысле. Мы не отстали от остального мира, мы следуем за трендом. Европа тоже только в этом году приняла законопроект, который введет запрет. Смотрите, какие мы молодцы.

Анна Нафиева: Да, действительно, мы уже молодцы. И на самом деле, как вы сказали, мы все еще помним то время, когда мы все ходили без пакетов. Потому что тоже за рубежом они уже настолько привыкли к пакетам, что для них дикость какая-то уже – без пакетов жить.

Константин Чуриков: Анна, вот наш зритель из Саратовской области, некий Шестаков Р. В., вас спрашивает: «А пластик же можно переработать?» Его можно перерабатывать?

Оксана Галькевич: Как вторсырье использовать.

Анна Нафиева: Да, пластик можно перерабатывать. Это одно из решений этой проблемы. Но на самом деле именно с пакетами, именно с одноразовыми всякими товарами, упаковкой – очень с ними сложно. Потому что они мягкие, они тонкие, их сложно собирать, их сложно перерабатывать. Проще перерабатывать, например, пластиковые бутылки от напитков. Вот они перерабатываются повсеместно. Более плотный пластик. А именно собирать пакеты проблематично. Потому что они часто загрязняются, их нужно мыть, они очень тонкие, они рвутся. И, например, целый такой грузовик пакетов будет весить очень мало, соответственно это не очень большой профит для перерабатывающего предприятия.

Оксана Галькевич: Вы сказали: «Мыть пакеты полиэтиленовые». Я подумала, что – мы ведь помним времена…

Константин Чуриков: Это было.

Оксана Галькевич: …когда мы ходили без пластиковых пакетов. Но когда это было модно – ходить с пакетом. Помнишь, когда мы их мыли, действительно, мешочки, кулечки там где-то, кто как говорит. Стирали мамушки, бабушки. Было такое время. Как быстро, видите, это все вошло в нашу жизнь, стремительно, и какой массовый оборот приняло.

Константин Чуриков: Анна, и еще такой вопрос. Смотрите, все равно есть объективно какие-то вещи, от которых мы не откажемся. Мы же не начнем в лаптях ходить, мы все равно будем ходить в обуви, да? Вот как здесь все-таки понять, от чего мы не сможем отказаться, это принять и научиться перерабатывать? От чего мы не сможем отказаться?

Анна Нафиева: Да, вы правы. Есть разные виды вещей, с которыми мы сталкиваемся. От чего-то отказаться, действительно, будет для нас просто. От тех же пакетов. Заменить их многоразовыми сумками. Одноразовые упаковки повсеместно, когда упаковывают один товар в три разных вида пластика, можно заменить это какой-то более перерабатываемой упаковкой. Понятно, что экологичный образ жизни не подразумевает, что мы с вами должны отказаться от всех благ цивилизации. От обуви, от холодильника, от отопления. Тоже некоторые любят так палку перегибать. На самом деле это необязательно. Есть современные решения. Та же, например, обувь – она просто должна делаться так, чтобы она могла перерабатываться. Сейчас проблема в России, что обувь практически не перерабатывается. Есть один проект, который начал принимать старую обувь для переработки. А до этого абсолютно вся обувь отправляется на свалку.

Константин Чуриков: Анна, вы пока не переживайте: по всем опросам, население носит, донашивает старую обувь, все в порядке. Это нам грозит не скоро.

Оксана Галькевич: Анна, прежде чем мы с вами попрощаемся, скажите: ну прикольная же сумка у меня? Ну чего критикуют-то ее?

Константин Чуриков: Кстати, тебя просили показать, что ты сегодня купила.

Оксана Галькевич: Кофеек у меня тут, Костя. Это успокоительные для тебя, если скажешь что-нибудь лишнего. Но симпатичная же, хорошая, правда? Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Анна Нафиева, координатор общественного экологического проекта, была у нас на связи. Итак, итоги голосования каковы?

Оксана Галькевич: Таковы. 6% не готовы к переработке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски