Курилы освободят от налогов

Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Петр Кузнецов: Михаил Мишустин прибыл на Курилы и уже пообещал островам беспрецедентные меры экономической поддержки. Там может появиться режим свободной таможенной территории.

Ксения Сакурова: Это значит освобождение от налогов почти всех основных видов действительности – что, впрочем, не коснется вылова рыбы.

Михаил Мишустин, председатель Правительства Российской Федерации: Сейчас я буду советоваться по приезду с Владимиром Владимировичем, что мы могли бы здесь сделать. Из того, что я услышал, из разговоров с бизнесменами, мы говорили с губернатором вашим, конечно, здесь необходимы такие существенные льготы для того, чтобы люди не тратили время, работая здесь, на заполнение различных документов, чтобы налоговое бремя было для них – в связи с климатическими условиями, непростыми условиями работы в островной части – достаточно уникальным.

Петр Кузнецов: Власти обещают поддержать и социальную сферу – например, обеспечить Курильскую больницу самым современным оборудованием. А еще центр обещает субсидировать железнодорожные перевозки минтая в Центральную Россию. Льготные тарифы позволят увеличить поставки дальневосточной рыбы на внутренний рынок.

Ксения Сакурова: Поможет ли все это оживить экономику региона? Мы будем беседовать с экспертом. С нами на связи Дмитрий Журавлев, научный руководитель Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вот эти меры уже называют беспрецедентными. Это действительно так? Это какой-то прорыв? Это что-то новое для региона?

Дмитрий Журавлев: Это что-то новое, потому что никогда центр не освобождал фактически от всех видов налогов. Это действительно что-то новое. Но это вполне разумная позиция, потому что Курилы даже в большей степени, чем весь остальной Дальний Восток, – это регион удивительно богатый, но, чтобы взять эти богатства, нужно очень много сил, в том числе и денег, которые пока уходят в виде налогов в федеральный бюджет.

Петр Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, первые отзывы из других регионов, они вполне себе предсказуемые. «А что, Курилы не Россия? Налоги будут добирать из доходов по вкладам граждан, в том числе пенсионеров?» – это сообщение из Санкт-Петербурга. «Вот приехал премьер, вот всех и рассудит, – Приморский край пишет, – кому налоги, а кому пряники».

Действительно, а что делать с этими выпадающими доходами, Дмитрий Анатольевич?

Дмитрий Журавлев: Да, это большой вопрос. Вы знаете, в федеральном бюджете денег много, их нет в региональных бюджетах. И когда говорят об освобождении от налогов, то это в первую очередь касается того, что перестанут уходить деньги в федеральный бюджет. Да, конечно, Министерство финансов (на то оно и существует) будет искать способ, как пополнить бюджет. Но оно будет искать этот способ в любом случае – будут эти курильские льготы, не будет этих курильских льгот. Министерство финансов – это министерство доходов. Оно этим занимается и заниматься будет.

И курильские льготы в лучшем случае будут поводом, но никак не причиной случившегося. Я понимаю опасения граждан, но, ребята, не опасайтесь. Все, что можно, с вас в любом случае возьмут.

Ксения Сакурова: А основная задача – это все-таки привлечь какой-то новый бизнес в регион?

Дмитрий Журавлев: Основная задача – дать даже имеющемуся бизнесу оборотный капитал для того, чтобы жить и развиваться. Та же рыбная отрасль. Это один из богатейших по рыбе регионов России. Но ведь нужны новые траулеры, нужны всевозможные технологические вещи – грубо говоря, холодильники. Все это нужно на что-то купить. Пока с рентабельностью не очень.

Там, конечно, есть один аспект. Мне было это грустно слушать, но я опять же Правительство понимаю, им не хочется выпускать рыбу из-под контроля. Но в действительности одна из самых больших проблем рыбной отрасли – это огромная забюрократизированность. Гораздо легче капитану корабля сдать рыбу в Японию, чем в Россию, меньше бумажек надо.

Вот этот вопрос. Причем он, строго говоря, не финансовый. Он не связан с тем, что нужно у кого-то забрать и кому-то отдать. Вот этот бы вопрос решить, чтобы бумажек было ну хоть немножко меньше, потому что нерентабельно сдавать рыбу у себя, это неинтересно.

Ксения Сакурова: Дмитрий Анатольевич, мы же как раз говорили о том, что как раз вылова рыбы не коснутся вот эти льготы.

Дмитрий Журавлев: Поэтому я и говорю, что мне это очень грустно слышать.

Ксения Сакурова: И тогда вопрос: какой бизнес сможет на себе почувствовать эти преференции? Кто там сможет хорошо развиваться?

Дмитрий Журавлев: Ну, во-первых, местная промышленность, бесспорно, которая все равно вокруг рыбы. Во-вторых, думаю, что появятся и другие новые отрасли, связанные, ну например, с недрами этих островов, которые тоже очень богатые и углеводородным сырьем, и иным сырьем.

Другой вопрос, что опять же транспортная инфраструктура. Вот дотации на перевозку рыбы в европейскую часть. Дотации на вывоз того, что там можно добывать и производить, пока тоже не даны. А, как известно, за морем телушка – полушка, но рубль перевоз. Ведь Курилы – это самая отделенная фактически часть России. То есть там на Дальний Восток еще добраться надо, не говоря уже о том, чтобы добраться до европейской части страны. Вот этот аспект пока не урегулирован. Но премьер же сказал: «Будем советоваться с Владимиром Владимировичем».

Петр Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, а если на Курилах все-таки обнулят налоги, то это скорее будет интересно нашему российскому бизнесу или все-таки подтянутся азиаты, корейские и китайские бизнесмены? Но, если и они появятся (позвольте я в международку немножко влезу), то для Токио, наверное, это будет очень сильным раздражителем.

Дмитрий Журавлев: Давайте сначала… Японцы сами бы очень хотели. В Японии отрицательные проценты по займам, у них излишки денег. Эти излишки денег давят на японскую экономику. Та стагнация, которая происходит последнюю четверть века – это и есть эти излишки денег. И поэтому они с великой радостью вложили бы эту деньги в Курилы, в Приморский край, еще впереди китайцев и корейцев. Действительно, для них это все было бы большой удачей.

Но здесь вмешивается политика в обоих аспектах, в том числе в том, о котором вы сказали. Если появятся китайцы, трудно будет японцам – у них отношения примерно российско-украинские. С другой стороны, существует проблема северных территорий. Проблема не существует реально, но как некий политический фетиш она существует.

И японцам очень трудно, точнее, японскому правительству очень трудно через нее перескочить. Почти все последние японские премьеры тихо говорили: «Ребята, давайте вот забудем, давайте займемся совместным освоением». Но как только они пытались это громко сказать в парламенте, они переставали быть премьерами. Появлялся новый премьер, который опять вынужден был тихо говорить: «Ребята, давайте…»

То есть дело в том, что Восточная Азия перенасыщена деньгами. А мы перенасыщены ресурсами, но у нас нет денег, чтобы их разрабатывать. Вот здесь где-то есть золотая середина. Она не так просто находится, потому что если все отдать на волю рынка, то скоро там будут одни японцы и китайцы, а мы как-то потеряемся.

Но все-таки какую-то золотую середину искать можно и нужно. И они с удовольствием придут. Но они придут и без льгот, понимаете. Им так надо, что они и без льгот придут. Вот наши не придут, потому что у нас мест, куда деньги вкладывать, море, а денег как-то постоянно не хватает.

Так что объективно это в любом случае для наших – вот именно льготы. А освоение отдаленных регионов Дальнего Востока – это, конечно, очень интересно и китайцам, и японцам, и корейцам, в действительности даже и американцам, просто им трудно в этом признаться.

Петр Кузнецов: Главное, чтобы в офшор не превратились Курилы, как в девяностые, о чем опасения высказал премьер. Он сказал, что главное, чтобы этого не произошло.

Дмитрий Журавлев: Можно же вообще там ничего не делать, а просто там зарегистрировать головной офис бизнеса, пользоваться налоговыми льготами и ничего не делать.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Дмитрий Журавлев: Как у нас уже было на Чукотке, не будем пальцем показывать. Правда, Чукотке это сильно помогло в свое время, как ни парадоксально, потому что даже то немногое, что на Чукотке оставалось – это было значительно больше, чем обычно Чукотка получала в условиях такого офшорного капитализма. Конечно, на Курилах так не получится.

Здесь это же вопрос правительства. Если правительства будет внимательно следить, кто зарегистрировался, соответствуют ли требования регистрации, соответствует ли набор деятельности, реальной деятельности компании. Все можно решить. Вопрос в желании, в желании контролировать.

Другой вопрос, что крупные и серьезные инвесторы в любом случае придут. А вот те, кто хочет на грош пятаков купить, они исчезнут. Ну, может, это и хорошо.

Ксения Сакурова: А насколько вообще обосновано такое привлечение японцев на нашу территорию? Вот те меры, о которых сегодня объявил Михаил Мишустин, если я правильно понимаю, они были еще проанонсированы Владимиром Путиным, который уже говорил о том, что японцев ждет некое уникальное предложение.

Петр Кузнецов: Это еще при Медведеве обсуждалось.

Ксения Сакурова: Да. То есть мы вроде как их пускаем на нашу территорию, ну или их деньги. А это безопасно для нас?

Дмитрий Журавлев: Вы знаете, а если их не пускать? По принципу «все съедим – пусть брюхо лопнет, но врагам не достанется»? Понимаете, если их не пускать… Была в свое время концепция развития Дальнего Востока, исходящая из того, что мы иностранцев не пустим. Это было при первом полпреде в Дальневосточном округе. Ну, посчитали и выяснили – не получается, не можем мы своими деньгами, даже федеральными, поднять Дальний Восток, слишком он большой. Это вынужденная мера.

Другой вопрос, что, реализуя эту меру, нужно, естественно, идти с открытыми глазами и очень четко пресекать любую попытку превращения в офшор, о чем вы сами сказали.

Петр Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, очень коротко, пожалуйста. Самое главное – о народе не поговорили. Что это принесет населению? Новые рабочие места? Высокие зарплаты? Новый уровень и качество жизни? Что их ждет в таком случае?

Дмитрий Журавлев: Все вами перечисленное, в случае если программа из документа превратится в реальность. Потому что дело не только в том, чтобы объявить что-нибудь о налогах, а в том, чтобы люди появились, которые этим воспользовались бы и создали эти рабочие места. А так, в принципе, да, новые рабочие места.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Дмитрий Журавлев, научный руководитель Института региональных проблем, и его комментарий.

А мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)