Курить дорого

Курить дорого | Программы | ОТР

Табачные компании повысили максимальные розничные цены на сигареты

2020-01-14T11:52:00+03:00
Курить дорого
Промышленность не нужна?
До свидания, пенсия!
Налоги для несовершеннолетних
Отыгрались на сотрудниках. Треть российских компаний урезали зарплаты, четверть - сократили штат
Медицина: уроки коронавируса
Заправщиков заставят доливать
Снова маски, снова штрафы...
Пенсионные накопления отменят? Что будет с уже сделанными взносами?
Регионы. Что нового? Симферополь, Кемерово, Владикавказ
Как россияне копят деньги? Поучились и хватит. Какой будет зима. Рубль снова падает. К чему привела мусорная реформа. Проблемы с качеством европейских товаров в РФ
Гости
Эдуард Сухарев
член общественного движения «За права курильщиков»
Виктор Зыков
член Координационного совета по борьбе против табака при Министерстве здравоохранения России

Петр Кузнецов: Так вот, об информационной картине. Давайте начнем ее рисовать, писать. Курить не только вредно, но и все дороже становится. Крупнейшие табачные компании, работающие в нашей стране, повысили розничные цены на сигареты. Связано это с ежегодным ростом ставок акциза.

Ольга Арсланова: Практически каждый день говорим с вами о том, что дорожает в нашей стране. И как раз тему подбрасывают и наши зрители. Мы обсуждали несколько вещей, которые больше всего подорожали в 2020 году, и нас забросали СМСками о том, что сигареты тоже растут в цене. Впрочем, это происходит каждый год. Ставка поднялась как раз в новом году, с 1 января. Акциз на сигареты вырос почти до 2 тыс. руб. за тысячу штук в 2020: вот эта цифра. Вообще акциз составляет почти 15% расчетной стоимости. И рост этих акцизов в нашей стране продолжится. Многие сигареты на прилавках российских магазинов стоят дороже. Об этом пишете и вы. Об этом сообщают и сами производители. Вот, например, стоимость продукции одной из марок сигарет выросла на 6 руб. Кроме того, скоро в России введут еще и минимальную цену на сигареты. Продавать пачку табачных изделий дешевле этой планки будет запрещено. Угадайте, к каким процессам это приведет? Ну, конечно, сигареты подорожают еще больше.

Петр Кузнецов: Обсудим это с вами, с курильщиками и с нашими экспертами. Виктор Зыков сначала у нас на связи. Член координационного совета по борьбе против табака при Министерстве здравоохранения России. Виктор Александрович, здравствуйте.

Виктор Зыков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, то, что сейчас происходит с ценами на сигареты, это естественный процесс? Он происходит каждый год или в этом есть какая-то специфика?

Виктор Зыков: Это минимальное повышение, которое зависит от того, насколько, естественно, акциз повышается. Но поскольку в этом году и в будущих, видимо, будет минимальное повышение акциза, цены растут тоже незначительно. К сожалению. Хотя у нас серьезное, скажем так, отставание по этой мере – по повышению акцизов и дальнейшему росту цен, потому что…

Ольга Арсланова: Простите, вы сейчас сказали: «растут незначительно, к сожалению». Не могли бы вы позицию свою пояснить?

Виктор Зыков: Да, конечно, поясню. Самая эффективная мера в мире, да и у нас уже, это доказано, – это как раз повышение акциза и дальнейший рост на сигареты. Т. е. это создает такую экономическую недоступность сигарет, табачных изделий. Это касается всех категорий населения. Скажем, 10%-ный рост на табачные изделия приводит к снижению потребления табака на 4% в странах с высоким уровнем дохода и на 6% где уровень дохода средний или низкий.

Ольга Арсланова: Виктор, но мы можем говорить о снижении спроса на какие-то товары, без которых человек себя чувствует относительно комфортно. Но когда речь идет об определенной зависимости – скорее всего, как в этом анекдоте, дети будут просто меньше есть. Потому что сигареты их родители все равно продолжат покупать.

Виктор Зыков: Это не так. Многие просто отказываются от этого. Т. е. это тот стимул, который заставляет их в конце концов бросить. Они каждый день, большинство курильщиков, хотят бросить курить. Обещают себе, что с нового года это сделают. Сейчас, к сожалению, цены повысились незначительно, и с нового года им это вряд ли удастся сделать. Но будем надеяться, что в следующем году они не на 6 руб., а на 60 подорожают. Тут не нужно демонизировать курильщиков как людей, которые будут вместо молока и хлеба покупать сигареты. Большинство все-таки откажется.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что минимальное повышение из тех, которые возможны, судя по всему. Но тем не менее, мы понимаем, что акциз – это тот инструмент, который регулирует отношения государства и в данном случае производителей табачной продукции. Т. е. это некий такой компромисс. И любое его смещение – это так или иначе рост нелегального рынка. Несмотря на то, что это минимальное повышение, что можно сказать о нелегальном рынке табачной продукции? Может быть, просто туда все уходят, а не бросают курить, как вы предположили?

Виктор Зыков: Да нет. Потому что в прошлом году у нас введена система маркировки табачной продукции. На каждую пачку будет наноситься особый QR-код, где будет вся информация. И очень легко будет выявить нелегальную продукцию. Это первое. Второе: опять же, нелегальная продукция – это то, что как бы такой скелет в шкафу табачных компаний, которые, как только какие-то меры регулирования вводятся, они начинают говорить о контрабанде. Которую, кстати, во многих странах мира они сами и организовывали. Поэтому в этом плане не нужно бояться сильно нелегальной торговли. У нас уже введены меры, которые противодействуют ей. И понятно, что у нас Евразийский союз. Но тем не менее, сильного влияния это не окажет.

Петр Кузнецов: Поясните еще вот такую вещь. Курильщики же прибыль приносят. Вот 2018 год вы получили более 500 млрд. руб. от табачных компаний, государство. Или тут дело в том, что мы просто получаем от табачников меньше, чем тратим на последствия, на ликвидацию последствий от курения?

Виктор Зыков: На ликвидацию последствий мы тратим гораздо больше. И, по подсчетам тех научных организаций, которые были в предыдущие годы, там потери от того, что мы потом лечим людей, выявляем, и люди преждевременно умирают, т. е. не дорабатывают, семьи теряют кормильца и т. д., – это все выражается в нескольких процентах ВВП. Поэтому это несопоставимо.

Петр Кузнецов: Но, может быть, есть какое-то определенное присутствие курильщиков, которое выгодно государству?

Виктор Зыков: Я думаю, что нет.

Ольга Арсланова: И все-таки, хотелось бы о корреляции цены и спроса поговорить. В какую-нибудь южноевропейскую страну приезжаешь, в ту же Испанию, и видишь, что курят все. А если сравнить цены на пачку в среднем в России и там, то даже с учетом разницы зарплат получается намного дороже. Т. е. людей это не останавливает, они продолжают курить все равно. Почему вы думаете, что это сработает в России?

Виктор Зыков: Там доход больше. Нет, мы должны сравнивать по нескольким показателям. Это срабатывает везде. В любых странах: с высоким доходом, с низким доходом, с средним доходом. Т. е. как только цена повышается, сразу падает распространенность потребления. Т. е. люди бросают. Те, кто может, они бросают. Это понятно, что есть сильная зависимость, но это в предельных.

Петр Кузнецов: Прямая связь есть, вы ее выявили. Спасибо вам огромное. Это Виктор Зыков.

Ольга Арсланова: Спасибо. Но как раз с людьми, с курильщиками, хотим поговорить. Вот что они нам пишут. «Повышение цен на табак объясняют борьбой за здоровье. Опять ложь. Мы начинаем покупать более дешевые, а значит более вредные сигареты», – пишет наш зритель из Москвы.

Петр Кузнецов: Но давайте продолжим со зрителями общаться. У нас сейчас Владимир на связи, наш телезритель.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Судя по всему, курильщик, да, Владимир?

Зритель: А, да, я курю.

Ольга Арсланова: Владимир еще даже ничего не сказал, а уже чувствуется, что…

Петр Кузнецов: А у тебя на теме курения уже голос садится?

Ольга Арсланова: Да-да-да. Здравствуйте, Владимир.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, да.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу вот курения. Вы говорите, конечно, дорожает вообще. Без ЖКХ. Курение. Сегодня я пошел – были 50, уже 60. А малолетки… Почему они начинают вот эти, то жвачки какие-то выпускать…

Петр Кузнецов: Владимир, вот вы сейчас сказали…

Ольга Арсланова: Вы сказали: 50-60. Но вы продолжаете покупать, тем не менее, за эти деньги сигареты. А где тут предел?

Зритель: Ну конечно. Я ж не буду вот эту жвачку, гребаные какие-то там…

Петр Кузнецов: Нет, меня другое немножко поразило. Вы как будто бы это сравниваете, знаете, вот это возмущение – как будто бы мы сейчас говорим о повышении стоимости услуг, там, ЖКХ. И вот вы приравниваете, плюс-минус, скажем так: по требованиям претендуете, как на услуги ЖКХ, которые нужно понизить. А вы считаете: вы как курильщик тоже обладаете какими-то правами и вы в какой-то степени тоже вправе требовать что-то от государства в этом плане?

Зритель: Да конечно. А зачем повышать цену? Вот этого не могу понять.

Ольга Арсланова: Ты предлагаешь курильщиков лишить электорального права, например? А зачем?

Петр Кузнецов: Мне просто очень сложно, да, почувствовать себя курильщиком. Просто никогда не курил, честно говоря. Рафик, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, ваше мнение слушаем.

Зритель: Ваше мнение я выслушал тоже хорошо, но согласен с повышением цен на табачные изделия. С тем же вопросом бы обратиться. У нас всегда все повышается. Ну вот обещают понижение цен – этого не происходит. Табачная продукция: цены повысились, но качество продукции снижается.

Петр Кузнецов: Какой? Табачной?

Зритель: Табачной, да. Я являюсь курильщиком, и очень это заметно.

Ольга Арсланова: Т. е. стал меньше выбор, на то, что осталось, выросли цены?

Зритель: Нет. Выбор стал очень огромный табачных изделий. Но качество этих табачных изделий упало прямо в десятки раз.

Петр Кузнецов: Подождите, но вы же начали свое выступление с того, что вы за повышение, правда? Или я что-то неправильно понял?

Зритель: Я за повышение.

Петр Кузнецов: И я подумал, что вы не курильщик при этом. А вы курильщик. Вы просто за повышение, но чтобы и качество хотя бы держалось на уровне?

Зритель: Ну, хотя бы, да. Чтобы значительно было заметно, что качество…

Петр Кузнецов: Чтобы не так вредно было курить, да?

Ольга Арсланова: Но понятно по крайней мере тогда, за что платишь.

Зритель: Нет, курить вредно, но мы всю жизнь курили и хотелось бы, как говорится, потреблять продукцию соответственно стоимости ее.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо за вашу точку зрения.

Петр Кузнецов: Понятно. Спасибо.

Ольга Арсланова: Кстати, о контрафакте сообщают наши зрители. «Мой сын давно принимает сигареты нелегально. Точки сбыта крышуются», – сообщает Пенза. Вообще из разных регионов приходят новости о том, что нашли каких-то продавцов нелегального табака, и таких сообщений в последнее время становится больше. Это действительно так.

Петр Кузнецов: А у нас еще больше экспертов по теме. Эдуард Сухарев к нам присоединяется. Это уже член общественного движения «За права курильщиков». Здравствуйте, Эдуард.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Эдуард.

Эдуард Сухарев: Добрый день.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, повышение акцизов – то, что происходит с различными товарами каждый год, и соответственно рост цен на табак в нашей стране, – нарушают права курильщиков?

Эдуард Сухарев: Конечно, нарушаются. Тотально нарушаются с 2013 года. Я хочу сказать словами одной песни, что «так грустно, что хочется курить». И здесь как бы мы возвращаемся изначально в 2013 год, когда принимался антитабачный закон. Т. е. цель этого закона – это действительно борьба за здоровый образ жизни или это просто тупо сбор денег с населения? Потому что акцизы платятся не табачным компаниям. Они платятся в федеральный бюджет. И соответственно, вот телезритель приводит пример, что почему не повышается качество. Если бы эти акцизы платились табачным компаниям и они могли на эти деньги развивать какую-то новую продукцию или изменять внешку сигарет и т. д., – это другой вопрос. Но эти деньги именно идут напрямую в федеральный бюджет. И действительно, и табачные компании платят в федеральный бюджет и акцизы и налоги, и мы еще с вами, как потребители, не забывайте, платим НДС.

Ольга Арсланова: Эдуард, а вам не кажется, что это, извините…

Петр Кузнецов: Да, вы нас в категорию курильщиков давайте-ка не перетягивайте.

Ольга Арсланова: Я хотела задать вопрос.

Петр Кузнецов: Я можно сейчас уточню? Вот права курильщиков, просто небольшое уточнение, вы сказали, что сейчас ущемляются со всех сторон. А что такое права курильщиков? Это право на что? Коротко.

Эдуард Сухарев: Это право на покупку по доступной цене качественного товара. Потому что табачная продукция – это легальный товар…

Петр Кузнецов: А доступность этой цены кем определяется?

Эдуард Сухарев: И второй момент: доступный товар потребитель должен иметь право выкурить в определенных местах. И мы возвращаемся к тотальному запрету о курении в общественных местах. И вот здесь как раз нарушаются…

Ольга Арсланова: Да, это немного другая тема. Эдуард, все-таки о цене. Смотрите, что интересует меньшинство наших зрителей. Потому что большинство – курильщики, и они возмущены, естественно, повышением цен и пишут об этом. Но есть и вот такое мнение: «А разве это несправедливо, если человек платит государству, а соответственно всему обществу, повышенную цену за свою вредную привычку?» Да, этот акциз растет, потому что цена на курение, издержки от курения все выше, в том числе и для окружающих.

Эдуард Сухарев: Но я не понимаю, какие издержки, понимаете? У нас акцизы просто повышаются. Мы это видим на уровне ЖКХ, да? Т. е. у нас ЖКХ растет, а уровень сервиса нет. Он даже местами и падает в некоторых регионах. Т. е. соответственно здесь нет никакой прямой связи от роста стоимости на сигареты и качеством сигарет и качеством оказываемых…

Ольга Арсланова: Связь такая, что государство таким образом показывает свое меняющееся отношение к курению. Т. е. это становится все более социально неодобряемым.

Петр Кузнецов: Это да, становится не модным, если сейчас о молодежи говорить.

Эдуард Сухарев: Ну, вы же знаете, вы сами приводили примеры. И во Франции, и в Испании пачка сигарет стоит значительно выше…

Ольга Арсланова: Это правда.

Эдуард Сухарев: …Но процент бросивших курение в этих странах – он буквально 2-3% от числа общего курения за все годы борьбы. Т. е. соответственно там тоже курит порядка 20-24% населения. И соответственно – ну, нет прямой связи. Люди будут курить и действительно будут покупать дешевый товар и менее качественный. Вот это грустно. Потому что мы как раз ратуем, наше движение, за здоровый образ жизни и за здоровое потребление качественного табака. А здесь государство как бы вынуждает курящих граждан покупать некачественный товар, но дешевый.

Петр Кузнецов: Вопрос морали напоследок. Вы вообще как относитесь к тому, что существуют попытки сделать курение такой асоциальной привычкой в глазах общества?

Эдуард Сухарев: Ну, человечество курит более 500 лет. Это только Европа. И соответственно – ну, какое это асоциальное явление? Потребление табака – это тоже культура. Это часть культуры. Возьмите любое произведение, любой фильм. О чем мы говорим? Это общество. Т. е. любой… Это вообще растение, это сельскохозяйственная культура, такая же, как виноград. Из винограда мы делаем вино, из табака мы делаем табак. Т. е. – нет, это…

Ольга Арсланова: Но скажите, как вы считаете, у государства, у власти федеральной есть право вообще определять, хорошо это или плохо, морально, аморально?

Петр Кузнецов: Да, я про это. Именно про попытки это сделать.

Эдуард Сухарев: Вообще определяет, что такое хорошо и что такое плохо, общество. Общество и история. Я вам привожу пример, что на протяжении уже нескольких столетий человечество сделало выбор в пользу табака. Не может государство сказать, что сегодня вставать в 7 утра это плохо, асоциально, надо вставать в 6 утра. Но это бред. Так же нельзя сказать, что курение табака – это вредно, асоциально, это некультурно, это противоречит истории, литературе и т. д. Понимаете, не надо запрещать тотально всего и тотально повышать цены. Давайте мы хотя бы населению будем объяснять, почему мы это делаем.

Петр Кузнецов: Давайте.

Эдуард Сухарев: Потому что, да, если табачная продукция растет в цене, тогда давайте на примере, не знаю, наших городских поликлиник покажем, что есть какие-то программы, которые работают с курящими гражданами, выдаются какие-то препараты, для того, чтобы курящий гражданин мог бросить курение. Выдаются бесплатно, я подчеркиваю. Потому что эти деньги поступают в федеральный бюджет, соответственно федеральный бюджет финансирует поликлиники городские. Но у нас же этого нет. У нас нет бесплатных лекарств для того, чтобы стимулировать бросать курить. Мы только запрещаем, запрещаем и запрещаем.

Петр Кузнецов: Да-да, спасибо. Вопрос спорный. Начал курить, а потом еще тебе нужно в поликлинике какие-то специальные бесплатные программы, которые тебе позволят бросить курить.

Ольга Арсланова: Не забывай, Петр: ты живешь на их акцизы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
demih demih
Вопрос Виктору:вы вино пьете,сладости,мясо едите?Так это тоже вредно,предложите повысить акцизы на 50% лично для вас и вам подобных.
Александр
Народ перестал много пить спиртного-это правда.А где еще можно ободрать??????? Быстро нашли решение. Сигареты.