Лада Кирисенко, Арон Тухватуллин. Как одеть россиян в российское

Гости
Лада Кирисенко
мастер «RUSANGORA»
Арон Тухватуллин
член комитета по молодежному предпринимательству московского отделения «Опоры России», директор по развитию компании «Lucky child»

Анна Тарубарова: Здравствуйте. Меня зовут Анна Тарубарова. Как всегда по понедельникам у меня к вам «Дело на миллион». По статистике, каждый год на отечественный рынок попадают 15 новых брендов одежды – зарубежных. Одна из причин, по которой россияне боятся открыть свой швейный бизнес, – это отсутствие качественного сырья. А что если его создать самому? Так поступила наша героиня Лада Кирисенко, основатель арт-фермы «RUSANGORA». Здравствуйте, Лада.

Лада Кирисенко: Здравствуйте, Анна.

Анна Тарубарова: Путь из фермеров в модный бизнес, уважаемые зрители, проследим также вместе с Ароном Тухватуллиным, членом Комитета по молодежному предпринимательству московского отделения «Опоры России», совладельцем компании «Lucky Child». Здравствуйте, Арон.

Арон Тухватуллин: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Прежде чем перейти к вопросам, давайте посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: Вообще, если честно, складывается впечатление, что каждый, кто сегодня затеял открыть свой бизнес, – это космонавт, но у каждого своя вселенная. Вот вы, Арон, когда решили выпускать детскую одежду, тоже чувствовали себя космонавтом?

Арон Тухватуллин: Наверное, нет. Дело в том, что когда мы решили выпускать детскую одежду, это был уже не первый наш бизнес, а второй с моим компаньоном. И причина, которая сподвигла нас на это, достаточно банальная: в нашей возрастной аудитории родились дети, разница в 15 дней между моим старшим сыном и его старшей дочерью. Соответственно, мы столкнулись с тем, что увидели как потребители некий дефицит качественной российской одежды, красивой при этом. Для нас было важно эту потребление для себя в первую очередь удовлетворить, то есть этот запрос идет от себя. У Лады, собственно, то же самое, то есть запрос шел от себя.

Анна Тарубарова: Тоже личная история.

Арон Тухватуллин: Да, личная история. А затем ты уже начинаешь все это двигать. Как правило, в первые годы у тебя очень сильно может быть романтизировано восприятие, то есть ты являешься таким Дон Кихотом. Потом, по мере набора опыта ты становишься более профессиональным, появляется некое понимание рынка, структуры, всего остального. Но вот без этого донкихотского мировосприятия сложно будет запуститься, потому что если ты заранее будешь понимать весь путь, все его проблемы, ошибки возможные, сложности… Производство – это очень непростой бизнес. Если бы мы понимали, куда мы идем, может быть, мы и не пошли бы. В состоянии сегодня, наверное, мы бы подумали, а надо ли оно нам. Но тогда ты по-другому воспринимаешь мир. Все возможно. То, что делает Лада, – это по сути создание вообще отрасли как таковой.

Анна Тарубарова: Да.

Арон Тухватуллин: Нет качественной шерсти. Мы часто общаемся с производителями школьной формы, у них проблема, что качественная овечья шерсть отсутствует, просто отсутствует, в России не выращивают только овец для выведения шерсти, это, если я не ошибаюсь, мериносы, наверное, Лада меня поправит.

Лада Кирисенко: Да. Я хочу продолжить тему донкихотства. Сегодня я себя в шутку именую «королевой кроликов», я так себя ощущаю. Это действительно тоже бодрит мой дух, дает силы и, конечно, помогает выстраивать коммуникацию, объяснить, почему, зачем я занимаюсь таким непростым делом. В моем королевстве, конечно, очень много существенно важных дел, профессий, которые нужно было освоить. Действительно нужно было, во-первых, создать вообще спрос, точнее представление о категории таких сельскохозяйственных животных, как кролики. Меня поразило то, что один 5-килограммовый кролик дает 1.5 килограмма чистейшей, готовой сразу к переработке пряжи в год. При этом длина этой пряжи 15 микрон, тоньше только шелк.

И для того чтобы выращивать такого кролика, не нужно тонны свежей травы: 200 граммов комбикорма сбалансированного, клетка просторная, водичка свежая – и пожалуйста, как лук в баночке на подоконнике, дающий нам свежую зелень, кролик будет раз в квартал выдавать на-гора как машина по производству шерсти эту люксовую шерсть. Не нужны пастбища, не нужно много пастухов, которые будут терпеть лишения в степях, это все можно делать даже в регионах с наличием высококвалифицированной рабочей силы.

Анна Тарубарова: То есть по сути дела это может каждый при желании?

Лада Кирисенко: Это может каждая москвичка. У меня тоже такие были представления, слоганы в голове, что каждой москвичке по кролику…

Анна Тарубарова: А если не москвичка, если Рязань, например?

Лада Кирисенко: Если не москвичка, тем более, абсолютно без проблем. И сейчас я с удовлетворением отмечаю, что круги по воде пошли, люди потянулись, то есть этот драйв, этот кураж, который просто благодаря кроликам на меня автоматически изливался, я ничего не могла с ним сделать, он вышел в пространство русскоговорящее, много запросов, в том числе даже из Германии мне пишут, где купить кроликов. Я говорю: «Ребят, у вас там под боком», – а они говорят: «Нет, мы хотим ваших». Да не стоит… То есть это началось как просто хобби, потом я вгрызлась в тему, я поняла, что, знаете как в старину, никто кроме тебя, и все пошло-поехало.

Анна Тарубарова: Да, мы видим, что уже отрасль, так скажем, построена, она есть. Но если мы заговорили на языке метафор, ракета выведена на орбиту, а вот что в этом космосе сейчас самое главное, для того чтобы тебя покупали и тебя узнавали?

Лада Кирисенко: Ну смотрите, здесь как бы 3 отрасли фактически задействованы. Здесь, во-первых, сельское хозяйство, потом легкая промышленность (мелкопартионное производство), причем в среднем плюс и в люксовом сегментах, и далее это fashion. Получилось так, что поневоле фермерша стала дизайнером. И вот есть крупные международные известные бренды, которые меня вдохновляют, которые дают тоже вектор, к которому стоит стремиться. И поэтому надо сказать, что ракета еще даже до половины дороги не дошла.

Анна Тарубарова: Давайте примем звонок, нам дозвонилась Любовь из Калининградской области. Вы в эфире, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ладочка, боже мой, какая вы терпеливая умница! Я просто смотрю сейчас про этих ангорские изделия, про этих лапушек красивых, пушистых. Боже, милые! Терпения вам, терпения! Чтобы ваш бизнес процветал, чтобы вы были в доходе. Но у нас не каждый может позволить такую вещь дорогую, потому что не каждый получает такую денежку, чтобы купить носочки за 2 тысячи. Но я думаю, что… Я не то что думаю, я просто свои мысли высказываю о том, что я бы всегда могла хоть как-то, но выкроить на какую-то вещь, ну вы сами знаете, когда девочки чего-то хотят, они обязательно как-то сэкономят и в общем что-то приобретут. Я бы очень хотела, например, чтобы у нас в Калининградской области, в нашем городе был такой магазин с вашими изделиями. Неважно, машинная работа или ручная работа, они просто превосходны.

Анна Тарубарова: Спасибо за добрые слова, Любовь.

Лада Кирисенко: Я бы хотела сказать, что есть выход: можно завести кроликов в Калининградской области как минимум и начать вот это. Потому что масштабировать то, что освоила я… Я помогаю, в любом случае люди говорят иногда, что мы немножко пугаем, что кроликов сложно содержать, но в то же время я просто предупреждаю, что могут быть засады. А в целом освоить эту профессию, то есть кролика, и восстановить навык ручного прядения женщина может, и тогда носочки не надо покупать, можно их носить из той же люксовой шерсти самостоятельно. Моя же задача была, точнее внутренняя потребность, поставить на производство. То есть я никак не хотела…

Я поняла, что рукоделие – это здорово, это очень успокаивает нервы, я люблю рукодельничать, если бы я не умела это делать, я бы никогда не решилась на эти все приключения, но это неправильно в XXI веке, тем более что есть спрос. И вот, может быть, мы потом будем говорить, может быть, я слегка забегаю вперед, когда спустя примерно 3 года я обнаружила как маркетолог сегмент незакрытый, детский трикотаж, но для недоношенных детей, для детей с экстремально низкой массой тела…

Анна Тарубарова: Это вот эти крошечные изделия?

Лада Кирисенко: Ну это еще не самые крошечные, так чтобы было их видно. Собственно, я поняла, для чего… Наконец я поняла, для чего я могу со своими кроликами действительно быть эффективной, – для того чтобы делать вот такую легкую, очень нежную, очень «мимимишную» при этом одежду. В принципе опять тот же самый колледж, который вооружен правильным оборудованием, очень сильно в этом помогает.

Анна Тарубарова: Да, мы поговорим о том, как сотрудничает с колледжами и другими предприятиями, но все-таки хочется понять: прежде чем масштабировать свой бизнес, наверняка нужно найти свою аудиторию. Как себя рекламировать? Какие для этого сегодня существуют основные каналы продвижения?

Арон Тухватуллин: Смотрите, здесь вопрос, наверное, немного более сложный, потому что здесь помимо того, чтобы найти аудиторию, Ладе приходится ее создавать. Она создает новый сегмент рынка, это изделия из кроликов высокого качества, и потребитель о нем не знает, в картине мира потребителя этого нет, вот это основная проблема. И она пытается рассказать об этом продукте, одновременно пробиваясь на полку. Здесь, наверное, соединять усилия предоставления продукта на полку в тех или иных форматах. Сейчас много дизайнерских пространств а-ля «Флакон», и их все больше и больше появляется по всей территории России, вы можете и туда предлагать свою продукцию, потому что в данном случае речь идет о некоей эксклюзивной истории, которую люди будут потреблять. Есть Интернет как возможность продвижения.

А каким образом рекламировать? Это всегда же упирается еще и в финансовый вопрос. Если реклама в той или иной степени платная, это будет естественным ограничением, будут возможности компании.

Анна Тарубарова: Но в данном случае можно ли экономить на рекламе, или все-таки стоит сначала сделать масштабную компанию?

Арон Тухватуллин: Мне кажется, придется экономить, потому что чтобы сделать масштабную компанию, это нужен масштабный бюджет, поэтому здесь мы с Ладой не являемся такими же по размеру, как «Coca-Cola», например, или подобные по размеру корпорации, которые работают во FMCG-секторе рынка и которые могут масштабными компаниями закрывать. Здесь скорее точечная работа с потребителем, и в случае с Ладой это еще некая ликвидация безграмотности, что ли, то есть рассказ о том, что это такое, чем это важно, полезно.

Анна Тарубарова: Такая просветительная работа, да?

Арон Тухватуллин: Просветительская работа, разумеется.

Лада Кирисенко: Да. И вот в этом плане, конечно, я сразу принимаю эстафету и начинаю мотивировать тех, кто нас смотрит сегодня, что спасибо XXI веку, мы живем в совершенно другом информационном пространстве, каждый из нас может стать контент-мейкером, кем я была, вынуждена также параллельно стать, Instagram-блогером. Кроме того, что нужно было вникнуть, что такое SEO-оптимизация, таргетинг…

Анна Тарубарова: Какие страшные слова. Вот нас сейчас смотрит Людмила из Волгоградской области, она напрямую, без Интернета, без Instagram хочет нам задать вопрос.

Лада Кирисенко: Отлично.

Анна Тарубарова: Людмила, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Вы меня слышите?

Анна Тарубарова: Слышим.

Зритель: Я хочу не задать вопрос, я хочу ответить нашему гостю. Дело в том, что в советское время наша Волгоградская область имела огромные отары тонкорунных овец…

Анна Тарубарова: Так.

Зритель: …с прекрасной шерстью. И раньше, в советское время, эта шерсть поставлялась из Волгоградской области в Москву на ковроткацкие фабрики и в Тирасполь на ковроткацкие фабрики. И сейчас был бы только рынок сбыта, Волгоградская область завалит качественной шерстью тонкорунной овцы не только Россию, но и весь мир. Но беда в том, что килограмм этой шерсти стоит всего лишь 5 рублей, так что…

Анна Тарубарова: Ни дорого, ни дешево, никому не нужно.

Лада Кирисенко: На эту сентенцию у меня тоже есть свой ответ, потому что я была вынуждена создать полный цикл производства именно для того, чтобы решить все эти проблемы. Кроме того, что я вынуждена была создавать категорийный спрос в масштабе страны на определенные виды продуктов или услуг, еще преодолевая вот эти самые удивительные вещи, то есть как можно вырастить овцу, подстричь ее и сжечь шерсть, потому что она никому не нужна? Это такая бесхозяйственность вопиющая у меня в голове не укладывалась, но факт есть факт, это продолжает иметь место. Поэтому индустрия страдает, она недополучает периодически, случаются ямы, недополучает сырья. Мериносы у нас есть, я тоже так думала, что их нет, но нет, есть.

Я специально себе выписала журнал «Овцы, козы, шерстяное дело», подписку за 4 года, архив, проштудировала все таблицы, съездила в Ставропольский край на выставку овец, убедилась, что не все так плохо. Но другое дело, что это гигантские, гигантские be2be отношения, то есть крупных производителей мериноса и крупных переработчиков шерсти.

Анна Тарубарова: Которые нужно выстраивать, их нет, да?

Лада Кирисенко: Между ними и просто бабушкой с прялкой вообще нет ничего, зеро. То есть ни среднепартионного производства, ни мелкого производства, то есть по 2 килограмма, но на машине, чтобы не сидеть, чтобы оптимизировать расходы времени, этого нет. Поэтому развиваться сельское хозяйство, которое ориентировано на воспроизводство сельскохозяйственных животных, которые нужны для того, чтобы получать волокно, не мясо, не шкуру, а именно волокно. При этом давайте сейчас говорить еще о таких гуманистических вещах, чтобы животные не страдали. Ведь как хорошо, кролика можно подстричь, овцу можно подстричь…

Анна Тарубарова: Да, зрители очень переживают, спрашивают, сколько кроликов было съедено.

Лада Кирисенко: Нет-нет, дело в том, что как раз меня… Я бы в жизни не стала заниматься кролиководством. Во-первых, это тяжело и грязно, во-вторых, это как-то с моей точки зрения вообще неэтично. Кролик не страдает, его стригут руками, ножницами, бережно, и в течение 7 лет мы сделали сотни стрижек, мы выложили в Instagram, в YouTube достаточное количество видео, мы проводим дни открытых дверей у себя на ферме в Королеве, можно приехать и убедиться, мы приглашаем. Хотите попрактиковаться…

Анна Тарубарова: А кто не может приехать, тот может посмотреть на вашем канале на YouTube, да?

Лада Кирисенко: Ну конечно.

Анна Тарубарова: Давайте обратимся к нашему SMS-порталу. Вот приходят сообщения на бесплатный номер 5445. Вероника из Читы: «Вопрос Ладе: если нет предприятий и такого техникума, как в репортаже, то насколько целесообразно сотрудничать с надомницами, которые будут вязать варежки и шапки?»

Лада Кирисенко: Вы знаете, это отдельный бизнес, это непросто. Но в моем ближайшем бизнес-окружении есть люди, которые смогли на протяжении 15 лет не только создать, удерживать, но и развивать бизнес, который опирается на артельный подход к производству. Я для себя этот путь отбросила, потому что выяснилось, что для меня это не оптимально, но если в регионе нет другого выхода, а вы очень хотите этим заниматься, по крайней мере попробуйте, так будет гораздо бюджетнее, то есть с точки зрения инвестиций это будут минимальные инвестиции, можно договориться.

Анна Тарубарова: У нас буквально остается полторы минуты. Арон, хотела вам задать вопрос. Вот пример Лады – это тот пример, когда один в поле все-таки воин. Но для того чтобы потери сил и времени были минимальные, какие существуют формы поддержки, поскольку вы у нас представитель «Опоры России»? На что может опереться сегодня начинающий бизнесмен в таком вопросе?

Арон Тухватуллин: В зависимости от региона есть достаточно много форм поддержки начинающего предпринимателя. В Москве это ГБУ «Малый бизнес Москвы», то есть у них много форм поддержки, включая компенсацию участия в выставках, а выставки в данном случае являются достаточно сильным драйвером, даже если у вас маленький павильон. Это помощь с точки зрения получения финансирования, кредитования, то есть там уменьшаются те или иные нагрузки. Это помощь в продвижении продукта на рынке, в том числе на внешних рынках. То есть сейчас очень большой объем поддержки есть особенно в Москве и в Московской области, просто мы об этом мало знаем. Проблема в том, что недостаточная информированность, мы мало знаем о том, что есть, какие есть возможности.

Анна Тарубарова: Надо больше и чаще рассказывать об этом.

Арон Тухватуллин: Да, надо больше рассказывать.

Анна Тарубарова: Спасибо вам большое. К сожалению, у нас время вышло. О том, как одевать россиян в российское, нам сегодня рассказали основатель арт-фермы «RUSANGORA» Лада Кирисенко и член Комитета по молодежному предпринимательству московского отделения «Опоры России», совладелец компании «Lucky Child» Арон Тухватуллин. Спасибо.

Увидимся через неделю.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Дело на миллион»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты