Лайк, шер, налог

Лайк, шер, налог | Программа: ОТРажение | ОТР

Сколько зарабатывают блогеры? И будут ли делиться доходами с государством?

2021-03-11T16:16:00+03:00
Лайк, шер, налог
Губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко в прямом эфире отвечает на вопросы жителей региона
Длинные майские праздники – хорошо это или плохо?
Ипотека на всю жизнь
Бездельники на работе
Валежник: что это и как его собирать
Новые ужесточения для водителей
Что нового? Магадан, Бийск, Астрахань
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Гости
Владимир Зыков
директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров
Алексей Петропольский
предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса

Петр Кузнецов: Так, мы идем дальше, вот о чем поговорим. Название темы: «Лайк, шер, налог», нам уже телезрители пишут: «Ничего кроме налога не понял». Да уж, лучше бы мы другие слова, правда, знали – что такое лайк, шер, чем налог. Ну вот, тем не менее, смотрите, государство вместе с нами заглянуло в YouTube. Лайк, шер – это, если что, лайк – это когда вы сердечко ставите под постом...

Марина Калинина: То, что вам нравится.

Петр Кузнецов: А шер – это когда вы расшариваете, то есть настолько вам понравилось, что вы на свою страничку это перетягиваете и делитесь уже со своими подписчиками. Вот. И сюда добавляется еще налог. Так вот, государство заглянуло в YouTube и TikTok и увидело новый вид налог, придумало собирать с блогеров деньги уже.

Марина Калинина: По крайней мере, это Минцифры планируют обязать такие иностранные платформы как Facebook, YouTube, Instagram, Twitter, TikTok выплачивать налог за российских интернет-звезд доходов от рекламы.

Петр Кузнецов: Ведомство предлагает принять целый федеральный закон, проект которого будет готов уже к лету этого года, а собирать-то есть что. Вот, например, по данным исследовательской компании BloggerBase видеоблогеры в России только, только в прошлом году заработали 18 миллиардов рублей, особенно в период пандемии, понятно, потому что спрос на их контент значительно вырос.

Марина Калинина: Рейтинг самых высокооплачиваемых YouTube-блогеров в 2020 году представил Forbes, и основной критерий – это, естественно, доход от рекламы, которые они размещают на своих каналах. Вот пятерка самых богатых в нашей стране.

Голос за кадром: Лидер рейтинга – ведущий и комик, выступающий в стендап-жанре Нурлан Сабуров и его партнеры. Они – создатели шоу «Что было дальше?» на своем канале «LABELCOM» заработали чуть больше 3,5 миллионов долларов за год. Реклама у них дорогая и продается на месяцы вперед. Подписчиков почти 5,5 миллионов.

На втором месте по доходам техноблогер Валентин Петухов. Он делает обзоры новых гаджетов и игр, выкладывает новости IT-сферы. У его канала сейчас 9,5 миллионов подписчиков, и в прошлом году он заработал чуть меньше 3,5 миллионов долларов. На канале рекламируются смартфоны, компьютеры и компании сотовой связи.

На третьем месте — юморист Александр Гудков со своим каналом «Чикен Карри». В шоу приглашенные известные личности выполняют разные, нередко оскорбительные задания, иначе их ждет задание еще более жесткое. За год канал принес создателю чуть больше 1 миллиона долларов.

Четвертое место получил Юрий Дудь. На своем канале он проводит интервью с артистами, музыкантами, политиками и представителями шоу-бизнеса. Канал смотрят почти 9 миллионов подписчиков. Юрий Дудь заработал на нем 980 тысяч долларов.

И пятое место с таким же доходом, 980 тысяч долларов, у актера Антона Лапенко. Он снимает сериалы, героями которых становятся выдуманные персонажи советского прошлого. Это инженер, рок-музыкант и телеведущий. У канала больше 3 миллионов подписчиков.

Петр Кузнецов: Как-то так. Вы любите блогеров в кавычках? Вот мы вас познакомили с популярными, если вдруг не знали. Но это тем, кто не знает, что такое лайк и шер.

Владимир Зыков, директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров с нами сейчас на связи. Здравствуйте, Владимир.

Владимир Зыков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Владимир, первый вопрос, вот мы сейчас до вас целый большой час практически у нас был о производительности труда, о размерах зарплат, очень много сравнивали шахтера, с кем, Марин, мы сравнивали? С менеджером нефтяной компании, с футболистом. Объясните, пожалуйста, почему тому же самому шахтеру, нас и они смотрят, в грязном таком, вымазавшемся, закончившему 16-часовой рабочий день, почему он получает в 100 тысяч раз меньше, чем человек, который переодевается в женское и невнятно и спорно шутит с экрана смартфона?

Владимир Зыков: А я могу вам тоже метнуть ответочку, так сказать. Вы фактически работаете в том же жанре, что и блогеры, потому что не все блогеры работают в развлекательном формате, многие работают в информационном формате...

Петр Кузнецов: Ну мы и получаем как шахтеры.

Владимир Зыков: Почему вы получаете больше, чем тот же самый шахтер?

Петр Кузнецов: Нет, столько же, в том-то и дело.

Владимир Зыков: Почему вы получаете больше, чем шахтер?

Петр Кузнецов: Нет, ну серьезно, у нас же не такие, мы не оперируем этими миллиардами и миллионами доходов, о чем мы сейчас увидели в подборке блогеров.

Владимир Зыков: Потому что вопрос-то в охватах, вопрос в количестве людей, которые вас смотрят, в качестве этой аудитории, в том, что аудитория знает конкретно вас, что вы можете так называемую нативную рекламу, которая, в общем-то, ценится гораздо больше. То есть если вы возьмете стиральный порошок в кадр, как-то красиво его там в кадре покажете, скажете: «Ой-ой-ой, я этим порошком пользуюсь каждый день», и вам производитель этого порошка готов заплатить довольно большие деньги, потому что сегодня есть телевизор – там одна аудитория, и сегодня есть интернет – там аудитория, конечно, кое-где пересекается, но у интернета очень много своей, отдельной аудитории, которую через телеканалы не зацепить. Поэтому когда у кого-то есть влияние, когда у кого-то есть зрители больше, чем на миллионы, тогда, соответственно, рекламодатели готовы платить этим людям, потому что там есть две цели: либо узнаваемость бренда сделать, либо сделать так, чтобы просто шел живой трафик. Люди начинают, значит, кликать на реферальную ссылку, которая оставляется в описании к видео или в контенте, который публикуется, и т.д.

Марина Калинина: Давайте вообще разберемся, кто такой блогер, и какое соотношение в соцсетях, в этих каналах составляют развлекательные блоги и вот именно какие-то блоги, которые несут действительно информацию?

Владимир Зыков: Смотрите, на самом деле, я вот для себя, с коллегами мы решили, что блогеры и профессиональное сообщество – это те люди, которые вещают на массовую аудиторию через интернет и при этом не имеют лицензии средства массовой информации. Да, мы прекрасно понимаем, что сегодня есть медиа, которые выглядят также как СМИ, но по факту СМИ они не являются, потому что у них нет лицензии. При этом там работает определенная команда профессионалов, которая готовит контент. И есть, соответственно, такие же команды, которые работают в социальных сетях. Они работают либо над видеоконтентом, либо работают над текстовым контентом и т.д. При этом блогером чаще всего называется именно тот человек, который мелькает в кадре. В данном случае, это вот вы.

Вы можно сказать блогеры в том понятии, которое есть, потому что вокруг вас бегает команда, которая вас, соответственно, обслуживает, гримирует, готовит вам какие-то тексты и т.д., а вы вот лицо проекта, вы – те люди, которые узнаваемые перед телезрителем.

Петр Кузнецов: Знаете, мы какой момент упустили, и мне кажется, очень важно проговорить. Опять-таки, возвращаясь к предыдущей теме, мы говорили, в том числе. о конкуренции за рабочие места. Но давайте подчеркнем, что сейчас блогером, по сути, может стать любой.

Марина Калинина: Кстати, кто может быть блогером?

Петр Кузнецов: И ты попробуй выбейся в эти топовые блогеры, которых вот сейчас массово наши телезрители шутами называют и ничего не приносящими обществу людьми. И насколько я знаю, блогер до того, как стать блогером топовым с зарплатом в миллион, а то и больше, с доходами ежемесячными, он очень много инвестирует в это дело. То есть это тоже своеобразного рода риск. Давайте вот этого момента тоже коснемся, что, на самом деле, это не так все просто. Не снял себя на телефон, и тебе пошли деньги от рекламодателя.

Владимир Зыков: Набрать аудиторию, конечно, довольно сложно. Проще всего это сделать, когда площадка молодая, когда сумма инвестиций минимальна. Например, когда появился Telegram, туда пошли профессионалы. Если они успели набрать за это время аудиторию, потому что пользователи, соответственно, начинают подписываться на новые каналы довольно охотно, но в какой-то момент происходит перенасыщение, и для того, чтобы заставить человека там поставить лайк, нужно готовить контент лучше по качеству. Плюс появляется большее количество со временем людей, которые также хотят стать блогерами на этой площадке, а поэтому инвестиции в это, соответственно, увеличиваются. Поэтому очень много, во-первых, людей, которые приходят на эту площадку с, примерно там, много лет назад они пришли, и тогда стали набирать первую аудиторию, поэтому им было довольно проще.

Вот, собственно, то же самое, что было в TikTok. Если в TikTok очень быстро можно было в блогера тысячника и десятитысячника на самом этапе начала, то сейчас это гораздо сложнее и гораздо дороже, а там через год это будет еще дороже – для того, чтобы продвинуть свой контент. Поэтому это действительно довольно большая работа по продвижению, по тому, чтобы набирать аудиторию, то есть это нужно давать рекламу, нужно готовить интересный контент, который будет цеплять твою аудиторию. Это довольно долгий, сложный процесс.

Петр Кузнецов: Ну кстати, и они же создают рабочие места. Вы упомянули целую команду там гримеров, операторов, если мы говорим о серьезном блогере, блогере-миллионнике. А ведь он же еще от своих доходов платит зарплату, ну как артист платит своему коллективу.

Владимир Зыков: Все верно, да, так оно и есть.

Петр Кузнецов: Давайте к вот этому предложению собирать что-то с блогеров в пользу государства.

Марина Калинина: Как вы считаете, вы должны платить налоги или не должны?

Петр Кузнецов: Да, это первый вопрос. А вообще они сейчас ничего, получается, не платят, или как это происходит?

Владимир Зыков: Не совсем так. Есть два типа рекламы. Одна – нативная, то есть нативная – это то, что называлось раньше «джинса», то есть когда берется... рекламный контракт заключается напрямую с блогером, и он, как я только что описывал на примере с порошком, рекламирует этот самый порошок или компьютерную игру, или что-то еще. Это первый тип рекламы. Для того, чтобы заключать контракты с большими компаниями, блогер создает юридическое лицо, чаще всего это ИП, и он официально заключает договор с компанией, и с этого договора, естественно, он уплачивает необходимые налоги.

И есть второй тип дохода, который предоставляет сама площадка Google. У вас перед роликом откручивается реклама, а сейчас уже две рекламы, так называемый «преролл», соответственно, за показ этого преролла деньги идут блогеру. Также реклама может показываться внутри ролика: это может быть одна, это может быть много реклам. За каждый показ блогеру какие-то деньги отчисляются. Вот, соответственно, с этой рекламы раньше никакие налоги не выплачивались.

Более того, кстати, у нас же вчера было это предложение сделано Минцифрой, а сегодня это предложение сам Google озвучил, они сказали, что те блогеры, которые не предоставят им информацию о себе, они будут выплачивать налог в соответствии с законодательством Америки, то есть это до 30% даже. А если в Америке заключен договор с той страной, допустим, с нашей страной – с Россией, об исключении двойного налогообложения, а у нас, слава Богу, с ними договор заключен, поэтому для наших блогеров будет этот налог 0%. Но поскольку наша Минцифра уже предложила, или кто – депутаты, да, предложили ввести налог на вот эту рекламу, которая откручивается перед показом основного ролика, то налог будет платиться в бюджет Российской Федерации и, соответственно, сколько там полагается, 18%, да? Вот они должны будут уплачиваться.

Петр Кузнецов: Сложно себе представить, как это все-таки будет осуществляться. Вы все доступно объяснили, да, но вот а дальше как этот механизм будет...

Марина Калинина: Какая проблема?

Владимир Зыков: Проблема очень важная. Дело в том, что сегодня Facebook, Twitter фактически не выполняют законов Российской Федерации. Мы уже ... в этом убедились, и если наше государство запросит в Facebook или в YouTube статистику тех людей, которые являются блогерами, и статистику о том, сколько у них было показано рекламы, почему вот эти компании иностранные должны будут эту статистику предоставить? Вопрос. Ну если они другие законы не выполняют. С Google пока более-менее нормально, они подчиняются, а вот Facebook, Twitter вообще никак.

Петр Кузнецов: Ну да. И кроме того, вот мы сейчас посмотрели на самых знаменитых – это, как правило, ютьюберы, да, но очень же много, если тот же Telegram брать, очень много анонимных каналов, и не все владельцы аккаунтов в соцсетях известны. И пока неясно, как их будут находить.

Владимир Зыков: Нет, там другой вопрос. Смотрите, я так понял, что этот закон – это про официальную рекламу. В Telegram существует неофициальная реклама, когда вы договариваетесь напрямую с владельцами каналов, и, соответственно, им переводите деньги чаще всего на карточку. Этот закон, я так понимаю, против такой рекламы работать не будет просто потому, что найти этих людей будет практически невозможно, администрирование будет стоить гигантских денег. Вот, поэтому в первую очередь, скорее, идет об официальной рекламе площадки, то есть та реклама, которая запускается YouTube, Facebook, Twitter и т.д.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Удмуртии. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вот я слушаю сейчас этого блогера и думаю: «Он что-нибудь думает, что будет с ним через 50 – это много, ну скажем, даже через 30-40 лет, когда он будет выходить на пенсию». Мы вот, пенсионеры, сейчас работаем, у меня стаж 42 года, я отработал. Пусть зарабатывал среднюю пенсию, я заработал среднюю пенсию, ничего, а они налоги не платят, сейчас шикуют. Они думают, что также как они будут раньше жить. Нет, старость, она приходит. Даже ты не замечаешь, когда она придет, что с тобой случится. Они вот этим уходом от налога, блогеры для меня – это дармоеды в обществе, они ничего не производят, они нефть не добывают, уголь не добывают, шахтеры для них никто. Но на этих шахтерах, на этих энергетиках каждый день он заправляет машину, но он не думает, кто ему этот бензин добыл, кто эту электроэнергию добыл, он об этом ничего не думает. Главное ему вот этот шик получить. Он как этот червь в нашем осмосе, он получает все блага, но ничего полезного: ни уголь, ни электроэнергию, ни газ, ни топливо, ни хлеб, ни зерно, он не дает. Он не задумывался, каким способом дают хлеб, когда он идет в магазин.

Марина Калинина: Николай, спасибо.

Петр Кузнецов: Понятно, Николай, сейчас мы договоримся до того, что их сажать всех надо. То, с чего мы начали, на самом деле, Владимир, знаете, какой вопрос, вот о втором виде рекламы, с которого хотят брать. Уместно ли вообще говорить, что в этом случае блогеры что-то недодают государству?

Владимир Зыков: Ну, как и все другие, конечно. Как и другие виды бизнеса, у всех случаются ситуации, при которых кто-то что-то недодает государству, да. Значит есть официальные биржи рекламы, которые, по идее, должны платить тот самый налог, о котором мы только что говорили. А есть это неофициальное перекидывание денег с карты на карту. Собственно, то же самое, что, например, вы делаете, покупая продукты на рынке возле дома, когда вы бабушкам перечисляете деньги на карточку, условно. Тут то же самое, такой же способ.

А что касается того, что блогеры – дармоеды, ничего не производят, блогеры производят немножко другой контент, это контент развлекательного или информационного характера. Но подобное же отступление можно применить и к менеджерам, которые ничего не производят, а только пользуются теми благами, которые производят те самые шахтеры, пекари.

Петр Кузнецов: И потом почему-то в сознании телезрителей многих блогер – это вот именно тот шут. Так получилось, что в подборке как раз развлекательный контент, значит есть спрос. Это во-первых. А, во-вторых, есть же и блогеры, которые, например, снимут еще и классный сюжет про тех же самых шахтеров, согласитесь, который не покажут по телевизору, со всей правдой без всякой цензуры. И тот же самый Николай из Удмуртии, если у него, конечно, есть дома интернет и YouTube, с удовольствием этот сюжет посмотрит о настоящей жизни шахтеров, правда? Ведь как раз...

Владимир Зыков: Да, и он еще кроме этого говорил о том, что же будет в старости. Так вот аудитория взрослеет вместе с блогером, и, соответственно, блогер будет точно также для этой аудитории готовить контент, просто возрастная аудитория будет повышаться, будет меняться, соответственно, рекламодатели, но все останется также. А и по поводу налогов, налоги, как я уже говорил, блогеры-миллионники платят, но сейчас, благодаря вот этому новому закону, будут платить еще больше, за счет других доходов.

Петр Кузнецов: Вам верится в то, что это сработает?

Владимир Зыков: Это сработает, но не так, как на это рассчитывают, или как сегодня исполняются другие требования законов. Плюс у нас есть опасения, что если эта норма будет введена, то те блогеры или те профессиональные пользователи, которые только-только встали на ноги и начали более-менее зарабатывать на своем контенте, им станет невыгодно работать, потому что итак уже сегодня на некоторых площадках стоимость рекламы упала очень низко, и некоторые пользователи просто уходят с площадки, потому что им уже неинтересно такие деньги получать. Но, соответственно, те, кто зарабатывает побольше, у них тоже могут начаться из-за этого проблемы. В остальном, я думаю, что, наверное Google подчинится закону, с Facebook и с Twitter у меня, соответственно, большие сомнения.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваши комментарии. Владимир Зыков.

Каких известных блогеров вы читаете или смотрите, работает ли на вас их реклама, покупали ли вы когда-нибудь что-то по их рекомендации. Если нет, то, может, что-то читали по их рекомендации или узнавали информацию о товарах, которые они рекламируют. Все эти вопрос задавали простым людям на улицах простых городов.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Да, мнение людей на улицах. Мы, кажется, нашли единственный вид налога, на который согласны россияне. «Развлекуха для дурачков, – Ленинградская область пишет, – так им и надо». «Блогеры должны платить налоги» – Смоленская область. Свердловская: «Вот с них-то и надо брать». Ульяновская: «Давно пора было брать с этих шутов, работяги копейки получают, а они деньги гребут» и т.д.

Марина Калинина: Давайте послушаем Валентину, она к нам дозвонилась из Калининграда, узнаем ее мнение по этому поводу. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Очень внимательно смотрю вашу передачу, и у меня мнение такое. Значит, алло.

Марина Калинина: Да, говорите пожалуйста.

Зритель: Слушаете, да? Значит, у меня мнение такое. Блогеры – это хорошие и плохие, так скажем просто. Что смотрю. Смотрю, что блогеры иногда не очень культурные люди, невоспитанные и необразованные. Иногда такое несут, что думаешь: «Неужели... Вот задумались бы люди, ну молодежь, конечно, ей некогда задумываться». А тут с позиции возраста ты уже все отсеиваешь, уже знаешь, что грамотно, что неграмотно. Реклама у них, конечно, непроверенная, вот молодежь жалуется, что покупают, но не совсем качественное, не доверяют. И есть блоги, которые, как говорят, мы несем развлекуху, там информацию. Да, есть информация, есть информация иногда непроверенная. Иногда сравниваешь эту же информацию с другими источниками по телевидению, в газетах, она, конечно, иногда не соответствует.

Как молодежь говорит: «Вот, они работают, хайп там словить, все». Вы понимаете, дело все в том, что блогер, если ты взялся за это дело, ты хоть, вот девочки ведут блогерши: косметику, как ухаживать за собой. Иногда смотришь и думаешь: «Боже, неужели это кто-то будет за вами это делать, ведь это просто бред какой-то, что они несут иногда в массы». А так хочется, чтобы молодежь была образованная, культурная, понимаете? Ну вот как, допустим, предыдущее поколение. Нас очень много образовывали правильно, хорошо. Общаемся с молодежью, очень много, вы знаете, они не умеют анализировать, они не умеют информацию воспринимать, они во все верят, вы понимаете? И этим пользуются эти блогеры.

Но насчет налогов я вам хочу сказать. Выставляя напоказ иногда некоторые девушки блогеры и мужчины, молодые люди блогеры, показывают свое вот это превосходство, сколько они денег срубили вот моментально. Вы знаете, а народ смотрит, молодежь, и конечно, они злятся, они не могут сейчас работу найти, им платят копейки.

Петр Кузнецов: Почему злятся, может быть, это мотивация наоборот.

Зритель: Простые люди отработали, им значит... А они показывают напоказ и пусть платят за это налоги.

Петр Кузнецов: Пока еще нет, то есть да, но нет. Сейчас будем разбираться, будут ли платить.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Алексей Петропольский нам поможет, директор юридической компании «URVISTA». Здравствуйте, Алексей.

Марина Калинина: Алексей, ну рассудите нас.

Алексей Петропольский: Доброго дня. Смотрите, здесь, в принципе, все довольно просто. Дело в том, что когда юридические лица в России и российские юридические лица платят на расчетные счета физических лиц, они являются агентами НДФЛ, то есть те самые 13% отдельным счетом оплачиваются в ФНС непосредственно юридическим лицом. То есть если вы, допустим, оказали какую-либо услугу, там, я не знаю, будучи сантехником или блогером, и получили перевод на карту от юрлица, то это лицо сверху еще заплатит за вас налоги, а если на заплатит, то налоговая в конце квартала, поверьте, эти налоги донасчитает. Вот то же самое по этой аналогии хотят сделать и с иностранными юрлицами, потому что посчитали, сколько денег получили россияне из-за рубежа и поняли, что именно в рекламном бюджете там крутятся миллиарды рублей, и каждый месяц люди получают финансирование из-за рубежа, а налоговая об этом ничего не знает. И поэтому, я думаю, этот закон примут, просто почему-то начали с блогеров, наверное, потому что больше всех денег получают именно они.

Марина Калинина: А будет ли это действительно работать, потому что мы с Владимиром разговаривали, он сказал, что иностранные компании не обязаны там соблюдать, в частности, Twitter тот же самый, не обязаны соблюдать и не соблюдают российское законодательство, и как бы ему все равно.

Петр Кузнецов: Можно я к Марининому вопросу реплику из Владимирской области в виде смс добавлю: «Как они будут платить налог, если они все в офшорах сидят на чужих платформах?»

Алексей Петропольский: Вот здесь у нас определенная дилемма. Как вы знаете, сегодня обратились в суд к платформам Twitter, YouTube и Facebook об удалении, точнее, о том, что они не удалили контент и что им грозит штраф там 3, 4 и 5 миллионов рублей. Собственно, сейчас именно российские суды однозначно вынесут решение суда в пользу государства о том, что нужно выплатить штраф и удалить контент. Как мы видели ранее, никто ничего не удалил, и, собственно, решение российского суда, скорее всего, исполняться тоже не будет, потому что по факту здесь юридических лиц у этих компаний нет и аккредитации все свои, которые у них были еще лет пять назад, они тоже закрыли, и офисы полностью переехали в Европу и в Америку.

Нам остается лишь гадать, какие дальнейшие санкции после невыполнения этих требований и невыплаты штрафов по решениям российских судов будут. Я думаю, что это будет блокировка, собственно, этих платформ, то есть в ближайшие год, максимум полтора, мы увидим, что в определенный момент YouTube, Facebook, Instagram перестанут работать в России в связи с тем, что просто не исполняют действующее российское законодательство.

Марина Калинина: А то, что касается самих блогеров, с доходов, которые они получают от рекламы той же самой, от размещения своего контента и прочее-прочее, вот как их-то, собственно говоря, заставить платить налог?

Алексей Петропольский: Вообще, так-то по закону, они должны...

Марина Калинина: Понятно, что должны, как любой человек. Это же как бы, они же это воспринимают как свою рабочую деятельность, правильно?

Алексей Петропольский: Ну да, у нас получается так, что люди не привыкли, в принципе, платить налоги и, как правило, платежи эти до 600 тысяч рублей и Финмониторинг их не видит, и банк вопросы не задает. Ну, пришли откуда-то из-за границы 100 тысяч рублей или 200, ну пришли и пришли. А сейчас, после того как этот закон продумают и введут, банк будет просто анализировать, откуда пришли деньги. Так, они пришли от юрлица иностранного, друг, будь добр, пришли вторую платежку от этого лица, оплатило ли оно в бюджет Российской Федерации налоги, а в случае если нет, то можешь сам оплатить или мы тебе заблокируем счет, да еще тебя иностранным агентом признаем. Вот, собственно, примерно так это будет выглядеть. Первично будет обращаться к вам банк, а вторично налоговая.

Петр Кузнецов: Дойдем до того, что будут любые переводы из-за границы автоматически блокировать.

Алексей Петропольский: Я думаю, что так и будет, потому что государство нацелено на борьбу с любыми переводами из-за границы, особенно если эти переводы так или иначе затрагивают массы людей. А блогеры, как правило, имеют аудитории там от десяти тысяч, а у некоторых и миллионы человек, по сути являются агентами влияния сознанием молодежи. Собственно, именно для этого, я думаю, в подтексте все это и делается – чтобы контролировать...

Петр Кузнецов: Перспективка.

Марина Калинина: Да уж. Алексей Петропольский, директор юридической компании «URVISTA» был с нами на связи. А мы к следующей теме через пару минут перейдем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Где у нас государство? Налог пойдёт феодалам в карман — это аналог оброка, раньше стригли крепостных, теперь блогеров. Людям это не пойдёт, что бы там не говорили.