Лазарь Бадалов: Закон не должен иметь обратной силы. Возможно, на вклады, открытые до 2021 года, налог распространяться не будет

Лазарь Бадалов: Закон не должен иметь обратной силы. Возможно, на вклады, открытые до 2021 года, налог распространяться не будет | Программы | ОТР

банк, вклад, налог, закон

2020-03-30T20:20:00+03:00
Лазарь Бадалов: Закон не должен иметь обратной силы. Возможно, на вклады, открытые до 2021 года, налог распространяться не будет
Обязательная вакцинация. Четырехдневная рабочая неделя. Россияне не доверяют банкам. Социальная ответственность бизнеса. Финансы поют романсы. Оздоровительный вычет
Вычитайте на здоровье!
Электронные паспорта прививок
Ты куда?
Свободных денег у россиян стало меньше на четверть
Владимир Карачаровский: Когда ситуация в экономике критическая, государство может раздавать бизнесу «красные карточки»
Бедных освободят от коммунальных платежей?
Прививка от дремучести. К борьбе с антипрививочниками хотят привлечь церковь, школу и СМИ
За нами следят! Кто, как и зачем?
Налоговый вычет за ЗОЖ. Россиянам могут вернуть часть расходов на бассейны и фитнес-клубы
Гости
Лазарь Бадалов
доцент департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ

Оксана Галькевич: Да, друзья, вот это скорость реакции у наших соотечественников! Только Путин сказал о том, что с процентов по вкладам больше миллиона будет взиматься налог в 13 процентов (простите за такую тавтологию), как россияне тут же ринулись в банки, даже не дожидаясь вообще никаких разъяснений Центрального банка страны: когда, за какой период, как это все будет работать. Нет, просто сразу прямиком в банк!

Константин Чуриков: Ну да. И теперь проблемы у самих банков. Они не знают, как удержать средства клиентов на счетах. Ну а средства эти, кстати, довольно внушительные. Соответственно, потери банков тоже могут быть очень внушительными от снятия денег, особенно если все одномоментно захотят получить кеш.

Оксана Галькевич: Ну, если одномоментно, то, в общем, там такие суммы серьезные. Вот смотрите. По данным Агентства по страхованию вкладов, до последнего момента – до того, как все ринулись в банки – в России было 594 миллиона счетов, и хранилось там почти 32 триллиона рублей. Но надо сказать, что на вклады от 1 миллиона приходится больше половины этой суммы. Хотя всего в процентном исчислении их только 1%.

Константин Чуриков: Ну, сейчас обсудим, что будем с нашей банковской системой. Не лопнут ли банки? Выдержат ли они это испытание?

Оксана Галькевич: Натиск.

Константин Чуриков: У нас в студии – Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве. Лазарь Ашханович, здравствуйте.

Лазарь Бадалов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья (это я к телезрителям сейчас обращаюсь), вы, пожалуйста, звоните нам, пишите, если у вас какие-то вопросы по тому, стоит ли держать деньги в банках или нужно поскорее снять. Как это будет работать? Какой налог и когда будет взиматься? Звоните, пожалуйста, и задавайте вопросы нашему эксперту.

Константин Чуриков: Может быть, кто-то уже спешно закрыл свой счет.

Лазарь Ашханович, ну смотрите. Если действительно Ассоциация российских банков написала письмо ЦБ, и там вообще целый набор просьб и таких даже, я бы сказал, мольб, то что в силах Центробанка сегодня?

Лазарь Бадалов: Ну смотрите. Во-первых, на данный момент не стоит создавать какую-то панику и предпринимать какие-то действия, потому что, пока не появится законопроект и пока не станет ясно, какие, скажем так, ориентиры будут по налогообложению данных вкладов, очень сложно понять и предположить. К сожалению, сейчас появилось очень много разных трактовок от разных лиц. Каждый пытается высказать свое мнение, высказаться по поводу того, как этот налог будет работать. Но это не очень правильно, потому что… Вот когда появится законопроект, тогда можно будет действовать и понимать, что нас в принципе ждет.

Пока точно можно сказать то, что озвучил Антон Силуанов, министр финансов. Это налог, который начнет действовать с 2021 года.

Оксана Галькевич: Давайте поясним просто. С 2021 года?

Константин Чуриков: А взимать его будут уже с 2022-го?

Лазарь Бадалов: Ну, это само собой. Взимать через год, который идет после года, когда возникает налогооблагаемая база.

Оксана Галькевич: То есть тем людям, которые уже спешно закрыли свои вклады, сняли деньги, я не знаю, куда-то в безопасное место переместили (под матрас, под подушку, в банку, я не знаю), что им делать? Что вы посоветуете?

Лазарь Бадалов: Вот этим людям вообще не стоило так поступать – по одной простой причине. Может сложиться такая ситуация, что… Ну, во-первых, закон не должен иметь обратной силы. Это во-первых. Соответственно, может сложиться такая ситуация, что на действующие вклады до 2021 года, например, которые были открыты, этот налог не будет распространяться. Соответственно, те, кто уже изъяли свои вклады, а потом вдруг решат их открыть, наоборот, могут подпасть под этот налог.

Так что вот здесь точно нужно дождаться появления законопроекта, в дальнейшем дождаться утверждения этого закона, изменений в Налоговый кодекс. Ну а дальше уже, исходя из этого, какие-то действия предпринимать.

Константин Чуриков: Насколько сегодня силен наш Центральный банк Российской Федерации в плане золотовалютных резервов? Помните, где-то год назад началась эта история про дедолларизацию, что мы уходим из доллара. Вот мы сейчас ушли из доллара, который хорошо, очень хорошо себя чувствует. Сколько Центробанк потерял?

Лазарь Бадалов: Ну смотрите. Здесь, конечно, не совсем связанные моменты – золотовалютные резервы и налогообложение вкладов населения.

Константин Чуриков: Нет, я имел в виду другое. Если все побегут в банки забирать свои денежки, то… У Центробанка какая «подушка» есть?

Лазарь Бадалов: Смотрите. У Центрального банка на сегодняшний день, в принципе, достаточная «подушка безопасности» – это больше 500 миллиардов в валюте. Да, безусловно, за последние проблемные дни Центральный банк потерял, его резервы просели на 30 миллиардов. Это, конечно, существенная сумма, но далека от критичной. Соответственно, резервов вполне достаточно для того, чтобы пройти этот кризисный момент.

Более того, наверное… ну, не наверное, а точно за последние годы, во всяком случае в современной России, скажем так, мы впервые вошли в очередной кризис в ситуации, когда более стабильной финансовой ситуации предположить трудно. До этого в кризисы, которые мы встречали, 2008 года, 2014 года, у нас были более существенные внешние долги, меньшие резервы. И это в конечном итоге гораздо проблемнее сказывалось на ситуации и на финансовом рынке, и в принципе на населении, и на курсе российского рубля, и так далее.

Оксана Галькевич: Лазарь Ашханович, скажите, пожалуйста, а валютных вкладов это касается? Потому что часть людей держат деньги в рублях, кто-то – в валюте, кто-то как-то диверсифицирует. Каких вкладов это касается?

Лазарь Бадалов: Смотрите. Здесь тоже пока еще окончательного решения, скажем так, нет. Понятное дело, что исключений для валютных вкладов не будет, они тоже должны попадать под налогообложение. Но возникает очень много разных трактовок, связанных с тем, что… А будет ли валютная переоценка? По какому курсу? На какой момент. Вот именно поэтому нужно дождаться изменений в законодательство.

Оксана Галькевич: А когда они будут? Когда они появятся? Когда мы можем ждать каких-то четких разъяснений уже?

Лазарь Бадалов: Ну смотрите. Если речь идет о введении налога с 2021 года, соответственно, у нас уже ориентиры – осталось примерно где-то полгода для того, чтобы произошли эти изменения.

Но что могу сразу отметить, чтобы было понятно? В данной ситуации речь идет о том, что… Вот вы упоминали про банковские ассоциации, что может в принципе Центральный банк. Могу точно сказать, что со стороны банковской системы, со стороны банков, в том числе и ассоциаций, будет достаточно сильное лобби, в первую очередь интересов вкладчиков. Не только потому, что банки так сильно заботятся о своих вкладчиках, а в первую очередь потому, что банки заботятся о себе. Они понимают, что если будут какие-то изменения, ущемляющие, сильно ущемляющие права вкладчиков, соответственно, это обернется ситуацией бегства из вкладов. А сумма, как вы озвучили, достаточно существенная. 32 триллиона – это почти в полтора раза больше, чем бюджет страны.

Константин Чуриков: Люди не были готовы на начало прошлой недели к тому, что это может быть введено. Вот давайте мыслить наперед. Ситуация, в общем, находится в развитии, скажем так. Еще непонятно, как этот коронавирусный кризис по всем нас ударит. Для государства 31,5 триллиона рублей – общая сумма вкладов – это какой-то ресурс? Вообще государство может как-то на эти деньги смотреть с каким-то расчетом?

Лазарь Бадалов: Смотрите. Классическая ситуация для любой банковской системы – российской или зарубежной. Вклады населения – это мощный инструмент фондирования. Их на самом деле существует несколько, но немного: вклады населения, вклады негосударственных пенсионных фондов, средства страховых компаний. То есть эти ресурсы – это, скажем так, фундамент фондирования банковской системы.

Потерять один из источников – для банковской системы это смерти подобно. Ну а дальше уже ситуация развивается… Вы понимаете, да? Банковская система – это кровеносная система всей экономики.

Оксана Галькевич: Но реакция нашего населения была, согласитесь, предсказуема. Люди у нас пуганые.

Лазарь Бадалов: Да, возможно, она была предсказуема, потому что, увы, совпала такая череда событий. Перед этим люди в панике скупали туалетную бумагу и гречку. Дальше закупились одними товарами и бросились за своими вкладами. К сожалению, да, этот момент оказался, может быть, не очень благоприятным.

Но в то же время стоит обратить внимание еще на одну реакцию. Вот кто на сегодняшний день, скажем так, из государственных мужей отреагировал на ситуацию, дал разъяснения?

Оксана Галькевич: Кто?

Лазарь Бадалов: Это Антон Силуанов. Ну, Пескова не берем в расчет – все-таки это более такая, скажем так, сторона…

Оксана Галькевич: Не представитель финансовых властей, да. Силуанов, понятно.

Лазарь Бадалов: И еще один важный человек. Это, что называется, сигнал для ситуации. Это Герман Греф.

Константин Чуриков: Греф, да.

Лазарь Бадалов: Глава крупнейшего банка в стране. Более того, на «Сбербанк» более половины вкладов приходится, именно на «Сбербанк». И он понимает, что если эту панику сейчас не предотвратить, то волна будет нарастать. Собственно говоря, для всей банковской системы в конечном итоге это все обернется существенной проблемой.

Оксана Галькевич: Хорошо. Тогда скажите… Вот мы приводили цифры в самом начале. Мы говорили о том, что на счетах до последнего момента было 594 миллиона счетов, и 57% этой суммы – то есть большая часть – это как раз те самые вклады от миллиона рублей. На самом деле миллион рублей, если человек сумел скопить эту сумму, согласитесь, это не самые грандиозные деньги. Люди, может быть, полжизни на это положили. А почему тогда не обложить этим налогом меньшую часть этой суммы? Вот сколько там остается? 43%, простите. Там и люди с кошельками пожирнее. Может быть, им это как-то проще зарабатывалось и давалось.

Константин Чуриков: Ты имеешь в виду – куда больше суммы?

Оксана Галькевич: Куда большие суммы, да.

Лазарь Бадалов: Ну смотрите. Во-первых, действительно, вы правильно говорите, что на сегодняшний день миллион рублей – это такая сумма, которая не является каким-то критерием сверхбогатства. Действительно, может быть, человек копит первоначальный взнос на ипотечный кредит. Может быть, человек продал какое-то имущество и эти средства пока разместил в банке. Может быть, это в принципе накопления.

Оксана Галькевич: Дачу продал. Господи, да все что угодно!

Лазарь Бадалов: Все что угодно.

Оксана Галькевич: Это не грандиозные деньги.

Константин Чуриков: Имел неосторожность.

Лазарь Бадалов: Да, совершенно верно. Но опять-таки давайте дожидаться закона, давайте дожидаться изменений в Налоговый кодекс.

Оксана Галькевич: Нет, я-то, собственно говоря, о логике действий. То есть позарились как раз на эти маленькие вкладики.

Лазарь Бадалов: Смотрите. Что касается налогообложения, могу вам сказать так. Это история достаточно давняя. Это не вчера произошло. Это было не в этом обращении президента. Уже давно обсуждается в профессиональном сообществе, скажем так, необходимость идеи налогообложения доходов от вкладов, от банковских вкладов. Соответственно, созрели, подошли к моменту, выбрали такую сумму. Это даже не сумма, а порог определенный.

Константин Чуриков: Точка отсечения.

Лазарь Бадалов: Точка отсечения.

А давайте еще с другой стороны посмотрим на ситуацию. Безусловно, сейчас некоторых возмутил этот налог. Многие говорят: «А почему вот такая сумма выбрана?» Но мы забываем о том, что, кроме налогообложения, во-первых, до недавнего времени у нас доходы по вкладам вообще не облагались. Более того, у нас есть инструменты инвестирования, которые на сегодняшний день не то чтобы освобождены от налогообложения этих доходов, а предоставляются налоговые вычеты. Я имею в виду…

Оксана Галькевич: Ну, это на три года. Вы имеете в виду индивидуальные…

Лазарь Бадалов: Индивидуальные инвестиционные счета, да. Причем…

Константин Чуриков: Но это история с тремя неизвестными, согласитесь.

Оксана Галькевич: С очень неизвестными.

Константин Чуриков: Это проблематично.

Лазарь Бадалов: Ну смотрите. На самом деле не могу согласиться с этим – по одной простой причине. Просто, наверное, этот инструмент вызывает некий страх, боязнь.

Константин Чуриков: Конечно.

Лазарь Бадалов: Но на самом деле этот инструмент является альтернативой, полной альтернативой банковским вкладам. Здесь не надо быть биржевым гуру для того, чтобы понимать, во что инвестировать. Достаточно просто приобрести государственные облигации с доходностью даже чуть больше, чем банковские вклады. Более того, налоговый вычет предоставляет возможность освободиться от уплаты налогов.

Константин Чуриков: Давайте сейчас примем звонок нашего зрителя, послушаем Андрея из Московской области. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну что, вас эта перспектива как-то озадачила, что будут налог взимать с доходов?

Зритель: Да. У меня вопрос такой. Во-первых, вы можете спрогнозировать наперед, на следующий год инфляцию рубля?

Константин Чуриков: Тяжелый вопрос. Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну, это сложный вопрос, да.

Лазарь Бадалов: На самом деле это может показаться сложным, но могу сказать вам так. Да, если мы смотрим тенденцию, то тенденция последних лет заключается в том, что, безусловно, Центральный банк проводит такую денежно-кредитную политику, скажем так, достаточно умеренно-жесткую. И ключевая цель для него – борьба с инфляцией. И мы видим, что в последние годы эта декларируемая инфляция Центральным банком закрепилась на уровне 3–4%.

Да, с учетом последних негативных событий в экономике (и не только в экономике), может быть, мы и выйдем из этого коридора, может быть, она и превысит 4%, такое нельзя исключать. Но тем не менее это не будет какая-то галопирующая инфляция, это не будет гиперинфляция, где действительно мы будем сталкиваться с ситуацией роста цен на 10, 20 или 30% в год.

Оксана Галькевич: Скажите, а вот эта практика взимания налога с процентов по депозиту свыше определенной суммы – это действительно какая-то распространенная мировая практика?

Лазарь Бадалов: Ну, это не то чтобы практика. Это в принципе один видов дохода, который попадает под налогообложение. Это, скажем так, классика налогооблагаемой политики.

Оксана Галькевич: То есть мы вступаем в ряды цивилизованных стран таким образом, да?

Лазарь Бадалов: Просто у нас до сегодняшнего дня этот вид доходов не облагался. Я понимаю, откуда этот вопрос у нашего зрителя, который сейчас позвонил и спросил про инфляцию. Ясно, о чем идет речь. Он хотел спросить о том, что доходы по вкладам «съедаются» инфляцией. Логично. Но давайте тоже честно смотреть на ситуацию и понимать. Когда у нас инфляция была двузначная (10% и больше), да, безусловно, банковские проценты по вкладам очень быстро сгорали. В принципе, какого-то интереса в банковских вкладах при тех действующих процентных ставках и при такой инфляции двузначной не возникало просто-напросто

Сегодня, как я уже сказал, озвучил эту характеристику денежно-кредитной политики Центрального банка, инфляция существенно снизилась. Соответственно, появляется, скажем так, разница между инфляцией, обесцениваем денег и теми процентами, которые население получает.

Константин Чуриков: Президент в своем телеобращении сказал, что поступления от налога на вклады направят на поддержку семей с детьми, на граждан, которые потеряли работу, и на тех, кто окажется на больничном. А есть ли какая-то предварительная оценка, сколько удастся собрать?

Лазарь Бадалов: Ну, для того чтобы предварительно оценить, как я уже сказал, нужно все-таки четко определить эти критерии. Возможно, будет такая ситуация, что этот миллион рублей вообще окажется неналогооблагаемым минимумом. То есть, соответственно, все, что будет свыше миллиона рублей – доходы по этим средствам будут попадать под налогообложение, а миллион, скажем так, будет порогом отсечения. Это как один из вариантов. Соответственно, в этом случае будут абсолютно другие суммы по доходам.

Точно могу сказать вам, что ожидать каких-то сверхпоступлений от этого налога не стоит. Это предположительно несколько десятков миллиардов рублей. Но это не та сумма, которая существенно пополнит наш бюджет.

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере, какие-то потери в связи с этой турбулентностью на рынках она нам компенсирует.

Вот такой вопрос у нас: «Налог будет платиться с совокупного миллиона во всех банках, – спрашивает телезритель, – или с одного счет свыше миллиона?»

Лазарь Бадалов: То пояснение, которое дал Герман Оскарович Греф – он имел в виду совокупность, да. Но опять-таки считать это официальным и, скажем так, утвержденным моментом я бы не стал.

Оксана Галькевич: Пока рано. Хорошо.

Лазарь Бадалов: Да, пока рано.

Константин Чуриков: Может быть, наивный вопрос, но зритель спрашивает из Ивановской области (кстати, из многих других регионов то же самое), спрашивает: «Стоит ли брать сейчас ипотеку?»

Лазарь Бадалов: Понимаете как? Этот вопрос достаточно часто я слышу. Он мне не совсем понятен. Если вы подошли к ситуации, когда вы определились с идеей улучшения своих жилищных условий, если вы накопили первоначальный взнос, если у вас соответствуют доходы, есть работа…

Константин Чуриков: Если вы не боитесь увольнения в это сложное время.

Лазарь Бадалов: …то какие причины для того, чтобы отложить это действие и отказаться от получения ипотечного кредита? То есть все-таки не та причина, которая могла бы стать весомой для принятия решения.

Оксана Галькевич: У нас очень много сообщений на нашем SMS-портале. Например, пишут, что пришлось снимать, естественно, деньги со счета просто потому, что отпустили в отпуск, как просил президент, но без содержания. Сказали: «Неделя нерабочая, но за свой счет, дружок». Поэтому люди и побежали в банки. Вот еще пишут, что цены повышаются, поэтому приходится какие-то деньги снимать тоже, чтобы компенсировать свои потери уже.

Константин Чуриков: Ну, если коротко, то, наверное, надо следить за ситуацией, не надо паниковать. В любом случае, уважаемые зрители, и это подтвердил наш эксперт в студии, в любом случае облагаться налогом вклады будут не с этого года. Немножко можно выдохнуть.

Оксана Галькевич: С 2022 года, но – за 2021-й.

Константин Чуриков: Спасибо. В студии у нас был Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве. Спасибо.

Лазарь Бадалов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Антон
Интервью ни о чём.
Александр
Пусть я не получу доход, но и государство его не получит! Надоел обман жителей России о трудоспособности после 60 лет и количестве среднего класса в стране.
Василий Александр
Полностью согласен
Галина
Только в нашей стране все, что выгодно государству, имеет обратную силу.