Лекарства где? В аптеках в разгар пандемии не хватает самого необходимого

Лекарства где? В аптеках в разгар пандемии не хватает самого необходимого | Программы | ОТР

Минздрав винит в дефиците производителей

2020-12-10T15:03:00+03:00
Лекарства где? В аптеках в разгар пандемии не хватает самого необходимого
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Ярослав Нарциссов
директор «Медицинского Научно-Производственного комплекса «БИОТИКИ»», кандидат физико-математических наук, доцент
Сергей Шуляк
фарманалитик, генеральный директор компании «DSM Group»

Оксана Галькевич: Мы с вами снова столкнулись с дефицитом в этом году, на этот раз с дефицитом лекарств. Речь об этом уже сейчас не только между нами с вами, между обычными потребителями, не только мы это обсуждаем в своих семьях, но и на самых верхах об этом заговорили. Тут вот глава Минздрава Михаил Мурашко сказал, что ответственными за эту ситуацию, ситуацию с нехваткой лекарственных препаратов в разгар пандемии, можно назначить фармпроизводителей.

Константин Чуриков: Да, это заявление было вчера на профильном форуме. Вот сейчас у нас будет возможность узнать мнение представителей фарминдустрии, вот они с этим согласны ли. Ну и, конечно же, вы, уважаемые зрители, расскажите, каких лекарств в аптеках по-прежнему нет, что с ассортиментом, что с ценами. Звоните и пишите, 5445 наш SMS-портал.

Оксана Галькевич: Да, будьте как можно более активными. Ну а у нас сейчас на связи наш первый собеседник.

Константин Чуриков: Это Ярослав Нарциссов, директор «Медицинского научно-производственного комплекса «БИОТИКИ», кандидат физико-математических наук, доцент. Ярослав Рюрикович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Ярослав Нарциссов: Здравствуйте, здравствуйте.

Константин Чуриков: Ярослав Рюрикович...

Оксана Галькевич: Прежде всего скажите (прости), Ярослав Рюрикович, а вы согласны с тем, что фармпроизводители, собственно, виновны за нехватку, за дефицит, ответственны точнее за дефицит лекарств сейчас? С версией министра согласны?

Ярослав Нарциссов: Вы знаете, уважаемые коллеги, уважаемые слушатели, сейчас, вот в текущих обстоятельствах в мире будет выигрывать тот, кто принимает самые правильные, верные административные решения. Это простая, очень банальная истина. И вот я хочу сказать, что сейчас, к сожалению, очень любят перекладывать ответственность с тех, кто принимает административные решения, на тех, кто работает. Более того, я слышал более интересные мнения по поводу того, почему пропали лекарства в аптеках, обвиняли потребителей, пациентов в том, что они скупают препараты, из-за этого они пропадают.

Ну, я могу сказать, что Михаил Альбертович, конечно, высказывает мнение с точки зрения Министерства здравоохранения, но с точки зрения производителей могу сказать, что для ситуации, которая сложилась сейчас, есть множество факторов, которые привели к данной ситуации.

Константин Чуриков: Да. Ярослав Рюрикович, давайте, вот про Минздрав поговорили, давайте начнем все-таки с Минпромторга, кажется, это он у нас подключил, значит, аптеки к вот этой системе «ЧЕСТНЫЙ ЗНАК».

Сейчас перед тем как вы ответите на вопрос про эту систему, я просто хочу показать зрителям свой компьютер. Вот нам долго рассказывали, как это все на самом деле просто для участников рынка. Я просто зашел на сайт... Нет, это то, все в порядке, это вот как раз маркировка лекарств «ЧЕСТНЫЙ ЗНАК». Смотрите, вот тут вот как бы, скажем так, вот это вот инструкции, я открыл одну из них, первую попавшуюся, вот сейчас следующий файл, смотрите, это 31 страница. То есть тут вообще, в принципе, знаете, без пол-литра не разберешься. Я начал читать, я завис где-то на второй странице.

Ярослав Рюрикович, объясните, пожалуйста, зачем это надо? Сколько с каждой упаковки лекарства кому уходит за вот подключение к этой системе? Еще раз объясните нам, пожалуйста.

Ярослав Нарциссов: Значит, смотрите, уважаемые коллеги, ситуация следующая. Маркировка была, началась поэтапная подготовка к ней достаточно давно, где-то с 2017 года. Введена она была 1 июля 2020-го. При этом надо сказать, что профессиональное фармсообщество выступало, откровенно говоря, против введения маркировки в том виде, в котором она есть, потому что было ясно, что она вводится поспешно, она вводится не до конца продуманно. И к сожалению, когда принималось это решение, даже регуляторы до конца не понимали, видимо, не понимали, с чем будут сталкиваться.

Фармотрасль очень на самом деле законопослушная и очень высокотехнологичная, и вот эти все администрации действия, если они не продуманы, приводят к очень печальным последствиям. Исходно за каждый нанесенный DataMatrix...

Константин Чуриков: Вот опять.

Оксана Галькевич: Прервался на самом интересном месте...

Константин Чуриков: Вот как только самое интересное, связь зависает. Сейчас мы восстановим с вами, но пока звонок.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок, давайте примем звонок. Ольга из Хабаровского края. Здравствуйте, Ольга.

Константин Чуриков: Ольга, вы слушайте, пожалуйста, звук в трубке, телевизор потише, тогда будем беседовать нормально.

Оксана Галькевич: Да, а телевизор как раз выключите звук.

Зритель: Хорошо, я слушаю.

Константин Чуриков: Это мы вас слушаем.

Оксана Галькевич: Мы вас слушаем, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Ну вот хочу сказать, у нас совсем заброшенный край, вот это Советская Гавань Хабаровского края. Ну что, вот мне 68 лет, вот мне выдали, что есть COVID. Сегодня пошла на повторную флюорографию, спросила: «Есть что-нибудь или нет?» Она говорит: «Да, есть». А лечиться-то нечем, аптеки проехали, нет антибиотиков. Так как же лечиться-то?

Константин Чуриков: Сколько вы уже болеете, Ольга? Значит, еще вопрос: если вы лечитесь на дому, почему вам не выдают бесплатные лекарства? Кажется, уже все распоряжения были даны и деньги перечислены.

Зритель: До нас они не доходят, еще никому на дому не дали лекарства бесплатные. Да врач все не приходит. Дело в том, что я болею с 23 ноября, температура держится 37,8–38. Придет врач, сказал, послушал, «завтра придут делать», во рту, в носу взяли анализы...

Константин Чуриков: Тест, да.

Зритель: Пришли на следующий день, сделали эти девушки анализы, «ждите, через неделю будут анализы готовые». Потом...

Константин Чуриков: Подождите секундочку, я вот смотрю, Советская Гавань, все-таки 40 тысяч население, пардон, у вас там...

Оксана Галькевич: Большой населенный пункт, инфраструктура должна быть точно.

Константин Чуриков: У вас там что с поликлиникой вообще? Где врачи? Где специалисты? Где лекарства?

Зритель: А врач... Вот в понедельник вызвала, врач не пришел совсем, он в понедельник не пришел, пришел в 4 часа вечера во вторник. Пришел не терапевт, а пришел глазник.

Константин Чуриков: Ольга, слушайте...

Оксана Галькевич: Ну, сейчас, Ольга, так все на самом деле, не хватает терапевтов, поэтому подключили врачей разного профиля, они все...

Константин Чуриков: Нет, подождите, может быть, это пригодится Ольге. Ольга, пару недель назад открыли, значит, Чернышенко, вице-премьер, об этом рассказывал, новую специальную горячую линию всероссийскую по коронавирусу, по-моему, номер 122. Попробуйте, если остальные телефоны не помогают, может, подействует. Ну прямо хочется вам помочь, жалко. Спасибо, поправляйтесь.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

К нам вернулся Ярослав Рюрикович. Ярослав Рюрикович, вот связь прервалась, к сожалению, на самом интересном месте. Вы знаете, я вот хотела вас спросить. Вот эти решения, которые о маркировке лекарств принимаются, они как-то обсуждаются, прежде чем обрести некую форму документа нормативного, который от вас требует его исполнения? Они в профессиональном вашем сообществе с вами обсуждаются со стороны властей? Или вы уже узнаете, когда вот они выходят в печать, вам об этом объявляют и с вас требует выполнение?

Ярослав Нарциссов: Спасибо за вопрос. На самом деле сейчас ситуация, конечно, гораздо лучше, с нами обсуждают эти вопросы. Но вы знаете, интересная ситуация: периодически вопросы обсуждаются, но мнение сообщество не всегда учитывается, и не слышится мнение сообщества. Поэтому, знаете, не надо говорить о том, что сообщество полностью одобряет те решения, которые принимаются. Слова можно сказать, но, если они не слышатся и никаких действий не предпринимается, тогда, конечно, будет вот такая ситуация.

По маркировке, поскольку ситуация была действительно критической, еще в июне месяце, за месяц до введения, было сказано, что это приведет к коллапсу системы фармацевтической промышленности, в целом фармобеспечения. Значит, поскольку ситуация действительно, как и понятно было, что она придет к...

Оксана Галькевич: ...коллапсу.

Константин Чуриков: Опять двадцать пять, Ярослав Рюрикович, опять восстанавливаем связь, последняя попытка.

Пока у нас звонок от Дмитрия из Приморья. Здравствуйте, Дмитрий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Константин Чуриков: Что у вас с лекарствами?

Оксана Галькевич: Дальний Восток очень активен.

Зритель: Здравствуйте.

Звоню из Владивостока, вот слежу за ходом передачи. Сам столкнулся с проблемой дефицита лекарств. Связано это было с тем, что сейчас, как известно, меняются схемы лечения, и большинство схем лечения отличаются. То есть я не буду сейчас вдаваться в названия, в детали, но последние назначения, которые мне все-таки принес врач… Причем я вот смею заметить, во Владивостоке по крайней мере со мной, у меня COVID, пневмония, все, это уже подтвержденный диагноз, за последние несколько дней ко мне пришло три разных абсолютно врача... Как вот кто-то вообще их не видит, я их вижу разных людей с разными методиками лечения, ссылаясь на здравоохранение, приказы Минздрава и так далее.

Так вот самое последнее назначение я вообще нигде не смог найти в аптеке. Я решил этот вопрос, хотел просто этим поделиться. К примеру, Коронавира вообще нет препарата в Приморье, о нем видели врачи только на YouTube, это вот по мнению даже самих врачей.

Константин Чуриков: Ага, по телевизору, да, понятно. Так.

Зритель: Дексаметазон отсутствует просто, ни в ампулах, ни в таблетках нет.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вот я решил вопрос, еще раз подчеркну.

Константин Чуриков: Как?

Зритель: Ксарелто, препарат, который назначают сердечникам и сейчас назначают в ходе последних рекомендаций, как я понимаю, этот препарат тоже очень затруднен, его практически нет. То есть я вот буквально какими-то аптеками...

Константин Чуриков: Да. Дмитрий, а как вы решили эту проблему? Вы где-то это нашли или по знакомым, я не знаю, звонили?

Зритель: Вот это меня, честно говоря, удивило. Несмотря на три разных степени решения, я обратился к первому врачу на то, что такой препарат, к сожалению, вообще нигде не могу, либо назначьте мне что-то явное, либо как бы давайте что-то делать. Он предложил мне еще раз обратиться в поликлинику, у нас сейчас во Владивостоке единый центр, практически все поликлиники объединены в единую систему, к руководителю организации, конкретно данной этой поликлиники. И сегодня вот ко мне еще раз приехал врач и привез эти лекарства.

Константин Чуриков: Слава тебе господи, то есть что-то заработало.

Зритель: Это вот такое решение, я в этом смысле благодарен.

Константин Чуриков: Замечательно. Поправляйтесь, Дмитрий, спасибо, что позвонили. Прямо вот люди звонят, даже вот уже по голосу слышно, что человек болеет, что предыдущий звонок, что нынешний.

Оксана Галькевич: К нам снова вернулся Ярослав Рюрикович.

Константин Чуриков: Здравствуйте еще раз, в третий раз попробуем с вами побеседовать.

Ярослав Нарциссов: Да-да.

Константин Чуриков: Ярослав Рюрикович, ну на самом интересном месте останавливаемся.

Так вот, смотрите, вот сейчас какая ситуация? До февраля мораторий вроде, так сказать, в уведомительном порядке, да? Но подождите, не за горами февраль, мы не знаем, что будет с пандемией. Не получится ли так, что вот эта песня повторится? Плюс, извините меня, вроде уведомительный порядок, но, пардон, лекарств в аптеках вот по-прежнему, нам страна пишет, как раз вот все те же названия знаменитые произносят, лекарств вот этих нужных-то нет.

Ярослав Нарциссов: Здесь надо сразу пояснить, что ответ на ваш первый вопрос: да, повторится. Да, повторится, потому что нет пока уверенности, что все проблемы будут решены, это первое. Второй момент: система фармацевтического обеспечения довольно инерционна. Сейчас вопрос не в производителях, которые наносят DataMatrix-коды на свою продукцию, это один вопрос.

Второй вопрос еще связан с дистрибьюторами, которые, соответственно, распределяют продукцию. И сейчас завалы, которые произошли с октября, разгребаются на уровне дистрибьюторов. Это целая цепочка, на самом деле это очень сложный механизм, очень высокотехнологичный. И сейчас, в общем-то, то, что мы видим в аптеках, это отставленный эффект, который возник из-за чудовищных вещей, которые происходили в сентябре – октябре.

В принципе никаких на самом деле показаний к тому, чтобы возникал дефицит, реальных показаний сейчас действительно нет, даже невзирая на пандемию, даже невзирая на сложную ситуацию. Производители адаптировались во многих вопросах, так что это не делается за один день, это не делается за одну неделю, это была подготовка, это все проходило определенным плановым порядком. Поэтому сейчас вот административное решение, да, повлияло, и если изменений не будет, а их, скорее всего, не будет, потому что понятны причины введения маркировки, сейчас они понятны, они были не ясны раньше, сейчас они ясны…

Константин Чуриков: Так. Ярослав Рюрикович, можно коротко причину? И сколько за одну коробочку лекарства «ЧЕСТНЫЙ ЗНАК» получает денег?

Ярослав Нарциссов: Значит, еще раз давайте разделим, еще раз. «ЧЕСТНЫЙ ЗНАК» получает 50 копеек за один код и плюс 10 копеек НДС, это в принципе приемлемая стоимость. Сейчас он не получает ничего, потому что до февраля это введено, так сказать, ограничение на оплату. Но надо учесть, что расходы производителя – это не только оплата самого кода, но это еще и все оборудование, все материалы и целый большой технологический комплекс, плюс затраты дистрибьюторов, которые несут их в результате вот этой обработки.

Константин Чуриков: Коротко: причина появления маркировки именно в этом?

Ярослав Нарциссов: Нет. Вы знаете, причина появления связана с борьбой наших ведомств с откровенно уголовными деяниями, они сейчас стали хорошо известны. Они не имеют никакого на самом деле отношения вот к таким словам, которые исходно произносились, это все стало достаточно понятно. Это борьба с так называемыми переливами, это такой профессиональный термин, когда упаковки, проданные в государственное учреждение, оказываются в аптеках. Но это чистая уголовщина, это абсолютно предмет для других разбирательств.

Конечно, с помощью маркировки подобная проблема технически решалась бы, но из-за этого поставлена вся отрасль в ту ситуацию, что, значит, чтобы решить такие проблемы, соответственно, мы принимаем решение. В принципе сама маркировка как технологический принцип – это весьма хорошее явление, но только оно сделано с нашими бюрократическими и откровенно запретительными, ужасными реализациями. Все получилось как по нашему покойному премьеру Черномырдину...

Константин Чуриков: ...Виктору Степановичу.

Ярослав Нарциссов: … что «хотели как лучше, получилось как всегда».

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Ярослав Нарциссов, директор «Медицинского научно-производственного комплекса «БИОТИКИ», кандидат физико-математических наук, доцент.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений на нашем портале. Люди пишут, что нет противовирусных, Югра пишет, что «лекарств нет вообще, все ковидные лечатся за свой счет», в больницы тоже приходится докупать и что-то приносить. Владимирская область пишет, что «бесплатно никто ничего на дом не приносит, единый номер не работает».

Константин Чуриков: Ярославль пишет, что горячий номер 122 как раз-таки работает, потому что там стабильно короткие гудки. Ну если короткие гудки, значит, кто-то разговаривает, да?

Сейчас послушаем наших зрителей. У нас сейчас на связи Светлана из Чувашии.

Оксана Галькевич: Светлана из Чувашии, да. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Да, это вас беспокоят из небольшого города, город Шумерля, Чувашия. У нас нет никаких лекарств в аптеках тоже, нет антибиотиков, новокаина даже нет, лидокаина нет. Людям выписывают лекарства, но их нет, их взять негде. В больницы нас не увозят, люди лежат дома болеют, лечиться абсолютно нечем.

Константин Чуриков: Светлана, чем болеют люди? Это вы о себе говорите, о родственниках своих?

Зритель: Коронавирусом.

Константин Чуриков: Коронавирус. У вас?

Зритель: Да, даже на подтвержденные диагнозы нет антибиотиков.

Константин Чуриков: Бесплатные лекарства в поликлинике вам никто не выдавал, никто их не предлагал?

Зритель: Нет, нет.

Константин Чуриков: Отдельная тема, потому что мы помним, какие решения были приняты.

Оксана Галькевич: Ну вот как нам женщина из Хабаровского края сказала, «все эти распоряжения до нас не доходят». Видимо, не только до Дальнего Востока, видите, до других небольших городков тоже не всегда успешно они доходят.

У нас еще один собеседник сейчас на связи – Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group. Здравствуйте, Сергей Александрович.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, здравствуйте.

Сергей Шуляк: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Первый вопрос. Если, значит, принято решение, как раз президент, по-моему, и с Михаилом Владимировичем Мишустиным говорил на эту тему, и с министрами, о бесплатном амбулаторном лечении, то есть лекарства бесплатно. По идее, должны были бы произойти какие-то, наверное, закупки, допзакупки этих лекарств. Вам что-то известно о совершенных допзакупках для первичного звена, для поликлиник?

Сергей Шуляк: Смотрите, все зависит от регионов, потому что не все регионы подготовились ко второй волне. Они были расслаблены после первой волны, когда их просто-напросто не зацепил коронавирус. Потому что, анализируя закупки для тех же больниц, видно, что в каких-то регионах, которые действительно серьезно отнеслись к возможности того, что будет повышение заболеваемости осенью, были произведены закупки препаратов, которые действительно активно применяют в стационарах, в больницах для лечения тяжелых больных с коронавирусом. А есть регионы, которые закупили пару десятков упаковок, около 100 упаковок препаратов, тех же препаратов, ингибиторов интерлейкина-6, которые очень активно используются. И видно, что действительно регионы не готовы.

То же относится к дистрибьюторам, к розничным сетям, потому что они посмотрели весной, что у них все достаточно спокойно, спроса нет, и приняли решение, что затариваться большим объемом лекарственных препаратов не стоит. Вот и сейчас происходит такая ситуация, что произвести дополнительные закупки, даже если кто-то хочет, уже не может. Потому что, смотрите, объем продаж антибиотиков в аптеках по России за 10 месяцев вырос в 2 раза.

И вот хочу, пользуясь тем, что в эфире, потому что вот у вас в бегущей строке про антибиотики, зрители звонили про антибиотики: без назначения врача не надо принимать антибиотики. Антибиотики коронавирус не лечат! Пожалуйста...

Константин Чуриков: Да, это нелишним будет напомнить.

Сергей Александрович, но что получается? Проблема очевидна, просто даже если не ходить в аптеку, просто включить телевизор, посмотреть, что сейчас рассказывают зрители, ясно, что перебои серьезные. Но спросить-то не с кого. Министр здравоохранения говорит, что виноваты фармпроизводители, Минпромторг никто не трогает, вроде там пока приостановили. С кого спросить-то?

Оксана Галькевич: Кого назначить ответственным?

Сергей Шуляк: Вот понимаете, в данной ситуации производители не виноваты. Они не виноваты в том, что вырос спрос на некоторые препараты в 2 раза. Потому что даже их желание сейчас увеличить объем производства и объем продаж этих препаратов наталкивается на то, что нет субстанции, субстанцию даже невозможно купить, потому что она либо подорожала, либо ее надо покупать в Китае и Индии, а во всем мире так же есть повышенный спрос на лекарственные препараты, и фармпроизводители на некоторые субстанции стоят в очереди, поэтому здесь...

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, а соответственно, мы произвести сами эти субстанции не можем, да? Никакой возможности нет, я не знаю, понять где-нибудь в апреле, в мае, что будет такая ситуация с очередью из других стран, было невозможно, организовать с нуля производство? Я без всякой иронии говорю, я к тому, что вот как просчитать эту ситуацию.

Сергей Шуляк: Да, смотрите, произвести субстанцию с нуля нужно определенное время, до нескольких лет. Сейчас строятся у нас заводы по производству субстанции, вот недавно буквально в Братске открыли большой завод по производству субстанций. Но поймите, у нас более 4 тысяч действующих веществ в лекарственных препаратах, которые на рынке оборачиваются, по-любому все их производить невозможно. Наиболее востребованные сейчас начали производить в России.

И к сожалению, действительно, вот наложились такие проблемы, как маркировка, как приоритетная закупка лекарственных препаратов для нужд государства... Потому что, конечно же, приоритет идет по некоторым препаратам, особенно ковидным, в сторону закупки для госпиталей, государство скупает препараты для больниц, что также вызывает дефицит этих препаратов.

И конечно, третий фактор – это действительно сумасшедший спрос на некоторые препараты. Потому что, смотрите, на ковидные препараты спрос очень резко вырос, на все остальные даже упал, потому что говорить о 10 месяцах этого года, аптеки-то выросли всего лишь на 12% в рублях, а ковидные препараты в 2 раза растут, в 3 раза растут. Поэтому действительно, к сожалению, вот такой непрогнозируемый ажиотажный спрос привел к тому, что, к сожалению, лекарств не хватает, и те регионы, которые не запаслись...

Константин Чуриков: Да, Сергей Александрович, буквально вот... Да-да-да, извините, что вас перебиваю. Вот смотрите, справедливости ради, Якутия пишет, что, значит, «лекарства выдают бесплатно, если человек заболел, в аптеках тоже все есть». Пишут, что в Бурятии есть лекарства, но цены выросли в 3 раза.

У нас очень много вопросов, я не знаю, к вам это или не к вам, по поводу уже массового производства вакцины от коронавируса. Спрашивают люди, почему как-то, в общем, все, что доходит до наших ушей, говорит о том, что производить ее будут за границей. У вас какая-то информация есть?

Сергей Шуляк: Нет, ее будут производить в России на нескольких заводах. К сожалению, пока есть проблема с действительно массовым производством ее и масштабным производством ее в больших количествах. Столкнулись с проблемами увеличения производства, то есть перевода производства из синтеза в маленьком количестве в большом. Поэтому сейчас прививаются только определенные группы граждан, к сожалению, до регионов доходит очень небольшое количество вакцины. Но есть все основания полагать, что уже в январе – феврале промышленное производство того же «Спутник V» будет запущено в полном объеме и мы будем получать несколько миллионов доз в месяц, для того чтобы можно было прививать уже все население.

Константин Чуриков: Я правильно понимаю, то есть это как, условно говоря, сварить борщ в маленькой кастрюльке, а потом взять огромный чан и, не знаю, на сто человек сварить?

Сергей Шуляк: Да, вы совершенно правы. Действительно, технологические процессы там отличаются. Но смотрите, сейчас еще на подходе, на третьей стадии «клиники» вакцина производства «Вектора», в ближайшее время будет запущено производство в Москве совместное «Р-Фарм» и AstraZeneca, опять вакцина. И на мощностях «Петровакса» будет совместное производство России и Китая по производству китайской вакцины от коронавируса. Поэтому в ближайшее время мы будем иметь выбор из четырех вакцин, и данного количества должно хватить вакцины, чтобы привить и создать иммунную прослойку.

Оксана Галькевич: Нам бы продержаться вот это вот время...

Константин Чуриков: Да-да-да, в том-то и дело, в том-то и дело. Спасибо.

Оксана Галькевич: ...до появления этого ассортимента.

Спасибо большое. У нас на связи был Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group.

Константин Чуриков: Просто если с лекарствами проблемы, дождемся хотя бы вакцины. Главное, чтобы ее к «ЧЕСТНОМУ ЗНАКУ» не подключали, а то мало ли что.

Оксана Галькевич: Ну что, друзья, мы сейчас сменим тему, будем говорить о том, как дорожают продукты. Оставайтесь с нами.

Константин Чуриков: Положение безвыходное, пора менять тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Минздрав винит в дефиците производителей