Лекарство от дефицита

Лекарство от дефицита | Программы | ОТР

Медикаментов хватит всем, если их перестанут покупать впрок?

2020-12-25T14:26:00+03:00
Лекарство от дефицита
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Татьяна Литвинова
заместитель генерального директора компании AlphaRM, аналитик фарминдустрии
Сергей Еськин
директор по развитию фармацевтической компании «Пульс»

Иван Князев: Хотя некоторые представители от нашей власти говорят, что ситуация в аптеках под контролем, дефицита вроде как быть не должно. По крайней мере, так считает председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она, кстати, призвала россиян не закупаться впрок.

Дарья Шулик: Ну, проблемы с приобретением лекарств в России, как все мы помним, начались этим летом. С 1 июля в стране стартовала система маркировки препаратов. И до сих пор аптечные сети не в состоянии удовлетворить растущий спрос россиян на медикаменты.

Расскажите нам, как обстоят дела с лекарствами сейчас в вашем регионе, каких лекарств не хватает и сколько что стоит.

Ну а мы пока обсудим, начнем обсуждать эту тему с нашими экспертами. И сейчас у нас на связи Татьяна Литвинова, заместитель генерального директора компании AlphaRM, аналитик фарминдустрии.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна Львовна. Я не знаю, вы слышали предыдущий наш звонок? Звонила нам телезрительница. Понимаете, лекарств не хватает. Здесь речь уже о жизни, о здоровье людей идет.

Обрисуйте нам ситуацию. Говорилось, что 40 наименований в аптеках в разных регионах не хватает. Что сейчас?

Татьяна Литвинова: Добрый день, коллеги. Конечно, ситуация с лекарствами в разных регионах разная. Ну давайте мы сейчас совместим одновременно две проблемы – проблему с маркировкой плюс дополнительный дефицит препаратов.

Та самая система маркировки находится в уведомительном режиме до 1 февраля, но тем не менее эти точечные меры до конца не решают проблему доступности лекарств. Проблема с логистикой, конечно же, существует. Но все-таки та система маркировки, которая работает в данный момент, несмотря на упрощенный режим, создает определенные проблемы.

Давайте скажем немножечко грубо: в том числе в систему маркировки должны входить и шубы, но тем не менее на здоровье людей это никоим образом не влияет. И нужно, соответственно, решать проблемы, которые в первую очередь касаются пациентов.

Дефицит лекарств – проблема не первого месяца. К огромному счастью, дефектура или дефицит – явление временное. И производители, и все звенья фармацевтической цепочки, не только аптечные сети, стараются решить эту проблему. Дистрибуторы максимально стараются выкупать у производителей лекарства.

Понятно, что в данный момент самыми актуальными, если можно так сказать, являются антибиотики. Необходимо от дистрибуторов доставить лекарства, в том числе по регионам. Не будем забывать, что любое движение проходит через систему маркировки, которая, как правило, теперь еще дополнительно отсрочивает приемку препаратов и растягивает по времени.

Иван Князев: Вы говорите, что проблемы с логистикой. А что? Какие проблемы? Не могут выстроить нормально?

Татьяна Литвинова: Как я уже сказала, любой… Что такое система маркировки? Любой этап прохождения препарата, соответственно, должен фиксироваться в системе МДЛП: при выходе от производителя, при поступлении к дистрибутору, при поступлении в аптечную сеть. Если раньше с этим проблем не было, то теперь на приемку препаратов аптечные сети затрачивают до восьми часов, а иногда этот срок и три дня. Аптечные сети, представители и коллеги, неоднократно говорили, поднимали дополнительно этот вопрос.

Не будем забывать… Да, частично проблема с препаратами потихонечку в данный момент решается. Но не будем забывать, что, как я уже сказала, МДЛП у нас в уведомительном режиме до 1 февраля. Как известно, весна – прекрасное время года, но весной дополнительно у нас будет очередной пик заболеваемости ОРВИ и прочими болезнями. Плюс к тому же, естественно, COVID-19, вошедший в нашу жизнь, к сожалению, столь ярко, пока еще имеет место быть. Еще не во всех регионах у нас прошли и проходят пики заболеваемости.

Лекарства нам все равно понадобятся. Когда возможная очередная волна наложится на заболеваемость ОРВИ, соответственно, аптеки тоже должны быть готовы. Но не будем забывать, что в этой цепочке участвуют не только аптеки. Есть еще дистрибуторы, есть еще производители.

Иван Князев: Ну понятно.

Татьяна Литвинова: Есть еще иностранные компании, которые должны успеть ввезти препараты на территорию Российской Федерации.

Дарья Шулик: Татьяна Львовна, вы сказали о производителях. А если безотносительно маркировки? Ведь многие эксперты считают, что на самом деле в этом году не стоило бы заниматься таким экспериментом. А вообще производители справляются с тем спросом, который сейчас есть, если мы не берем в расчет маркировку, а только производителей?

Татьяна Литвинова: Очень легко справиться со спросом, но очень тяжело справиться с ажиотажным спросом. Не всегда возможно предугадать эту массовую покупку препаратов, в том числе и в регионах. Понимаете, пациентов действительно можно понять, если еще препарат в списке ЖНВЛП, он необходим для здоровья. Давайте мы все-таки будем обезопасивать себя. Есть определенное желание приобрести даже несколько пачек.

Более того, вы знаете, я с этими протяжками по маркировке даже столкнулась, если так можно сказать, фактически как пользователь, когда, несмотря на упрощенную систему, небольшое количество упаковок в аптеке пробивалось порядка 40 минут. И это только в аптеке, в данном случае именно пациенту по необходимости. Как мы понимаем, вряд ли мы планируем 40 минут на посещение и покупку всего лишь нескольких препаратов, которые… Ну, мы еще не привыкли к тому, что они у нас в аптеках не присутствуют.

Иван Князев: Татьяна Львовна, нам люди пишут, из Владимирской области SMS: «Мы вынуждены закупать впрок через интернет-аптеки, в городских аптеках». Люди это делают, потому что, понимаете, еще одна проблема есть – это цены. Люди пытаются, может быть, хотя бы сейчас что-то купить, потому что опасаются, что потом цена вырастет. Вот из Самары SMS: «Ртутный градусник – 1 700 рублей». Ну, здесь-то, казалось бы, что? И таких SMS много: от 500 до… за тысячу там идет уже.

Татьяна Литвинова: Если не говорить про градусники, то эта проблема касалась и препаратов, которые у нас находятся в перечне ЖНВЛП, цена на которые у нас не может быть очень сильно повышена. Проблему со стоимостью давайте все-таки будем разбираться. У аптек нет громадных наценок именно на препараты. Есть разные производители и разная стоимость препаратов у разных производителей. Как правило, выкупаются и уходят из аптек препараты самых простых ценовых категорий – до 100 рублей. Ну, как мы говорим: более дешевые препараты.

Иван Князев: Ну а с градусниками-то что? Почему так дорого стоят? Обычный ртутный градусник.

Татьяна Литвинова: Вы знаете, градусники бывают точно так же разные. Более того, насколько я знаю, эту проблему должны выяснить очень подробно и понять, почему такая ситуация происходит, в ближайшее время, потому что, действительно… Ну, то, что сейчас было озвучено – это запредельная стоимость, вряд ли доступная большинству людей, учитывая, что названная цена выше стоимости уже электронных градусников, которые используются все чаще.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Татьяна Львовна. Это была Татьяна Литвинова, заместитель генерального директора компании AlphaRM.

У нас есть звонок – Константин из Калининградской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло. Здравствуйте. У меня болеют мама и папа, 52-го и 54-го годов рождения. В нашей Калининградской области мне пришлось доставать антибиотик «Цефтриаксон», у знакомых по пять ампул собирать. По всей области нет антибиотиков. «Азитромицин» тоже отсутствует. Гормон «Дексаметазон» отсутствует. Даже обезболивающее «Лидокаин» – пришлось брать двадцатипроцентный, потому что другого просто нет. Вот министр приезжал к нам на проверку – все красиво, все хорошо. А на самом деле все наоборот, вообще ничего практически не достать, ничего нет. «Арбидол» – пожалуйста. А остального ничего нет.

Иван Князев: И даже в частных аптеках, Константин?

Зритель: Вообще в области. Не то что частные аптеки, а в области.

Иван Князев: И в частных, и в государственных аптеках.

Зритель: И даже в больницах нехватка.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: И все замалчивается, конечно.

Дарья Шулик: Спасибо, Константин, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам за эту информацию, Константин.

А вот что пишут нам наши телезрители: «Ни от глаукомы, ни сердечных, ни гормонов – никаких лекарств нет», – это из Нижегородской области SMS. Из Свердловской области: «Антигриппин» – 200 рублей, «Ксилен» – 150 рублей».

Еще один эксперт у нас на связи.

Дарья Шулик: Сергей Еськин, директор по развитию фармацевтической компании «Пульс». Сергей Михайлович, здравствуйте.

Иван Князев: Сергей Михайлович, Даша уже спрашивала по производителям. Действительно, успевают ли они сейчас столько производить? Есть ли какие-то проблемы с доставкой из-за границы? Потому что границы были закрыты, COVID. Сейчас какая ситуация?

Сергей Еськин: Вы знаете, если в целом сейчас ситуацию сравнить с тем, что было в начале ноября, то я считаю, что она значительно выровнялась. Понятно, что с учетом предыдущего звонка, наверное, в тех или иных регионах есть проблемы с рядом препаратов. Ну, опять же, мне кажется, с этим необходимо разбираться.

Что касается поставки препаратов из-за границы, каких-то блоков в связи с этим. На мой взгляд, ситуация сейчас разрешилась. Но в целом, если говорить о потребности и обеспеченности, наверное, все-таки потребность существенно выше, чем возможность обеспечить эту потребность.

Но здесь я хотел бы с вашего позволения прокомментировать следующий факт. Потребность не давно явная. То есть та потребность, которая обусловлена необходимостью лечения – это могут быть одни цифры. А та потребность, которая связана с тем, что скупается из аптек – наверное, это как раз та самая потребность, которую удовлетворить даже при утроении и упятерении производства будет очень сложно.

Иван Князев: То есть вы думаете, что граждане до такой степени впрок затариваются, что никаких производств не хватит? Мне кажется, просто хотя бы дефицит закрыть.

Сергей Еськин: Вы знаете, я не стал бы называть это до такой степени, потому что это всегда какие-то качки, слишком сильно раскачивается маятник. Но в целом я хочу сказать, что примеров у нас с вами есть очень много, когда в те или иные времена скупалась гречка, соль и так далее. И скупалось это даже при наличии этих продуктов у нас дома и, соответственно, даже при отсутствии потребности в них.

С лекарствами, к сожалению, произошла та же самая история. И здесь стоит задуматься. Наверное, аналитики по прошествии времени тоже проведут свой анализ, почему население вдруг кинулось скупать препараты, почему вдруг стало запасаться препаратами, которые без назначения врача нецелесообразно примерно и даже, я бы сказал, опасно. В связи с этим появившийся новый закон «О биологической безопасности».

Я считаю, что если взять всю текущую ситуацию с лекарственным обеспечением за 100%, то 15–20%, наверное, можно было бы отнести за счет неадекватного спроса – то есть тогда, когда население привыкло самостоятельно решать свои проблемы, в том числе и на будущее.

И второй момент. Каждый из нас в то или иное время переболел ОРВИ. Всегда ли мы применяли те или иные препараты для лечения, в том числе от температуры жаропонижающее, и так далее, противовирусные препараты? Ну, я уверен, что каждому из нас есть возможность похвастаться своим иммунитетом, который преодолел это в те или иные времена…

Иван Князев: Ну да, Сергей Михайлович, понятно, что не всегда, действительно, то, что покупается в аптеке, потом нам пригождается. И слава богу. Тут, понимаете, народ нам пишет, телезрители нам пишут, что опять, получается, народ виноват. Хорошо. У нас сейчас все говорят, вот предыдущий эксперт сказала, что будет по весне опять новая волна и ОРВИ, и COVID опять же, как вирусологи говорят. Когда ситуация выровняется? Сколько времени еще нужно и производителям, и аптекам на то, чтобы вот эту ситуацию сбалансировать?

Сергей Еськин: Вы знаете, я прокомментирую ваши слова, Иван, по поводу того, что народ обвиняют. Я считаю, что вообще никого не нужно обвинять. Здесь важно понимать, что происходит.

А по поводу выравнивания ситуации. Ну смотрите. Вчера было совещание в Минпромторге, и мы все вместе, все, кто был на этом совещании, признали факт того, что спрос в аптеках падает. Конечно, наши зрители звонят и говорят о том, как у них плохо в регионах. Ну, наверное, как с заболеваемостью, так и с лекарственным обеспечением проблемы где-то могут быть локальные проблемы.

Так вот, относительно известных антибиотиков (не буду их называть) вчера было подчеркнуто, что проблема практически решена. И если, допустим, постоянно в аптеке нет тех или иных препаратов, то это не означает, что их нет. Это означает, что их сегодня привезли, сегодня их купили. То есть аптеки пока не в состоянии сформировать адекватный товарный запас, который они обычно делают, от двух недель до месяца. Но удовлетворение потребностей уже наступает. Я вчера тоже сделал звонки в регионы – и мне подтвердили, что, в принципе, проблема перестала быть такой острой.

А если относительно будущего года, то я уверен, что нам всем свойственно делать выводы из тех уроков, которые нам преподнесла ситуация 2020 года. В соответствии с этим… Во-первых, для того чтобы этого не повторилось, на мой взгляд, должна родиться некая плановая система. И эта плановая систем…

Я в свое время это говорил относительно СИЗ (средств индивидуальной защиты). На мой взгляд, здесь государство должно взять на себя роль планировщика этих событий, прогноза, планирования и, соответственно, формирования определенных запасов, стратегических запасов по тем или иным препаратам. Я считаю, что планирование это нужно делать не снизу вверх, как сейчас от регионов идут запросы. Люди, местные власти не имеют такого опыта в планировании, у них нет таких ресурсов.

Иван Князев: Ну понятно.

Дарья Шулик: Спасибо, Сергей Михайлович.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Это был Сергей Еськин, директор по развитию фармацевтической компании «Пульс».

Иван Князев: Ну, главное, чтобы к весне все напланировали нормально, потому что когда очередная волна пойдет, чтобы опять у нас дефицита не было.

Дарья Шулик: А лучше бы она и не пошла.

Иван Князев: Да. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)