Леонид Млечин: После Первой мировой Европа решила отгородиться от России санитарным кордоном

Гости
Леонид Млечин
писатель-историк

Марина Калинина: Ну что ж, а прямо сейчас наша постоянная рубрика "История вопроса. Вопросы истории". К нам в студию уже пришел наш коллега, ведущий, писатель, историк Леонид Млечин. Здравствуйте, Леонид.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Леонид Млечин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Сегодня у вас интересная тема – восстание чехословацких частей в мае 1918 года, то есть мы на 100 лет назад перенесемся.

Леонид Млечин: Да-да-да. Я вот думаю, если люди моего поколения смотрят, то они точно все поклонники романа Ярослава Гашека "Приключения бравого солдата Швейка". Я не знаю, сейчас молодежь читает или нет, а вот в мои годы все читали.

Марина Калинина: Который был непосредственным участником событий.

Леонид Млечин: Конечно. Он как раз был в составе этих самых чешско-словацких частей, как тогда говорили.

Марина Калинина: Он был колеблющийся.

Леонид Млечин: Нет, ему страшно понравилось в России. Ему понравились коммунисты. Он остался, женился здесь. Хотя дома у него тоже была жена. Двоеженец он был. И не хотел отсюда уезжать. В отличие от других чехов и словаков, которые, конечно, с удовольствием покинули нашу страну. Давайте на всякий случай объясним, как вообще чехи и словаки в таком большом количестве оказались в нашей стране. А, между прочим, чешско-словацкий корпус тогда составлял 50 000 солдат и офицеров. Это была самая мощная воинская сила на территории России после развала русской армии и до того, как Красная армия перестала существовать.

Дело в том, что Чехия и Словакия жили под управлением Австро-Венгерской империи и ненавидели империю, мечтали о самостоятельности. И когда началась Первая мировая, то увидели в этом возможность обрести самостоятельность и сделали ставку на Россию. И многие чехи и словаки, солдаты Австро-Венгерской армии, дезертировали. Перебегали на сторону России. Но здесь их очень хорошо принимали. Император Николай распорядился на сей счет. Стали формировать сначала чешскую дружину имени Гуса. Потом она выросла в полк, потом в бригаду, потом в дивизию, в конце концов – в корпус. Речь шла о чем? Чехи и словаки сражаются вместе с русской армией против Австро-Венгрии и после победы в знак благодарности чехо-словаки получают собственное государство, Вождем был их такой Томаш Масарик, выдающийся политический деятель, который создаст Чехословакию. Она действительно появится в результате Первой мировой. Он будет избран первым президентом. Он был абсолютным русофилом. Он любил Россию, любил русских. Он очень много сделал для русских эмигрантов, которые оказались выброшенными из родной страны и не могли нигде найти приюта. Он позаботился о том, чтобы в Чехословакии им было уютно. В частности, он сделал образование для русских эмигрантов бесплатным, а русская молодежь могла учиться в Чехословакии бесплатно. Это сыграло огромную роль.

Так вот, в России сформировался огромный корпус, который хотел сражаться против немцев и Австро-Венгрии. Тут у нас происходит революция. Россия практически выходит из войны. А потом приходят к власти большевики, которые хотят, естественно, немедленно заключить мир с немцами. Тогда Масарик и другие руководители чехословаков договорились о том, что чехословацкие части переходят под командование Франции. Когда большевики подписали мир с Германией, тогда договорились, что чехословацкие части будут эвакуированы с территории России, отправлены во Францию, которая понесла невероятные потери в сражениях с немцами и нуждалась в каждом солдате.

Но что значит эвакуировать? Надо отправить их в порты. Это значит на Черное море, в Мурманск и во Владивосток. Но советская Россия уже подписала договор с немцами. Мы уже почти что союзники. Немцы вовсе не хотят, чтобы французы получили такое подкрепление и договариваются о том, что чехословаки поедут через самый дальний порт – через Владивосток. И сейчас туда ехать не быстро. Уж можете себе представить – 100 лет назад совсем не быстро. И вот один эшелон за другим. И в какой-то момент воинские эшелоны с чешско-словацкими частями растянулись по всей России от Владивостока до Пензы. Тут немцы забеспокоились о другом: что все равно они уедут, доедут и вступят в бой, и будут с ними сражаться. Тогда они потребовали от советского правительства разоружить чехословаков. И нарком по военно-морским делам, только что вступивший в дело, Лев Троцкий распорядился разоружить чехословаков. Да только некому это было сделать, потому что Красной армии еще практически не существовало. А попытки местных советских властей где-то на железнодорожных станциях лишить их оружия были встречены просто со смехом. Чехословаки обиделись. И они просто по всей России, от Пензы до Владивостока, свергли советскую власть. Это оказалось просто минутным делом. Советская власть рухнула. И вся огромная России по существу к Западу от Москвы перешла под контроль чехословацких частей. И это было огромным подарком для тех, кто был против советской власти.

Потому что под этой крышей чехословацких частей образовались два демократических правительства, которые вошли в историю как правительства, которые пытались действительно создать на территории России демократический строй. Одна в Самаре. Кто бывал в Самаре, знает. Самарцы говорят, что "наш город – это третья столица России". Они имеют в виду тот эпизод, когда во время Великой отечественной войны туда должен был эвакуироваться Сталин.

Но на самом деле, когда в 1918 году чехословаки взяли Самару, то там создалось правительство членов комитета Учредительного собрания. Бывшие депутаты Учредительного собрания, того самого, которое избрал русский народ и которое большевики разогнали в январе 1918 года, поехали в Самару и создали демократическое правительство. Действительно демократическое. Они отменили все большевистские чрезвычайные законы, упразднили трибуналы, стали создавать нормальную систему управления. И, что характерно, как только исчезают большевики, появляется продовольствие. Я читал воспоминания одного из людей, который из Москвы приехал в Самару, говорит: "Мы были потрясены. Приходим на рынок – горы хлеба, мяса, еще чего-то. Боже мой, мы забыли, что все это может существовать". Они сформировали народную армию, в которую перешли часть красных частей и некоторое количество офицеров бывшей царской армии. И эти части стали наступать и взяли Казань. А в Казани, между прочим, находился золотой запас Российской империи. Огромное количество золота и серебра.

Причем, в Казани во время Первой мировой войны на всякий случай оттянули этот запас подальше. Кстати говоря, этот золотой запас потом эвакуировали еще дальше в Сибирь, пока он не попал в руки Колчака, который в Омске совершил военный переворот. И вместе с Колчаком это золото и серебро путешествовало. И если кто бывал в Иркутске, там есть друзья. Они обязательно отвезут на озеро Байкал и покажут место, и скажут, что вот здесь под воду ушел эшелон, где на самом деле было золото Колчака, его можно искать. Но на самом деле скажу, что там, конечно, никакого золота нет. Большая часть золотого запаса потом попала к большевикам, когда войска Колчака были разгромлены, а его самого арестовали, а небольшая часть была депонирована в японских банках. Там был агент Колчака Миллер. Он эти деньги не дал генералу Деникину, а дал своему брату Евгению Миллеру, который руководил военной эмиграцией во Франции. Но это другой вопрос.

Итак, правительство членов Учредительного собрания в Самаре в какой-то момент контролирует большую часть России. Войска берут Казань. И они в двух шагах от Москвы. Красной армии еще не существует. Это лето – начало осени 1918 года – самый опасный момент для большевистской власти. Красной армии еще не существует. Судьба России решалась в городе Свияжске. Если кто не был, советую побывать. Очень красивое место. Там крепость стоит на Волге. Вот там было противостояние народной армии, учрежденной самарским правительством и создававшейся на глазах Красной армии. Туда приехал Троцкий. И под Свияжском решалась судьба. Если бы белые взяли Свияжск, они бы взяли потом Москву. Но они не взяли. И судьба этого правительства была решена.

Другое демократическое правительство возникло в Сибири – Временное сибирское правительство. Но чехословакам все это было неинтересно. Они, что называется, помогли, но вообще-то их дела были в другом месте. И они уехали и покинули территорию России. И у нас в стране об этом очень мало рассказывали. Уже только в последние годы стали вспоминать, что в какой-то момент чехословаки сыграли такую важную роль в судьбе России.

Но разговоры о чехах и словаках – это часть общего разговора об интервенции, то есть об участии иностранных держав в гражданской войне. Не знаю, как сейчас. В мои годы в учебниках истории цитировались слова Ленина о том, что "мы победили в Гражданской войне", "мы победили не только Белую армию, мы победили 14 держав Антанты". И звучало это так, что 14 держав на нас навалились, и мы их всех разгромили. На самом деле, конечно, 14 держав не участвовали в интервенции. По-настоящему в судьбе России в Гражданской войне участвовали 3 государства: Великобритания в западной части, потому что англичане поддержали белую армию Деникина, на Дальнем Востоке – японцы, которые высадились на Дальнем Востоке, которые действительно хотели воспользоваться слабостью России и отхватить себе немалый кусок.

Юрий Коваленко: Под видом спасения японских граждан, да?

Леонид Млечин: Это был повод. Там действительно во Владивостоке был момент, когда там какая-то банда убила нескольких японцев, и тогда японские войска высадились… Это был всего лишь повод. Дело в том, что Япония тоже формально участвовала в Первой мировой войне. Но ничего не потеряла, а наоборот только приобрела, потому что ее промышленность работала на другие державы. Императорская Япония ощутила в себе стремление к территориальным приобретениям. Она захватила уже Корею, превратила в свой протекторат. Но скоро высадится в Китай, попытается его захватить, и хотела захватить русский Дальний Восток. И там высадились японские войска. И поэтому на Дальнем Востоке гражданская война будет продолжаться до 1922 года, дольше, чем в европейской части, где она закончится разгромом армии Врангеля в 1920 году.

Американцы высадились там, скорее для того чтобы сдерживать японцев. Потому что это противостояние между Америкой и Японией зародилось уже тогда. Потом приведет к войне во Второй мировой.

Почему, вообще говоря, страны Антанты ввязались во все это дело? По простой причине. Россия была важнейшим союзником в Первой мировой войне. Когда Россия стала выходить из войны, это было тяжелым ударом для других держав Антанты, которые в одиночку уже противостояли Германии. А белые антебольшевистские силы… это был главный лозунг: "Мы свергнем большевиков и продолжим участие в Первой мировой войне, и будем вместе с вами сражаться против Германии". Поэтому, естественно, англичане, французы и все были готовы были их поддержать, потому что в них крайне нуждались. До момента, пока большевики не подписали мир с немцами. Тут уже возникла другая опасность. Во всех портах (Мурманск, Одесса, Владивосток) находилось огромное количество вооружения, боеприпасов и военного имущества, поставленного странами Антанты русской армии. И союзники испугались, что там высадятся немцы и все это захватят. Или что большевики передадут это немцам. Поэтому в этих портах и стали высаживаться силы Антанты, чтобы захватить эти склады и не дать возможность ими воспользоваться. А дальше уже кто как.

Французы не имели ни малейшего желания во все это вмешиваться. А вот военный министр Великобритании молодой Уинстон Черчилль как-то сразу заподозривал в большевиках большую опасность. Поэтому он был инициатором поставок оружия армии Деникина, который ничего не имел. Дело в том, что все оружейные заводы находились в центре России и все были под контролем большевиков. То есть у Белой армии никакого оружия не было. Он им стал поставлять оружие, стал им помогать, в общем, не встречая понимания у других членов правительства. И в конце концов через какое-то время это все прекратилось. Вернее, прекратилось потому, что закончилась Первая мировая война. Как только закончилась Первая мировая война, интерес стран Антанты к России как возможной и нужной союзницы в борьбе с немцами сразу же исчез. "Ну все, мы уже победили, вы теперь не очень нужны". А мысль о том, что большевики представляют опасность, конечно, у Черчилля существовала всегда, а у кого-то другого – нет. Поэтому после того, как германская армия капитулировала, помощь практически сходит на нет. И говорить о том, что белые потерпели поражение из-за этого, я бы не стал. Но я бы сформулировал так, что помощь стран Антанты была недостаточно серьезной и решимость их была недостаточно значимой, чтобы помочь белым одержать победу, но достаточно заметной, для того чтобы большевики стали воспринимать страны Запада как главную опасность для себя. Вот откуда после этих эпизодов и формируется в нашей стране такое враждебное отношение к странам Запада, который воспринимается как реальная военная опасность. В первую очередь отношение к Англии, сохраняющееся 100 лет. Потому что Англия была активной участницей и помощницей белого движения. Французы не очень помогали. А англичане поставляли оружие, поставляли боевую технику, поставляли авиацию, бронетехнику. Даже танки участвовали в войне на стороне Белой армии. Вот это с тех пор пошло.

Марина Калинина: Реально особо ничего не сделали, но отношения испортили.

Леонид Млечин: Они сделали недостаточно много, чтобы помочь белым победить, но достаточно, чтобы создать это ощущение, что они враги, которые с самого начала попытались нас уничтожить. И это сохранится. И, видите, это из поколения в поколение, что называется, переходит. А вот на Дальнем Востоке, в Японии мы имели дело действительно с государством, которое не только поддерживало, скажем, часть атамана Семена и другие антибольшевистские формирования, различные правительства во Владивостоке. Но главное, что Япония реально хотела захватить русскую территорию. Увидев, что дело белых проиграно и им там не удержаться, в конце концов японцы ушли. Но южную часть Сахалина они удерживали. Их уже, как и Курильские острова, пришлось освобождать в августе 1945 года. Вот Япония была действительно государством, пытавшимся оккупировать часть России.

Поэтому история интервенции на самом деле тоже только в последние годы по-настоящему описывается. Потому что прежде мы удовлетворялись вот этим рассказом, что все 14 держав набросились. На самом деле нет. Большинство стран, вообще говоря, как правило, чужие дела не интересуют. Но необходимость в России как союзницы в борьбе против Германии действительно была острой. Ведь, собственно, победа над Германией была странами Антанты одержана по существу только в последнее полугодие 1918 года. Война, которая продержалась 4 года, 3.5 года было ощущение, что Германия побеждает. Франция понесла невероятные человеческие потери. Англия понесла огромные потери – большие, чем во Второй мировой. И страх этого кровопролития будет довлеть над европейскими политиками в 1920-1930-е годы. Поэтому они будут так смертельно бояться новой войны. Отсюда эта политика умиротворения в отношении Гитлера. Все, что угодно, идти на любые компромиссы, уступать, лишь бы вновь не оказаться втянутыми в кровопролитную войну.

Юрий Коваленко: Этим, собственно, и воспользуется…

Леонид Млечин: Конечно. Гитлер был счастлив, что одно государство за другим отступает, подчиняясь его требованиям. В конце концов, он втянул свою страну и весь мир в страшную войну. Конечно, это была тяжелая ошибка. Катастрофа постигла эти государства, которые придерживались политики умиротворения. Просто мы должны понимать, почему это было. Потому что Англия потеряла огромное количество именно такого образованного класса. Родовитое дворянство, потому что эти молодые люди первыми отправились на войну и погибли. Для Франции это было тяжелое кровопролитие. Поэтому Франция в 1940 году фактически не сопротивлялась. Франция в 1940 году дала возможность себя разгромить и оккупировать. Она хотя формально выиграла войну, но фактически она ее проиграла. Страх перед войной, перед кровопролитием, перед смертью довлел над французами. Поэтому они так легко капитулировали. Франция была достаточно мощной державой. Немецкие генералы долго боялись военного столкновения с Францией. Они не верили, что сумеют разгромить это государство за 2 недели. Французы больше не хотели воевать. Они и в сопротивление не очень хотели идти. Это потом им генерал Шарль де Голль, который не покорился, сделал им роскошный подарок, когда Париж был освобожден англо-американскими войсками, де Голль заявил: "Французы, вы одержали победу. Вы разгромили немцев. Вы вернули себе страну". Такой роскошный подарок собственному народу. И французы об этом грустно забыли. Потому что мы должны себе отдавать отчет, что мы живем в мире, который сформирован Первой мировой войны. Не Второй, а Первой мировой. Потому что она определила и те конфликты, с которыми мы сейчас сталкиваемся, и определила умонастроения людей. Последствия войны сказывались очень во многом. В том числе почему была интервенция, которая не только привела к дополнительному кровопролитию. Потому что если бы этим государствам не помогали, то гражданская война закончилась быстрее. Но и определила взаимоотношения Советской России с внешним миром.

Юрий Коваленко: Это говорит о том, что как правильно делать свою работу хорошо, чтобы потом не делать работу над ошибками. Кровавую работу над ошибками, которая еще и обернулась второй войной.

В целом настроения в Европе в 1918 году… Каким образом планировалось сотрудничать в дальнейшем с большевиками?

Леонид Млечин: Никакого сотрудничества. Они не верили, что большевики долго продержатся. Потому что в ту пору возник целый ряд правительств на территории России. Многие правительства были куда симпатичнее. Потому что генерал Деникин был соратником в единой войне и так далее. Поэтому в 1918 году думали, что большевики долго не продержатся. В 1919 году тоже думали, что не продержатся. Потом стало ясно, что продержатся. Но уже европейским державам было не до России. Последствия Первой мировой войны были настолько страшными, что возникла идея санитарного кордона: отгородиться от этой опасной страны и не иметь с ней дела, и забыть о ней. Забыть оказалось невозможно. Россия – слишком значительное и важное государство. Потом начнется полоса признаний советского правительства, какие-то договоры, какие-то экономические отношения. Но эта враждебность, недоверие и недопонимание, конечно, будут ощущаться и в какой-то степени ощущаются и по сей день. Прошлое не умирает.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Это был писатель, историк Леонид Млечин. И наша рубрика "История вопроса. Вопросы истории". Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты