• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Леонид Млечин: Нам противостоит страшный и очень опасный противник. Политические исламисты – это огромная армия

Леонид Млечин: Нам противостоит страшный и очень опасный противник. Политические исламисты – это огромная армия

Гости
Леонид Млечин
писатель-историк

Леонид Млечин: Убийство российского посла – это страшное преступление. Это большая редкость вообще говоря. Все помнят, что когда-то в далеком 1829 году был убит российский знаменитый дипломат Александр Грибоедов в Тегеране. Но то были давние времена. Наших послов не убивали с 1927 года. Тогда, после революции и гражданской войны убили сразу двух послов. Одного – в 1923 году в Швейцарии. Другого – в 1927 году в Варшаве. Это сделали представители русской эмиграции и те, кто считал большевиков преступниками. Суд в Варшаве тогда приговорил убийцу советского посла к пожизненному заключению, правда, просидел 10 лет, вышел на свободу в 1937 году и дожил до 80 лет. А суд Швейцарии оправдал убийцу, что послужило причиной для разрыва дипломатических отношений с Швейцарией. Не за убийство, а за то, что швейцарский суд не счел справедливым наказать убийцу, что в любом случае преступление, которое должно быть наказано.

Убийство российского посла в Анкаре – случай невероятный. Я думаю, что это вина турецких специальных служб, турецкой полиции 

Убийство российского посла в Анкаре – случай невероятный. Я думаю, что это вина турецких специальных служб, турецкой полиции, которая, зная, что происходит в стране, должна была позаботиться об охране нашего посла. Думаю, что это недоработка наших специальных служб, которые должны бы понимать, что сейчас наши дипломаты в арабских странах, в исламских государствах находятся в зоне опасности. И у нас есть люди, потому что еще с давних времен, со времен, когда Андропов был председателем КГБ, а Крючков – начальником внешней разведки, ввели охрану советских дипломатических представительств пограничниками. То есть в каждом дипломатическом учреждении за границей есть люди, которые могут обеспечить охрану наших дипломатов. Если бы за спиной нашего посла находился хотя бы один российский офицер (нападающий был тоже один), то посла можно было спасти. Это надо учесть на будущее.

Надо понимать, с кем мы столкнулись. Конечно, следствие идет. И туда полетели наши следователи. Они примут участие в расследовании. Будет ясно, кто это сделал. Но мне сложно предположить, что мы имеем дело с одним из самых страшных и трудно расследуемых преступлений, потому что речь идет о людях, которые хотят умереть. Это самоубийцы, это камикадзе. Следовательно, политические исламисты. Это очень трудно расследуемое преступление, и с такими преступлениями очень трудно совладать, им трудно противостоять. Потому что как можно напугать преступника, который изначально хочет умереть? А этот человек хотел умереть.

Несложно понять, почему это происходит. Участие российских вооруженных сил в конфликте в Сирии, конечно, сразу стало поводом для террористических актов. И первой жертвой стали пассажиры самолета, который был взорван. Это были наши туристы, возвращавшиеся из Египта. Несложно предположить, что это последует еще. Что есть люди, которые будут стараться наказать Россию за ее участие в военной операции на территории Сирии. Мы должны ясно понимать, что нам противостоит страшный и очень опасный противник. Политические исламисты – это огромная армия. Это не один, не два, не сто и даже не тысяча человек. Их очень много. Они нападают на представителей всех стран, которых они считают своими врагами. А враги для них – это весь мир неверных, то есть все те, кто не исповедует ислам. А иногда и те, кто исповедует ислам, но не согласен с их политическими целями. Весь исламский мир расколот хотя бы на шиитов и на суннитов. И это уже достаточно для тяжелого политического терроризма. Они убивают друг друга, возможно, даже больше, чем они убивают неверных.

Из этой трагической истории должны быть извлечены уроки. Мы очень мало прислушиваемся к знатокам Востока. Мы очень мало задаем вопросы нашим специалистам-арабистам, знатокам ислама. Мы не прислушиваемся к этим людям. Мы должны знать, с кем мы имеем дело, как нужно отвечать на такие террористические акты. И главное – что можно и нужно сделать, чтобы это не происходило впредь, чтобы наши граждане, оказавшиеся за пределами Российской Федерации, не оказались бы под угрозой террористического акта?

Надеюсь, смерть нашего выдающегося дипломата в Анкаре станет предметом серьезного разговора всего интеллектуального сообщества России, которое должно понимать, как нам действовать в мире, где политический исламизм становится одной из ведущих сил, определяющих жизнь всего человечества

Я думаю и надеюсь, что трагическая смерть нашего выдающегося дипломата в Анкаре станет предметом серьезного разговора не только представителей спецслужб, но и всего интеллектуального сообщества России, которое должно понимать, как нам действовать в мире, где политический исламизм становится одной из ведущих сил, определяющих жизнь всего мира.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты