• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Леонид Ольшанский: При дорогостоящей покупке никогда не подписывайте стандартный договор. Перепечатайте его и покажите специалисту

Леонид Ольшанский: При дорогостоящей покупке никогда не подписывайте стандартный договор. Перепечатайте его и покажите специалисту

Гости
Леонид Ольшанский
вице-президент «Движения автомобилистов России», адвокат

Юрий Коваленко: Ну а мы начинаем. Кому – кризис, а кому – и повод купить новый автомобиль. Продажи машин в России растут, и это несмотря на колебания курса и то, что салоны уже подняли цены на некоторые модели. Вот несколько цифр.

Марина Калинина: Итак, за 7 месяцев этого года продано миллион автомобилей, и это на 17% больше, чем за такой же период прошлого года. В этом июле этого года в России было продано 133 тысячи легковых автомобилей, и это почти на 11% больше, чем в июле прошлого.

Юрий Коваленко: Согласно оценке аналитического агентства «Автостат», наибольшая доля продаж (40%) на российском авторынке пришлась на легковые автомобили стоимостью от 600 тысяч до 1 миллиона рублей. Ну, можно сказать, что уже не эконом-класс, но и не премиум. Чаще всего россияне покупают крепких и надежных середнячков.

Марина Калинина: Но есть один нюанс – продавцы автомобилей, автосалоны с целью побольше заработать предлагают различные дополнительные услуги, которые зачастую покупателю совсем не нужны.

Юрий Коваленко: Ну, покупателю навязывают так называемые «допы», допуслуги – это платные опции, без которых якобы вообще невозможно купить автомобиль. А ведь Роспотребнадзор это запрещает. Вот сейчас и выясним, что делать в ситуации такого шантажа в салонах.

Марина Калинина: У нас в гостях – Леонид Дмитриевич Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат России. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Ну что же, вы наверняка слышали про такие истории, когда опция неотъемлема от автомобиля. Базовой комплектации необходимо долго ждать либо надо доплатить за то, чтобы взять базовую опцию какую-то. Сталкивались, наверное, да?

Леонид Ольшанский: Да.

Юрий Коваленко: Каким образом это аргументируется в салоне? И что может сделать человек, покупатель?

Леонид Ольшанский: Значит, салоны очень часто – и не только по автомобилям, а магазины, пункты продаж – они хитрят. Поэтому наш главный совет всем, кто нам смотрит и слышит: никогда – дом покупаете, автомобиль, дачу, гараж, что угодно – стандартный договор подписывать нельзя.

Марина Калинина: Так. Вот отсюда давайте поподробнее.

Леонид Ольшанский: Договор, где что-то большим шрифтом, что-то – средним, а что-то – лупу надо брать, нельзя. Вы же не каждый день покупаете автомобиль. Значит, мы исходим из того, что у вас не миллиарды долларов, а вы подкопили с трудом ту сумму, о которой вы говорили, – от 600 до миллиона. Значит, всегда надо говорить: «Дайте мне, пожалуйста, ваш вариант. Я посоветуюсь со специалистом, я подойду». Его надо перепечатывать, убрать то, что вас не устраивает. «Находясь в ясном уме и трезвой памяти. Автомобиль, никаких иных доплат не предусмотрено. В случае если автомобиля в такой комплектации не будет – тогда деньги возвращаются». Никогда нельзя все деньги отдавать полностью.

Юрий Коваленко: Что это значит? Частями или как?

Леонид Ольшанский: Вот давайте так. «Вы сегодня миллион платите, – наличными или перечислением – это второй вопрос, – и в течение недели – двух месяцев вам придет автомобиль». Нет, не пойдет разговор.

Юрий Коваленко: Ну а если просто это какая-то сумма страховая, скажем так, залоговая за то, что вы встанете в очередь?

Леонид Ольшанский: Давайте так. «Миллион». – «Хорошо, давайте я 200 тысяч внесу. Но давайте мы все опишем». Сиденья – кожаные или плюшевые. Радиоприемник – входит или не входит. Зеркала. «Иных особенностей нет, никаких дополнений не предвидится, и доплаты не будет. В случае предложения автомобиля другой комплектации или других аспектов договор расторгается». «Нет, мы такой договор подписывать не будем», – скажут в салоне. «Ну, тогда я пошел в другой салон». А поскольку они гонятся за каждым покупателем, то они подпишут как миленькие.

А вот я пришел один раз покупать с приятелем, и я говорю: «Меня круглые фары не устраивают, противотуманные. Я хочу, как у спецмашины, чтобы противотуманки были, во-первых, желтые, а не белые, а во-вторых, прямоугольные». Они пошептались и говорят: «Мы говорили с технической службой. Это колоссальная работа, надо срезать бампер. Нет». Я говорю: «Черт с вами, противотуманки! Все остальное давайте писать». Надо все прописывать, потому что на суде они скажут: «А здесь не сказано, что вы против ковриков», – например. А те скажут: «Но и не сказано, что «за». Любая двусмысленность – это путь к судам.

Марина Калинина: Давайте призовем наших зрителей звонить нам в прямой эфир и писать сообщения, чтобы рассказать о своих историях. Возможно, вы сталкивались с такими ситуациями в салонах при покупке машины, ну, может быть, и чего-то другого. Что вам навязывали? И как вы с этим справлялись (и справлялись ли)? Пишите, звоните. Прямой эфир, будем обсуждать. Тем более что у вас есть возможность спросить совета у почетного юриста России.

Юрий Коваленко: У нас уже есть звонок от Анны из Москвы, давайте послушаем ее историю. Анна, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Тема очень актуальная на самом деле на сегодняшний день, потому что вот мы с супругом, допустим, продали две своих машины для того, чтобы купить один такой семейный… ну, не внедорожник, а кроссовер. Нам понадобилась практически неделя на то, чтобы найти салон, который бы согласился продать нам более или менее нормальную комплектацию на «автомате». Речь сейчас идет о востребованных «корейцах».

Марина Калинина: А что такое более или менее нормальная комплектация для вас? Что вы хотели?

Зритель: Понимаете, базовая комплектация, которая приходит, на механической коробке передач – наверное, это неактуально для кроссовера. Правильно? Поэтому каждый человек уже, наверное, если он пришел к тому, что он покупает кроссовер, естественно, пересаживается на «автомат». Речь идет как раз таки об «автомате», о том, что это 1,6 объем двигателя, и это передний привод. Скажем так, в салоне есть необходимый кондиционер, приличный салон, приличный пластик. Мы говорим сейчас как бы не о самой первоначальной комплектации, а вот о той следующей, которая называется эконом-комфортом, скажем так. На сайтах они есть, звонишь в салон и спрашиваешь: «Есть в наличии?» Они говорят: «Да, конечно, приезжайте». Приезжаешь в салон, а они тебе говорят: «Да, они есть». Ты начинаешь раскатывать очень сильно свои губы. В результате получается, что нет.

И как только речь заходит о том, что ты готов с ними заключить договор, тут же уходит менеджер куда-то в сторону, а потом возвращается и говорит: «Вы знаете, каким-то очень странным образом та машина, о которой вы спрашивали, она оказалась с допоборудованием». В ней уже стоит сигнализация (неважно, что она очень простая), в ней уже стоит антикор, в ней уже стоит какая-то антиблокировочная система. И на круг выходит порядка 70–150 тысяч плюс к той комплектации, которую вы сделали.

И вот что говорят менеджеры, когда с ними начинаешь ругаться: «Директор просто запрещает продавать автомобили в той комплектации, в которой они приходят от дилеров». И самое ужасное, что когда ты звонишь дилеру и жалуешься, что ты хочешь купить этот автомобиль, дилер говорит: «Простите, мы ничем не можем помочь».

Марина Калинина: Интересная история. Но вы в итоге приобрели автомобиль, который вы хотели, я так понимаю, после недели мытарств, да?

Зритель: Вы знаете, будет смешно. Москва – кажется, большой город, да? И очень много салонов, которые предлагают эти автомобили. Но вы не поверите, это был седьмой автосалон, который согласился на такую сделку. К сожалению, сделка должна произойти на днях. И я, честно говоря, побаиваюсь, как бы не было каких-то еще «сюрпризов». Хотя договор уже о внесении задатка у нас на руках, с VIN-номером и прочим-прочим-прочим.

Марина Калинина: Ну, удачи вам! Спасибо за звонок.

Юрий Коваленко: Давайте комментарий.

Леонид Ольшанский: Вот видите. Звонок нашего зрителя о чем говорит? Все прописывать. Хочешь коробку «автомат»? Пиши. А многие гонщики, наоборот, хотят механическую коробку – она дешевле. Так пиши: коробка, коврик, радиоприемник… О чем она еще говорила? Подогрев.

Марина Калинина: Кондиционер.

Леонид Ольшанский: Кондиционер. Или «мне нужен кондиционер», или «без кондиционера». А разговаривать с ними надо коротко: «Командир, долго я разговаривать не буду. Или будет по-моему, или я у вас ничего не куплю».

Марина Калинина: Ну смотрите, седьмой салон только согласился продать то, что нужно.

Леонид Ольшанский: Но они все равно получили свое. Да, у нас такая песня. Но я хочу сказать… У нас передача так идет плавно в сторону салонов, что еще более… Дети малые – сотрудники салонов по продаже автомобилей по сравнению со страховыми компаниями. Самые беды (чтобы все нас смотрели и слушали) – это хитрости и коварства страховых компаний. Почему? Купить или не купить машину – это право человека и его семьи. Можете не покупать.

Марина Калинина: Но если купил, то надо же застраховать.

Леонид Ольшанский: Ну, как бы надо. И наказание следует за езду без полиса ОСАГО. А там еще больше коварства и еще больше навязанных элементов. Вот это мы не должны забывать.

Юрий Коваленко: Если возвращаемся все-таки…

Марина Калинина: Давайте тогда расшифровывать, что там за коварства и навязывание.

Леонид Ольшанский: Закончим с этим, или как?

Марина Калинина: Давайте закончим, а потом начнем уже следующую…

Юрий Коваленко: Давайте, да.

Леонид Ольшанский: Еще раз. Разговаривать нужно всегда, как Штирлиц, коротко: «Почему вы в приемной?» – «Шефа не было». – «Кофе?» – «Я бы выпил черный кофе, без сливок. Здравствуйте, мне нужен черный автомобиль, четырехдверный, кроссовер, коробка передач автоматическая, кондиционер, без ковриков, без антикоррозийного покрытия. Поскольку у вас не компьютер в голове, вот на бумажке мы напечатали. Возьмите, пожалуйста, бумажку. Вот только так я беру. И сколько это будет стоить? Давайте мне, я пошел домой. А завтра приду и перепечатаю договор. Нет? Только ваш текст? У вас уже есть? Все, до свидания. И бумажечку мне верните, пожалуйста, нечего вам шпаргалки оставлять».

Юрий Коваленко: Но в итоге приходит автомобиль с дополнительными услугами, и они говорят: «Вы понимаете, мы же не повезем его обратно в Германию или в Британию».

Леонид Ольшанский: «Мне наплевать на то, повезете вы или не повезете. Мы или заключаем договор… А если он заключен, читайте – здесь все прописано. Нет? Значит, верните денежки, пожалуйста». А все должно быть прописано. Например, если в течение месяца такая-то, салон, магазин, компания не предоставляют автомобиль… Надо писать, что в комплектацию входит цвет. Например: «Я люблю черный цвет, чисто черный». – «А есть металлик, посеребренный, какие-то крапинки, женские бриллианты. Это еще лучше». – «Не обсуждается. Я написал: чисто черный». – «Темно-синий, издалека черный». – «Я написал не «издалека», я написал по-русски». Понимаете, те, кто постоянно работают с людьми, они в людях разбираются. Если они чувствуют твердую руку командующего фронтом, то они дурака…

Марина Калинина: Ну, тут такой психологический момент.

Леонид Ольшанский: А если: «Ну, я не знаю… Пупсик, ну давай возьмем серебряную. Ну, туда-сюда…» – «Девушка, ну вы его убедите. Это же серебро! Что вы будете, как все?» Поэтому, если они чувствуют твердую руку… Я сразу вызвал и говорю. Например, я говорю: «Мне нужен двигатель, – я одному человеку покупал одну машину, – 2,0. 177 «лошадей». Он: «174». Я говорю: «Вот каталог. 177, и ни копейки меньше». – «Есть!» Я говорю: «Технический паспорт – сюда, машину – вон туда». 1,8…

Марина Калинина: Вы прямо суровый!

Леонид Ольшанский: Я говорю: «Послушай, ты разницу понимаешь? Или 2, или 1,8. 1,8 – это 144 силы». – «Ну какая разница? Давайте я вас по двору прокатаю». Я говорю: «Не надо катать по двору. 2,0 есть?» – «Сейчас нет». Я говорю: «Нет? И договора нет. Когда будет – звоните».

Марина Калинина: Позвонили?

Леонид Ольшанский: Нет. Потому что это дефицит – 2,0. А в другой компании говорят: «Надо ждать месяц». Я говорю: «Будем ждать месяц. Когда прибудет, будем заключать договор». Твердая рука нужна.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Тулы, Василий нам дозвонился. Василий, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Я сейчас просто восхищен выступлением вашего гостя. На самом деле у меня был опыт тоже покупки в салоне в Москве, но тем не менее мне повезло, у меня есть знакомый автоюрист. И советую всем приглашать. Это очень символическая плата за действия действительно профессионального человека, в том числе автоэксперта, который поможет вам в независимой экспертизе выбрать тот или иной автомобиль, тем более с учетом тех документов, которые так напечатаны, что ни в микроскоп порой, ни в бинокль, ни в подзорную трубу нельзя различить, что там написано. И одно из самых главных правил: если договор больше, чем 10 лет, уже надо с подозрением относиться к тому салону, который, как правило, низкой ценой заманивает таких клиентов, а на самом деле – будущих жертв. Это так называемые дополнительные опции и услуги.

Я просто хочу спросить у адвоката. Мы все время ругаем Соединенные Штаты, но почему там уже 150 лет действуют такие законы, как Джона Шермана и Генри Клинтона, которые обезопасили производителей и потребителей не только от монополий на ту или иную продукцию, неравных конкурентных прав, но в том числе от того казуса, который мы сейчас обсуждаем – продавать с какой-то другой заинтересованностью товар в нагрузку, независимо от того, что приобретает человек? Почему у нас такие законы не принимают, а власть расписывается в неспособности влиять на самом деле на рынок, который так и не отрегулировал ни равные конкурентные права, ни качество товаров? В том числе порой берут просто деньги за воздух. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо и вам.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Леонид Ольшанский: Ну, не соглашусь. У нас Гражданский кодекс – главный магистральный кодекс на тему «купи – продай» и прочее – признан одним из лучших в мире. У нас принят очень важный закон «О защите прав потребителей», он основывается на презумпции виновности продавца. Суды в 90 случаях из 100 становятся на точку зрения продавца… покупателя, приобретателя товара или услуг. Мебель ли вы заказали, любой некачественный товар – все в пользу гражданина или семьи. У нас очень хорошие законы, защищающие граждан в сфере покупки.

Юрий Коваленко: А дорого стоит эксперт по покупке авто? И действительно ли он необходим?

Леонид Ольшанский: Отвечаю. Ну, цены разные. Одно дело – студент третьего курса, другое дело – доктор юридических наук. Но для этого дела не нужен профессор, автор великих трудов и учебников. Нужен рядовой адвокат.

Марина Калинина: Давайте посмотрим несколько зарисовок от наших корреспондентов, которые пытались купить автомобиль.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: Леонид Дмитриевич, я думаю, сейчас у нас есть возможность не вам ответить на те вопросы, которые возникли после сюжета, а нашему телезрителю, Василию из Московской области, который как раз таки работал в одном из автосалонов, как мне подсказывают коллеги, и знает, как это все работает. Василий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Дело в том, что в начале 2000-х годов являлся менеджером у официального дилера по продаже автомобилей, ну, Mitsubishi, если быть точнее. Сразу что хочу сказать? Есть у нас дистрибьюторы, а есть дилеры. Правильно? То есть кто-то привозит машины, а потом своим дилерам распределяет. Каждый дилер по сути является частным лицом, которому хватило денег купить лицензию.

Сразу насчет того, что есть негласные законы, которые дает генеральный директор, не генеральный. То есть продать пустую машину салону не выгодно, он с нее получит копейки. Естественно, негласное распоряжение как бы внутри компании – машину надо продать с дополнительным оборудованием либо на какую-то сумму, либо просто хотя бы, чтобы… Ну, пустая машина в зарплату менеджера не идет, скажем так.

Юрий Коваленко: Василий, а часто ли у вас требовали действительно без допоборудования? И часто ли вам приходилось продавать без? Или всегда продавали только с «допами»?

Зритель: Ну, давайте начнем с того, что тогда было время, когда еще кредиты не были сильно развиты, то есть машины реально покупали люди, у которых были деньги и которые могли потратиться на «допы» и так далее, и так далее. Когда начались, скажем так, кредиты очень развитые и так далее – все понятно, на машину денег нет. Естественно, человек не будет лишние затраты делать. Так ведь? И именно с этого момента начались эти самые негласные распоряжения, то есть машину продавать с дополнительным оборудованием, не меньше такой-то суммы. Если менеджер продал пустую машину, она ему не идет в план, в зачет, в зарплату. А кушать хочется всем.

И естественно, начинаются какие-то такие моменты: «Да, есть машина в наличии, но на нее установлено дополнительное оборудование уже. Хотите – покупайте». Человек говорит: «Мне ничего не надо». Естественно, его начинают обманывать. Ну, там договор заказа, даже не только купля-продажа идет, а именно договор заказа, то есть через три месяца машина приедет. С человеком обсуждают вопрос: «Мы что-то устанавливаем дополнительно». Он говорит: «Нет». Соответственно, звонок: «Извините, ваша машина, – допустим, – упала с автовоза при транспортировке. Хотите битую?» Я думаю, навряд ли кто-то захочет. И были такие отказы. То есть все идет на то, чтобы навариться.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. У нас, к сожалению, время уже просто подходит к концу. Леонид Дмитриевич, давайте буквально в двух словах.

Леонид Ольшанский: Значит, первое. Когда они говорят: «Бери с дополнительным оборудованием», – это не обман, а это борьба умов. Первое – категорически я советую не брать кредит. Кредит – это всегда будет сумма, увеличенная вдвое. Не успел заплатить, заболел, с работы выгнали, пени, штрафы… Это ужас! И правильно сказали, что кредит – это еще и дополнительное страхование, не ОСАГО, а страхование вот этой суммы, вдруг вы куда-то пропадете. Поэтому внимание, переписывать договор аршинным шрифтом, вписывать свое. И твердо проводить линию, которую вы выработали лично или на семейном совете, или в офисе: «Вот такой-то цвет, коробка… Нет? До свидания».

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Леонид Дмитриевич Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат России.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты