Леонид Ольшанский: По «европротоколу» очень мало шансов быть в выгоде. Скорее всего, будешь «в прогаре»

Леонид Ольшанский: По «европротоколу» очень мало шансов быть в выгоде. Скорее всего, будешь «в прогаре»
Сергей Миронов: Мы всё равно будем добиваться отмены этой антинародной пенсионной реформы!
Владимир Пирожков: В современном мире в людях всё больше развивается цифровой аутизм
Иван Родионов: Перевести средства в негосударственный пенсионный фонд – всё равно что пойти в казино и поставить на «красное». Может выиграть, а может и нет
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Гости
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Оксана Галькевич: Ну и теперь, как ты сказал, о деньжищах, которые будут скоро платить. Безлимит для всей страны теперь, друзья. Автомобилисты знают, что лимит ущерба при оформлении ДТП без вызова сотрудников ГИБДД на место происшествия по так называемому европротоколу прежде был ограничен 100 тысячами рублей.

Константин Чуриков: Только в Москве и в Петербурге потолок этой суммы был установлен на уровне в 400 тысяч. Кстати, в Москве и Петербурге, в Московской и Ленинградской областях. Вот с этого вторника, то есть прямо с сегодняшнего дня, лимит теперь един (он все-таки есть) для всей страны.

Чтобы получить выплаты по европротоколу, нужно соблюсти несколько условий важных. В аварии должны участвовать только два автомобиля, водители которых застрахованы по ОСАГО, – это раз. В ДТП не должны пострадать никакие люди и не должен быть причинен ущерб третьим лицам – это два. И оформить ДТП надо либо с использованием аппаратуры ГЛОНАСС (которая, я так понимаю, есть далеко не у всех) либо с помощью специального приложения для смартфонов – это пункт 3.

Оксана Галькевич: И этот пункт 3, мне кажется, осложняет серьезно эту задачу. Ну и пункт 4 еще есть: оба участника аварии должны быть согласны с обстоятельствами дорожно-транспортного происшествия.

А вот что будет, если хоть одно и здесь этих требований не соблюдено? Может быть, есть у вас сотни других вопросов, друзья. Давайте их все адресуем нашему гостю. В студии «Отражения» сегодня – вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат Российской Федерации Леонид Ольшанский. Леонид Дмитриевич, добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Давайте сразу зрителей озадачим, точнее – даже тех, кто не пешеход… не только пешеход, но и водитель. Вопрос к вам: вы составляли когда-нибудь европротокол? Пожалуйста, ответьте «да» или «нет» – 5445. В конце этого часа подведем итоги.

Оксана Галькевич: И в связи с этим сразу первый вопрос: а вот европротокол с тех пор, как он вошел в нашу жизнь, глубоко ли он в нашу жизнь внедрился, в нашу практику?

Леонид Ольшанский: Он глубоко не внедрился – по нескольким причинам.

Первое. Мы все-таки говорим о законодательстве, о правилах всей России. А Россия – это не только Москва, а это бескрайние просторы Сибири, Дальнего Востока, маленькие деревушки, где многие, так сказать, не покупают вообще полис, а уж тем более у людей нет приложений никаких.

Оксана Галькевич: Мобильной связи просто может не быть.

Леонид Ольшанский: Да, мобильной связи нет. Это первое.

Второе. Вы не сказали еще об одном аспекте европротокола, который не связан… 100 тысяч или 400 тысяч, рубль или миллион. Если ты подписал европротокол – это значит, что ты согласился. Хоть у тебя полмашины потом развалится, когда экспертиза будет, – ни копейки больше!

То есть человек подписал европротокол. Он приехал, поднимают на подъем и говорят: «Вот это треснуло, это лопнуло, это закоротило, а это вообще не работает. Двадцать плюс двадцать – рубль двадцать. Ну что? На миллион сумма». Человек выставляет счет, а ему говорят: «Европротокол, поэтому максимум – 100 тысяч». Сейчас скажут: «Ну, максимум – 400 тысяч». Соблюсти все эти условия, о которых вы сказали, очень тяжело.

Поэтому мы говорим: если уж, не дай бог, произошло ДТП, накажите себя на время. Вызывайте инспектора, оформляйте. Самый лучший фундамент для борьбы в судах или еще где-то – это протокол, составленный инспектором ДПС.

Константин Чуриков: Так, подождите. А инспектор ДПС не может устроить такую итальянскую забастовку?

Леонид Ольшанский: Может.

Константин Чуриков: Очень ему надо туда ехать?

Леонид Ольшанский: Это мы тогда переходим к «боковичку», к следующему аспекту разговора. Вообще, если не едут… А обычно как говорят? «У нас всего два экипажа, – что правда. – Он уже оформляет». Ждать, ждать, ждать. Извините за выражение, бегать и искать туалет. Может быть, сбегать и купить бутерброд. Но – ждать, ждать, ждать.

Я вам скажу, бывает такое безобразие! Другого слова не найду. Инспектор ГАИ, наш горячо любимый, составил протокол, что Иванов ехал справа, а Петров – слева. Фотографии, рисунок. Заключение страховой компании: «По нашему убеждению, ДТП не было, документы сфальсифицированы. Отказываем в выплатах. Можете бегать по судам». Это при инспекторе. А когда инспектора нет, то резко увеличиваются шансы, что вам откажут, скажут: «Это вы все там нарисовали».

Поэтому мы советуем… Ну, во-первых, фундамент – я вообще против ОСАГО. Я считаю, что у нас страхование так же, как купля-продажа… Гражданский кодекс читаем: купля-продажа, мена, дарение, аренда, все гражданские дела – добровольно. А почему-то только автомобили… Квартира, дача, гараж, бриллиантовое колье – страхование добровольное, а только это – принудительное. Обязательное страхование, да?

Мы – «Движение автомобилистов России» – получаем гигантское количество писем: «У меня стаж – 20 лет/30 лет/40 лет/50 лет. У меня нет ни одного нарушения, а тем более ни одного ДТП. Почему я должен за что-то непонятное платить? Я не буду платить». Короче, нарастает в обществе резко тенденция против ОСАГО.

Константин Чуриков: Я вот о чем подумал. Наверное, все-таки не каждый зарубежный успешный опыт может быть реализован на русской земле. Элементарно – чтобы оба участника аварии были согласны с обстоятельствами ДТП. Знаете, какие-то европейские картины приходят на ум.

Я пару лет назад глубоко-глубоко за границей, в Европе, видел случай. Девушка переходит дорогу, идет по «зебре». Водитель близко к ней подъехал, в последний момент остановился. Что происходит дальше? Он выходит: «Девушка, с вами ничего не случилось?» – «Ой! Что вы, что вы? Все в порядке». Они там, извините, чуть ли не телефонами обменялись и решили в кафе посидеть.

У нас же такого не бывает. Как нам сделать правильный протокол? Не евро, может быть, а роспротокол? Что сделать?

Леонид Ольшанский: Конечно, только протокол. А самое главное… Вот есть такой юмористический диалог из одного приключенческого фильма, но с элементами комедии. Ведь тоже можно спорить, «Джентльмены удачи» – комедия или приключенческий фильм с элементами комедии?

Значит, старый вор уже себя плохо чувствует и говорит сыну: «Мой сын, лучше не воровать. Но если воровать, то не попадаться. Но если попадаться, то ни в коем случае не признаваться. Чистосердечное признание облегчает вину, но увеличивает срок».

Поэтому что я учу, что другие учат? Не грубить, особенно инспектору. Но – никаких показаний не давать. «Вы американский шпион?» – «Я помолчу». «Вы убили Иванова?» – «Я помолчу». «Что же вы делаете?! Через встречную полосу на красный свет!» – «Я помолчу».

Не подписывать. Почему? Потому что, когда страсти улеглись, когда не дождь хлещет, как сейчас, а мы в студии, где свет горит, спокойно посмотрели, кто справа, кто слева, мы скорее нарисуем сценарий, как было. Может быть, не мы ему в зад въехали, а, может быть, он задом пятился. Может быть, я уходил или мой клиент уходил от того, кто его подрезал, и его невольно выбросило на встречную полосу.

Поэтому с европротоколом очень мало шансов быть в выгоде. Скорее всего, будешь, говоря таким простым языком, в прогаре.

Оксана Галькевич: Но у нашего зрителя из Оренбургской области Дмитрия есть шанс быть услышанным в прямом эфире. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот скажите, пожалуйста… Была такая ситуация в жизни, имело место ДТП…

Леонид Ольшанский: Еще раз: вы уехали с места ДТП или что?

Константин Чуриков: Еще раз, еще раз. Вас просто не услышал наш гость. Дмитрий, заново начните. Что была за ситуация?

Зритель: Ситуация следующая. Произошло ДТП элементарное – там была дистанция, въехали мне в зад, как говорят у нас. Приняли решение – составить без участия сотрудников ГИБДД. На данный момент у нас не оказалось бланка европротокола самого, и мы поехали в страховую компанию, чтобы составить данный бланк. Но потом, когда я приехал к страховой фирме, к офису, второй участник ДТП не приехал. Автомобиль, естественно, с места ДТП уже убрали. Как поступать в данной ситуации? Что делать дальше?

Леонид Ольшанский: Значит, европротокол отпадает. Вы убрали машины – вызов инспектора ГАИ отпадает. Надо креститься, чтобы вам не «пришили» покидание места ДТП, что ведет до 15 суток административного ареста или в лучшем случае серьезные санкции без ареста. Вот к чему ведет метание.

А если бы вы (возвращаюсь к нашим баранам) не уехали и сказали бы: «Нет бланка? Все, никуда не движемся, вызываем инспектора»… Час прошел – в 02: «Девушка, инспектора нет». Господь простит, надо всегда приврать. «Что у вас случилось?» – «Полмашины разбито, бампер разбит, крыло разбито, стекло вылетело. Женщина говорит, что она руку сломала». Ну, вот такое мое понимание…

Константин Чуриков: Уже больше мотивов приехать у экипажа.

Леонид Ольшанский: Приехали. «Ну давай! «Скорая» тебе нужна?» – «Да она аферистка, она передумала. Ну что с нее возьмешь? Начальник, вот у меня такая беда, вот такая мне досталась. Ну что делать?» – «Вы все жулики!» – «Нет, не жулики. Давай оформляй. Вот что ты видишь? Что, мы тебя на подлог толкаем? Вот крыло помято – пиши. Бампер помят – пиши. Передний не помят – не пиши. Мы не жулики». Но любой ценой надо инспектора…

Константин Чуриков: …привлечь.

Леонид Ольшанский: …вызвать, привлечь и вырвать из него клочок бумажки под названием «протокол».

Оксана Галькевич: Я бы сказала «вовлечь».

Леонид Дмитриевич, еще такой вопрос. Я слышала, что сотрудники ГИБДД якобы иногда в разговоре, когда вызывают, они угрожают неким… ну, не угрожают, а говорят: «В случае необоснованного вызова на место дорожно-транспортного происшествия, – там, где все можно было решить европротоколом, а вы вызываете бригаду, – возможен штраф, вам будет выписан штраф».

Леонид Ольшанский: Нет, нет.

Константин Чуриков: Впаяют нашей аферистке ложный вызов.

Леонид Ольшанский: Такой категории, как необоснованный вызов… У нас есть статья в Уголовном кодексе «Заведомо ложное сообщение о террористическом акте». Есть у нас шутники, которые говорят: «Вот там-то – в доме культуры/на аэродроме – заложена бомба».

Оксана Галькевич: Ну, об этом речь не идет.

Леонид Ольшанский: Вот за это – тюрьма. И с каждым годом ответственность растет.

А стреляли – бабушка схватилась за сердце и упала от страха. Сейчас ей нашатырь – она встанет. А кто-то звонит: «Человека убили!» Ну, это ему так кажется, что убили от выстрела, а в действительности…

Константин Чуриков: Может, ему сон приснился.

Леонид Ольшанский: Теперь дальше, отвлекаясь от темы. У нас есть целый ряд статей в Уголовном кодексе, которые относятся не к криминалистике, а к психиатрии. Заведомо ложные показания, использование заведомо подложного документа, то есть…

Константин Чуриков: То есть хорошо, если еще с головой не все в порядке?

Леонид Ольшанский: А если человек искренне заблуждался, то ничего заведомого быть не может.

Константин Чуриков: Рязанская область спрашивает (видимо, актуальная тема): «А как быть, если ДТП с иностранцем, с участием иностранного автомобиля?»

Леонид Ольшанский: Опять – не ломай свою несчастную голову. Из Африки он, из Занзибара – вызывай…

Да, кстати, я забыл, вы сказали или нет. Если выяснится, что один из полисов липовый или не оформлен… Нет, если он липовый, то считают, что его как бы нет.

Константин Чуриков: Но это надо выяснить.

Леонид Ольшанский: Да. Но в итоге не заплатят ничего.

Константин Чуриков: Подождите, секундочку! Я был уверен, что у гражданина Петрова, который в меня въехал, полис настоящий, а он липовый. И мне говорят: «До свидания»?

Леонид Ольшанский: Да, да, да. Вам же скажут… Это такая специфика европротокола, что должно быть у вас обоюдное влечение друг к другу, понимание вопроса, согласие…

Оксана Галькевич: …и доверие.

Леонид Ольшанский: …и документы все в порядке. Малейший элемент выпал из этого звена – и ничего!

Вот почему я борюсь со страховыми компаниями. Они наживаются, по моему мнению, на простых гражданах. Кстати, они сами говорят (и я с ними согласен), что растет количество автовладельцев, которые или не покупают полис, или покупают липовый намного дешевле. Все уже знают, что «липа» стоит 10% от цены. Например, на ваш автомобиль официальная ставка – 10 тысяч. Значит – тысяча, максимум полторы.

Константин Чуриков: Эконом-вариант. Людмила из Подмосковья звонит

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Да, здравствуйте. У меня было два таких случая. Один случай был… Я живу в Королеве, и у нас было столкновение. Тот водитель, который был виноват и въехал в меня, он свою вину признал. Мы на месте оформили европротокол. А как только приехали в мою страховую компанию заверять все это дело, он сразу пошел на попятную, он говорит: «Я не виноват». Ну, тогда страховая компания сказала: «Мы будем разбираться. Приезжайте на место, будем осматривать машины». Я, естественно, приехала. Тот человек не появился и не показался. В итоге страховая компания мне ничего не выплатила.

Леонид Ольшанский: Так, минуточку! Мне не понятно одно. По европротоколу – на месте написали и разъехались. Почему это он должен был еще…

Зритель: Нет, поехали ко мне в страховую компанию дальше заверять.

Леонид Ольшанский: А так нужно? Вы считаете, нужно дальше заверять? Что, одной подписи на месте мало? То есть кто сказал: «Поехали дальше в вашу компанию заверять»? Кто это придумал?

Зритель: Он сказал: «Поехали дальше». Ну, поскольку я девушка, я поехала. Там страховщица все у нас приняла…

Леонид Ольшанский: Минуточку! Вот мы сейчас обсуждаем, вот перед нами документы все. У нас же не сказано, что нужно дважды, трижды или пять раз заверять. Вот он написал, что он согласен – свободен. Нигде не сказано, что он еще раз должен приехать в вашу страховую компанию. Откуда взялась эта идея, что нужно теперь под руки или что гуськом за вашей машиной он должен ехать в вашу компанию?

Зритель: Он сам согласился поехать.

Леонид Ольшанский: Нет, кто ему сказал, что надо ехать в вашу компанию?

Зритель: Он сам сказал: «Поехали в вашу страховую компанию».

Леонид Ольшанский: А когда приехали, то он сказал, что он…

Зритель: Когда приехали, то он говорит: «Нет, я не согласен. Давайте разбираться дальше». Мы все удивились.

Леонид Ольшанский: Значит, наверное, ему кто-то позвонил или прочее. Вы поймите, что если он виноват, ему резко увеличивается в следующем году стоимость полиса, поэтому люди всячески пытаются быть невиноватыми. Мы вас услышали. Да, типично. Еще один вариант, видите? Перекоцали на ходу, что называется. То виноват, то не виноват. Хотя мне в голову не могло прийти, что, подписав бумаги, нужно ехать снова…

Оксана Галькевич: …куда-то заверять.

Константин Чуриков: Алтайский край пишет, просто светлая голова у зрителя: «Нужно создать сайт, который автоматически фиксирует покупку полиса ОСАГО, во избежание подделок полисов». Как у нас с этим?

Леонид Ольшанский: Ну, пытаются они делать эти сайты. Пытаются. Они пытаются. Да, они пытаются.

Константин Чуриков: Пока пытаются. Пензенская область (извини, Оксана) вот еще: «А если есть подозрение, что участник ДТП пьян или неадекватен?»

Леонид Ольшанский: Пьян или… Пьян.

Константин Чуриков: Пьян.

Леонид Ольшанский: Неадекватен – это такой сложный вопрос. Это основание для регресса. То есть или вообще денег не дадут, а если дадут, то потом снова возьмут.

Кстати, у нас никогда с вами времени не хватает, чтобы все «минные поля» закона об ОСАГО и его аспектах рассказать. Значит, один из аспектов – это регресс. Прогресс и регресс. То есть в десятках случаев страховая компания не платит деньги. А если с грехом пополам выплатила, то потом человек получает конверт в суд – эти деньги вернуть. Регресс.

Константин Чуриков: Слушайте, это же какая-то схема не та. А зачем нам такие страховые компании?

Леонид Ольшанский: Не страховые компании. Страховая компания действует на основании закона об ОСАГО, который они пролоббировали в Госдуме. И каждый раз лоббируют все эти многочисленные поправки.

И еще один аспект надо сказать. Рано радуетесь! Шкурку-то Василисы Прекрасной рано сожгли-то, еще с Кощеем битва-то предстоит. Как только увеличиваются выплаты – неважно, ОСАГО или не ОСАГО – буквально проходит месяц, и они прибегают в Госдуму и говорят: «Мы бедные, мы несчастные, мы обанкротились. У нас мебель вынесли. Видите, сколько сейчас мы платим? Не 100 тысяч, а 400. Поэтому давайте-ка резко повышать стоимость полисов ОСАГО». Вторая часть – нас ждет беда.

И еще одна беда нас ждет. Вдумайтесь все, как зовется закон – «Об обязательном страховании гражданской ответственности». Не уголовной, не административной. И кого? Не водителя, а владельца. То есть – этой компании, Госдумы, маленького магазина или бабушки какой-то. Они говорят: «Давайте мы теперь увеличим стоимость полиса, коэффициент повышающий, с понтом дела, не от количества ДТП, которые относятся к машине, а от грехов водителя».

То есть то, что Конституционный Суд запретил – делать винегрет из норм права, – они теперь еще хотят в смычке с гаишниками… По сути, нарушают статью Конституции. Два наказания за одно деяние – нельзя. Только мы «забодали» балльную систему учета – так теперь они пытаются возродить в новой форме. За грехи водителя повторный штраф, только штраф будет зваться не «штраф», а «увеличенная стоимость полиса».

Константин Чуриков: Косвенный такой штраф, можно сказать.

Леонид Ольшанский: Да. Но все равно дважды вы будете платить.

Оксана Галькевич: Александр из Самарской области тоже, видимо, хочет о чем-то сказать и спросить вас. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Алло. Слышно меня?

Константин Чуриков: Да-да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Слышно?

Константин Чуриков: Да, прекрасно! Мы уже протестировали связь. Говорите.

Зритель: Вопрос такой. Смотрите, у меня ДТП произошло с иногородним транспортным средством из Курска. Водитель перегонял машину без страхового полиса по генеральной доверенности. Случилось ДТП: он проехал на красный свет светофора и просто разбил мою машину. Ситуация такая. Страховая мне говорит: «Извините, вы не по адресу. Обращайтесь в суд». Но вину свою водитель признал полностью.

Леонид Ольшанский: Все понятно. Человек рассказал правильно. У меня нет сомнения, что именно так и развивались события. Страховая компания под любым предлогом отказывает, если нет полиса.

Но ведь как хорошо было до ОСАГО! Не надо было голову ломать. Мы все знали, что мы вызываем на место инспектора – всю машину разбил или половину. Он составляет протокол. Дальше приходишь в группу разбора, она дает заключение, что виноват Иванов/Петров/Сидоров. А дальше – в суд. И с него судебные издержки и прочее.

Раньше-то было просто. А теперь у нас добавился дополнительный суд как бы, не заседание суда, а отдельная папка. Страховая компания-то не хочет платить. А потом отдельный вопрос: кто виноват? А потом третий вопрос: давай деньги.

Константин Чуриков: И еще вечный вопрос: что делать?

Давайте сейчас подведем итоги нашего голосования. Спросили водителей, составляли ли они хоть когда-нибудь европротокол. Такой опыт был у 11% нашей аудитории. Остальные пока…

Оксана Галькевич: Ну, в общем…

Константин Чуриков: Наверное, бог миловал, да?

Оксана Галькевич: Да. Больше 10%. У нас в студии был сегодня Леонид Дмитриевич Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат Российской Федерации. Спасибо большое, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Пожалуйста.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Но не переключайтесь, потому что впереди выпуск новостей важных на ОТР. А через полчаса программа «Отражение» продолжится, будет интересно. Смотрите нас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Александр
Мы многодетная семья...и малоимущая...С каких доходов начинать бизнес..если кое-как концы с концами сводим...Уже обращались за помощью..Но воз и ныне там...

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски