Леонид Ольшанский. Игорь Моржарето. Техосмотр и ОСАГО - неоправданные траты?

Гости
Игорь Моржаретто
партнер аналитического агентства «АВТОСТАТ»
Леонид Ольшанский
вице-президент «Движения автомобилистов России», адвокат

Петр Кузнецов: Большая тема, мы сейчас будем говорить о нужности технического осмотра. Дело в том, что «Справедливая Россия» предложила его вообще отменить: по мнению депутатов, процедура ну никак, особенно сейчас, не влияет на безопасность дорожного движения, а лишь опустошает карманы несчастных автовладельцев.

Ольга Арсланова: Да, и депутаты это подтверждают статистикой, давайте на нее посмотрим. За первые 9 месяцев прошлого года доля ДТП, которые произошли из-за технических неисправностей машины, составила меньше 4%. Из-за плохих дорог машины бились, по данным МВД, в 10 раз чаще.

Петр Кузнецов: Министерство экономического развития предлагает техосмотр оставить, но условия сделать просто жестче, в частности, поднять штрафы за выдачу диагностической карты без реального осмотра машины.

Ольга Арсланова: То, как это происходит сейчас в большинстве случаев, об этом знают, я думаю, хорошо автомобилисты.

Сегодня у нас в эфире был председатель общероссийского «Движения автомобилистов России» Виктор Похмелкин, и вот его мнение.

Виктор Похмелкин: Смысл техосмотра был бы в том, если бы его оператор, то есть те, кто проводят данную процедуру, несли ответственность за техническое состояние машины. Условно говоря, я провел техосмотр, выехал на дорогу, что-то случилось, отвечает не только водитель, но отвечает и тот, кто проверял и контролировал.

Тамара Шорникова: Автор «знака качества» этого автомобиля.

Виктор Похмелкин: Да. Возьмем смежный институт – ОСАГО. Что? Я плачу деньги страховой компании, становлюсь виновником ДТП, что происходит? За меня платит страховщик в идеальной ситуации, когда все нормально и хорошо, то есть страховщик несет свою долю ответственности за те деньги, которые мы ему платим. А здесь ничего подобного не происходит. Единственный, кто отвечает за ДТП вследствие технической неисправности транспортного средства – это виновный водитель. Следовательно, техосмотр в данном случае не срабатывает.

Петр Кузнецов: А мы возвращаемся в вечернюю студию «Отражения». У нас в гостях Игорь Моржаретто, партнер аналитического агентства «АВТОСТАТ», – здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Игорь Моржаретто: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: И Леонид Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат Российской Федерации. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, что не так сейчас с техосмотром? Почему за него взялись сейчас?

Игорь Моржаретто: Вы знаете, да в общем все так. Если провести опрос владельцев автомобилей, то 80%, это показывают все опросы, а то и 90%, ситуация удовлетворяет. То есть техосмотр стал недорогим, необязательным, ненавязчивым, очередей стоять не надо, можно поехать, а можно и не ехать, страховая компания с удовольствием продаст уже готовую диагностическую карту. Поскольку, как правильно сказал господин Похмелкин, по правилам дорожного движения любой страны мира, в том числе и Российской Федерации, за техническое состояние автомобиля отвечает владелец автомобиля, по правилам он должен убедиться, прежде чем выехать, что автомобиль исправен. Есть целый ряд неисправностей, с которыми запрещено вообще выезжать.

В любой стране будет отвечать собственно владелец автомобиля, и никогда ни в какой стране не знают, чтобы отвечал за состояние автомобиля собственно тот, кто проводил техосмотр, потому что техосмотр – это такая вещь в себе. Она, к счастью, дисциплинирует человека, заставляет подготовиться, но с другой стороны, это как медосмотр: это свидетельство того, что вы в данную минуту здоровы. Техосмотр говорит: в данную минуту по вот таким параметрам отлично, все соответствует, до свидания. Но как здоровый человек может через 3 месяца, увы, покинуть этот мир, так и автомобиль может через 3 месяца…

Это сложная система, у него может какая-то деталь отвалиться. Даже супертехосмотр не может сказать, что автомобиль идеален; даже супермедосмотр по всем 150 000 параметров говорит только то, что происходит в данную секунду. Поэтому во многих странах техосмотр вообще отменен, если честно говорить: это целый ряд штатов в Соединенных Штатах, примерно половина, это Австралия и еще целый ряд стран, там он отменен. В других странах он проходит достаточно жестко, это требование. Поэтому у нас мнения тоже разделились: одни говорят, что давайте отменим, а правительство наше говорит, что нет-нет, ни в коем случае, надо ужесточить, правда, не очень разобравшись в ситуации, почему же его люди не проходят.

Петр Кузнецов: А у нас ответственность никогда никто не нес за время существования техосмотра, или дела поменялись, когда техосмотр перешел к страховщикам?

Игорь Моржаретто: Нет, ответственность за то, что случится с автомобилем через месяц или через пять, не нес никто и никогда, кроме владельца автомобиля и правил дорожного движения.

Петр Кузнецов: Леонид Дмитриевич?

Ольга Арсланова: Леонид, ваше мнение?

Петр Кузнецов: Почему так произошло, что никто ни разу не побеспокоился за ответственность регулятора?

Леонид Ольшанский: Вы понимаете что? Они же не ремонтируют машину, они… Суть техосмотра – проверить, во-первых, документы соответствуют или нет, перебиты или, во-вторых, они проверяют. Вы несете ответственность.

Кстати, что я хочу добавить. У нас никто не отменял ответственность в Административном кодексе за езду на технически неисправной машине. Если обнаружат в дороге, то там штраф определенный положен. А если неисправны тормоза, руль, то по кодексу эвакуация.

Петр Кузнецов: А как это обнаружат?

Леонид Ольшанский: Это уже второй вопрос.

Ольга Арсланова: Но это ответственность водителя.

Леонид Ольшанский: Как уголовный розыск обнаруживает кражу? Что-то случится, могут начать. Это редко бывает, но факт в том, что… Теперь следующий вопрос. Любая норма действует тогда, когда есть санкция, то есть за езду без техосмотра в кодексе положен штраф. Так вот параллельно… У нас теперь тавтология, два депутата параллельно с предложением депутатов одних, Ярослав Евгеньевич Нилов, председатель Комитета по соцполитике, просил меня передать, когда я ехал, что он предлагает отменить штраф за езду без техосмотра. Если не будет штрафа…

Петр Кузнецов: Ну правильно, потому что штраф за езду без техосмотра сейчас есть.

Леонид Ольшанский: Есть.

Игорь Моржаретто: Прошу прощения, сейчас…

Петр Кузнецов: А талон техосмотра никто не проверяет, как СТС, как права, например.

Игорь Моржаретто: Сейчас нет штрафа за езду без техосмотра, потому что талона техосмотра нет, диагностическая карта, нет требования возить ее с собой категорически.

Петр Кузнецов: Вот-вот.

Ольга Арсланова: Без нее не дадут страховку, правильно?

Игорь Моржаретто: И штрафа за езду без техосмотра нет, есть штраф за отсутствие полиса ОСАГО, который формально не дадут без техосмотра.

Леонид Ольшанский: Да, ну хорошо.

Игорь Моржаретто: Сейчас правительство вносит дополнения, считая, что депутаты должны принять норму о том, что будет дополнительный штраф за отсутствие техосмотра. Но, правда, что спрашивать? Это тогда надо менять правила дорожного движения и вписывать обязательство возить эту бумагу, сейчас такого требования нет.

Петр Кузнецов: Но без талона ТО, я правильно понимаю, будут проблемы у тех, кто путешествует, например, по Евросоюзу, въезжает в Евросоюз?

Игорь Моржаретто: Нет-нет, сейчас уточню. Значит, без диагностической карты (еще раз говорю, талона сейчас нет) нельзя купить полис ОСАГО. Единственная страна в Европе, я только что там был, Латвия требует со всех въезжающих автомобилистов старше 3-х лет наличие диагностической карты или талона ТО. Это распространяется не только на российские машины, но и на всякие польские, чешские и так далее. У них есть такое странное требование, они единственные в Европе, об этом говорят давно и отдельно, это отдельная песня. В любую другую страну Европы, мира и так далее вы въезжаете, имея только обычный набор документов, свидетельство о регистрации автомобиля, права и полис зеленой карты для заграницы.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения, как должна эта процедура происходить? Должен ли остаться по сути техосмотр формальностью, или его проще отменить? Или он должен быть жестче?

Леонид Ольшанский: Значит, я думаю, что техосмотр может остаться, но только в нашем старинном понимании как борьба с угонщиками, с перебивщиками, сверка того, что у вас есть на кузове, номеров…

Ольга Арсланова: То есть формальных документов.

Леонид Ольшанский: …и документов. И то это должно быть редко. Но самое главное, мы даже в разговоре все говорим, что без техосмотра не получишь полис ОСАГО. Вот это вот ОСАГО тоже нужно с дороги убрать…

Ольга Арсланова: Это следующий вопрос, к которому мы еще вернемся.

Леонид Ольшанский: Да, потому что это очень много жалоб. И кстати, если мы возьмем закон об ОСАГО внимательно, то одно из положений регресса – это машина, не прошедшая техосмотр. Закон об ОСАГО, мы всегда говорили, весь наполнен минными полями против владельцев транспортных средств: в каком случае вообще отказать в выплате, а в каком случае… Значит, отсутствие техосмотра, сказано в законе об ОСАГО, есть основание, чтобы регресс. То есть хрен с тобой, мы выплатим тому, кого ты протаранил, денежки за ремонт чего-то (дверей, капотов), но потом с тебя их возьмем. Там десятки оснований в законе об ОСАГО, чтобы или не заплатить, или в порядке регресса вернуть деньги страховой компании.

Петр Кузнецов: Скажите, а можно ли вообще определить, что несчастный случай на дороге, назовем это так, произошел именно по вине неисправности автомобиля, неисправности…

Леонид Ольшанский: Ну если серьезные эксперты, трасологи, специалисты… Ну самый простой пример: загорелся светофор, «красный»…

Петр Кузнецов: Все равно человеческий фактор присутствует всегда в этих историях.

Леонид Ольшанский: …водитель жмет на тормоз, нога провалилась, тормоза не работают, он въехал туда.

Петр Кузнецов: Не сработали.

Леонид Ольшанский: Эксперт лег под машину и говорит: «Тормоза». Вот самый яркий пример, когда…

Ольга Арсланова: Послушаем зрителей наших, давайте? Борис у нас из Московской области на связи, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Борис, вы автомобилист?

Зритель: Да, я 46 лет за рулем.

Ольга Арсланова: Так. И что у вас с техосмотром, проходите?

Петр Кузнецов: Каждый год проходите?

Зритель: Я насчет техосмотра. Техосмотр надо делать тому, который любит ездить, как это, новички, это раз. Потом которые не водители, а наездники, это два. Для меня, для водителя, который отработал 46 лет за рулем, это, понимаете… Я же свою… У меня есть машина, я ее обслуживаю, потому что я знаю, где чего болит, понимаете?

Ольга Арсланова: То есть вы проходите техобслуживание своего автомобиля?

Зритель: Нет, я сам делаю.

Ольга Арсланова: Вы обслуживаете его, да.

Зритель: Да, я сам его ремонтирую, все делаю. Для меня этот техосмотр не страшен, ничего. Но понимаете, это поборы денег только идут и все.

Петр Кузнецов: В пакете с техобслуживанием по крайней мере в столичных центрах очень много идет бесплатной диагностики по 40 параметрам, поэтому в их интересах что-то выявить и качественно проверить автомобиль…

Зритель: Да знаю я эту диагностику, товарищи.

Петр Кузнецов: И тут же вы зато можете заменить то же самое масло или поменять свечи, если что-то не в порядке.

Зритель: Я сам поменяю масло, фильтры, все сделаю сам. Вы понимаете, я 46 лет за рулем, таких много водителей, понимаете?

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо вам.

Зритель: А которые любители, это уже…

Петр Кузнецов: Вот это для них, вы считаете, оставить? Хорошо.

Ольга Арсланова: А давайте разберемся, кому это вообще нужно, куда идут эти деньги. Я просто знаю прекрасно, что, например, из моих знакомых никто не проходил честно этот осмотр, просто платишь страховщику, а куда идут эти деньги, за какую услугу ты платишь, получается?

Петр Кузнецов: Ну да, регулятор ответственности не несет, а деньги получает.

Игорь Моржаретто: Вы знаете, если уж на то пошло, давайте скажем честно: на сегодняшний день техосмотр стоит сущие копейки, это в принципе сумма…

Ольга Арсланова: Ну сколько там? – 700-900 рублей, по-моему.

Игорь Моржаретто: 700-800 рублей в среднем, есть регионы, где и дешевле.

Ольга Арсланова: Это вот по Москве.

Игорь Моржаретто: В принципе процедура, которая сейчас проводится, тоже быстрая, поскольку проверяют не по большому количеству параметров, но, наверное, больше и не надо, это в недавнее время, когда был техосмотр в МВД, они формально должны были проверить по 1 050 примерно параметрам. Конечно, они не проверяли по такому количеству, но зато всегда был повод пристать к человеку и сказать: «А вот по этому параметру ты не проходишь». Сейчас небольшое количество параметров. Если вы платите честно, если вам просто для самоуспокоения, съездите и заплатите, это займет 15 минут, господи. Если сейчас, я так понимаю, страховые компании приносят тебе уже готовую диагностическую карту, видимо, они все-таки платят этому пункту техосмотра…

Ольга Арсланова: …за работу, которую он не сделал?

Игорь Моржаретто: Да, скажем так, за бумагу, которую он выписал, за все графы, которые он заполнил.

Ольга Арсланова: Понятно.

Игорь Моржаретто: Но это суммы совсем небольшие. Я не знаю, надо ли отменять техосмотр или не надо совсем, потому что, с моей точки зрения, наверное, надо отменить. Но я не хочу тут выглядеть снобом таким, московским жителем, потому что я езжу с машиной на техобслуживание регулярно. Во время техобслуживания мне смотрят автомобиль по 100 000 параметров…

Петр Кузнецов: Индивидуальный график.

Игорь Моржаретто: Для меня и для таких (а таких очень много)…

Ольга Арсланова: Сознательные автомобилисты, которые заинтересовались в нормальном состоянии машины.

Игорь Моржаретто: Вот если бы привязали техосмотр к техобслуживанию, было бы вообще здорово, то есть я прошел все, там посмотрели. Они даже гарантию дают, между прочим, в отличие от пункта проведения техосмотра. Если бы они еще попутно выдавали мне диагностическую карту, мне было бы значительно проще. Но у нас правительство на это не идет, говорит, что это будет страшная коррупция, жуткая, которая разъест все наше общество, оно просто деградирует, потому что эти нехорошие сервисмены будут называть услуги, будут говорить, что надо тебе еще вот это подкрутить, вот это поменять. Я считаю, что это не так, не надо подозревать всех, тем более самые страшные коррупционеры, как у нас недавно выяснилось, – это учитель и врач, которые берут цветы. Нет, наверное, где-то кто-то попытается навязать какую-то небольшую услугу, но все-таки было бы удобно массе людей.

Петр Кузнецов: А что, у нас очень много недобросовестных автомобилистов, которым все равно, что с их машиной происходит?

Игорь Моржаретто: Есть и такие.

Петр Кузнецов: Которые не меняют масло годами?

Игорь Моржаретто: Есть и такие, которые ездят…

Петр Кузнецов: А как там можно? Ну это же его…

Игорь Моржаретто: Еще раз говорю, Леонид Дмитриевич совершенно правильно сказал: в правилах дорожного движения есть целое приложение, где прописан целый ряд неисправностей, с которыми категорически нельзя выезжать на улицы, и формально сотрудник ГИБДД, если увидит автомобиль, который вот так виляет по причине неисправного рулевого, имеет полное право остановить и сказать…

Петр Кузнецов: Или черное облако за ним.

Игорь Моржаретто: «А ну покажи руль. О, брат, автомобиль на штрафстоянку, ты свободен». Но в реальной жизни это происходит редко, во-первых, потому что ГИБДД у нас сократили очень сильно, их нет уже на улицах…

Леонид Ольшанский: Да.

Игорь Моржаретто: Во-вторых, зачем связываться с этой машиной, им лучше ловить, не знаю, пьяниц. Их тоже надо ловить, пьяниц, но вот с этой машиной вообще лень связываться. Поэтому надо или не надо оставить техосмотр, вопрос очень сложный. Я уже сказал, в разных странах разное отношение. Мне очень понравилось в этом смысле отношение грузинских властей. Когда они проводили реформу полиции, они не смогли справиться с несколькими моментами, в частности, с коррупцией при выдаче талонов техосмотра, и поэтому просто плюнули и сказали: «Давайте его отменим, мы не можем победить», – и отменили. У нас, наверное, так не пройдет, но в принципе я вам показываю, что такой опыт тоже есть.

Петр Кузнецов: В Грузии успешные примеры действительно победы над коррупцией, не только в этой сфере.

«У меня все исправно, а я должна тратить время и деньги», – Москва. «Зачем содержать эти станции техосмотра? Надо вменить эти обязанности гаишникам на трассе с доплатой оклада».

Игорь Моржаретто: Стоп-стоп. Эти станции техосмотра никто не содержит, они коммерческие, сейчас только коммерческие. Это люди, у них какой-то маленький свой бизнес, они живут за счет того, что кто-то приехал, заплатил эти 800 рублей, они осмотрели машину, выдали диагностическую карту. То есть мы их не содержим, они сами себя держат, это как правило малый и средний бизнес, вот они сделали такое; у кого-то одна станция, у кого-то, может быть, десять их. Но не надо думать, что это на нашем бюджете. В свое время, когда они принадлежали, пункты техосмотра, ГИБДД, можно было говорить, что бюджет ГИБДД, то есть МВД, то есть наши налоги, а сейчас это бизнес, не имеющий отношения к государственным деньгам никакого.

Ольга Арсланова: Пишут еще нам: «Техосмотр нужен, позволяет собраться и осмотреть всю машину».

Игорь Моржаретто: Вот я и говорю, дисциплинирует.

Ольга Арсланова: А другое мнение: «Если проводить нормальный, честный техосмотр…»

Петр Кузнецов: Как индивидуальный тренер в спортзале.

Ольга Арсланова: «…около 70% надо будет поставить в итоге на прикол».

Игорь Моржаретто: Ну я не согласен. На самом деле все-таки большинство наших водителей – это люди нормальные, адекватные, которые понимают… Если человек садится за руль и понимает, что рядом сидит жена, а сзади дети, он понимает, что машина должна быть в человеческом состоянии, что у него не отвалятся колеса.

Ольга Арсланова: Понятно.

Игорь Моржаретто: Это сумасшедший человек сядет со своей семьей в автомобиль, который просто развалится на мелкие кусочки.

Ольга Арсланова: Но все-таки нет ли здесь нарушения закона и какой-то коррупционной даже составляющей, когда ты платишь деньги даже вот этому пункту вроде как за какую-то услугу, которую тебе никто не оказывает? И так делают миллионы автомобилистов.

Леонид Ольшанский: Нет, формально, если подойти как следователь, строго, значит, машину поставил в соседнем дворе, пришел, отдал деньги, техосмотр не проводился, можно найти какое-то деяние. Поскольку он не ГИБДД, то коммерческий подкуп, подлог можно найти. Но я хочу сказать, что мы очень узко смотрим. Я призываю посмотреть шире. Ни одна сфера нашей жизни – ни сельское хозяйство, ни еще одно – как автомобильная жизнь, так не подвластна поборам, санкциям, репрессиям против водителей и собственников транспортных средств.

Вот смотрите, только недавно нам что сказали, близкое к техосмотру? Что в Москве с такого-то числа с такого-то месяца не будут пускать машины класса евро-1, евро-2, евро-3, евро-4, туда-сюда. Значит, пришлось мне выступать и говорить, что это грубое нарушение Конституции, статья 19, все равны, а как же инвалид, ветеран, если у него «Жигуленок» и он… Вот видите, нам что говорят? – «я 46 лет за рулем», да? А он нам скажет: «У меня машина исправна». Она действительно исправна, но она не подходит под какой-то класс, а «Запорожец» тем более не подходит. И значит, мы его лишаем возможности ездить по Москве к врачу или на дачу и с дачи. Это близко к техосмотру, экологический класс, и техосмотром уже не взять, ему скажут: продавай машину или не продавай, на прикол ее ставь. Нет у тебя миллиона на новую машину, значит, все.

Поэтому у нас техническое состояние машины ведь главное, техосмотр – это же бумажка в итоге. Техническое состояние машины у нас является элементом поборов. Сейчас я утром встал, новое сообщение, что машины до 1 тонны весом не будут пускать днем или ограничат в пределы Третьего транспортного кольца в Москве (хотя я понимаю, что у нас всероссийская передача и аудитория), а машины 3 тонны и больше не будут пускать в пределы Кольцовой дороги – это же тоже как бы параметр машины, пусть не состояние, но параметр. Поэтому куда глаз ни кинь, кругом идут поборы.

Петр Кузнецов: К вопросу о поборах. Если страховщики сейчас везде торгуют этими полисами уже сразу же с техосмотром, его не надо проходить, может быть, эту услугу переподчинить какой-нибудь другой структуре, чтобы контроль был жестче и бумажками торговать уже не смогли?

Леонид Ольшанский: Ну смотрите, если я не хочу истинно проходить техосмотр, я его куплю независимо от того, он подчинен Министерству транспорта, Министерству экономики, Министерству внутренних дел в лице ГИБДД или страховым компаниям. Или я хочу проверить свою машину, или нет. Как правило, я доверяю тому мастеру, кто ее постоянно ремонтирует, а ремонтирует он ее лучше. Все эти…

Теперь мы не должны забывать, мы о ком говорим? О Москве, о Санкт-Петербурге, о Новосибирске? Мы говорим о нашем гигантском государстве от Калининграда до Курил, правильно? А там люди небогатые живут, на окраинах нашей страны и в российской глубинке, у них очень много «Жигулей», «Москвичей», «Волг» тех же, старых простеньких машин. Мы должны о них по-ду-мать и не мучить их ни экологическим классом, ни техосмотром и так далее.

Петр Кузнецов: Экологический класс пока только в Москве собираются вводить.

Леонид Ольшанский: Но ведь эта же опасность расползается.

Петр Кузнецов: Это да, экспериментальная площадка как всегда.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей как раз из разных уголков России.

Петр Кузнецов: Александр, Ямал у нас на связи. Здравствуйте, Александр. Или Олег из Кемеровской области?

Ольга Арсланова: Олег у нас сейчас на связи из Кемеровской области, начнем с него, а потом дальше будем двигаться.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Олег.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ваше мнение?

Зритель: Я как человек с глубинки хочу сказать вот такой вопрос. Владею несколькими машинами, то есть у меня и грузовики, и легковые, 5 штук, по работе и легковые машины. Я бы что хотел сказать по техосмотру? Значит, автобусы, дети, транспорт – 2 раза в год, а что касается личного транспорта, это полная нелогическая глупость, просто глупость. Так что я за отмену.

Петр Кузнецов: Спасибо. Но при этом техосмотр для грузовиков, для маршруток отменить невозможно.

Ольга Арсланова: Там другой, видимо, техосмотр.

Петр Кузнецов: Речь идет о частном транспорте.

Игорь Моржаретто: Мы сейчас вообще не затрагиваем тему специального транспорта, я имею в виду автобусы, грузовой транспорт, тем более транспорт, который возит опасные грузы, габаритные грузы. Это все не обсуждается, это техосмотр, чем жестче он, тем лучше, 2 раза в год для определенного вида транспорта, например, для автобуса. У нас, между прочим, сегодня ГИБДД объявило об итогах года: при общем уменьшении числа погибших и раненых у нас достаточно большой рост именно по автобусам и ДТП, и погибших, и раненых – за последнее время, знаете, было много таких ужасных случаев. Поэтому это мы давайте оставим за рамками, мы говорим о личных автомобилях.

Я вернусь к первой фразе, с которой начинал. Все опросы показывают, что 90% автомобилистов сегодняшняя ситуация устраивает. Кто-то едет проходить техосмотр для себя, родного, кто-то не едет. Правительство смотрит на эту ситуацию несколько иначе. Вместо того чтобы разобраться, почему люди не едут, у нас предлагается сейчас (уже первое чтение было в Госдуме этого документа, правительственного законопроекта) ужесточить наказание: для тех людей, которые покупают диагностическую карту, а не проходят законно, в несколько раз увеличивается штраф; для тех пунктов техосмотра, которые не проводят его, а продают эти карты, вводится вплоть до уголовного наказания.

Мне кажется, что немножко взялись не с той стороны за проблему, тем более, еще раз говорю, на долю аварий по вине технического состояния, технической неисправности приходится 3% всех ДТП, 3% с небольшим, и в общем это не самая главная задача. Но правительство решило разобраться жестко, хотя начинать надо, как мне кажется, с того понимания, кто что делает во время этой нужной или ненужной процедуры. Дело в том, что самая главная проблема этой системы – это отсутствие нормальной базы. Компьютерная база у нас дырявая, куда вносятся результаты техосмотра, она принадлежит МВД. Вообще странная система: пункты проведения техосмотра частные, лицензию они получают у Российского союза автостраховщиков, база данных принадлежит МВД, права проверки этих пунктов не имеет никто. Сами страховые компании говорят: «А мы не имеем права». МВД говорит: «А мы тоже права не имеем проверять». И кто там что делает, никто не знает.

Особенно много нареканий на базу, потому что она сделана была давно, сделана была по старым лекалам, и все те люди, которые за эти 5-7 лет работали в этой схеме, имеют доступ к базе. Я уже 5 лет не работаю на пункте проведения техосмотра, но я имею туда доступ и могу вносить все, что мне хочется. Вот сначала надо было разобраться с этой базой и понять, кто за нее отвечает.

Петр Кузнецов: Вот.

Игорь Моржаретто: Потом назначить одного ответственного вообще за всю процедуру. Если вы считаете, что страховые компании, отдайте им эту базу и спрашивайте с них, потому что страховые компании говорят: «Мы что? Мы выдали лицензию, а дальше мы не имеем права ее отозвать», – это вообще третий сюжет. В общем, ситуация довольно смешная, но самое главное, вернусь к тому, что большинство автомобилистов она устраивает, потому что можно не ездить никуда, Леонид Дмитриевич сказал правильно: если я сам слежу за автомобилем, я за него отвечаю, я понимаю, что в случае аварии буду отвечать я, я понимаю, что в случае аварии пострадает моя же семья, я за этим слежу. А вот техосмотр… Ну да, он вроде есть у меня, диагностическая карта.

Ольга Арсланова: Еще один звонок давайте примем, из Екатеринбурга Максима послушаем. Здравствуйте, Максим.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня?

Ольга Арсланова: Слышно.

Зритель: Я что хотел сказать? Я, конечно, против того, в каком он виде сейчас, в формальном. Потому что, конечно, мне проще, я просто заплатил, получил диагностическую карту, но машину мне никто не смотрел, время сэкономил. Но с другой стороны, у меня был такой случай… Конечно, пока гарантийная машина была, я обслуживался у официалов, там все тщательно проверяют обычно. После этого из-за цены, естественно, как и все в основном обслуживаются где-нибудь там, кто-то в сервисах, кто-то вообще в гаражах каких-то. Подошло время техосмотра, и мне срочно нужно было проходить. Я прошел тогда еще, не помню, лет 5 назад, наверное, это было, я по-честному его прошел.

И обнаружилась такая неисправность, которая имеет очень важное влияние на безопасность дорожного движения, а именно распределение тормозов, у меня распределитель какой-то там вышел из строя, я тормозил только передними колесами. Этого не обнаружить, если вы едете спокойно и тормозите только передними, это в основном при больших нагрузках на перед распределяет назад. Это сложно заметить. Вот я езжу-езжу, машина тормозит и тормозит, но в каких-то экстремальных случаях, возможно, это бы сыграло какую-то роль. И именно честный техосмотр мне помог это выявить. Я, конечно, пошел, устранил это, и тогда у меня на той машине тормоза были в порядке.

То есть я либо за честный техосмотр, за ужесточение правил, либо за отмену вообще. Если он остается вот таким формальным, тогда какой смысл в нем? Просто платим кому-то 700-800 рублей непонятно за что. Вот, спасибо.

Петр Кузнецов: Видимо, хороший специалист еще попался. К вопросу о том, кто на техосмотре занимается обслуживанием автомобиля, что это за специалист, откуда.

Игорь Моржаретто: Ну да, конечно. Они должны, чтобы работать, получить какую-то лицензию, у них есть документы, они должны иметь квалификацию, получают, собственно, удостоверение. Я не буду говорить, что все они великие мастера, но, наверное, все-таки не допускают человека… Меня бы не взяли, у меня нет ни образования, ни опыта, а все-таки, я надеюсь, там люди с образованием и опытом. Еще раз говорю, вопрос очень сложный.

С моей точки зрения, надо сначала разобраться в нынешней ситуации, почему так происходит (вот я объяснил, что там куча нянек, а толку никакого), а потом уже ужесточать наказание. Ужесточить наказание всегда проще, вот, видимо, уже весной, довольно быстро Госдума во втором и третьем чтении законопроект примет, тем более он правительственный, чего возражать, и соответственно мы получим более серьезное наказание. Надеюсь, это какое-то количество людей сподвигнет не покупать диагностическую карту, а съездить. Тем более, еще раз говорю, стоит это недорого, времени занимает немного, более того, цивилизация дошла до того, что в крупных городах можно записаться по Интернету, выбрать удобный, близкий к твоему дому пункт, заехать, быстро пройти, пожать руку и уехать, заплатив 800 рублей.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты в разных российских городах спрашивали у автомобилистов, честно ли они проходят техосмотр и нужен ли он вообще. Давайте посмотрим, что отвечали.

ОПРОС

Петр Кузнецов: И вот сообщение с SMS-портал, Ростовская область: «Я, только я несу ответственность за свой автомобиль». «За 20 лет сменил 5 машин, всегда покупал техосмотр», – Москва. Владимирская область: «Не верю, опять что-то придумали, чтобы содрать с нас деньги». Оренбургская область: «На новый автомобиль не нужен ни техосмотр, ни налог, а на старые машины нужно вводить и налог, и техосмотр». Вопрос в том, с какого года считать машину старой. Вологодская область: «Если я регулярно прохожу техобслуживание у официалов, то скажите на милость, кто виноват в неисправности авто?» Ну и наконец Астраханская область: «Через 15 тысяч километров автомобиль по регламенту проходит ТО, это главнее и важнее всего, чем поверхностный техосмотр». Вот такое отношение.

Ольга Арсланова: Давайте вот о чем поговорим. Минфин предложил увеличить лимит выплат по ущербу жизни и здоровью пострадавших в ДТП сразу вчетверо, было 500 тысяч, предлагают 2 миллиона. И при этом предлагается провести это изменение без пересчета тарифов по ОСАГО. Но ходят слухи, что страховщики будут все равно увеличивать тарифы.

Сейчас на ваших экранах графика, давайте посмотрим на нее. Предлагается повысить в 2 раза до 50 тысяч рублей лимит выплат на погребение погибших в ДТП. Российский союз автомобилистов подсчитал, что реализация инициативы Минфина приведет к повышению стоимости ОСАГО примерно на 500-600 рублей, это минимум. И с 9 января этого года тарифный коридор в ОСАГО расширен на 20% вверх и вниз, теперь для физлиц, владельцев легковых автомобилей он составляет до почти 5 тысяч рублей.

Скажите, пожалуйста, если вот эта инициатива Минфина будет одобрена, насколько серьезное повышение, как вам кажется, нас будет ждать?

Леонид Ольшанский: Значит, я противник этой инициативы, потому что я считаю все страховые компании и сообщества акулами капитализма. Видите, они уже свою точку зрения высказали…

Ольга Арсланова: Предупредили честно.

Леонид Ольшанский: Они всегда говорят на круглых столах, на пресс-конференциях, на таких передачах. А где деньги взять? Для того чтобы повысить выплату, мне и нужно эти деньги где-то взять – где я могу взять? Только путем увеличения стоимости полиса.

Значит, я из передачи в передачу говорю: и Государственная Дума все комитеты, большинство, и прокуратура, и депутаты муниципальные, и адвокатура, и СМИ завалены жалобами на страховые компании, кроме всех других. Эти жалобы делятся на две группы. Первая – «мне под благовидным предлогом вообще отказали в выплате». Вторая жалоба: вот счета, вот посмотрите, сколько стоит ремонт – «мне заплатили половину, 1/3, 1/4». Никогда сколько стоит не получить.

Следующий вопрос: а если человек не согласен? Я говорил в Государственной Думе, когда нам удалось «забодать», ведь мы же «бодаем» это ОСАГО с 1995 года, и я хочу напомнить, что только в 2000 году им удалось в результате кровавой битвы найти один голос из 450 депутатов Государственной Думы они нашли 226, что по Конституции дает право провести любой закон, то есть с трудом, один голос перевесил. И что получилось?

Первое: я не согласен с инспектором ГАИ, я считаю, что я не виноват, а инспектор вправе иметь свою точку зрения. Значит, первый суд с гаишниками: прошу отменить постановление инспектора, я не виноват. Дальше второй суд: я не согласен со страховой компанией, мало дали или вообще отказали. Третий суд: а если не хватило? Ведь у нас любимая метафора какая? – «горбатый «Запорожец» въехал в 600-й «Mercedes». Выплатили, а не хватило, он сгорел прочь, и тогда как? Тогда «Mercedes» подает в суд на «Жигуленка», на «Запорожца», разницу давай сюда, страховая компания ведь не все выплачивает. Поэтому от этой штуки одна морока.

Вот сколько мне приносят пакетов: «Слушайте, я купил полис, 2 года прошло с момента ДТП, я уже забыл, – посмотрите, какой толстый пакет». Вскрываем: или вы по-хорошему заплатите страховой компании те деньги, что они заплатили потерпевшему, или мы по закону, статья такая-то Гражданского кодекса со сложным словом суброгация с вас возьмем. И судья говорит: «А что, закон, я ничего не могу сделать для вас». Ту сумму, что страховая компания заплатила потерпевшему, она, как правило, изымает с виновника торжества.

Ольга Арсланова: Понятно.

Леонид Ольшанский: Поэтому я являюсь, в отличие от нашего гостя…

Ольга Арсланова: Мы сейчас узнаем мнение.

Леонид Ольшанский: …ярым противником страховых компаний. Посмотрите, какие у них офисы, какие у них машины. Они наживаются на миллионах российских автомобилистов, поэтому надо их… Да, и самый главный еще аргумент. Нам говорили, что вот ветераны, инвалиды перестанут продавать квартиры, несчастные загородные 6 соток, потому что бандиты потребуют ДТП, – это тоже не соответствует действительности. Если бандиты хотят независимо от ДТП что-то сделать, они говорят, как бы нам повежливее: «Ты можешь (я их нецензурную брань перефразирую) вот в корзинку бросить свой страховой полис. Деньги сейчас, или убьем, зарежем, на части порежем». И давление настолько велико, что человек очень часто подписывает им что-то. Поэтому страховой полис не есть индульгенция от бандитов.

Петр Кузнецов: А еще, Игорь, основной аргумент страховых компаний – это то, что они работают в убыток, есть такое. Но при этом свои убытки они как-то не раскрывают.

Игорь Моржаретто: Нет, почему, раскрывают, они действительно в некоторых регионах работают в убыток, в некоторых в прибыль, в Москве, например, все страховые компании по ОСАГО работают в прибыль, и во многих регионах, насколько я знаю, тоже, хотя есть регионы убыточные. Я знаю точку зрения Леонида Дмитриевича уже 20 лет, он противник страхового бизнеса вообще, дай ему волю, он бы всех расстрелял. Это его точка зрения, я нисколько не буду с ней бороться, не считаю возможным.

Могу сказать, что с моей точки зрения введение в 2003 или в 2004 году системы ОСАГО ситуацию на дорогах в какой-то степени переломило. В системе ОСАГО есть много недостатков, скрывать не буду, я их знаю не хуже, чем лучше другой…

Петр Кузнецов: Давайте основные назовем.

Игорь Моржаретто: Вы знаете, действительно было очень много недовольства по поводу системы, сейчас немножко лучше, кстати, я смотрю опросы, между прочим, улучшается отношение к системе, больше начали выплачивать. Были компании на рынке, которые действительно работали ужасно, одна из самых больших, к счастью, практически схлопнулась, начальство ее посадили, вот это благое дело, она очень много напортила на этом рынке, самая большая компания, которая работала. Сейчас она маленькая и начальники все ее сидят. Но в принципе, еще раз говорю, претензии у людей есть. Конечно, есть претензии по поводу того, что недоплачивают полную сумму на ремонт…

Леонид Ольшанский: Вот.

Игорь Моржаретто: Но при этом 100%-ю практически никто не получал. Кстати, в законе и написано, что страховая компания возмещает убыток третьему лицу в случае аварии, есть специальная (не я разрабатывал) нормативы и есть специальные расценки по ним. Если не хватает, тогда решайте через суд. Сколь я знаю всех своих друзей, кто попадал в те или иные ситуации, на 100% денег на ремонт не получил никто.

Леонид Ольшанский: Вот, давайте подчеркнем это.

Игорь Моржаретто: На 100% денег не получил никто. Но надо при этом понимать, что мне, например, как человеку, попавшему в аварию, хотелось бы получить после этого идеальный автомобиль, вот какой он даже не был, когда я его из магазина получал. Такого, к сожалению, в жизни не бывает, согласитесь. И в общем, если вы хотите быть уверенным, что ваш автомобиль будет восстановлен на 100%, во всем мире есть еще дополнительное страхование, то самое КАСКО…

Леонид Ольшанский: О, еще дополнительное.

Игорь Моржаретто: А это вас никто не заставляет, Леонид Дмитриевич, покупать, – пожалуйста, не покупайте, ради бога. Вы вообще можете не покупать никакого полиса, ради бога. Я встречал людей, которые пребывают в твердой уверенности, что я настолько хороший водитель, что мне не надо покупать, и я знаю таких людей: попадая в аварию, они создают гигантские проблемы для себя и для окружающих.

Леонид Ольшанский: Кстати, признайтесь, пожалуйста, вы же честный человек, что на круглых столах, на заседаниях представители страховых компаний заявляют официально, что растет по стране, во-первых, количество водителей, которые ездят без полиса, и самое главное, растет количество людей, которые ездят с липовыми полисами.

Ольга Арсланова: Это не секрет вроде бы.

Игорь Моржаретто: Я не знаю, насколько оно растет, поскольку таких данных не видел ни разу. Они признают однозначно, что большое количество людей, говорят цифры, что миллион, может быть, два людей, которые ездят или без полиса, или с липовыми полисами, и это очень плохо. Но я смотрел немецкую статистику, я там изучал немножко эту систему. В Германии, в самой правильной автомобильной стране в Европе, примерно 2-3% людей не покупают никакие полисы, говорят, что нет, они не отдадут этому государству ни копейки, чтобы оно все сдохло, не платят за проезд по платным дорогам («я вот поеду задом по колее, через поле, но не буду платить»), такие люди есть в любой стране. У нас их больше, да. Кто-то недоволен нашей системой, считая ее грабительской, послушав разных людей; кто-то считает, что он… Чаще другая ситуация, я же немножко так в курсе, – чаще люди говорят: «Я такой опытный водитель, у меня 46 лет водительского стажа, со мной последние 30 лет вообще ничего не случалось».

Леонид Ольшанский: Да.

Игорь Моржаретто: Но на дороге кроме тебя, опытного, есть миллион водителей менее опытных, а есть еще которые более опытные и говорят, что у них 50 лет водительского стажа, так я тебя и пропустил. То есть, понимаете, ОСАГО – это система, придуманная не нами, мы вообще ее взяли из французского законодательства практически целиком, потому что она была социальная. И дальше эта система сто лет во всем мире применима, и никто, ни одна страна мира от ОСАГО не отказалась. Да, совершенствуется, в Германии они несколько раз меняли свою систему, я же изучал это.

Ольга Арсланова: Там это тоже обязательная система?

Игорь Моржаретто: Естественно, во всем мире она обязательная…

Леонид Ольшанский: Ну не во всем мире, не во всем.

Игорь Моржаретто: Про Гвинею-Бисау я молчу.

Ольга Арсланова: Леонид, а какая может быть альтернатива? Просто интересно…

Игорь Моржаретто: Да нет нигде в мире альтернативы. Еще раз говорю: были страны в Африке, где нет этой системы до сих пор. Назовите еще одну.

Петр Кузнецов: Альтернативу рассчитаться по старинке на дороге, из рук в руки.

Леонид Ольшанский: У нас представители ГАИ и их, так сказать, коллеги очень часто говорят: во всем мире. Вот на этом месте на разных телепередачах сидел в свое время генерал Федоров. То он бился за баллы, за все. Он говорил: «Во всем мире». Я говорил: «Стоп! Вот в присутствии всех загибайте пальцы». – «Англия, Америка, Франция, Италия, Финляндия…» – «Ну?» 12 стран, 15 стран, все, а во всем мире сколько стран? Почти 200.

Ольга Арсланова: Ну а какой все-таки вариант вы считаете…

Игорь Моржаретто: Вы назовите, Леонид Дмитриевич, одну страну из развитых, где нет системы ОСАГО.

Леонид Ольшанский: Значит, я против ОСАГО…

Ольга Арсланова: Может, мы неразвитые, чего нам ориентироваться на них?

Леонид Ольшанский: Почему? Потому что у нас письма такие в «Движение автомобилистов России»…

Ольга Арсланова: А что вместо ОСАГО-то?

Леонид Ольшанский: «Я честный человек, я езжу по правилам, я не пью за рулем, я прохожу техосмотр, у меня ни одной дырки тогда, когда были, – почему я должен за кого-то платить? Я не платил и не нарушал, почему я вдруг? Я не собираюсь в общий котел давать деньги и не буду платить».

Игорь Моржаретто: А я не хочу платить налоги, не хочу платить квартплату.

Леонид Ольшанский: Нет, подождите, налоги и квартплата – это другая опера. Квартплата – ты договариваешься, тебя обслуживают, это некорректное сравнение. Ты воду получаешь, тепло получаешь…

Петр Кузнецов: Хорошо. Модель России без ОСАГО: вы честный человек, у вас происходит столкновение с нечестным человеком. Дальше как?

Леонид Ольшанский: Все вопросы через суд. Минуточку, а вот я взял и заснул…

Ольга Арсланова: Из своего кармана.

Игорь Моржаретто: Вы же сами только что сказали, что бандиты пришли, они скажут: «Нет, какой суд? Монтировкой тебе под ребро».

Леонид Ольшанский: Нет-нет, минуточку. Если бандиты пришли, это отдельная передача на часок, как бороться с бандитами.

Ольга Арсланова: А у нас его нет.

Леонид Ольшанский: Я говорю о том, что нормальные люди… А вот вбегает сосед Иванов к соседу Петрову наверх: «Ты меня залил, с тебя 100 тысяч!» Петров мне звонит, я говорю: «Все вопросы через суд». Экспертиза, сколько стоит, может быть, 120 тысяч, а может быть, 68 тысяч. Все вопросы через суд.

Петр Кузнецов: По страховке жилья, может быть, еще…

Леонид Ольшанский: А страховка же не дает. Мы еще не оговорили, у нас время-то, я вижу, поджимает, а еще такой вопрос…

Петр Кузнецов: У нас звонки еще.

Леонид Ольшанский: «Так, дайте-ка мне 100 тысяч рублей, у меня два крыла, капот, прочее и прочее». – «Дорогой друг, твоей машине 5 лет, поэтому твоя авария стоит не 50 тысяч, а 70». – «Да мне наплевать, что оно ржавое железо было, я-то поставил новые, вот квиточки». – «Нет, ты на нас наживаешься». Это еще отдельная песня, отдельная полемика. Поэтому у нас тысячи… У нас суды сейчас за-ва-ле-ны.

Еще пример вам приведу. Я пробил в свое время (не один, с Похмелкиным, еще), что для доверенности необязательно идти к нотариусу, можно писать в простой письменной форме: вырвал из школьной тетрадки лист, выпил на дачном участке и пишешь, что я, Иванов, доверяю Петрову ездить туда-сюда, управлять. Дал ему бумажку, и он поехал в больницу ли, на рынок. А сейчас нам говорят: да нет, Гражданского кодекса мало, доверенности мало, – он должен быть, водитель, вписан в страховой полис. Если он едет, но не вписан, отдельное наказание и опять денежки ты не получишь, вот вам еще пример.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что суды завалены, я просто не понимаю, это отдельный действительно разговор, но в случае России без ОСАГО суды будут вообще переполнены, каждый случай будет, сейчас хотя бы…

Леонид Ольшанский: Минуточку, наоборот. Без ОСАГО был только один суд. «Ты меня ударил, дай денег», – коротко если судебную папку пересказать.

Ольга Арсланова: Понятно.

Леонид Ольшанский: А сейчас перед тем, что «ты мне должен», главные суды какие? Или человек подает на страховую компанию («она мне не платит»), или страховая компания говорит: «Мы заплатили потерпевшему, теперь ты нам верни». Вот главные суды. У нас страховая компания сильно вклинилась в суды.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Давайте Александра из Чувашии послушаем. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Спасибо, что дождались. Слушаем вас.

Зритель: Да ничего. В общем-то, я автослесарь с 40-летним стажем…

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Так же и водитель. В общем, ваши оба гостя оба правы, надо объединить их мнения. Ну что еще? Запчасти у нас, например, которые покупаются, чаще всего брак, которые куплены на заводе, все, что не пошло на линию, на сборку, все это брак. Когда я собираю машину, ремонтирую, то приходится сперва найти причину, почему она попала в ремонт, понимаете? Вот с этим беда. Ну… А в основном воспитание у меня советское, меня смолоду приучили: «Ты отвечаешь за водителя, водитель отвечает за людей».

Ольга Арсланова: Это правильно.

Зритель: Так что… Ну а сейчас молодежь, смотришь… Правда, их спасает оборудование, знание в слесарном деле нулевое, что… Такая закалка, понятия не имеют, а с нас это требовали, каждый год сдавали экзамены, зачеты, разряд снижали, если не сдал, было и такое. А так у меня примерно 80% знакомых, которые постоянно обслуживают машины, ну и сын меня заставляет, я приучаю.

А вот с ОСАГО… Это действительно шакалят… Деньги дай 100%, а тебе кусочек, да еще поиздеваются над тобой. А техосмотр у нас, например, есть хорошие места…, все объяснят, но есть просто шакальство. Это просто зависит от человека, какой человек.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное, Александр из Чувашии.

Давайте сразу Екатеринбург послушаем, Николай.

Ольга Арсланова: Да, послушаем. Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы мне скажите, ОСАГО что именно страхует? Либо недвижимость, то есть машину…

Ольга Арсланова: Движимость.

Зритель: …либо же страхует именно…

Петр Кузнецов: Недвижимую машину чего страховать?

Леонид Ольшанский: Я его вопрос понял, ему нужно ответить по-простому: страхуют ту машину, которую владелец полиса может ударить, если по-простому. Страхуют те поломки, которые мы можем, каждый из нас, какой-то машине проезжающей нанести.

Ольга Арсланова: Николай, это все, что вы хотели спросить?

Зритель: Нет, либо его жизнь.

Леонид Ольшанский: Это второй вопрос.

Петр Кузнецов: Да-да, о привязке полиса ОСАГО к водителю и к автомобилю, спасибо.

Леонид Ольшанский: Жизнь и здоровье тех, кто находится в потерпевшей машине.

Ольга Арсланова: У нас буквально полторы минуты остается, для того чтобы подвести итоги. Давайте поговорим о том, что сейчас необходимо принять, какой законопроект, какая инициатива действительно нужна, чтобы отношение к автомобилистам стало более справедливым и жизнь на дороге стала лучше?

Игорь Моржаретто: Если мы говорим о системе ОСАГО, то, в общем, мне кажется, что все-таки полис ОСАГО должен быть привязан к человеку, к водителю с его опытом, с его биографией, стажем вождения, возрастом, количеством ДТП, количеством нарушений. То есть сейчас он привязан к некой средней машине, полис, и все вокруг, кто имеют право вождения, и это не совсем правильно. Все-таки я водитель, я считаю себя опытным, у меня 30 лет водительского стажа, ДТП не было давным-давно (тьфу-тьфу-тьфу), нарушений правил у меня минимум, один случай в год в лучшем случае, поэтому я должен платить меньше. Если человек нарушает правила, я не знаю, носится как сумасшедший, он должен платить больше. Вот какая реформа нам нужна, с моей точки зрения.

То есть в ОСАГО происходят некие изменения, некоторые в плюс, некоторые в минус, но они происходят, и к счастью, та ситуация, которая была 10 лет назад, уже сейчас невозможна. Все опросы показывают, что большинство автомобилистов говорят, что да, они поняли, что ОСАГО нужно. ОСАГО – это не услуга, которую ты купил, значит, за это ты получишь что-то. Это, в общем, твоя безопасность, если не дай бог ты въедешь в какую-нибудь дорогую машину (бывало у всякого), это вот снимает часть вопросов, не все вопросы.

Я не буду выступать в качестве защитника ОСАГО, я не работаю в страховых компаниях, но плюсы от этой системы во всем мире, ни одна цивилизованная страна мира от этой системы на сегодняшний день не отказалась и отказываться не собирается, хотя реформы происходят во всех странах.

Петр Кузнецов: Меня знаете что интересует? Просто объединю вот эти две темы, которые мы целый час обсуждали, – с отменой техосмотра что произойдет со стоимостью полиса ОСАГО?

Игорь Моржаретто: Отмены техосмотра не будет.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Не будет, здорово.

Ольга Арсланова: Леонид, ваше мнение?

Петр Кузнецов: Леонид Дмитриевич?

Леонид Ольшанский: Значит, нам самое главное надо прекратить поборы с автомобилистов. Они идут потоком по 10-20 рельсам трамвайным: эвакуация незаконная, платные парковки, экологический цикл.

И посмотрите, что сказал гость, это только я как специалист уловил. У нас закон называется еще сегодня «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца» – это может быть и мама, и бабушка, и телестудия, и Государственная Дума, и завод, и фабрика. А мой оппонент говорит: «Давайте мы поставим стоимость полиса в зависимости не от владельца и даже не от того, сколько было ДТП, страховой случай, а от количества нарушений водителя». У нас Верховный суд сказал: страхование, собственность, машина – это важнейшие категории гражданского права, а водитель, охотник, рыболов – это важнейшие категории административного права. Это путь к баллам, это смертельная битва с оппонентом, никак нельзя от количества нарушений водителя ставить зависимость стоимости полиса. Это самая смертельная битва, в которую мы вступим, если такое будет на горизонте.

Ольга Арсланова: За кадром сейчас, наверное.

Петр Кузнецов: Чтобы этого не произошло, да. Еще бы час, конечно, побеседовали и не один, но регламент.

Спасибо, что пришли. Игорь Моржаретто, партнер аналитического агентства «АВТОСТАТ», и Леонид Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема дня

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты