Лесопарковые зоны и зелёные пояса хотят защитить от вырубки и застройки

Гости
Надежда Тихонова
председатель профильной комиссии по экологической защите населения Санкт-Петербурга
Евгений Марков
член Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям

Иван Князев: Ну а мы продолжаем.

Оксана Галькевич: Да, вот о чем поговорим. Лес – это наше здоровье, а здоровье надо...

Иван Князев: ...беречь.

Оксана Галькевич: ...беречь. Но берегут его на самом деле разные люди тоже по-разному, каждый в силу своих представлений о прекрасном, что называется.

Иван Князев: Кто-то губит, наоборот.

Оксана Галькевич: Да, кто-то губит, наоборот. Вот, например, вокруг наших многих городов, поселков есть лесопарковые зоны, такие зеленые пояса. Казалось бы, это пояса здоровья, их не нужно трогать, их нужно беречь, но так происходит, увы, не всегда.

Иван Князев: Хотя должны, закон предписывает, на этих территориях установлен ограниченный режим природопользования: нельзя, например, использовать пестициды даже для обработки деревьев, запрещены захоронения отходов, сплошные вырубки леса и капитальное строительство, а за нарушение вроде как предусмотрены огромные штрафы.

Оксана Галькевич: Но штрафы-то предусмотрены, но, вы знаете, тоже не всегда так бывает, что люди их платят. Для начала давайте посмотрим, уважаемые зрители, в каком состоянии сейчас наши леса находятся, которые окружают как раз города и села, вот эти зеленые пояса, несколько примеров из разных регионов в репортаже Маргариты Твердовой, а потом вернемся в студию и будем обсуждать эту тему.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот сейчас у нас как раз-таки на связи героиня нашего сюжета Надежда Тихонова.

Оксана Галькевич: Один из экспертов, да. Друзья, я просто хотела сразу обратиться к зрителям: если у вас какие-то подобные истории рядом разворачиваются, звоните, пишите. Если уже что-то подобное происходило, рядом с вами вырубили какую-то зеленую зону, что-то там построили, а вы знаете, что этого делать было нельзя, может быть, выходили люди, пытались защитить, ничего не добились или, наоборот, может быть, чего-то добились, может быть, вам удалось как-то противостоять этой ситуации. Ну и вообще, что думаете по этому поводу, нужно ли такие зеленые пояса вокруг наших населенных пунктов, городов создавать, – пишите, звоните, мы в прямом эфире, все это совершенно бес-плат-но.

Иван Князев: Председатель профильной комиссии по экологической защите населения Санкт-Петербурга Надежда Тихонова. Надежда Геннадьевна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда Геннадьевна.

Надежда Тихонова: Добрый день.

Иван Князев: Я так понимаю, что здесь вот если касаться Санкт-Петербурга и Ленинградской области, здесь просто что, столкновение интересов, да, каких-то произошло, что Петербург никак не может повлиять на то, что происходит в Ленинградской области, а там лес рубят, щепки летят, непонятно, кто и как выдал разрешение?

Надежда Тихонова: Ну, действительно, разные субъекты, разное законодательство, разные цели. К нам, к нашему субъекту подступает застройка, вместо зеленых зон появляются «человейники» огромные. И мало того, что это дополнительная инфраструктура, население на наши садики, школы, больницы, потому что транспортные коллапсы бесконечные, просто людям нечем дышать. Идея защитных поясов замечательная, но, к сожалению, плохо реализуется. Я поддерживаю коллег из Кемеровской области, благодарю их за этот законопроект. Мы также на своей комиссии его рассматривали, поддержали. Я очень надеюсь, что у него хорошие перспективы в Государственной Думе.

Оксана Галькевич: Так подождите, я не поняла, вы все-таки надеетесь, что у него хорошие перспективы в Госдуме, или все-таки считаете, что он плохо реализуем, тяжело реализуем?

Надежда Тихонова: Нет, я, может быть, неправильно сказала. Я говорю, что закон такой, безусловно, нужен.

Оксана Галькевич: А, нужен, так.

Надежда Тихонова: Плохо реализуется сама идея защитных поясов, зеленый пояс, защитный пояс...

Оксана Галькевич: В том виде, в котором она сейчас есть, да, правильно, в том виде, в котором она сейчас внесена в законодательство?

Надежда Тихонова: Конечно, конечно. То есть вот, например, наши два субъекта, Санкт-Петербург и Ленобласть, заключили такое соглашение о создании защитного пояса, зеленого пояса. Но дальше не сдвигается ничего, нормативная база не позволяет сохранить эти зеленые зоны, появляются все новые и новые жилые микрорайоны вместо зеленых лесов.

Оксана Галькевич: Ну и мало того, к тому же это еще и, так скажем, добрая воля просто руководства этих регионов, она может либо быть, а может ее либо не быть, правда?

Надежда Тихонова: Я согласна, что здесь и политическая воля также важна. Можно сказать, мораторий на застройку, все, давайте сохраним то, что есть, и сейчас действительно такое время. Если мы сейчас не предпримем кардинальные измерения, мы потеряем все.

Иван Князев: Надежда Геннадьевна, но понимаете, города-то все-таки тоже расширяются, и хорошо бы, чтобы они все-таки... Вот мы только что обсуждали, как бы нам осваивать территории вокруг городов, и вот здесь вот вопрос, как тут бы все интересы соблюсти, чтобы и зеленые зоны не вырубались, но и все-таки осваивалась какая-то территория вокруг городов. Вот как этот законопроект может выглядеть тогда?

Надежда Тихонова: Я соглашусь с вами. Но подчас уничтожение этой зеленой зоны приводит к катастрофическим градостроительным ошибкам. Вот еще раз приведу примеры Мурино, Девяткино, граничащих с Санкт-Петербургом.

Оксана Галькевич: Ага.

Надежда Тихонова: Там внутри кварталов нет ни одного клочка зеленого в принципе, там не предусмотрено ни сквера, ни маленького парка, ничего. И вот в сюжете я комментировала про Ржевский лесопарк – вы знаете, что это борьба с 2009 года жителей Красногвардейского района, разных депутатов? И только в этом году наконец это занесено в резервы озеленения, и это не позволяет застроить вот эти 90 гектаров. Но это с 2009 года борьба, вы можете себе представить?

Оксана Галькевич: Ну, мы можем еще представить, как растет давление в этих вопросах, потому что сейчас вот этот бизнес по застройке новых территорий, кварталов, он, конечно, определенный вес набрал, мы знаем, потому что застраивается все, любой свободный клочок.

Иван Князев: С другой стороны, объемы нового жилья, тоже в стране есть целевые показатели, которые тоже нужно увеличивать каким-то образом.

Оксана Галькевич: Нет, увеличивать надо, но, наверное, все-таки нужно увеличивать, не нарушая какие-то законы, правда, какие-то правила, кто ж... Просто надо следить за их выполнением.

Надежда Геннадьевна, у нас прямой эфир интерактивный, давайте послушаем зрителей, как раз вот из Петербурга нам звонит Юрий. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Приятно вас слышать, я ваш постоянный телезритель.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Мы неоднократно с вами разговаривали.

Оксана Галькевич: Очень приятно.

Зритель: Слышно меня, да?

Оксана Галькевич: Да, слышно прекрасно, страна вас слушает.

Зритель: Я живу в городе Пушкине, это Санкт-Петербург... У нас, конечно, нет на Волхонке... Я защищаюсь от Волхонки, ну как бы правительственная трасса. Я на протяжении многих лет, с 1995 года, во-первых, всю жизнь сажаю на предприятии, где работал, деревья, есть в городе парк, который я посадил на острове. Вокруг себя я посадил уже более 750, по 15 метров уже выросли сосны. Брусничные ягоды, мы проезжали, вот... постройка, мои предки..., я сажаю, более 750 только сосен, не считая кленов, дубов, берез, сиреней, пятое-десятое.

Но у нас народ вокруг меня, так сказать, вроде живут, но у меня такое ощущение, что они не живут, а существуют, потому что даже вокруг себя не хотят ничего ни прибирать, да, а потом говорят о мусоре. Чисто не там, где убирают, а чисто, где не мусорят, вот. Стало страшно мне в 67 лет ходить в леса наши в Ленинградской области, я всю жизнь за грибами езжу. Привозил я, например, сосенки 5-сантиметровые, у меня свой маленький питомничек, я выращиваю дубы от желудей, ну понятно. Но, например, мне в администрации говорят знаете что? Они высадили 20 деревьев за год, у меня более 750, ну представь, 20 соток 15-метрового леса...

Оксана Галькевич: Так...

Зритель: Они говорят: «А кто вам дал право высаживать?» – такие «добродетели», такие «доброхоты». Я говорю: «Идите в баню вместе со своими правами, я защищаю лес».

Оксана Галькевич: А вот интересно, кстати, Юрий. Интересно на самом деле спросить, а что, это просто такая реплика «а кто вам дал право?», или, Надежда Геннадьевна, здесь могут быть какие-то санкции (спасибо, Юрий) в отношении человека, который вот так вот свою добрую волю проявляет, засаживает деревья? Его могут наказать за то, что он деревья высаживает?

Надежда Тихонова: Вы знаете, нужно действительно в черте города, когда мы занимаемся посадками, необходимо согласование комитета по благоустройству, желательно, чтобы это было сделано совместно с садово-парковым хозяйством. Нужно посмотреть и выбрать действительно территорию, чтобы она была общего пользования... Ну то есть это определенные процедуры необходимо, конечно, производить. В данном случае штраф, наверное, нет, надеюсь, что этим не закончится, но инициатива-то сама по себе хорошая, но...

Иван Князев: Но все-таки какую-то определенную процедуру соблюдать надо.

Оксана Галькевич: Порядок какой-то соблюсти.

Иван Князев: Да, а то так и на Дворцовой площади начнут высаживать деревья.

Надежда Геннадьевна, а много вот этих вот зеленых зон у вас вокруг Питера? В принципе мне кажется, что территория-то в принципе вся понятная, сколько, где, в каких местах они должны быть, какие можно трогать, какие уже прямо совсем-совсем нельзя. И в чем сложность их выделить и действительно прописать их неприкосновенность?

Надежда Тихонова: Вы знаете, вот когда проводилась инвентаризация 10 лет назад, к сожалению, все меньше и меньше таких лесных полос, таких лесов, их все меньше становится по причине как раз нестыковки законодательства. И я еще раз благодарю коллег из Кемеровской области, которые пытаются на федеральном уровне этот статус придать вот этим городским лесам или, скажем так, лесам, которые граничат между субъектами, более серьезный, строгий, чтобы они были сохранены. Потому что, действительно, в Градостроительный кодекс нужно вносить изменения, особый статус нужен этим лесам, иначе все-таки застройщики лоббируют свои интересы и мы потеряем, потеряем воздух, потеряем здоровье. Мне кажется, что то, что сейчас осталось, а все меньше и меньше, нужно обязательно сохранить. И еще раз вот призываю власти просто сказать «стоп», давайте остановимся и посмотрим, что у нас вообще происходит.

Оксана Галькевич: Да. Надежда Геннадьевна, мы сейчас как раз поговорим о том, какие перспективы у этого предложения в нашем парламенте. Спасибо вам. У нас Надежда Тихонова была на связи, председатель профильной комиссии по экологической защите населения Санкт-Петербурга.

И сейчас к нам присоединяется сразу Евгений Марков, член Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Евгений Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Евгений Владимирович.

Евгений Марков: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Вот что пишут нам наши телезрители, потому что проблема-то не только в Москве и Санкт-Петербурге. Челябинская область, город Челябинск: «В нашем городе строят дома на северо-западе, при этом вырубают леса, половина Сосновского района уже вырублена». Пензенская область: «Поздно спохватились, вырубили все, скверы, парки в старой части города, лесопарки, уже все в прошлом».

Оксана Галькевич: Ну, никогда не поздно, наверное, можно все-таки сохранять и восстанавливать...

Иван Князев: Да. В Коми точно такая же история, говорят, что сейчас как раз-таки нужно думать больше об экологии, меньше о стройках.

Оксана Галькевич: Евгений Владимирович, вот если о перспективах этого документа, как вы думаете, какая судьба его ждет? Проголосуют положительно в трех чтениях, примут, будет у нас такой федеральный закон или нет?

Евгений Марков: Ну, коллеги, на самом деле я что хотел бы сказать? Первое: на сегодняшний день есть обязанность всех субъектов Российской Федерации, согласно поручению президента, полностью проинвентаризировать все городские леса и поставить границы этих городских лесов, их площади в Единый государственный реестр недвижимости. Данный вопрос буквально недавно у нас рассматривался на комитете, он рассматривался в свете внесенного мною и моими коллегами из фракции ЛДПР законопроекта, который полностью запрещал бы любые вырубки в границах городских лесов. Значит, потому что такие прецеденты, я вот слышал, ваши гости об этом рассказывают, практически есть во всех субъектах Российской Федерации. Действительно, на городские леса распространяется полный запрет.

Но какая есть лазейка? Большинство субъектов Российской Федерации работу по инвентаризации, постановке лесов в ЕГРН, не сделали до конца, и те леса, которые не стоят, их границы не стоят в Едином государственном реестре недвижимости, они как бы не являются городскими лесами, и этим пользуются застройщики. И в этом есть проблема. Соответственно, мы с коллегами попытались это дело приостановить, но пока у нас, собственно говоря, не получилось, вот. А то, чтобы прокомментировать законопроект, о котором вы говорите, я прошу прощения, я просто в командировки, я не услышал, не в курсе, о чем идет речь...

Оксана Галькевич: Это предложение кемеровских законодателей, кузбасских законодателей принять такой строгий статус для городских так называемых лесов, как вы сказали, чтобы они не поддавались, на них не покушались застройщики как раз. Такие зеленые пояса, зеленые зоны вокруг наших городов.

Евгений Марков: Я скажу так. На самом деле сегодня как раз вот статус и так, и так есть. Как только городские леса, их границы и площади городских лесов попадают в Единый государственный реестр недвижимости, они и так этот статус получают. Все, что не вошло...

Оксана Галькевич: Смотрите, Евгений Владимирович, а раз вы говорите, что регионы до конца не сделали эту работу, может быть, это, как бы сказать, не знаю, какая-то коррупционная там составляющая? Не слишком торопиться с этой работой, а?

Евгений Марков: Да, это коррупционная составляющая, это коррупционная составляющая, вы называете правильно.

Оксана Галькевич: Да? Так, и что может сделать федеральный центр или какой-нибудь там еще надзорный орган, с тем чтобы, не знаю, пинка дать этим людям, сказать: так, а почему у вас до 15 апреля 2021 года...

Иван Князев: ...лес неучтенный.

Оксана Галькевич: ...должна была быть запись в Росреестре, а ее до сих пор нет?

Евгений Марков: Ну вот вы прямо говорите теми словами, теми аргументами, которые лично мной высказывались на одном из заседаний комитета, вот у нас месяц назад было заседание комитета. Мои коллеги нас не поддержали, то есть наша инициатива на сегодняшний день не прошла, что называется, не пошла, то есть даже до первого чтения мы не дошли с данным законопроектом, это объективные реалии.

Оксана Галькевич: Так, слушайте...

Иван Князев: То есть зеленых зон у нас не будет пока в ближайшее время?

Евгений Марков: Нет, у нас будут зеленые зоны, но как бы сегодняшняя власть и наши политические оппоненты основные считают, что тех поручений президента и нормативно-правовых актов, которые сейчас существуют, этого достаточно. Объективно да, но...

Оксана Галькевич: Так а вот, слушайте, регионы между собой не могут договориться, вот граница Москвы и Московской области, условно где у нас граничат регионы и рядом населенный пункт, Петербург и Ленинградская область, и уже... Зачем им договариваться, особого резона нет.

Евгений Марков: Ну, здесь мне сложно что-то прокомментировать, как, почему не могут Москва и Московская область договориться между собой...

Оксана Галькевич: Нет, я не говорю, что это факт, я говорю, что в принципе, когда граничат два разных региона, им особо вот эти вопросы урегулировать, знаете, так, только добрая воля каких-то людей, которые в руководстве.

Евгений Марков: Добрая воля, да, согласен.

Оксана Галькевич: Она может быть, а может и не быть, Евгений Владимирович.

Евгений Марков: Именно так.

Иван Князев: Евгений Владимирович, а давайте еще раз уточним, все-таки разрешение на строительство и на вырубку того или иного участка леса кто выдает?

Евгений Марков: Городские власти.

Иван Князев: Как вот это происходит? То есть приходит застройщик...

Евгений Марков: Еще раз, коллеги, услышьте: если данный лесной массив не стоит в реестре недвижимости как городские леса, городские власти имеют все основания передать этот участок застройщику под застройку.

Иван Князев: А как понять, городской это лес или дикий лес? Можно его отдать...

Евгений Марков: Это все можно посмотреть в реестре недвижимости, это все на наших картах видно, известно. Почему мы с коллегами эту тему подняли? – потому что вопиющие случаи появились в Башкирии. Мой коллега, депутат от Башкортостана Сухарев Иван Константинович, и вот в моих регионах, которые я курирую, это Тюмень, Тюменская область, Ханты-Мансийский округ, такие ситуации действительно были. И мы вот как бы такой законопроект внесли, который полностью запрещает любые вырубки лесов в границах населенных пунктов, полностью.

Оксана Галькевич: Слушайте, вот удивительное дело на самом деле: человек пойдет, валежник обсуждали, валежника пособирать, не ту веточку какую-нибудь там поднимет или срежет, ему нате вам штраф, а тут вообще вырубается варварски рядом с городами...

Иван Князев: Ну да, тут несколько гектаров, несколько десятков спилят и все.

Оксана Галькевич: ...и как-то вот это...

Так, Елена из Воронежа у нас на связи. Здравствуйте, Елена.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Лукавит, лукавит господин депутат.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Принят, извините, вот вместе с варварским Лесным кодексом сейчас принята лесная амнистия.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Если по кадастру собственник земли имеет лес на этом кадастровом участке, не верь глазам своим и вырубай все что хочешь. Ребята, вы одной рукой принимаете вот эти законы, а с экрана нам бла-бла-бла, все очень хорошо.

Иван Князев: Ну подождите, застройщик...

Зритель: Уже приняли лесную амнистию. У нас в Воронеже ситуация такая, жители отстояли несколько гектаров яблоневых садов, это при сельхозакадемии. Значит, яблони плодоносят, яблони цветут весной, это такой маленький оазис. Но этот участок оказался в частных руках и все, сейчас там будет застройка, там уже идет вырубка, там, значит, будет все благоустроено, и школа, и садик.

Ребята, у нас 11 часовых поясов земли, у нас земли этой немерено, зачем мы со времен чеховского Лопахина все вырубаем и вырубаем вишневые сады? Ну сколько ж можно? Неужели рядом нельзя построить? Вот я этого не понимала в школьные годы, зачем вырубать вишневый сад, неужели нельзя полотняный заводик рядом-то построить? Вот мне седьмой десяток, а я до сих пор этого не понимаю.

Иван Князев: Ох...

Оксана Галькевич: Елена, спасибо вам большое.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо. Такой звонок, а? Какими категориями, примеры какие приводит наш зритель!

Евгений Владимирович, что скажете по поводу вот этой вот амнистии?

Евгений Марков: Ну слушайте, наша зрительница... Я разделяю ее озабоченность, на самом деле сам бы вышел, собственно говоря, где-то митинговать даже, организовывал бы граждан, значит. Но с точки зрения законодательства я как бы не знаком с этой ситуацией, не мой регион, но я допускаю, что там земли не являются городскими лесами, поэтому они не имеют этого статуса, поэтому там окно возможностей для строителей гораздо больше.

Оксана Галькевич: Евгений Владимирович, ну хорошо, допустим, ситуация с вишневым (яблоневым) садом в Воронеже, может быть, несколько отличается какими-то нюансами, но тем не менее смотрите, как получается. У нас в одном регионе такие правила по отношению к лесам, к садам, еще к чему-то, в другом регионе, в соседнем, совершенно иные. Может, как-то все это привести к единому знаменателю, чтобы в рамках страны в отношении важных моментов, здоровье, лес и так далее, были единые требования, единые планки?

Евгений Марков: Ну вот мы со своими коллегами с ЛДПР пытаемся это сделать, и свои попытки мы не остановим, тем более в рамках сегодняшней даже дискуссии мы постараемся все-таки продавливать свое решение, аргументировать и приводить к тем стандартам, которые позволяли бы зеленые зоны в городах не только хотя бы сохранить те, которые есть, но и по крайней мере приумножить.

Я вам, может быть, даже больше, немножко шире скажу, что в настоящий момент времени наш комитет работает активно над несколькими законопроектами, которые касаются изменений в Лесной кодекс. Я был инициатором нормы, которую поддержали фактически два министра, это министр природных ресурсов и министр строительства и ЖКХ, эта норма касается так называемого компенсационного лесовосстановления. У нас есть закон, который предполагает, что в случае, если на землях лесного фонда вырубаются деревья либо под строительство автомобильной дороги, какого-то линейного объекта, то данный застройщик обязан фактически, вырубив 1 гектар, будь добр, посади 1 гектар.

Так вот министры одобрили мне инициативу, в соответствии с которой часть такого компенсационного лесовосстановления будет осуществляться с использованием крупномерных деревьев, это большие, крупные деревья, есть технологии соответствующие, но не на землях лесного фонда, а на городских землях, общественных пространствах. То есть это позволит сделать наши города гораздо зеленее, краше и так далее, и так далее. Попросту говоря, мы будем заниматься серьезным озеленением.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Евгений Марков: Вот я надеюсь, что эту норму нам удастся протащить.

Иван Князев: Спасибо вам большое, спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что ж, удачи вам, пусть получится действительно. Евгений Марков на связи был с нами, член Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.

Друзья, ну а мы идем дальше, и, кстати, друзья, в финале у нас дачная тема. Дачники, звук погромче, далеко не уходите.

Иван Князев: Да, про дачи будем говорить, в частности про сорняки, как с ними бороться, что будет, если ты этого не делаешь, кого и на сколько оштрафуют, оштрафуют ли. В общем, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)