Лидия Михеева: Мы не можем гоняться за каждым нерадивым чиновником, но благодаря обращениям граждан, можем создать карту проблем

Лидия Михеева: Мы не можем гоняться за каждым нерадивым чиновником, но благодаря обращениям граждан, можем создать карту проблем | Программа: ОТРажение | ОТР

Личное мнение нового руководителя Общественной палаты РФ

2019-12-17T15:52:00+03:00
Лидия Михеева: Мы не можем гоняться за каждым нерадивым чиновником, но благодаря обращениям граждан, можем создать карту проблем
Губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко в прямом эфире отвечает на вопросы жителей региона
Длинные майские праздники – хорошо это или плохо?
Ипотека на всю жизнь
Бездельники на работе
Валежник: что это и как его собирать
Новые ужесточения для водителей
Что нового? Магадан, Бийск, Астрахань
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски

Ольга Арсланова: Логично, кстати, что на Общественном телевидении речь пойдет об Общественной палате.

Петр Кузнецов: Абсолютно.

У Общественной палаты с недавних пор новый руководитель, секретарем избрана Лидия Михеева. Одно из первых ее заявлений: Общественная палата готова решать реальные проблемы россиян.

Ольга Арсланова: А россияне спрашивают, как же это будет происходить. На что мы чаще всего жалуемся в Общественную палату? Что Общественная палата может для нас сделать, а мы для нее? Давайте об этом поговорим прямо сейчас.

Спросим у самой Лидии Михеевой, которая пришла к нам в гости. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Лидия Михеева: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Поздравляем вас с началом нелегкого периода вашей жизни.

Лидия Михеева: Ну, во-первых, спасибо вам за то, что вы пригласили, за то, что есть возможность обратиться напрямую к гражданам, привлечь их к более активному участию в гражданской жизни общества.

Петр Кузнецов: Да, мы даже, знаете, предложили им такой некий мини-филиал сейчас открыть, с какими-то своими запросами к нам обращаться, может быть, по мере поступления даже будем…

Ольга Арсланова: А мы вам все сообщим.

Петр Кузнецов: Вы готовы ко всем этим вызовам, которые предстоят? Вообще мы уже одно из ваших главных заявлений привели. Много обращений получаете по разным поводам. Вот сейчас на чем намерены сконцентрироваться? Основной запрос от населения?

Лидия Михеева: Вы знаете, обращения в Общественную палату Российской Федерации поступают очень активно. Мы за год к моменту проведения пленарного заседания зафиксировали более 17 тысяч обращений и, проанализировав их, пришли к выводу, что по большей части, вот даже изложили это в нашем докладе «О состоянии гражданского общества», граждан России волнует то, с чем они сталкиваются каждый день: проблемы пенсий, пособий, социальной защиты, проблемы жилищно-коммунального хозяйства, доступной городской среды и многое другое. Хотя, конечно, и вопросы государства и общества, экономики тоже в этих обращениях звучат.

Во-первых, мы стараемся все-таки максимально помочь, если это возможно, каждому, кто обратился: и в Общественной палате Российской Федерации, и в региональных общественных палатах работают люди неравнодушные, точнее они там не работают, потому что это общественная деятельность на безвозмездной основе, это люди, которые в свободное от основной работы время действительно пытаются решать реальные, «живые» человеческие проблемы, и многое удается.

Но в большей степени мы сейчас хотим сконцентрироваться на том, чтобы все-таки сформировать какую-то единую такую карту проблем. Мы не сможем гоняться по всей стране, преодолевая равнодушие отдельно взятого чиновника в той или иной местности, это просто совершенно невозможно и не нужно делать. Мы хотим обобщать, анализировать эти проблемы и предлагать органам власти конкретные решения. Это видно по целому ряду направлений, когда, скажем, сейчас очень активно обсуждалась в обществе вся работа правительства по национальным проектам.

В основу мнения Общественной палаты по проектам, в том числе, кстати, в сфере ЖКХ, легли все те обращения, которые мы получаем. Поэтому я хочу поблагодарить тех, кто в Общественную палату пишет, это не так сложно сделать, во-первых, это можно сделать прямо у нас на сайте. И хочу сказать, что если наши коллеги не смогут быстро вмешаться или помочь каждой отдельной семье, то по крайней мере каждое полученное обращение ляжет в основу какой-то инициативы. Мы всегда примерно так и работаем.

И у нас буквально вчера был очень большой радостный день – это день, когда президент подписал закон о защите добросовестных приобретателей. Я хочу сейчас сказать огромное спасибо всем тем россиянам, которые обращались в Общественную палату Российской Федерации на протяжении последних лет, сигнализировали, рассказывали свои истории, присылали документы о том, что у них там по разным основаниям изымают в судебном порядке квартиры или земельные участки, – это общая победа, это в том числе и победа тех, кто в российскую Общественную палату обращался.

Ольга Арсланова: Извините, а вы можете на примере как раз вот этой победы механизм описать, как Общественная палата взаимодействует с обществом и дальше какие рычаги у Общественной палаты есть для изменения ситуации в стране?

Лидия Михеева: Ну смотрите, мы видим проблему, давайте я на этом примере остановлюсь, потому что для многих он просто жизненно был важным. Мы видим проблему, мы знали, что началась практика изъятия квартир у добросовестных собственников по требованиям органов власти в разных регионах. Мы провели запросы, запросили Минфин, Министерство юстиции, получили статистические данные, провели общественные слушания, мы приглашали на эти слушания самих пострадавших, в том числе общественные организации, которые представляли их интересы. Мы готовили и подавали обращения на имя руководителя Государственной Думы, мы обращались в Конституционный суд Российской Федерации, когда рассматривалось дело Дубовца, наша позиция была прикреплена к материалам дела и наше развернутое заключение было представлено.

Но самое главное, мы добились того, что было выпущено поручение президента Российской Федерации о принятии закона о защите добросовестных приобретателей. Вот прошло несколько лет, и он наконец-то принят, и я считаю, что это вообще-то большая победа гражданского общества в целом, потому что все это время мы сталкивались с вот таким подчас бюрократическим отношением к вопросу. Никто не хотел разбираться в том же, кто виноват, как так сложилось, что граждане, приобретающие на рынке за крупные суммы, за достаточно приличные деньги квартиру, опирающиеся на сведения, содержащиеся в открытом государственном реестре, вдруг оказались в ответчиках, почему вдруг они оказались на улице. Несколько таких случаев действительно вопиющих имели место, и неслучайно эти граждане обращались в Конституционный суд России.

Вот, к сожалению, не все проблемы удается так хорошо и подробно прорабатывать. Более того, я хочу сказать, что это не всегда делается за день, за два или за месяц, иногда действительно уходит 2–3 года на то, чтобы обобщить ситуацию, представить ее, самое главное – перевести проблему человека на какой-то понятный для власти язык. Вот очень часто мы сталкиваемся с тем, что люди на местах не совсем понимают, что нарушено, какой закон, в чем проблема, как сформулировать даже и куда, собственно, обратиться, как сформулировать свою проблему.

Ольга Арсланова: Для того чтобы был эффект помимо прочего.

Лидия Михеева: Да. Я думаю, что Общественная палата таким транслятором, таким в хорошем смысле переводчиком тоже может работать.

Петр Кузнецов: Очень многие вот сейчас на нашем SMS-портале, во-первых, тут мы еще пройдемся, на зарплаты жалуются, на пенсии, интересно, как Общественная палата вот такие запросы может решать, вы тоже говорите, что обращаются про пенсии, жалуются на низкие зарплаты. Очень многие пока не понимают, что это за орган, кому, насколько он самостоятельный, на что он может влиять. Что нужно делать, для того чтобы продолжать завоевывать доверие граждан Общественной палате?

Ольга Арсланова: Или по крайней мере даже узнаваемость появилась бо́льшая, многие не понимают, как обращаться, зачем обращаться.

Петр Кузнецов: Ну да, будет доверие, будет больше запросов.

Лидия Михеева: Давайте я дам краткую справку. Общественная палата Российской Федерации не является органом государственной власти, не входит ни в систему законодательной, ни в систему исполнительной власти. Она что-то вроде такой общественной в хорошем смысле контролирующей структуры. Это такое место, куда вы всегда можете обратиться, пожаловаться, дать свои предложения, в инициативном порядке прийти с какой-то идеей, и члены Общественной палаты, в общем, для взаимодействия с институтами власти имеют вполне достаточные полномочия.

Мы вправе обращаться с запросами в органы власти и достаточно оперативно, кстати, получаем от всех ответы, если нам нужна информация, статистические данные, сведения о том, какой решаются проблемы на местах, мы отправляем запросы, и достаточно быстро с нами контактируют органы власти. Кроме того, одним из инструментов такого эффективного доведения мнения общественности до законодательной и исполнительной власти является общественная экспертиза. Общественная палата Российской Федерации, еще раз хочу сказать, не является парламентом ни в коем случае, это вот площадка такая для обсуждения, для выработки общественного мнения…

Петр Кузнецов: Некий посредник такой, получается.

Лидия Михеева: Да, посредник, транслятор, переводчик, как угодно назовите. Но вот здесь у нас есть одна очень важная функция: мы выбираем из повестки социально значимые законодательные инициативы, проводим по ним общественное обсуждение достаточно широкое с участием региональных общественных палат, то есть пытаемся все-таки в результате обобщить позицию всех регионов страны, и то мнение, которое мы оформляем как заключение Общественной палаты, в обязательном порядке рассматривает Государственная Дума. Более того, наши энергичные инициативные коллеги, члены Палаты настойчиво просят слово, и слово им дают всегда на заседаниях Государственной Думы, то есть пытаются вот так транслировать, донести мнение населения до законодателя, дальше с большим или меньшим успехом получается результат.

Петр Кузнецов: Вот, по поводу успеха. Конкретные какие-то истории с расселением понятны, а вот такой самый сложный вопрос, по-моему, вечный, точнее запрос, что касается пенсий и зарплат.

Ольга Арсланова: Уровня жизни.

Петр Кузнецов: Все время нам пишут, Красноярский край: «Почему за одну и ту же работу в Москве и в Сибири платят зарплату в 10 раз больше? Чем мы хуже?» Или, например: «Я получаю от биржи труда пособие по безработице 1,5 тысячи рублей за 39 лет работы». Как Палата решит эту проблему?

Лидия Михеева: Мы уже давно пытаемся это решать. Но поймите, что здесь нужны усилия всех вместе. Речь идет о выравнивании социального положения граждан в разных регионах. Выравнивание такое возможно только при равенстве экономик или хотя бы каком-то одинаковом успехе экономик в разных регионах. Сейчас вместе с органами государственной власти, работая над нацпроектами, мы представили свои предложения по борьбе с бедностью, по выравниванию социального положения граждан.

Но самое главное, что сделать это можно только в том случае, если будет реальная заинтересованность в создании рабочих мест. В подавляющем большинстве регионов, в тех, где по понятным причинам, исторически сложилось, что нет хорошего сырья, нет достаточно стабильного и развитого производства, задача государства заключается не просто в том, чтобы дотировать эти регионы напрямую и обеспечивать финансирование тех же социальных пособий и выплат, хотя и это уже сейчас производится, и мы знаем большое количество регионов, которые получают субсидии из федерального бюджета.

Задача заключается в том, чтобы стимулировать развитие производства или сферы оказания услуг, ну какой-то сферы, приносящей доход, создающей рабочие места. Я надеюсь, что в рамках нацпроектов эта задача будет решаться. Мы будем следить внимательно за реализацией национальных проектов, наши рабочие группы не закрыты, можно присоединяться к ним, я думаю, что все, кто нас сегодня смотрят, могут это делать, в особенности в активном режиме. Еще раз хочу сказать, что на сайте Общественной палаты Российской Федерации можно подключиться.

Петр Кузнецов: Да, как раз к этому Тульская область просит показать на этой теме не адрес сайта, а адрес электронной почты Общественной палаты. Но это все просто: вы заходите на сайт, мы можем сейчас показать сайт Общественной палаты…

Лидия Михеева: Да.

Петр Кузнецов: Очень просто: заходите, я так понимаю, во вкладку «Контакты», и здесь уже, да…

Лидия Михеева: Есть электронная приемная: вы можете оставить обращение прямо на сайте Общественной палаты, там очень легко и просто это сделать, это сообщение мгновенно «падает».

Петр Кузнецов: Вот, пожалуйста, электронная почта.

Лидия Михеева: Если получится, покажите, это сделать достаточно легко.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей, много вопросов. Волгоградская область на связи, Анатолий, приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, Анатолий.

Зритель: Алло-алло.

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Петр Кузнецов: Да, говорите, мы слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вот мне подскажите, я являюсь из числа детей-сирот. Ну как, я хочу что у вас спросить? Вот жильем сирот вообще обеспечивают?

Лидия Михеева: Понятно. Анатолий, сколько вам лет сейчас?

Зритель: Двадцать восемь.

Лидия Михеева: И вы когда относились к сиротам, то есть вам было до 18, вас кто-то поставил на учет или сведения какие-то… ?

Зритель: Да конечно.

Лидия Михеева: Да?

Зритель: Я воспитывался в детском доме.

Лидия Михеева: Понятно. А детский дом вас в очередь на жилье в муниципалитете ставил?

Зритель: Конечно, у меня даже решение суда есть.

Лидия Михеева: Решение суда как давно вынесено?

Зритель: Да года два, наверное, назад.

Лидия Михеева: Года два, и до сих пор не исполняется?

Зритель: Нет.

Лидия Михеева: Анатолий, пожалуйста, оставьте сейчас свою фамилию, мы вашим случаем напрямую займемся, потому что это, кстати, как раз очень важно. Мы очень часто сталкиваемся с тем, что льгота есть, законом она предусмотрена, гражданин вовремя подает документы на эту льготу, даже получает решение суда о том, что ему нужно выплату какую-то или жилье представить, но несколько лет подряд это решение не исполняется. Поэтому я вот, пользуясь случаем, прошу вас, коллеги…

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Лидия Михеева: Пожалуйста, дайте координаты Анатолия, и мы займемся.

Петр Кузнецов: Да, наши редакторы запишут и вам передадут.

Скажите, раз, понятно, очень многое не исполняется, – а много ли у нас законов, которые приняты, но на практике абсолютно не работают? Какие в основном и из-за чего это происходит?

Лидия Михеева: Так огульно я бы тоже не стала говорить, что в России законы не работают, вовсе нет, хотя как юрист я должна признать, что очень часто мы сталкиваемся как раз не с плохим законом, а с каким-то дефектом правоприменения.

Ольга Арсланова: Ага.

Лидия Михеева: Вот как в случае, о котором сейчас сказал слушатель, закон о защите детей-сирот есть, есть закон, в соответствии с которым им нужно предоставлять жилище после того, как они выпускаются из детского дома, из детского учреждения. Что нужно, чего не хватает для реализации закона этого? Совершенно понятно, что денег не хватает, потому что льгота эта обеспечивается за счет регионального бюджета, соответственно в региональном бюджете на текущий, на последние годы должны быть заложены средства на покупку квартир для всех этих детей-сирот. Сейчас, правда, ситуация разрешается немножко иным способом, предусмотрено законодательно, что дети-сироты в этих случаях сначала на условиях найма обеспечиваются и потом только приватизируют через некоторое время эти квартиры. Но главное, чтобы эта квартира где-то была; если ее нет, то тут вот не на что подчас надеяться, кроме как на поступление нового финансирования, в том числе и в виде субсидий из федерального бюджета.

Но нередко мы сталкиваемся также еще и с нежеланием закон растолковать, пойти человеку навстречу, с нежеланием просто разъяснить ему, в чем смысл, в чем, собственно, проблема. Я могу много привести примеров, к нам очень часто обращаются представители сферы НКО, активисты, участники разных общественных объединений, других некоммерческих организаций с жалобами на непонимание со стороны чиновников на местах: то в уставе не там поставили, условно говоря, запятую или не те слова указали в этом пункте, а надо было в другом; то неправильно оформили протокол общего собрания, «мы у вас документы не примем, проводите собрание заново». Вот, конечно, хотелось бы этого всего избежать, хотелось бы, чтобы всякая человеческая активность, которая действительно в сумме своей, в массе дает общее улучшение атмосферы в обществе, какой-то градус доверия друг к другу, чтобы эта активность встречала понимание со стороны тех, кто занимает посты разного уровня, от муниципального до регионального и федерального.

И раз уж мы начали говорить о некоммерческих организациях, то сейчас, например, мы специально занялись мониторингом всех этих бюрократических проволочек, о которых нам сигнализирует сфера НКО. По итогам мы попросим профильное министерство, а это Министерство юстиции, просто дать на места разъяснения, просто элементарно, так сказать, в каждый регион направить какую-то методичку, где будет подробно описано, как общаться с некоммерческим сектором. В подавляющем большинстве люди не то что юридического образования не имеют, не в состоянии грамотно составить документы, они просто и времени не имеют на то, чтобы этим заниматься.

Петр Кузнецов: У нас еще один регион на связи, это Татьяна из Мордовии. Здравствуйте, Татьяна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу вам задать… Очень мне нравится, конечно, ваша передача, но хочу вот задать вопрос такой. Почему в Мордовии в селе нет никакого закона? Куда ни обращаешься, с какими обращениями, на нас, на пенсионеров, не обращают никакого внимания.

Лидия Михеева: Татьяна, а в чем проблема?

Петр Кузнецов: А что конкретно?

Ольга Арсланова: На что жалуетесь?

Зритель: Проблема вот какая. Во-первых, у нас… Так как мы от села живем примерно в деревне, чтобы с деревни доехать до села, нужен транспорт, мы не можем ходить, так как ноги больные, мы больные, транспорта никакого у нас нет.

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: Так.

Зритель: Много раз я обращалась, везде обращалась, но меня просто послали…

Ольга Арсланова: То есть вы, Татьяна, жалуетесь на то, что у вас не ходит транспорт от вашего села?

Петр Кузнецов: Вы не можете добраться до… ?

Зритель: И еще.

Ольга Арсланова: А, еще что-то.

Петр Кузнецов: Еще?

Зритель: Еще. Почему не обращают внимания, так как у меня…

Ольга Арсланова: Татьяна, можно покороче? У нас мало времени.

Лидия Михеева: Отключился звук, вероятно.

Ольга Арсланова: Да, кончился.

Петр Кузнецов: Татьяна, вы сами понимаете, нужно уже с вашей стороны тоже уметь формулировать вопрос и запрос, чтобы на него быстрее, оперативнее ответили.

Ольга Арсланова: Нам редакторы сообщают, что жаловались на закрытие больницы…

Лидия Михеева: Вы знаете, на самом деле вопрос, который подняла слушательница, зрительница из Мордовии, является…

Ольга Арсланова: Отрезанность какая-то.

Лидия Михеева: …очень важным. Мы постоянно говорим профильным министерствам и ведомствам о том, что должен быть решен вопрос транспортного сообщения между малыми населенными пунктами и теми городами, теми, допустим, райцентрами, где все же есть и качественная медицинская помощь, и все социальные услуги.

Вот не так давно мы, значит, с нашей Комиссией по здравоохранению начали работу по этому направлению, потому что еще важно не просто транспортировку граждан какую-то обеспечить, пригородный или какой-то районный маршрут, важно еще и обеспечить все-таки и медицинский транспорт в тех экстренных случаях, которые, к сожалению, происходят, достаточно часто бывают. Здесь комплексная проблема, мы хотим ставить ее все-таки одновременно перед несколькими министерствами и ведомствами. Поэтому для нас, еще раз хочу сказать, очень важно в пределах оставшегося срока полномочий этого созыва Общественной палаты сформировать такую карту проблем. То есть понятно же, что не в одной только Мордовии недостаточно поселковых рейсов.

Ольга Арсланова: По всей стране, конечно.

Лидия Михеева: Наверняка есть регионы, где эта проблема лучше решена, мы понимаем, почему она решена там лучше, это связано, собственно, с тем, что регионы есть достаточно богатые, они в состоянии решать социальные, транспортные, жилищные проблемы, и есть регионы, где эта проблема решена хуже. Значит, в рамках национальных проектов, в рамках иных инструментов бюджетного финансирования надо ставить эту проблему, надо ее решать. Поэтому мы очень просим всех граждан о таких случаях сообщать. Это не значит, Татьяна, что завтра к вам пришлет мэр новенький автобус и он поедет в райцентр, вовсе нет, но мы все вместе сможем такую картину четкую сформулировать и обозначить этот вопрос, поставить, заявить соответствующие требования, в том числе если нужно будет менять закон, будем просить и закон менять.

Петр Кузнецов: Ну, будем считать, что основа для этой карты уже заложена здесь, на площадке Общественного телевидения. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Очень многое не успели обсудить, есть о чем поговорить.

Петр Кузнецов: Я думаю, что это не последняя наша встреча, да, встреча-то первая.

Лидия Михеева: Спасибо вам!

Ольга Арсланова: Приходите. Спасибо большое.

Лидия Михеева: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Лидия Михеева, секретарь Общественной палаты, была у нас в эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)