Ликвидаторы пандемии. О льготах за борьбу с ковидом

Ликвидаторы пандемии. О льготах за борьбу с ковидом | Программа: ОТРажение | ОТР

Кто, кроме медиков, может стать «корона-льготниками»? И о каких льготах речь?

2021-03-17T13:31:00+03:00
Ликвидаторы пандемии. О льготах за борьбу с ковидом
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по экспертизе общественно значимых законопроектов и иных правовых инициатив Общественной палаты РФ
Андрей Степанов
заместитель главного врача «ЦКБ с поликлиникой» Управления делами президента РФ по медицинской части, доктор медицинских наук

Александр Денисов: Общественная палата Ленинградской области предложила ввести в России новую категорию льготников – ликвидаторы пандемии. В нее рекомендуют включить, в эту категорию, не только врачей, но и волонтеров, работников социальных служб, а также ученых и предоставить им льготы по аналогии с чернобыльцами.

Ну, подробнее на эту тему мы поговорим с Андреем Алексеевичем Степановым, заместителем главного врача «ЦКБ с поликлиникой» Управления делами президента Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья (это я уже к вам, зрители, обращаюсь), вы, пожалуйста, только подключайтесь к нашему разговору. Как вы считаете, нужна ли такая категория льготников? Какие, так скажем, льготы, простите за тавтологию, им можно было бы выделить, как их поддержать, как их, я не знаю, наградить, пожать им руку таким образом? И кого, может быть, включить еще, кроме волонтеров, медиков, социальных работников, которых вот мы перечислили? Звоните-пишите, мы в прямом эфире, телефоны у вас всегда на экранах.

Александр Денисов: Андрей Алексеевич?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Алексеевич.

Андрей Степанов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ну, ничего удивительного в такой инициативе нет, скорее всего, в том или ином виде это будет принято, учитывая, что уже досрочную пенсию для врачей из красной зоны предусмотрели, где месяц работы идет за три. Президент сказал, что по потерям прошлого года мы можем сравниться с послевоенным периодом. Учитывая вот эти все неприятности, ничего удивительного в таком предложении нет.

На ваш взгляд, как с врачами будут поступать? Потому что уже сейчас мы видим, красная зона в принципе, она всюду, нельзя сказать, что красная зона только там, где лежали люди на ИВЛ, она везде: и поликлиника красная зона, и больница тоже, там тоже, всюду попадаются. Вот если начнут делить врачей, справедливо это будет или нет? Ты был, ты не был, еще и доказывать нужно будет.

Андрей Степанов: Ну, вы совершенно правильно ставите вопрос, Александр. Потому что, конечно же, все медики оказались на передовой, особенно в начале эпидемии, особенно когда мы, собственно говоря, все врачи во всем мире не совсем понимали, с чем столкнулись, не знали, чем лечить, не знали, каким образом взаимодействовать с пациентами. Конечно, в этот период мы все находились на передовой, на передней линии фронта, в авангарде. И конечно же, здесь было бы несправедливо, скажем, делить коренным образом. Но мы можем сказать, что в нашем сообществе реаниматологи, в нашем сообществе инфекционисты оказались совсем, можно сказать, заброшенные в тыл противнику, и их нужно выделить, безусловно, интенсивистов, в первую очередь. Ну а так, конечно же, скорая помощь также относится к этой категории. Но тем не менее во врачебном сообществе мы можем сказать, что они находятся в авангарде все равно.

Оксана Галькевич: Андрей Алексеевич, наверное, работники поликлиник тоже имеют право, так скажем, быть включенными в каком-то виде? Потому что, простите, в тылу врага, когда в больницы собирали больных, это понятно, скорая, конечно, их свозила уже с явными признаками. Но зачастую ведь поликлинические вот эти вот работники, терапевты ходили по вызову на дом, не зная, к кому они идут, а там тоже были больные люди. В общем, они тоже были на переднем крае, они в этот тыл просто углублялись каждый день по своей работе.

Андрей Степанов: Согласен с вами, Оксана, сюда же надо еще приобщить лабораторных служащих...

Оксана Галькевич: Конечно.

Андрей Степанов: ...потому что, как вы понимаете, забор крови осуществлялся именно ими. И сюда же наших рентгенологов, специалистов по, соответственно, компьютерной томографии, конечно, они тоже находились на переднем крае. Ну вот кого ни возьми, все приложили свои усилия, «все для фронта, все для победы», действительно, в военных терминах мы можем говорить об этом событии.

Оксана Галькевич: Да. Ну а учитывая еще, что, помните, была такая всеобщая врачебная, медицинская мобилизация объявлена, когда переучивали, ну я не знаю, как-то, наверное, в вашей терминологии это иначе, наверное, называется, не переучивали, а как-то... В общем, привлекали к работе других специалистов...

Андрей Степанов: Повышение квалификации мы проводили, да.

Оксана Галькевич: Да, совершенно не тех, которых вы перечислили. Получается, что речь идет вообще, в принципе практически обо всем медицинском корпусе нашей страны. Может, тогда не дробить вот это, понимаете, по каким-то категориям, а вот просто в отношении врачей, в отношении людей с медицинским образованием принять какое-то уже решение?

Андрей Степанов: Ну, я думаю, что все равно есть люди, которые много времени провели в красной зоне, поверьте, что... Вот я педиатр, я не был в красной зоне, я не буду этого скрывать, здесь нечего стыдиться, но тем не менее я поддерживал своих коллег, которые дневали и ночевали, в частности инфекционисты, ну, как я сказал, диагностическая вся служба, которые не снимали с себя масок, которые не снимали с себя СИЗы. И конечно же, я не могу претендовать на те же льготы, что и они, я всячески буду поддерживать, если их как-то выделят, кто провел больше времени именно в красной зоне.

Александр Денисов: Андрей Алексеевич, сейчас мы вас отпустим. Короткий вопрос, не могу не спросить по цифрам. Ежедневно, вот сейчас 9 тысяч заболевших, это уже тенденция какая-то, или рано подводить итоги, весна еще покажет себя?

Оксана Галькевич: Рано расслабляться?

Андрей Степанов: Ну, так как коронавирус претендует на то, чтобы быть сезонным вирусом, я думаю, что должен быть всплеск, надеюсь, что не такой, как был в декабре, ну вот в это неустойчивое мартовско-апрельское время, и в любом случае нам рано расслабляться.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Андрей Степанов, заместитель главного врача «ЦКБ с поликлиникой» Управления делами президента России по медицинской части, был у нас на связи.

А сейчас у нас звонок, Валентин из Новосибирска. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, ведущие.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я могу говорить, или вы еще разговариваете с... ?

Оксана Галькевич: Можете, мы вас слушаем, да, и вся страна слушает вас.

Зритель: Вы знаете, я бы хотел сказать, что вот мы все, граждане, носящие маску, перчатки, мы все находимся в красной зоне. Мы все прекрасно понимаем, что этот вирус никуда не исчезнет и ниоткуда не пришел, он был у нас. А вот эти льготы, как бы сказать, врачам, волонтерам, я считаю, это унижение врача, те, которые якобы находятся в красной зоне. А вот мы давайте посмотрим врача хирурга, кардиолога, который по 6 часов стоит и ведет операцию, микрохирурга...

Я к чему? К тому, что ценности врача теряются. То есть у нас в стране получается, мы провели оптимизацию вот этой медицины, а сейчас не знают, как населению сказать, что мы-то были неправы. Мы как-то хотим поднять...

Александр Денисов: Валентин, а что тут говорить? Это ясно без слов, что были неправы. Спасибо, Валентин из Новосибирска у нас был.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

У нас еще один эксперт на связи – Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по экспертизе общественно значимых законопроектов и иных правовых инициатив Общественной палаты России. Здравствуйте, Артем Юрьевич.

Артем Кирьянов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Артем Юрьевич, скажите, а как вообще, в принципе это предложение могло бы работать в связи с тем, что вирус, вот как сказал сейчас наш зритель из Новосибирска, с нами навсегда, он превращается в некую очень опасную, но постоянную нашу проблему? Льготы будут выделяться, если эта пройдет инициатива, тем, кто в 2020 году был на передовой, или тем, кто и в 2021-м, и в 2022-м, и в 2023-м будут работать с больными коронавирусом?

Артем Кирьянов: Во-первых, хотел бы все-таки не согласиться с тем, что у нас пандемия будет продолжаться до бесконечности, потому что сегодня мы видим, что те меры, которые предприняты, в том числе процесс вакцинации, они уже в этом году должны освободить мир, не только Россию, от пандемии коронавируса как такого эпидемиологического явления. Поэтому да, я думаю, что, если предложение поступит в Государственную Думу и мы на площадке Общественной палаты будем проводить нулевые чтения, мы, конечно, скажем о том, что входить в число льготников должны именно те люди, которые в определенный период времени, скажем так, в течение прошлого года, может быть, еще части этого трудились именно, так сказать, по лечению и по вакцинации, наверное, такой посыл.

Оксана Галькевич: То есть там будет именно срок какой-то, да? То есть как с чернобыльской аварией такая параллель, чернобыльская авария, ликвидаторы, это вот в какие-то периоды люди присутствовали на объекте, вот они, соответственно, имеют право на льготы, так?

Артем Кирьянов: Я думаю, что, соответственно, льготы ведь будут федеральные, и здесь мы должны все точно посчитать, действительно, сколько у нас было задействовано в красной зоне и сотрудников, скажем так, врачей, медицинского персонала, сколько было людей из других структур государственных и муниципальных задействовано. И вот вопрос ведь не в том, что, как сказал человек, вот мы унижаем кого-то или не унижаем, все мы в красной зоне, – надо оценить действительно героизм тех, кто, рискуя собственной жизнью, вот этими вещами занимался.

Александр Денисов: Артем Юрьевич, оценили героизм. Вот слово «унижаем» я бы не отбрасывал, потому что вот это вот крохоборство начинающееся при начислении зарплат – это унизительно, когда ты должен доказывать, когда ты должен ходить к главврачу и выяснять, какие тебе положены надбавки, какие не положены, две ставки брать, три ставки, дежурить по ночам. Когда мы наконец наведем порядок? Это не только касается врачей, вообще с тарифной сеткой бюджетников, чтобы она хотя бы была понятна по регионам, прозрачная, ясная?

С учеными тоже, вот мы помним эту историю, тоже вот ученых, ученых тоже хотят внести в категорию льготников, цитологией и генетикой люди занимаются как раз, вот этими проблемами, будут нас защищать. Девчонка говорила президенту во время совещания, помните? У нас зарплата 20 с чем-то тысяч, по отчетам должно быть 70, вроде институт, если подбивать балансы, нормально у них, должно на всех хватать, чтобы выполнять норму, на деле оказывается, что нет. Вот здесь нам как навести порядок с тарифной сеткой именно?

Артем Кирьянов: Вы знаете, все-таки тарифная сетка – это не изобретение сегодняшнего дня или не изобретение даже советской России, это то, что существует у нас, грубо говоря, с Петра I. Вот если вспомнить Табель о рангах и тарифную сетку, она вот, в общем-то, где-то даже в те 14 разрядов и укладывается.

Александр Денисов: Вспомнить можем, сейчас ее нет, Артем Юрьевич, сейчас ее нет, понимаете?

Артем Кирьянов: Есть-есть, как это нет? Конечно, есть. Другое дело, что как одна из мер это может быть, скажем так, почасовой тариф оплаты труда в рамках той же тарифной сетки. Но тогда возникает еще больше вопросов, что называется, к бухгалтерии и, извините за выражение, к подбиванию бабок в квиточке. То есть поэтому здесь совершенно понятно, что надо поступательно повышать зарплату бюджетникам...

Оксана Галькевич: Так, и тут на самом интересном месте, к сожалению, прервалась наша связь. Ну что, нужно повышать зарплату, да, и наш собеседник согласен с тем, что эта история с льготами для борцов с коронавирусом была бы правильной. У нас был на связи Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по экспертизе общественно значимых законопроектов и иных правовых инициатив Общественной палаты России.

Александр Денисов: А мы переходим дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Кто, кроме медиков, может стать «корона-льготниками»? И о каких льготах речь?