Лимит на онлайн-переводы для пенсионеров

Лимит на онлайн-переводы для пенсионеров | Программы | ОТР

Это правильная мера или пожилые сами разберутся, кому и сколько перечислять?

2020-11-05T20:29:00+03:00
Лимит на онлайн-переводы для пенсионеров
Российские инвалидные коляски: репортаж об их производстве в Калининграде
Экология вызывает опасения
Женщины, инвалиды, пожилые - кто ещё страдает от дискриминации на рынке труда
Школьников могут обязать сдавать тест на наркотики
Конец ипотечного бума?
Готовы ли российские пилоты летать по старинке?
Регионы. Что нового? Петропавловск-Камчатский, Челябинск и Владикавказ
Почему не едет скорая? Что не так с дистанционным образованием? Непогода на острове Русский. «Светофор доверия» для бизнеса. Коммунальные долги. Инфляция и социальные выплаты. Экзамен на права. Пенсионные ожидания россиян
Дистанционка - образовательный фаст-фуд или новые возможности обучения?
Пенсия: завышенные ожидания
Гости
Дмитрий Курдесов
руководитель общественного движения «За безопасность»
Дмитрий Ибрагимов
заместитель начальника отдела защиты информации ГУ Банка России по ЦФО
Александр Свердлов
международный эксперт по кибербезопасности

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, давайте поговорим о деньгах пенсионеров. Мало того, что пенсии маленькие, так еще и новые ограничения хотят ввести для пожилых людей в нашей стране. Десять тысяч рублей и хватит: Центробанк всерьез обсуждает идею ограничить пенсионеров, а точнее ввести для них лимит на онлайн-переводы вот в эти самые 10 тысяч рублей в сутки.

Александр Денисов: Да. Делается это для пользы пенсионеров, чтобы они не могли переводить больше 10 тысяч рублей в сутки мошенникам, ну все мы слышали про эти истории, когда 800 тысяч и так далее. Хотя я не уверен, что они это делают...

Ольга Арсланова: Все накопленное.

Александр Денисов: ...в онлайн-режиме. Вообще не только пенсионерам, но и всем нам дала дельный совет недавно Тутта Ларсен, телеведущая, рассказала в Instagram. Ей позвонили: «Алло, здравствуйте, это служба безопасности Сбербанка». Она ответила: «Здравствуйте. В какой колонии вы сидите?» – «Ни в какой». – «Ну, значит, еще сядете», – там сразу трубку и положили.

Ольга Арсланова: Неспроста вопрос: ранее Банк России действительно спрогнозировал рост хищений денег со счетов клиентов банков во второй половине 2020 года. Это из-за пандемии в том числе, всем нужны деньги, и мошенникам тоже, в это непростое время. А не так давно ФСИН попросила у правительства 3 миллиарда рублей на блокировку связи в колониях, это должно помочь в борьбе с так называемыми тюремными кол-центрами, ну это их так называют очень пафосно, на самом деле это нары, на которых двое-трое зэков сидят и представляются как раз сотрудниками разных банков. Откуда у них мобильные, кто им разрешает все эти переводы, большой вопрос.

Есть ли при этом смысл в ограничениях для самих потенциальных жертв вот этих мошенников из тюремных кол-центр? Вот мнение первого зампреда Комитета Совета Федерации по соцполитике Валерия Рязанского, он общался с нашими коллегами в дневном «ОТРажении».

Валерий Рязанский: Эта инициатива не пройдет дальше от 2–3 эфиров, и такая инициатива вряд ли будет оформлена законодательными какими-то инструментариями. Объясню причину. Ну хорошо, ведь злоумышленники и мошенники часто ходят и по квартирам, предлагают такие же операции провести только по-другому, наличными и так далее, предлагая лекарства, предлагая медицинские какие-то изделия. Мне кажется, что все-таки усилия надо направить на другое, на такие профилактические меры, которые достаточно очевидны: это и старшие по дому, и объявления соответствующие, и, в общем-то, финансовую грамотность пенсионеров в этой части нужно подтягивать. Надо людей просто умело подготовить, вот чем сейчас надо заниматься, а не проведением вот этой инициативы, она бесперспективна.

Александр Денисов: Ну и такой заочный спор получился у Валерия Рязанского с нашим экспертом, автором как раз этой инициативы, с Дмитрием Курдесовым, руководителем общественного движения «За безопасность». Дмитрий Валерьевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Дмитрий Курдесов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Получается, что вот такой инициативой вы как бы заявляете официально, что пенсионеры – люди недалекого ума, они сами не знают, что со своими деньгами делать, поэтому давайте мы им вот это вот все обрубим от греха подальше.

Дмитрий Курдесов: Нет, такого я не заявляю ни в коем случае. Здесь вопрос состоит в том, что мы совместно должны бороться с причиной всех этих мошенничеств, а причина мошенничеств не в том, что люди сидят где-то там в тюрьмах и вот они, вот она, причина. Причина в том, что это незаконно легкое обогащение. Дело в том, что наша задача, ограничив перевод денежных средств в размере условно 10 тысяч в сутки, а это тоже немалые деньги, мы тем самым как бы делаем так, чтобы средства мошенников были более значительными, чем сама нажива. Ну то есть, грубо говоря, русским языком, чтобы овчинка не стоила выделки.

Александр Денисов: Дмитрий Валерьевич, а есть же такая функция (простите, что прерываю), дневной лимит называется, легко устанавливается через приложение, можно прийти в банк, сунуть карту в терминал либо попросить сотрудника банка «установите мне дневной лимит» хоть 1 000 рублей, понимаете, хоть 100 рублей, и все, его поставят, не нужно никакого законопроекта, все это делается.

Ольга Арсланова: Но по доброй воле самого владельца карты, что тоже важно.

Дмитрий Курдесов: К сожалению, на сегодняшний день вот к нам даже в общественное движение обращаются, причем даже группы людей, вот есть обращение, о том, что они подверглись такому виду мошенничества, почему и родилась эта инициатива.

Каждый знает, каждый на сегодняшний день грамотный, но тем не менее все все равно, особенно пенсионеры, они подвержены, попадают на этот вид мошенничества. Когда им звонят особенно со Сбербанка, зная с советских времен, они все доверяют Сбербанку, естественно, когда звонят операторы и представляются Сбербанком, говорят: «Мы хотим ваши деньги сберечь», – то они в ужасе начинают, забывают уже о всей безопасности. Мы таким образом пытаемся их ограничить и уберечь.

Потому что в любом случае, когда случилось это мошенничество, куда идут пенсионеры? Они идут в государственные органы, в полицию: «Защитите нас, отгородите нас от этих мошенников!» И неважно, что потом доказывать, что вы по собственной воле перевели эти деньги или еще каким-то образом...

Александр Денисов: Дмитрий Владимирович, вы знаете, извините, еще раз вас прерву, – вы знаете, вот если бы вы предложили такую инициативу, чтобы удлинять время трансакции... Потому что в чем беда? Деньги ушли мгновенно, их потом не вернешь.

Ну вот у меня однажды был случай, я платил одному магазину приличную сумму, 47 тысяч рублей. Потом получилось, что я засомневался, позвонил в банк, говорю: «Вы знаете, у меня сомнения относительно происходящего, можно застопорить эту трансакцию, подморозить ее?» Они говорят: «Да, отлично, мы подморозим ее, проверим тот магазин, если действительно какие-то сомнения, мы эту сумму перекинем вам обратно; если они подтвердят, что вы не взяли у них ничего и так далее». Так же и здесь, чтобы была возможность, деньги ушли, но в случае чего их остановить и вернуть обратно, вот это бы сделать. Или это невозможно?

Дмитрий Курдесов: Поймите меня правильно, возможно все, возможно и это сделать. Мы хотим, чтобы совместно с правоохранительными органами мы как потребители банковских услуг боролись с этим видом мошенничества, боролись именно с самой причиной, а причина – это незаконное обогащение мошенниками за счет наших средств.

Так вот мы, еще раз повторяю, надо сделать таким образом, чтобы средства мошенники тратили больше, чем результат своего мошенничества, и вот в этом идея. А то ограничивать их, удлинять по времени либо ограничивать в суммах, это уже сам как бы процесс. Здесь вопрос заключается в том, чтобы сделать, еще раз повторюсь, чтобы овчинка не стоила выделки.

Александр Денисов: Чтобы издержки были выше, да-да.

Ольга Арсланова: Подождите, 10 тысяч тоже хлеб, знаете ли. Давайте ограничим тысячей, и даже если пенсионеру нужно перекинуть кому-то эти деньги, если это вопрос жизни и смерти, он не сможет этого сделать, потому что...

Александр Денисов: Оль, это уже не хлеб, это уже даже масло, это уже икра 10 тысяч рублей.

Дмитрий Курдесов: Послушайте, пенсионер сможет спокойно прийти сам лично в банк и перебросить миллион рублей своему какому-то родственнику, которому действительно нужно, но когда его личное присутствие, а не когда ему звонят и он еще онлайн берет кредит, понимаете? Здесь вопрос заключается именно в онлайн-переводах и 10 тысячах в сутки. Если необходима бо́льшая сумма, ну пожалуйста, идите, дойдите до Сбербанка или другого банка любого и лично, при личном присутствии переведите любую сумму, какая у вас, хоть миллиард рублей у пенсионера, разницы нет. Здесь вопрос заключается именно в телефонном мошенничестве, а не мошенничестве в отделении банка.

Ольга Арсланова: Понятно. Мне кажется, что еще очень банки недорабатывают в общении с пенсионерами, не доносят. Ведь это же на самом деле репутационная потеря, когда мошенники звонят и представляются сотрудниками Сбербанка, а Сбербанк вообще и не понимает, что происходит, и не предупреждает своих клиентов о том, что такое возможно. Но об этом мы с представителем банка поговорим, Центрального банка, чуть позже.

А вам спасибо за то, что объяснили суть своей инициативы. Дмитрий Курдесов, руководитель общественного движения «За безопасность», был у нас в эфире.

Александр Денисов: Да. И у нас есть телефонные звонки от зрителей, на связи у нас Николай из Барнаула. Николай, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел бы знать, эти инициаторы Конституцию читали, нет? Права человека знакомы? Дискриминация по любому признаку, по возрастному, по половому, любому недопустимо, это раз, это право человека. Вот я пенсионер, вот мне 65 лет, я собираю внучке на подарок, на тот же ноутбук и на что, мне понадобится перевести больше 10 тысяч...

Ольга Арсланова: Николай, а вот представьте себе бабушку, бабушка старенькая совсем, она верит всем...

Зритель: Мы не живем в своем государстве, они Россию в колонию превращают.

Ольга Арсланова: Ну хорошо, вот варианты, как защитить пенсионеров, которые, может быть, чуть хуже вас ориентируются во всей этой истории, им позвонили...

Зритель: Надо уметь правоохранительным органам работать. Как по вашему мнению, где больше безработных генералов, в каком ведомстве, которые не умеют организовывать работу своих подчиненных? Всего-навсего.

Александр Денисов: Николай, а может быть, знаете, эта инициатива сама по себе, так сказать, бесплодна? Потому что ну какой пенсионер, какие онлайн-платежи? Ну много вы таких знаете, ну вот так чтобы...

Зритель: Нет, я на сберкассу что, не могу перевести, на тот же «Мир»? Собираю внучке на подарок, что, я не могу перевести ей больше 10 тысяч?

Александр Денисов: Да вы ей наличными дайте, да и все.

Ольга Арсланова: Сходите в Сбербанк.

Зритель: Права человека..., елки зеленые, что вы там делаете в чиновничьих кабинетах?

Ольга Арсланова: Да... Закругляйтесь, как говорится.

Александр Денисов: Спасибо большое, Николай. Как говорится, были бы деньги, а там уже решить можно, так или сяк передать.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим опрос, кстати, насколько часто пенсионеры вообще с мошенниками сталкиваются, насколько это острая проблема. Вот что отвечали жители Калининграда, Липецка и Краснодара.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну вот радикальное предложение из Пятигорска пришло: «Надо вообще деньги пенсионерам не давать».

Ольга Арсланова: А их разве дают? Это уже пробовали.

Александр Денисов: Да. И у нас на связи представитель Центробанка Дмитрий Ибрагимов, заместитель начальника отдела защиты информации. Дмитрий, добрый вечер.

Дмитрий Ибрагимов: Да, добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, когда мы говорим о пенсионерах и вот этой инициативе, которая поступила в том числе на рассмотрение Центробанка, оправдано ли вообще это? Действительно ли сейчас пенсионеры – это основная мишень вот таких мошеннических операций?

Дмитрий Ибрагимов: Ну, на самом деле сложно говорить, кто является мишенью, потому что мошенники действуют по всем фронтам, мошенники действуют в отношении любых категорий граждан, они просто немного меняют алгоритмы, с помощью которых взаимодействуют с теми людьми, с кем сталкиваются. Вообще, в принципе за первое полугодие этого года зафиксировано в 4 раза больше телефонных звонков по сравнению с прошлым годом.

Ольга Арсланова: Это почему так, как вам кажется?

Дмитрий Ибрагимов: Ну, конечно, в основном это связывают с пандемией, потому что очень многие граждане, которые раньше расплачивались в точках продаж, расплачивались в организациях, теперь уже используют системы дистанционного банковского обслуживания и другие дистанционные способы взаимодействия с банком, и из-за неопытности они как раз и попадают в руки мошенников.

Александр Денисов: Дмитрий, а вы знаете, вот у нас предыдущий собеседник, тоже Дмитрий, Курдесов сказал, что нужно сделать издержки для мошенников значительно выше, чем прибыль. Я, честно говоря, не представляю, как это можно. Может быть, вы представляете? Это реальный путь?

Ольга Арсланова: А что они там, сидят, у них один телефон и все.

Александр Денисов: Как это сделать, чтобы у них расходы были выше, чем доходы, у мошенников?

Ольга Арсланова: У них вообще какие-то расходы минимальные, мне кажется.

Дмитрий Ибрагимов: Нет, в любом случае мошенники используют технические средства различные, то есть для того чтобы организовать кол-центр, из которого они звонят, чтобы нельзя было отследить их звонки, системы подмены номеров телефонных, чтобы звонок шел якобы от банка или с номера, похожего на банк; если мы говорим о фишинге в интернете, на создание сайтов. Все это затратно, и преступники действительно не будут делать то, что им не приносит прибыль. По моему мнению, самым эффективным будет, когда люди перестанут доверять мошенникам и когда сами звонки станут неэффективными, тогда они прекратят это делать.

Александр Денисов: Вот про фишинг, да, Оль, самый интересный момент, вы про фишинг упомянули. Яркий пример, во время эпидемии выплаты детские оформлялись, тут же появились клоны сайта Госуслуг, если человек ни разу не заходил, он набирал и мог по ошибке попасть на «левый» сайт, ввести там свои данные, ввести карту, прочее и таким образом открыть широко свой карман для жуликов, рассчитывая, что к нему придут деньги, а наоборот. И каждый раз вот нас ловят...

Вот, например, скоро черная пятница будет, или вот распродажа на AliExpress, я вот слышал, что уже кучу сайтов каких-то наклонировали, на которые вот тоже незнающий человек может зайти и там оставить свои данные, тоже печально все закончится. Как Центробанку следить за этим? Может быть, ввести правило, чтобы вы отслеживали, тут же блокировали эти сайты? Это вот сейчас беда реальная.

Ольга Арсланова: Или переводы, да, если мы все-таки о банковской работе говорим.

Дмитрий Ибрагимов: Да. По инициативе Центробанка за первую половину этого года заблокировано более 4,5 тысяч сайтов. Но здесь важно понимать, что сайты появляются гораздо быстрее, чем их можно заблокировать, ведь изначально, когда сайт появляется, никто же не говорит, что он будет мошенническим. И здесь очень важным вопросом является вопрос времени между тем, как сайт появился, тем, как его зафиксировали, и тем, как он заблокирован. Сейчас ведутся в том числе законодательные инициативы, чтобы эти сроки сократить желательно, конечно, до нескольких часов или хотя бы до суток.

Ольга Арсланова: Дмитрий, вот еще о работе банков хотелось бы поговорить. Ведь каждый банк же заинтересован, чтобы от его имени не звонили людям и не обманывали, но почему-то вот такой работе с пенсионерами даже с теми же самыми Сбербанк не ведет. Я вот не видела ни разу каких-то объявлений о том, что «будете внимательны, мошенники, вот наш телефон, вот телефоны мошенников, мы обязательно вас спросим об этом, а вот об этом никогда вас не спросим по телефону». Может быть, о чем-то надо лично сказать. То есть как вам кажется, работа банков могла бы быть более эффективной в информировании клиентов о таких возможных операциях?

Дмитрий Ибрагимов: Нет, естественно, банки заинтересованы, чтобы у их клиентов деньги не воровали, потому что... Ну это и с экономической точки зрения им невыгодно, и с точки зрения, что в дальнейшем клиент потеряет доверие. И банки ведут работу такую и на банкоматах размещают объявления, на сайтах информируют. Если посмотреть приложения банков, то там предлагаются какие-то короткие рекомендации, как обезопасить себя. Могу сказать, что если посмотреть, то и правоохранительные органы ведут огромную работу, и Банк России ведет огромную разъяснительную работу.

Но к сожалению, далеко не все вот такие вот инициативы по информированию доходят до населения, только когда человек уже сталкивается непосредственно с тем, что ему позвонили, он назвал какие-то цифры, его напугали, но... еще не произошло, да, он начинает разбираться, что в отношении него было мошенничество. А так считается, что «это не ко мне, это не про меня, у меня денег мало, меня атаковать не будут».

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Дмитрий Ибрагимов, заместитель начальника отдела защиты информации ГУ Банка России по Центральному федеральному округу. Мы продолжаем.

Александр Денисов: Да. Следующий наш собеседник – Александр Свердлов, международный эксперт по кибербезопасности. Александр Юрьевич, добрый вечер.

Александр Свердлов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушайте, вот мы постоянно слышим про эти тюремные кол-центры и представляем себе. Я не знаю, что это за тюрьмы-то такие? Мы представляем себе среднестатистическую российскую тюрьму...

Александр Денисов: Цифровые, продвинутые.

Ольга Арсланова: ...где у людей есть возможность и фишингом заниматься, и кол-центр открывать, и красиво поставленным голосом с клиентами общаться. Еще вопрос, откуда у них время на это. Как вообще это все организуется?

Александр Денисов: Почему они тапочки не шьют, вместо того чтобы звонить?

Александр Свердлов: Вы знаете, я считаю, что это в большей степени легенда про тюремные кол-центры. Да, возможно, что в тюрьмах такое организовывают, есть факты доказанные, что ловили преступников на этом. Но никто не говорит, что это нельзя организовать где-то в другом месте, в бедной деревне или организовать, объединить в сеть 20–50 деревень, организовать кол-центр удаленный из нескольких стран, из Африки, из Таиланда и так далее. То есть все дело не в том, как они это организовывают в тюрьмах, потому что это не должно быть никакой разницы для банка, откуда преступники, мошенники ведут свою деятельность.

Я считаю, что надо организовать защиту по-другому, а именно в сетевой безопасности есть такой термин, как белый список и черный список. Когда мы хотим ограничить киберпреступников и заблокировать их доступ в корпоративную сеть, мы организуем белый список, то есть в корпоративную сеть можно попасть только из белого списка. То же самое надо организовать для пенсионеров, то есть если у пенсионера есть какая-то родня, люди, которым этот пенсионер часто отправляет деньги, поставить их в белый список и иметь возможность поменять этот белый список доверенных людей только в отделении банка, и все.

И пенсионерам надо очень хорошо объяснить, потому что они люди взрослые, им надо это повторять, повторять и повторять, что никогда банк ни в коем случае не попросит у них какой-либо информации по телефону. Если кто-то им позвонил и говорит, что он из банка, просто стоит положить трубку, потому что этот разговор, они ничего не потеряют. Если правда кто-то позвонил из банка, можно пойти в отделение и узнать, почему им звонили, но разговаривать с людьми, которые твердят, что они из банка, не надо. Все, это очень простое правило, ничего больше им объяснять не надо.

Ольга Арсланова: Ну то есть...

Александр Свердлов: Позвонили из банка? – положите трубку, все.

Ольга Арсланова: Это ведь не только для пенсионеров хорошая рекомендация.

Александр Свердлов: Да.

Ольга Арсланова: Если вам звонят из банка, скорее всего, вам хотят предложить какой-нибудь кредит или что-то прорекламировать, это если настоящий банк, а все остальное ненастоящее.

Александр Свердлов: Да.

Александр Денисов: А потом вот сейчас достаточно один раз попробовать что-то решить с банком, какой-то вопрос, тут же натыкаешься на бота, который тебя вечно что-то переспрашивает, «ответьте «да» или «нет», и ты ничего не решишь, что бы тебе ни нужно было, ничего не решишь, а тут тебе звонят, надо же, VIP-клиент, позвонили, «давайте мы для вас все сделаем».

Александр Свердлов: Да, это реально дело не только в пенсионерах. У меня даже есть знакомые знакомых, которые потеряли все свои сбережения, им лет 40, 40 с чем-то. Так что подвержены этому не только пенсионеры, компании теряют миллионы долларов за границей и, наверное, сотни миллионов рублей в России только потому, что, скажем, люди, ответственные за финансы в компании, стали жертвами мошенников, компании становятся жертвами, молодые люди, пожилые люди...

Дело в том, что банки, когда через банк прошла трансакция, банк сделал свои деньги, банку очень часто невыгодно заниматься защитой пенсионеров, потому что он так или иначе деньги прошли, комиссию банк получил, деньги возвращать не надо, потому что это ошибка пенсионера, он сам перевел деньги. Надо еще какую-то законодательную инициативу провести, чтобы законом банк был обязан проводить эти беседы и обучение не очень обеспеченных людей.

Александр Денисов: Александр, да, и еще давайте дадим практический совет людям. Вот сейчас зачастую такие, ну говоря милицейским языком, «пробивоны» звонят и спрашивают, допустим: «Алло, это Александр Владимирович?» – и не нужно как попугай «дакать» тут же, говорить, что да и прочее, то есть это тоже можно использовать как систему, как там, идентификации, биометрии, прочего...

Ольга Арсланова: Запись голоса.

Александр Денисов: Тоже против нас все это можно повернуть, нужно сразу в несознанку идти, говорить... Что там нужно говорить в ответ?

Ольга Арсланова: «До свидания».

Александр Свердлов: Всегда, когда вам звонят с незнакомого номера, всегда надо спрашивать, кто это сначала, кто вам нужен, и лишь удостоверившись, что этот человек ваш знакомый или кто-то, кто заслуживает доверие, лишь тогда стоит говорить свое имя и продолжать беседовать. В принципе доверять не стоит по телефону никому, все уже пользуются мессенджерами, все пользуются такими приложениями, и телефон уже не используется доверенными людьми очень часто.

Александр Денисов: Да, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Вы приводили пример на Западе, где украли деньги у крупного банкира, там как раз с помощью записи голоса, записали его начальника, он позвонил, что-то там сказал, и, в общем, это использовали против и таким образом ограбили.

Ольга Арсланова: А вы говорите, пенсионеры и 10 тысяч рублей.

Александр Денисов: Банкиров грабят, да.

Спасибо большое. Это был Александр Свердлов, международный эксперт по кибербезопасности. Ну и дальше мы пошли.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Это правильная мера или пожилые сами разберутся, кому и сколько перечислять?