Ломать и строить

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Алексей Кротов
руководитель персональной архитектурной мастерской

Иван Князев: Говорили о маркировке, а теперь о перепланировке. В России обсуждают новые правила перепланировки в квартирах. В Минстрой тут поступило предложение разрешить сносить ненесущие стены без согласования с надзорными органами. Выступают за это риелторы: их аргумент в том, что квартиру, где жильцы что-то переделали, продать крайне сложно, там до года уходит на согласование, переделывание всего обратно. Ну а сегодня, так если посчитать, перепланировки в российских квартирах можно увидеть в 20% вторичного жилья.

Марина Калинина: И это несмотря на то, что список, запрещающий перепланировку, весьма внушительный. Ну вот смотрите, что нельзя переделывать в квартире: главное, нельзя трогать несущие стены, нарушать систему вентиляции, устраивать новые лоджии, переносить на них батареи; включать в площадь квартиры чердаки, подвалы, лестницы; объединять кухню с комнатой, если дом газифицирован. Полный список запретов на ваших экранах вы можете увидеть.

Насколько новое предложение упростит жизнь собственников жилья, будем разбираться с экспертами. Звоните нам и пишите, рассказывайте свои истории, как вы делали перепланировку, как вы ее согласовывали, или, может быть, хотите сделать, у вас есть вопросы к нашим экспертам. В общем, давайте будем на связи.

Иван Князев: Константина Крохина сейчас подключаем к беседе, председателя Союза жилищных организаций. Константин Викторович, здравствуйте. Как вы оцениваете вот это вот предложение от риелторов? Тут вообще, в принципе достаточно странно, что риелторы озаботились о техническом состоянии наших домов, это с одной стороны. С другой стороны, не нужно ли действительно этот список упрощать, запрещающий список?

Константин Крохин: Ну, то, что эта инициатива идет от риелторов, вполне объяснимо. Дело в том, что им в этом случае будет легче продавать вторичное жилье. Вы знаете, что спрос на вторичное жилье возрастает, потому что, как правило, это благоустроенные районы, и те дома, которые были построены в предыдущие годы, в советский период, начала 1990-х – 2000-х гг., они в целом достаточно просторные, более комфортные, чем новостройки, которые сейчас вводят в эксплуатацию. Поэтому там есть много проблем старых с красными линиями, связанных вот с тем, что многие жители не доводили до ума согласование перепланировок и делали эти планировки хаотично. И я так полагаю, что именно поэтому риелторы вышли с подобной инициативой.

С точки зрения того, поддержать или не поддержать... Вы знаете, если это касается действительно не несущих перегородок, легких, гипсокартонных и прочее, я полагаю, что можно было бы пойти на такое смягчение условий, потому что они не несут опасности для строения, для жизни и здоровья людей, но нервы треплет, и, собственно, оформление этой документации, когда приходится нанимать тех же риелторов, все это выливается в дополнительные расходы для граждан. Поэтому смягчение этих условий было бы своевременно.

Другое дело, что здесь нельзя уходить в другую крайность, когда предлагается полностью упростить этот контроль. Надо особо отметить, что любые изменения в этой сфере должны сопровождаться улучшением, качественным улучшением работы жилищной инспекции, которая должна за этим следить.

Иван Князев: Ну, просто вот здесь-то и самый главный вопрос, как и безопасность обеспечить, и все-таки попроще вот этот список сделать. Просто вот я пытаюсь понять, что из него можно, ну не знаю, выбросить, например, устройство новых лоджий возможно не возможно? Мне просто как неспециалисту сложно это оценить.

Константин Крохин: Я вам могу сказать, что вот тот список, который вы озвучили, его нужно оставить неизменным, эти вещи нельзя менять.

Иван Князев: Ага.

Константин Крохин: То есть нельзя устраивать новые лоджии, это может привести к обрушению здания, нельзя утеплять балконы, нельзя менять местами мокрые места, потому что в этом случае возможны заливы там, где люди не ожидали, то есть прорывы, аварии и так далее. Это может привести к ущербу и угрозе здоровью людей. Поэтому то, что перечислено, это действительно менять нельзя, тем более несущие стены. Речь идет о временных перегородках, не несущих, которые носят декоративный характер, сделанные из легких материалов, таких как гипсокартон, современных материалов. Я полагаю, что речь может идти только о таких косметических изменениях, ни в коем случае нельзя затрагивать несущие конструктивные элементы здания.

Марина Калинина: Ну смотрите, почему нельзя комнату с кухней объединить? По-моему, очень многие, наверное, может быть, 60 или 70% это делают.

Иван Князев: Ну сейчас, да, особенно в новостройках так происходит.

Константин Крохин: Речь идет о запрете менять местами. То есть в том случае, если у вас есть кухня и есть рядом помещение, которое вы можете и хотите использовать под гостиную, в этом случае вы можете это делать. Нельзя переносить кухню на место спальни или гостиной, потому что у людей сверху или ниже вас по этажам будет другое помещение другого назначения, вот эти перемещения запрещены, а совмещение не запрещено.

Иван Князев: Ну а чисто технически почему нельзя? Ну хорошо, люди живут, у меня теперь там кухня будет – что, вентиляция будет мешать?

Константин Крохин: Конечно. Значит, во-первых, у нас вертикальное устройство стояков. Для того чтобы перенести кухню или ванную, значит, в другое место, необходимо перемещать стояки. Стояки носят вертикальный характер, и их вертикальное положение позволяет обеспечить нормальную работу ГВС, ХВС и других коммуникаций.

Второе: в случае аварии, значит, попадет эта вода не в шахту, которая рядом с санузлом или с кухней, а попадет на жилое помещение, что может также повредить, значительно повредить имущество ваших соседей. И в-третьих, когда устраняются такие аварии, в соответствии с проектом дома управляющая организация, аварийная служба примерно понимают, где расположены коммуникации. Если вносить произвольные изменения в состав коммуникаций, это затрудняет устранение аварий.

Ну и по вентиляции последнее очень важное: если переносится вентиляция или бывают такие серьезные нарушения, как перекрывается вентиляция, то в этом случае нарушается воздухообмен в помещении, там, где нарушено, а также в других квартирах выше или ниже по стояку. В этом случае отсутствие вентиляции наносит серьезный ущерб здоровью: может появиться плесень, может происходить загазованность, что может впоследствии привести к авариям и взрывам. Поэтому вот эти изменения ни в коем случае производить нельзя и никакая жилищная инспекция здравомыслящая такое не согласует.

Марина Калинина: Давайте послушаем Дмитрия из Ленинградской области, он нам дозвонился. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Из Санкт-Петербурга точнее.

Марина Калинина: А, извините, из Санкт-Петербурга.

Зритель: Вы знаете, так сказать, насчет ненесущих стен, конечно, было бы неплохо упростить эту ситуацию. Но есть большая опасность, что у нас народ, если только разрешить, начнет и несущие сносить заодно. Потому что ее сначала снесут, а потом уже начнут разбираться. А я знаю ситуации, когда у нас серьезные госорганы... сносят несущие стены здания и оно рушится, семиэтажное в Питере. Уж куда там, вроде бы, так сказать, нормальные организации и то подобные вещи делают, хотя там десятиклассник должен понимать, что несущие стены сносить нельзя. То есть если такую штуку разрешать, то нужно очень серьезно насчет несущих стен повышать ответственность и очень четко отслеживать, чтобы они точно несущими не были, это самая серьезная ситуация, которая у нас возможна. Вот, собственно, все.

Марина Калинина: Спасибо, конструктивно.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Есть какой-то комментарий у вас?

Константин Крохин: Да, у меня есть комментарий. Я совершенно согласен с телезрителем. Я вернусь к этому тезису, что, меняя что-то, необходимо усилить работу органов жилищного надзора.

Вот товарищ рассказал про Санкт-Петербург, а я вам могу рассказать про Москву, Юго-Западный округ, жилищная инспекция по округу на протяжении 10 лет не может или не хочет устранить серьезное нарушение в многоквартирном 23-этажном жилом доме, когда владелец нежилого помещения на первом этаже, он же владелец на втором этаже жилого помещения, пробил огромную дыру, сделал себе двухэтажные апартаменты, офис, утеплил балконы, вот, как вы говорите, лоджию расширил, вынес отопление. В результате у людей по стояку нет нормального тепла зимой, постоянно происходят какие-то аварии, протечки.

И жилищная инспекция целого округа Москвы на протяжении 10 лет несмотря на жалобы, которые приходят ежегодно, ничего делать не может. И только в прошлом году получили судебное решение к нему попасть (он их не пускает), попали туда, зафиксировали, но опять ничего не устранено. Вот вам пример, когда жилищная инспекция, если она не хочет навести порядок, или коррупционный сговор присутствует, то вот такие нарушители, – а это первый этаж, я замечу, – могут просто сносить, не то что сносить, мы не узнаем, что они там делают, может, они там сделают дворец и это потом послужит к обрушению здания. Поэтому здесь очень важно, чтобы и органы надзора были настроены на четкий контроль и конструктивную безопасность.

Марина Калинина: Спасибо. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет.

Иван Князев: «Вы хотите сделать перепланировку?» – узнавали корреспонденты у жителей Владикавказа, Липецка и Кунгура. Вот что отвечали, давайте посмотрим.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот многие так рассуждают, а потом соседи жалуются. Вот Московская область пишет: «У меня соседи замучили стучать, я им в ответ поставил звук своей битной машины на полную мощность, только потом он успокоился».

Марина Калинина: Ну вот из Волгоградской области: «Куда обращаться, если соседи сносят стену в своей квартире?» Из Московской области: «Категорически нельзя разрешать. Если разрешить, то дома будут складываться как домино».

Иван Князев: Из Коми такая же SMS, что никаких перепланировок.

Марина Калинина: В общем, разные совершенно мнения.

У нас на связи сейчас еще один эксперт по этой теме – Алексей Кротов, руководитель персональной архитектурной мастерской. Алексей Владимирович, добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Владимирович.

Алексей Кротов: Здравствуйте.

Иван Князев: Насколько мне известно, вы тот человек, который, если я не ошибаюсь, и в своей квартире перепланировку сделали, и помогли, я так понимаю, своим соседям, и все это происходило в хрущевке обычной московской.

Алексей Кротов: Действительно...

Иван Князев: И у вас какой-то даже типовой проект есть перепланировки грамотной.

Алексей Кротов: Действительно, по моему проекту была сделана реконструкция старого пятиэтажного жилого дома 515-й серии. Но я перепланировку не делал, это было сделано в рамках проекта. У меня был другой случай... Да, это вот та самая пятиэтажка...

Иван Князев: Да-да-да, мы ее сейчас видим...

Алексей Кротов: ...реконструкция которой прошла в Москве очень успешно, надстроены еще четыре этажа без опоры на старое здание. Мы перепланировали все старые помещения, сделали их совершенно новыми, значительно больше по размеру, так что эти старые хрущевки стали удовлетворять современным требованиям.

Иван Князев: Как вам это удалось, не нарушив ни одно из требований?

Марина Калинина: За счет чего, да?

Алексей Кротов: Ну, во-первых, мы знали, что можно делать, чего нельзя делать, то есть все несущие конструкции мы оставили без изменений. Да, мы могли сделать проемы по известным правилам, но в основном мы касались легких конструкций, не несущих, перегородок фактически, и перепланировали всю старую часть. Вы сейчас смотрите интерьеры уже 8–9-го этажа, но это не показатель для хрущевки. Главное, что там было сделано, – это перепланирована вся старая часть пяти этажей.

Но я вам скажу, очень важно, чтобы перепланировка осуществлялась под надзором все-таки специалиста. Если архитектор наблюдает за этим процессом, то, скорее всего, все будет сделано правильно, то есть без последующих неприятностей. У меня был случай, когда я запроектировал 24-этажный жилой дом в стальных конструкциях, в своем каркасе, разработанном нашим проектным бюро. И дом уже распродавался, и мне звонит один из покупателей и заявляет, что ему нужна перепланировка и нужно, чтобы я ее согласовал. Я его спрашиваю, что он хочет сделать. Он говорит: «Я хочу объединить балкон, подоконник убрать, чтобы объединить балкон застекленный с гостиной комнатой».

Иван Князев: С комнатой.

Алексей Кротов: В принципе это было возможно. Единственное, что я его спросил: «Надо выяснить, есть ли там диафрагма жесткости». «А что это такое?» – он меня спрашивает. Я говорю: «Там должна быть арматура, и очень большая, эта диафрагма жесткости устанавливается лишь в некоторых местах, и надо знать, где она есть, чтобы ее не повредить». – «Да-да, я знаю. Именно в этом месте была арматура, мы ее 3 дня пилили». Мы тут же устроили, значит, выезд туда, выяснили, что произошло, ну и сделали, восстановили эту несущую диафрагму жесткости, это очень важный элемент в конструктивной схеме жилого дома. То есть надо знать, что можно демонтировать, а чего ни в коем случае демонтировать нельзя. И уж, конечно, надо внимательно следить за тем, где есть воздуховоды, где есть вертикальные коммуникации, не нарушит ли это гидроизоляцию с другими помещениями, в основном с нижними этажами.

Иван Князев: Вот хорошо, что у нас есть такой специалист в эфире, как Алексей Кротов.

Марина Калинина: Да. Давайте зрителя послушаем, Иван из Москвы на связи. Иван, здравствуйте.

Иван Князев: Потому что я так предполагаю, что будет вопрос.

Зритель: Добрый вечер.

Вот, собственно, по последним словам эксперта хотел, собственно, предложение такое задать, что раз уже у нас такие конфликты, что одного нельзя перепланировку сделать, пускай тогда при новостройках или вторичном жилье, где не была произведена перепланировка, пускай будут отмечены те стены, неважно, несущие не несущие, вообще, в принципе пускай будет отмечено то, что можно сносить, что будет, условно говоря, тысячу раз перепроверено всеми инстанциями. И уже люди когда будут приезжать, они будут понимать, что вот у них есть вот эта вот карта квартиры, они понимают, что вот отмеченные стены сносить можно, если они вдруг это захотят. И тогда, получается, не будет вот этих конфликтов, что они сделали, потом пришли, узнали, что это нельзя, всех оштрафовали. То есть получается, что лишний раз не будет вот этой вот волокиты: они знают, что это можно снести, все, они сносят, и как бы конфликтов не будет.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Иван.

Марина Калинина: Спасибо. Алексей Владимирович?

Иван Князев: А разве в проекте этой квартиры не указано все это?

Алексей Кротов: Вы знаете, такие вопросы ведь возникают уже после того, как человек попал в свою квартиру. Ведь вначале эта планировка его устраивает, он, покупая квартиру, попадает в ту планировку, которая была ему предложена, и только потом он задает вопросы. Если этот дом новый, есть возможность обратиться к его строителям и проектировщикам, тогда здесь все просто, а если дом был построен десятилетия назад, к кому, собственно, обращаться? Да и тогда не предполагалось никакой перепланировки, ведь это же частный случай, многих устраивает та планировка, в которой они живут. Ну, наверное, имеет смысл и такой вопрос рассмотреть, может быть, где-то в нормативной литературе учесть возможную будущую перепланировку и отметить таким образом при продаже квартиры.

Иван Князев: Давайте еще Ольгу послушаем тоже из Москвы.

Зритель: Да, добрый вечер. Ольга из Москвы.

У меня такой вопрос к вашему эксперту. Почему нельзя объединять кухню и столовую в газифицированном доме? Как может эта стена ненесущая защитить от взрыва газа? Как может дверь в кухню защитить от взрыва газа? Никак. И можно ли объединить кухню и столовую, да, если вот сделать одно помещение, заменив газовую плиту на электро?

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам за ваш вопрос.

Зритель: Это единственное, что приходит в голову.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Алексей Владимирович?

Алексей Кротов: Тут все дело не во взрывной волне, а в том, что неполностью сгорает газ, он просто вредит здоровью, если вы живете в этом помещении. Если газовая плита, то объединять помещения не следует. А вот если вы замените эту газовую плиту на электрическую, тогда все возможно, и демонтировать эту перегородку, отделяющую рабочую зону кухни от жилой комнаты, вполне возможно.

Иван Князев: Алексей Владимирович, смотрите, какой момент. Почему у нас люди все-таки делают планировку, когда переезжают в новые дома, фактически чуть ли не сразу? Я просто сейчас вот решил посмотреть, сколько у нас вообще типовых проектов многоквартирных домов, посмотрел типовые серии, их на самом деле у нас хоть и... Нельзя сказать, что много, порядка 100 типовых проектов, но они в принципе все друг на друга похожи, и изначально они закладывались, ну помните, да, как в советские времена в какое-то время архитекторы решили, что вот хрущевки, вот этого будет достаточно для советского человека, там ему в 8 метрах на кухне будет удобно. Может, сейчас уже застройщикам пора пересматривать вот эти типовые проекты, чтобы люди потом массово не делали перепланировки? Как считаете?

Алексей Кротов: Ну, я проектировал такие жилые дома, и даже значительно с бо́льшими квартирами, в переходный период, на рубеже 1990-х гг. Ну и в Москомархитектуре мне задавали вопросы, почему вы такие большие кухни делаете. Я стал убеждать их, больших начальников от архитектуры, что количество приборов, которые мы используем на кухне, значительно увеличилось...

Иван Князев: Более того, количество времени, проводимого на кухне, в российских семьях тоже серьезно увеличилось, всегда было, мне кажется.

Алексей Кротов: Соответственно, кухонное пространство должно быть значительно больше. Ведь в 1960-е гг., о которых вы говорите, тогда вопрос стоял по-другому, дать бы каждой семье отдельную квартиру. И в принципе эта задача была выполнена, и было запроектировано очень рациональное жилье, по тем временам достаточно комфортабельное. Прошло 20–40 лет, 40 лет, и нас эти квартиры малогабаритные уже не устраивают, мы хотим в этих пространствах сделать нечто большее. И нас в этих квартирах, скажем, в двухкомнатной квартире уже живет не 4 человека, а всего двое, и, конечно, нам желательно иметь большое пространство. Ну почему возникает необходимость в перепланировке? Это совершенно естественно.

Иван Князев: Так что вам ответили на ваше предложение, вот что самое главное?

Марина Калинина: По поводу большой кухни.

Иван Князев: Когда будут у нас делать большие кухни?

Алексей Кротов: Кухни уже делаются большими, и в ряде проектов, индивидуальных проектов, это делается. Другое дело, что сейчас мы живем в особый период кризиса, где большие квартиры не всегда покупаются, если они на продажу делаются.

Иван Князев: Ну, это уже отдельный вопрос.

Алексей Кротов: То есть у нас есть социальная норма, а есть коммерческая норма. Коммерческая норма не ограничена, а социальная норма ограничена.

Марина Калинина: Алексей Владимирович, давайте зрителей послушаем. Александр из Московской области, здравствуйте.

Зритель: У меня вопрос такой. Смотрите, в последнее время, как вы знаете, новостройки все сдаются практически не то что без стен, а без отделки, без стяжки, в лучшем случае выгружен туалет с ванной. Поэтому, когда мы уже начинаем делать так называемый ремонт в квартире, хотя я думаю, что это называется не ремонт, а достройка, мы уже хотим расставить стены в некоторой другой пропорции, которая нам удобна: скажем так, сделать коридорчик попросторнее или там стену между спальней и комнатой чуть, на полметра, на 20 сантиметров в одну, в другую сторону сдвинуть. Почему вот этот вот вопрос нельзя решить уведомительным порядком, просто уведомительным? У нас нет стен, мы не делаем перепланировку, она, условно говоря, у нас нарисована только на плане квартиры и все, но стен этих нет, ничего.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо. Алексей Владимирович?

Алексей Кротов: Ну, вообще говоря, такая ситуация возникла в 1990-е гг., когда у нас появилось большое массовое строительство жилых домов на продажу, которые, в общем-то, до того времени не делались. И у людей возникло желание в больших квартирах, и каждый хотел сделать что-то свое. Вот тогда, собственно, и возникла необходимость в индивидуальной планировке, о которой сейчас говорит горожанин.

Марина Калинина: Ага.

Алексей Кротов: Но мы можем разрешить это, но опять же специалист должен посмотреть на то, что хочет владелец будущей квартиры.

Иван Князев: Вот, Алексей Владимирович, вы уже... Я прошу прощения...

Алексей Кротов: Потому что, если вы... там бассейн, возникает масса проблем.

Иван Князев: Я прошу прощения, вы уже второй раз упоминаете то, что должен заниматься этим специалист. Но каждая ли семья, во-первых, может позволить себе консультацию специалиста, не у всех же есть такие знакомые, как Алексей Кротов, руководитель персональной архитектурной мастерской. А второй момент, вообще согласование насколько сложное у нас сейчас? Чтобы, ну не знаю, пришли люди специальные, сказали, вот это делать можно, вот это нельзя, «сделаешь так, мы тебе потом не подпишем, штрафы наложим». Вот это можно упростить?

Алексей Кротов: Наверное, все можно упростить до определенных пределов. Мы дело имеем с многоквартирным домом, и надо считаться с теми людьми, которые живут вокруг, считаться надо с их безопасностью. Мы вынуждены в первую очередь думать об этом, все-таки индивидуальная просьба должна рассматриваться в индивидуальном порядке.

Марина Калинина: Еще один звонок успеем принять, из Карелии Светлана. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Вы знаете, я все-таки считаю, вот я сейчас слышала, как высказываются люди и как женщина сказала: «Квартира моя собственная, что хочу, то и делаю». Вот у большинства вот такая логика. Я считаю, что нельзя отменять согласование сноса несущих конструкций!

Иван Князев: Мы говорили о ненесущих конструкциях...

Зритель: Упростить можно, упростить можно, но нельзя отказываться, ну нельзя отменять согласование. Во-первых, многие люди не знают, что такое несущие конструкции, что такое ненесущие конструкции, многие люди этого не знают, они сносят все подряд. Я вот, например, скажу вам, случай в Черновцах был в 1990-е гг.: мужчина купил сразу две или три квартиры, снес несущую – несущую! – стенку, не перегородки, а несущую стенку.

Марина Калинина: Так.

Зритель: Произошло обрушение, женщина погибла, когда обрушение произошло, в соседней квартире женщина погибла.

Люди не знают, что такое несущие, что такое ненесущие перегородки. Просто надо облегчить, но согласование должно быть. Упростить, может, это согласование, сделать так, чтобы какие-либо какой-то уведомительный порядок, чтобы выходил специалист, показывал, вот это можно, а это нельзя. А отменять, я не знаю, это дома начнут складываться как карточные домики.

Иван Князев: Да, Светлана, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Просто еще раз уточним, речь об отмене согласования ненесущих стен, это все-таки важно.

Марина Калинина: Алексей Владимирович, у нас пара минут еще есть, давайте итог подведем, вот звонок Светланы. Тут у нас мнения зрителей тоже разделились: кто-то говорит «ура-ура, что все отменяют», кто-то говорит «ни в коем случае нельзя». Вы как считаете?

Алексей Кротов: Вы знаете, я вам на это расскажу свой случай из жизни, когда я запроектировал жилой дом и на 17-м этаже владелец купил целую большую секцию из трех или четырех квартир. Ну, он посчитал, что эти квартиры его, он над всеми, и он там запроектировал бассейн.

Марина Калинина: Так.

Иван Князев: Неплохо.

Алексей Кротов: Когда мы об этом узнали, мы вынуждены были вмешаться, потому что есть вещи, которых делать нельзя, и это решает специалист.

Марина Калинина: Ага. А как вы узнали, что там бассейн? Или вы влезли в его проект?

Алексей Кротов: Совершенно случайно.

Марина Калинина: А?

Алексей Кротов: Совершенно случайно.

Марина Калинина: Ну как, расскажите.

Алексей Кротов: От людей, которые нам заказали перепланировку в доме, который мы только-только сдали в эксплуатацию.

Иван Князев: Просто тут интересно, как выглядел этот бассейн, то есть он же в полу его как-то делал или как, на крыше?

Алексей Кротов: Он сделал все правильно, у него высокое помещение, большая высота, он приподнял его на 1,2 метра, чаша бассейна была 1,2 метра высотой. Но тем не менее это огромная нагрузка, сосредоточенная нагрузка, которая требует определенных расчетов несущих конструкций существующего здания, как это повлияет на перекрытия и на опоры, на которых держится все здание. Это очень важный момент.

Иван Князев: И чем в итоге дело закончилось?

Алексей Кротов: Понимаете, здесь много всяких особенностей.

Иван Князев: Чем в итоге дело закончилось?

Марина Калинина: Да надо было ему просто на первом этаже квартиру покупать.

Алексей Кротов: Ну, на первом этаже нельзя снести несущие стены, на верхнем этаже, где есть перекрытия, там проще...

Марина Калинина: Там можно?

Алексей Кротов: ...потому что нагрузка на верхних этажах совсем другая. Понимаете, тут все очень индивидуально.

Марина Калинина: Сплошные нюансы.

Алексей Кротов: Да, именно так.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Алексей Кротов был с нами на связи, руководитель персональной архитектурной мастерской. Говорили мы о том, как и когда можно делать планировку, как ее сделать правильно и какие последствия будут, если сделаешь неправильно.

Марина Калинина: В общем, надо все согласовывать и уважать соседей, которые живут рядом.

Иван Князев: И специалистов приглашать, если что-то собрался делать.

Марина Калинина: И специалистов приглашать, так что будьте аккуратны.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как сделать свое жилье комфортным без ущерба для других