Лошадиные силы взбрыкнули в цене

Гости
Олег Мосеев
автоэксперт
Дмитрий Попов
эксперт рабочей группы по регуляторной гильотине в сфере безопасности дорожного движения при Правительстве РФ

Александр Денисов: «Лошадиные силы взбрыкнули в цене»: с начала года популярные в России марки автомобилей подскочили в стоимости от 2 до 15%. Дилеры все списывают на нас же самих (ну а на кого еще?): мол, из-за дефицита новых машин вырос спрос, вы же сами и раскрутили цены, ну а курс валют докрутил со своей стороны.

Ольга Арсланова: Отечественные марки дорожали, хоть и скромнее: модели «ВАЗа» на 2%, но «АвтоВАЗ» обещал про скромность забыть и впечатлить покупателями новыми ценниками, за некоторые модели грозятся выкатить миллион с лишним, и выглядят они, в общем, да, как раз на этот самый миллион.

Александр Денисов: Да, эту психологическую отметку в миллион преодолели многие, как мы полагали, бюджетные марки, корейские и прочие. Сейчас мы, как говорит молодежь, в полной шакире, в общем, шокированы, кто хотел купить автомобиль, продать старый, призадумался, ездит на старичке.

Что нам ждать от авторынка? Поговорим с нашими экспертами. На связи Дмитрий Попов, автоэксперт, а также Олег Мосеев, вице-президент ассоциации «Российские автомобильные дилеры». Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, уважаемые гости.

Александр Денисов: Добрый вечер, Дмитрий, добрый вечер, Олег.

Вы знаете, у меня к вам такой вопрос обычного человека у руля. Вот мне показывали одну деталь из коробки передач престижной европейской марки, марка хорошая, немецкая, коробка-автомат, и в ней была такая вот квадратная деталь. Мне показал мастер и говорит: «Как ты думаешь, что это, металл?» – это оказался какой-то прессованный картон, это было в коробке передач. Причем он тоже удивился, что это сделано из картона.

Вот при таком подходе, мы знаем, что уже в автомобиль заложен ресурс ограниченного срока службы, то есть как они откровенно говорят, 3 года отработал автомобиль и меняем его, 3 года отработал и меняем, и при этом растущие цены. Я бы понял, если бы цены подали, мы ездим на картонных деталях, но они растут. Я вот этого, убей бог, понять не могу. Олег Евгеньевич, давайте, может быть, с вас начнем, объясните простаку, в чем дело.

Олег Мосеев: Ну, давайте начнем с маленькой корректировки: я уже не вице-президент РОАДа, тоже свободный эксперт, уступил дорогу, так сказать, следующему поколению в нашей ассоциации, поэтому просто для справки.

Что касается машин, то первое, что прозвучало, что дилеры говорят про цены. На самом деле цены устанавливает производитель все-таки, а не дилер, дилер является конечным звеном в товаропроизводящей цепи, максимальную цену перепродажи устанавливает производитель.

Что касается картонных деталей, очень сложно комментировать, потому что надо смотреть конкретную модель, конкретную запчасть, потому что, не зная о конкретике, тяжело комментировать.

Теперь что касается цен. Значит, цены действительно выросли, при этом надо понимать, что если мы точкой отсчета возьмем начало следующего года, то за это время рубль девальвировал на 26%, цены на сегодняшний день выросли где-то на 20% к тому же периоду. Отчасти помогает, естественно, локализация производств, но с ней тоже все непросто, потому что часть локализованного производства оказывается потом произведена на импортном оборудовании из импортных комплектующих и так далее. Плюс инфляция в России, которая начала ускоряться, тоже добавляет в эту копилку свой вклад.

Ну и, естественно, то, что как раз потребитель очень сильно заметил, – это отсутствие скидок, потому что на рынке, на котором наблюдается дефицит, естественно, скидки практически никто не дает. И вот это как раз очень сильно заметил потребитель, потому что раньше он мог получить скидку 3–5%, сейчас этих скидок нет, соответственно, реальная цена покупки выросли помимо того, что выросла цена, еще и ушла скидка. Конечно, это больно бьет по карману потребителя, доходы которого на такую величину не выросли; более того, есть сегменты, где доходы даже сократились.

Александр Денисов: Дмитрий Владимирович, вот про деталь картонную. Ну не знаю, может быть, чайнику не понять, может быть, это нормально, картонные детали в автомобиле и ограниченный срок службы. Я говорю, сами автопроизводители повторяют: «3 года – меняйте машину». Это нормально, за такие деньги брать такие машины?

Дмитрий Попов: Слушайте, на самом деле это тренд в отношении не только автомобилей, но и вообще, в целом техники. У нас сейчас и в холодильники, и в стиральные машины это специально заложено. Эта история создает спрос. Как человек, который в детстве занимался авторемонтом автомобилей и имеет образование как автомеханик, я вам могу сказать, что я в последних моделях автомобилей регулярно натыкаюсь на конструктивно заложенные истории, которые сделаны намеренно, для того чтобы они быстро теряли кондицию.

Причем это не только иностранные автомобили, так сказать. Вот буквально сейчас я езжу на отечественном автомобиле, год ему исполнился три-четыре дня тому назад, и 46 тысяч пробега, то есть я очень энергичный ездок, на мне хорошо испытывать автомобили, и у меня, в общем, исчерпала свой ресурс одна деталь, которая в прошлых редакциях отечественных авто ходила по 100 и 150 тысяч, не будем комментировать, что за деталь...

Ольга Арсланова: Ой...

Александр Денисов: А что за деталь-то, расскажите? Что за деталь?

Дмитрий Попов: Ну, у меня тормозные диски полностью обнулились. То есть я не представлял, что они 39–40 тысяч проходят в нулевой износ, то есть они закончились совсем, ехать на машине невозможно.

Александр Денисов: Дмитрий Владимирович, у меня закралось подозрение. Мы оплачиваем вот этими двумя миллионами, ну хорошо, миллион за вообще бюджетные марки, смекалку автопроизводителей, вот чтобы они сделали, чтобы как можно быстрее сломался, мы за это платим, я понял?

Дмитрий Попов: Маркет в принципе сейчас выстроен на том... Я вам больше скажу: так сказать, если мы возьмем автомобили, которые производились 20 и больше лет тому назад, то есть те, которые дожили до нашего времени, мы увидим очень себе приличные экземпляры, потому что тогда другие были маркетинговые ходы. Сейчас очень много чего в маркетинг производителя заложено, для того чтобы создавать спрос.

Ольга Арсланова: Дмитрий Владимирович, а объясните, пожалуйста, мне, я вот просто не понимаю – а как может быть спрос на то, что так дорого и так быстро выходит из строя? Откуда этот спрос? Это у нас люди, получается, хорошо живут, если они даже эти дорожающие на 20% автомобили во время пандемии продолжают покупать?

Дмитрий Попов: А ездить-то надо все равно, понимаете, в чем дело. Причем у нас в России вот есть такая история, которая... Я все время говорю, что наш рынок по продажам не является типическим по отношению к европейским рынкам продаж, у нас очень сильно накладывается на этот рынок менталитетная составляющая. Когда в прошлом году мы были, так скажем, в пандемийной яме и, по идее, продажи автомобилей должны были провалиться, у нас сентябрь и октябрь показали весьма себе хорошие результаты. Потому что человек наш начал воспринимать автомобиль, с чем я не согласен, как способ вложения денег, автомобиль на самом деле не очень хороший способ вложения денег.

А во-вторых, многие начали воспринимать его как дополнительный заработок в условиях падения рынков, падения зарплат и всего остального. Повысился очень спрос, и тот самый автомобиль, который я купил год назад, я буквально вчера, готовясь к нашему с вами разговору, заглянул, сколько он стоит на сайте, и неожиданно для себя обнаружил, что он подорожал аж на 15% ровно в том же самом салоне, в котором я его покупал, ровно в той же комплектации.

Ольга Арсланова: Но, прошу прощения, Дмитрий Владимирович, учитывая вот этот дефицит, о котором говорят, новых автомобилей и рост цены на них, вы можете подороже его продавать, ведь он на вторичке, получается, тоже подорожал.

Дмитрий Попов: Ну, на вторичке он не настолько подорожал, динамика роста цены на вторичке не повторяет динамику роста цены на первичном рынке, потому что на нее накладывается еще матрица износа, эксплуатационная матрица, матрица состояния и еще масса других факторов. Поэтому прямой связи между ценой, которая в первичном рынке, и ценой во вторичном рынке не существует, довольно часто такая история происходит.

Кроме этого, я не продаю, допустим, автомобили, но вообще надо понимать, что менталитетная составляющая формирует определенные накладки на наш рынок, и то, что создается дефицит, он немножко нагнетается, кстати, дилерскими сетями, немножко нагнетается, такой ажиотаж присутствует. Спрос рождает предложение: раз наш человек побежал, соответственно, покупать автомобиль, вкладывать деньги, соответственно, почему бы производителю не приподнять цены. Да, я соглашусь с Олегом Мосеевым, что 100%-й локализации, как заявляют изготовители некоторых марок, у нас на самом деле не существует, в большинстве случаев обязательно есть какие-то детали, которые ввозные из-за рубежа.

Александр Денисов: Олег Евгеньевич, вот слышал я такой пример, не знаю, уж правда или нет, что некоторые зарубежные модели в долларовом эквиваленте чуть ли не на треть дешевле, чем за границей. Ну вот приводится пример с Toyota Corolla, это действительно так? С чего это вдруг у нас тут расщедрились?

Олег Мосеев: Если сравнивать цены в России с европейскими, у нас машины действительно дешевле, по разным брендам разная ситуация, но 15, 20, 30% по разным брендовым моделям у нас есть разница. Объясняется это тем, что как раз есть возможность сэкономить на локализации, ну и плюс для России специальное ценообразование, потому что понимают, что по тем ценам, по которым покупают европейцы, в России машину просто практически никто покупать не будет. Ну, я утрирую, конечно, но существенно спрос упадет.

И еще хотел бы, кстати, добавить, что дефицит – это не дилерская история и даже не российская история, это мировая история. Во всем мире наблюдается дефицит, связанный с дефицитом автокомпонентов.

Александр Денисов: А не является вот это подтверждением, вот вы сказали, разница в цене между Европой и Россией, в себестоимости, не такая уж высокая себестоимость у этих автомобилей, чтобы нам их скидывать за 2 миллиона с лишним и прочее, раз они могут себе позволить разбег цен в Европе и здесь? Или они за счет Европы вытягивают наш скудный рынок? Как это вообще объяснить? Что за роскошь такую они себе позволяют, подешевле продавать?

Олег Мосеев: Еще раз, смотрите, если вы возьмете, я не знаю, бренды можно называть или нельзя, но, наверное, можно, потому что мы же не рекламируем...

Ольга Арсланова: Ага.

Олег Мосеев: Если мы возьмем то же Renault, у них локализация в России в районе 60%, соответственно, себестоимость продукта просто ниже, чем в Европе. Собираются машины здесь, рабочие здесь получают зарплату ниже, чем в Европе, поэтому это дает возможность как раз держать цену. Какие-то производители в какой-то период просто действительно дотируют рынок за счет других рынков, как это сделали корейцы, Hyundai и Kia, которые за счет того, что медленнее всех остальных на протяжении последних 6 лет поднимали цены, свою рыночную долю увеличили в 2 раза на российском рынке. Поэтому здесь у каждого бренда своя история, но в целом, еще раз, проблема не российская и уж точно не дилерская, проблема возникла во всем мире.

Ольга Арсланова: Дмитрий Владимирович, вспоминаю, кто-то из стройкомплекса московского говорил, из чиновников, по-моему, даже Хуснуллин, что высокая цена на московские квартиры – это как раз тот самый ценз, который многие не проходят и спасают город от фатального перенаселения, все-таки не резиновая. А с автомобилями так работает? Чем дороже автомобили, – а мы понимаем, что основной спрос в больших городах, – тем ниже на них спрос, тем меньше загрузки, больше спрос на каршеринг, на такси? Или ничего не останавливает автолюбителей от покупки?

Дмитрий Попов: Нет. Кстати, знаете что? Есть даже исследования о том, что присутствие у нас сейчас в нашем быту, вот только появилась эта каршеринговая история, каршеринговая история немножко поджимает рынок, появился целый, так скажем, пул пользователей автомобилей, которые относятся к людям, которые пользуются краткосрочной арендой...

Ольга Арсланова: Вот это я, я продала автомобиль, пользуюсь каршерингом и не понимаю, зачем свой автомобиль в Москве, честно непонятно.

Дмитрий Попов: Ну, он оказывает воздействует, но это в мегаполисе оказывает воздействие. Вы смотрите по-московски или я, допустим, по-петербургски, а как только мы с вами отъедем куда-то чуть-чуть на периферию, где хвосты корреспонденции будут не такие сумасшедшие с точки зрения... состояний, то автомобиль очень даже себе пригодная история. Вот я только что вернулся из командировки по Ленинградской области, там есть регион, в котором несмотря на бедность региона в каждой семье есть автомобиль, потому что просто другим способом добраться в районный центр невозможно. Тут вопрос, какой автомобиль, это новый не новый, старый не старый. Поэтому у нас, к сожалению, пока что создавать запретительные цены на автомобиль, для того чтобы народ не покупал, это нам придется тогда расслоить по регионам по разнице цены, тогда получится...

Александр Денисов: Дмитрий Владимирович, а я вот рискну предположить, вот если формулу Хуснуллина на авторынок применить, чем выше цены, тем престижнее пробка, например, и ты совершенно очевидно... Сидишь с одноклассниками в соседней машине, можешь смело знакомиться, человек твоего круга, если тебя это, конечно, радует, да.

Дмитрий Попов: Ну нет. Ну да, это немножко совпадает с моей позицией о том, что рынок управляется менталитетной составляющей, понты в нашем деле присутствуют. Я покупаю автомобиль исходя из назначения его утилитарного использования и позволяю себе ездить на отечественном авто, которое, к слову сказать, раз уж мы используем компанию Renault, совсем не отличается от ее основного продукта.

Я бы еще хотел сказать по поводу разницы цен в Европе. Вот действительно, то, что сказал Олег, что действительно многие производители в достаточной степени... Существуют даже существенно дотируемые территориальные истории только для того, чтобы поддержать свое присутствие на рынке. Для производителя цена имеет значение в среднем ценовом диапазоне, то есть это произведение количества произведенных автомобилей на стоимость в конкретном регионе. Он прибыль получает от всех продаж; если он поддерживает присутствие в каком-то регионе, потому что, уйдя с рынка какого-то региона, он сильно потеряет и потом будет труднее восстановиться, поэтому эта история присутствует.

Александр Денисов: А вот интересно, вы начали рассказывать про те детали, которые специально сейчас ухудшают, чтобы автомобиль не радовал нас слишком долго, не баловал нас хорошей ездой беспроблемной. Что еще вот вы обнаружили, вот расскажите, какие изъяны?

Дмитрий Попов: Ой, слушайте, ну, например, в последнее время очень серьезно выползла на поверхность история, касающаяся стоимости владения, потому что огромное количество производителей делают, не буду называть марку и модель автомобиля, там гаечные ключи метрического ряда не подходят. Для того чтобы поремонтировать самому, в общем, наш обычный инструмент не годится, а значит, вы покупаете...

В чем прибыль, например, производителей и в чем прибыль дилера? Покупая автомобиль, вы становитесь заложником этой истории, и дальше вы платите деньги за обслуживание автомобиля. Стоимость владения имеет значение, и она, в общем, достаточно сильно растет вместе с ценой. Никто не замечает, что цена на автомобиль подпрыгнула, но кроме самой цены на автомобиль подпрыгнула и стоимость владения: это запчасти, это стоимость ремонтных работ по замене тех или иных деталей, они же тоже поползли вверх.

Ольга Арсланова: Да и бензин не дешевеет, давайте уж прямо скажем, с налогами.

Дмитрий Попов: Да-да-да.

Ольга Арсланова: Олег Евгеньевич, вот нашла статистику, она, правда, за май, о том, что средневзвешенная стоимость автомобиля с пробегом составила 634 тысячи рублей. У меня вопрос: а зачем покупать новые автомобили в таком объеме, когда действительно это наиболее разумное решение? Не так дорого, мы уже выяснили, что долго машина все равно не задерживается в одних руках, это как раз отличное время, для того чтобы укреплять рынок подержанных автомобилей, это оптимальное сочетание цены и качества.

Олег Мосеев: Нет, подождите, что значит «долго не задерживается»? У нас сейчас первое владение автомобилем в среднем 5,5 лет, что существенно, кстати, больше европейского и американского показателей, поэтому это... И кстати, если выходит из строя какая-то одна деталь, это не значит, что ломается весь автомобиль; если вы его своевременно обслуживаете, то проблем не будет. И на стоимость владения влияет дорогущий паркинг, сильно подорожавший бензин, стоимость страховок и так далее, а не только стоимость сервиса.

Ольга Арсланова: Да. Но все-таки преимущество подержанных автомобилей перед новыми, которые тут же дешевеют, как только выезжают из салона.

Олег Мосеев: Нет, ну смотрите, есть разные потребители. Автомобилей, которые уже были в эксплуатации, продается в год в 3 раза больше, чем новых, даже больше, чем в 3 раза, поэтому есть потребители, которые покупают исключительно подержанные машины. Есть потребители, которые мигрируют из сегмента в сегмент и иногда вместо новой машины покупают довольно свежую машину с пробегом. Но есть потребители, которые принципиально покупают только новые машины, и их вот четверть от всего автомобильного рынка. Поэтому все равно мы можем про менталитет много говорить, но менталитет во всем мире есть, это радость от покупки новой машины, которую часть населения планеты не променяет пока ни на что.

С точки зрения каршеринга, ну да, он дал какой-то дополнительный сервис, но, слушайте, 40 тысяч машин каршеринговых в Москве при парке в 5 миллионов – ну это же даже не смешно. 40 тысяч машин проблему автомобилизации населения не решат. Да, Москва выдавливает владельцев автомобилей с сумасшедшими ценами на парковки, ограничениями и так далее, сужением дорог, уменьшением количества парковочных мест, поэтому в мегаполисе машиной становится владеть, если вы не выезжаете за город или не ездите по стране в путешествия, то машина вам, естественно, не нужна, ну это дорого просто, в среднем ценовом сегменте нет смысла. Понятно, что в премиум-сегменте люди все равно будут покупать автомобили. То есть рынок очень разный, есть разные клиенты, кто-то покупает бэушную машину свежую, кто-то готов ездить на десятилетней...

Александр Денисов: В общем, Олег Евгеньевич, каршеринг вам не очень. Ну, мне, честно говоря, тоже.

Дмитрий Владимирович, вот все про эти заложенные изъяны. Вот сейчас Aurus в Татарстане делают – что, неужели там тоже перед конструктором поставили задачу: «Так, что у нас будет ломаться, давай-ка садись и рассказывай»?

Дмитрий Попов: Нет, слушайте, давайте не будем рассматривать модель, которая производится совершенно штучно, Aurus вообще не является показателем ничего, это просто указание свыше и родился, соответственно, автомобиль суперпремиального класса, который в основном решает имиджевые задачи.

Александр Денисов: То есть его можно брать смело, Дмитрий Владимирович, 12 миллионов и надежно будет тебя катать?

Дмитрий Попов: Думаю, что да, только надо будет, наверное, занять очередь: насколько я знаю, там у Aurus все хорошо по заказам расписано вперед.

Я, кстати, отношусь к человеку, который... Я являюсь тотальным пользователем нового авто, причем я пользуюсь на американский манер: я купил автомобиль в кредит потребительский, 5 лет прокатал его, как только кредит полностью закрылся, я его продаю по не очень высокой цене, для того чтобы сумму от покупки его на следующий день использовать в качестве первого взноса на новый автомобиль, и все равно новый автомобиль. Бэушный автомобиль... Для того чтобы покупать бэушный автомобиль, это нужно быть иделогическим таким определенным образом пользователем, потому что довольно часто бэушный автомобиль – это кот в мешке, тем более что у нас развито это все, скручивание спидометров и всех остальных...

Ольга Арсланова: Дмитрий Владимирович, а я все про шеринговую экономику. Я тут общалась с молодежью, и мне сказали: «Это вот отживающее ваше поколение, которое хочет новые машины, новые вещи. Мы стоим на том, что нужно использовать то, что уже создано, борьба с гиперпотреблением». Вопрос: это локальные какие-то все-таки изъяны и все равно всегда будет востребован этот рынок новых автомобилей, например, или это отмирающая уже эстетика потребления и молодежь ту же самую, которая сейчас придет на смену экономически активному населению пожилому, уже не заинтересуешь такими вещами?

Дмитрий Попов: Нет-нет-нет, давно-давно на заре телевидения говорили, что оно выдавит театр и газеты, все осталось, и театр, и газеты остались. Существует огромный пласт людей, которые в принципе не могут себе позволить пользоваться вещью, которая используется до этого еще кем-то, это раз.

Второе: Олег правильно сказал, что Москва вот сейчас выдавит весь личный транспорт, шеринговые компании будут иметь какие-то приоритеты, преференции в центре и за счет этого приподнимут цену на свое пользование. Честно говоря, экономическая модель использования шерингового транспорта выигрышная, только если вы утром и вечером на работу и с работы. Я, например, у меня такая деятельность, я целый день в разъездах, у меня по 150–200 километров в день, я на шеринге просто...

Александр Денисов: Дмитрий Владимирович, кого-то и самокат радует, конечно, не каждому это посоветуешь, как и шеринговую экономику. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: На связи с нами был Дмитрий Попов, автоэксперт, а также Олег Мосеев, тоже автоэксперт.

Ну и напомню, вот речь зашла о театре, о телевидении: сегодня девять дней, как от нас ушел журналист, режиссер, продюсер, сценарист, генеральный директор «Общественного телевидения России» Анатолий Григорьевич Лысенко. Сразу после итогового выпуска новостей в эфир выйдет передача, посвященная памяти Анатолия Григорьевича.

Ольга Арсланова: В студии ОТР собираются все те, с кем Анатолий Григорьевич создавал телевизионные каналы и новые программы, с кем дружил и кем дорожил. И в течение всей программы дверь в студию будет открыта, чтобы любой коллега Анатолия Григорьевича мог прийти и присоединиться к гостям. Это не эксперимент и не прием, мы просто отдаем дань человеку, который всегда жил и работал на телевидении по принципу открытой двери.

Александр Денисов: На этом все. С вами были Александр Денисов, Ольга Арсланова.

Ольга Арсланова: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему дорожают автомобили?