Любимые книги россиян

Гости
Владимир Григорьев
вице-президент Российского книжного союза

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот мы часто о детях, о молодежи говорим, так поскрипываем: «Мало читают, не хотят ничем интересоваться…»

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: «Совсем безграмотны». Ну а мы сами-то, взрослые, вот мы много читаем в последнее время?

Константин Чуриков: Ну… Некоторые взрослые читают достаточно, хотелось бы, конечно, побольше, но... Ну, минут 30 как минимум в день, а то и час.

Оксана Галькевич: Просто я к тому, что, знаете, осилить школьную программу – это еще не все, этого недостаточно, душа, как помните, обязана трудиться. Вот расскажите нам, пожалуйста, уважаемые зрители, что из современной литературы или литературы прошлых лет, так скажем, может быть, хорошо, классики тоже, вы прочли в недавнее время.

Константин Чуриков: Да. Ну, принимаются разные имена, в том числе и зарубежных, конечно, авторов…

Оксана Галькевич: Да, давайте.

Константин Чуриков: Интересны также, естественно, и наши российские, ну и вот почему. Дело в том, что уже в декабре будут названы победители крупнейшей литературной премии нашей страны «Большая книга». На ее соискание в этом году выдвинуты 336 работ, 336 произведений.

Оксана Галькевич: О том, какие книги попали в этом году, скажем так, в полуфинал, в шорт-лист, это полуфинал или четвертьфинал…

Константин Чуриков: Это лонг-лист, их 300 с лишним.

Оксана Галькевич: Давайте мы сейчас об этом…

Владимир Григорьев: Это уже финал.

Константин Чуриков: Вот.

Оксана Галькевич: Вот, мы уже подключаем к беседе нашего гостя, друзья, и вас тоже, вот вы помните, мы спросили, отвечайте на вопрос, ждем звонки, сообщения. А в студии у нас сегодня Владимир Григорьев, вице-президент Российского книжного союза. Здравствуйте, Владимир Викторович.

Владимир Григорьев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Владимир Викторович, ну вот такое частое действительно стереотипное представление, что если мы чего-то не знаем, значит, этого не существует. Я в свое время общался с консерваторским другом и говорил: «Современных композиторов нет». – «Почему?» – «Я же их не слышу». И как-то раз на одном, как говорится, творческом вечере я услышал одно произведение, и я даже подумать не мог, что это вот наша современная классика. Что с книгами, с современной литературой?

Владимир Григорьев: Да все замечательно с книгами. Такой достаточно активный литературный процесс, развивается. В стране появляются новые имена, интересные произведения, много переводится, то есть по сути мы в таком общемировом тренде. И если уж говорить о цифрах, то в России издается, Россия, в общем-то, в пятерке самых издающих стран мира, это во-первых. Также…

Оксана Галькевич: «Самых издающих» – это имеется в виду что? (Простите, что я вас перебила.)

Владимир Григорьев: Это имеется в виду по количеству…

Оксана Галькевич: Имеется в виду, что мы сами себя издаем, или в том числе, как Достоевский переводится где-то там за границей, Чехов и так далее, известны во всем мире?

Владимир Григорьев: Нет, это имеется в виду, что по количеству титулов, по количеству наименований книг, которые выпускаются в год в Российской Федерации, мы уступаем Великобритании, Китаю, иногда спорим с Францией, и Соединенным Штатам Америки. Но в целом мы где-то в пятерку входим.

Оксана Галькевич: А наших авторов переводят на иностранные языки? Активно читают? Они там востребованы?

Владимир Григорьев: Наших авторов… Это отдельная тема, она такая глубокая, длительного требует разговора. Но в целом, в целом, если же мы будем говорить о «Большой книге», то победители «Большой книги» получают приблизительно 20–25 контрактов на переводы на различные языки мира.

Оксана Галькевич: Ага.

Владимир Григорьев: В том числе на самые активно употребляемые языки, вот. Если же говорить в целом о книжной индустрии, то я хочу сказать, что, в общем, любой более-менее приличный книжный магазин не может не радовать глаз. Если сравнить там с 15-летней давности ассортиментом или даже 10-летним, то, в общем, большой-большой шаг вперед сделан. И вы можете найти, наверное, во всех жанрах активно работающих интересных авторов.

Константин Чуриков: А давайте мы сейчас сделаем так, вот зрителей попросим написать, какая книга на вас произвела за всю вашу жизнь просто самое неизгладимое впечатление, какая книга, может быть, вас даже изменила, даже трансформировала…

Владимир Григорьев: Ну, это будет, наверное, все равно XIX век, может быть XX.

Константин Чуриков: Да-да-да, ну…

Владимир Григорьев: Мы не перейдем к XXI веку в этом разговоре.

Константин Чуриков: Нет, мы сейчас это запараллелим, а вы расскажете, во-первых, какая книга для вас ваша главная, а во-вторых, вот из этих книг… Я понимаю, что мы не можем оказывать давление на тех, кто голосует, но в принципе вот что бы вы отметили?

Владимир Григорьев: Значит, коллеги, давайте посмотрим на это немножко по-другому. У каждого человека жизнь начинается с каких-то первых любимых детских книг. Говорю об этом еще и потому, что, вы не поверите, но в Москве через буквально неделю стартует впервые в истории Советского Союза и России такой мировой конгресс по детской книге. Сюда к нам приедут авторы, художники, переводчики детской литературы, и в течение 3 дней Москва будет в центре притяжения всего мира, всех тех, кто более-менее связан с детской книгой.

И мы будем в доме Пашкова, который, как вы знаете, является частью Российской государственной библиотеки, шикарное такое помещение, вручать такую детскую Нобелевку, премия, которая вручается лучшему художнику и лучшему автору детского произведения. Это премия Андерсена, она состоится уже 10 сентября, а 8-го будет начинаться вот этот вот конгресс, где все так или иначе связанные с детской литературой, продвижением и пропагандой детского чтения, заинтересованные в том, чтобы наши дети читали по меньшей мере не меньше, чем мы, поделятся своим опытом. Это будут представители порядка 70 стран.

Поэтому я скажу вам, почему выбрана Россия, – да потому что здесь активно развивается в том числе и детское книгоиздание. И несмотря на то, что продолжают по всем рейтингам побеждать Чуковский, Маршак, Остер, тем не менее, тем не менее этот сегмент книгоиздания всемирной литературы развивается достаточно активно.

Константин Чуриков: Ну реплика, например, как говорится, с задней парты, от себя: Артур Гиваргизов – прекрасный совершенно писатель…

Владимир Григорьев: Замечательный.

Константин Чуриков: Господи, так иронично, с таким юмором…

Владимир Григорьев: Замечательный.

Константин Чуриков: Вот всем, у кого дети примерно 6–8 лет, можно порекомендовать, наверное.

Оксана Галькевич: Активно обновляется наш SMS-портал…

Константин Чуриков: Давай, что люди читают, расскажем.

Оксана Галькевич: Да, я вот откладываю сообщения. Московская область: «Дневники Пришвина – по-моему, лучшая книга XX века», – пишет нам зритель. «Хижина дяди Тома», Нижегородская область…

Константин Чуриков: Каверин «Два капитана». Пенза пишет: «Устав армии СССР», – кстати, тоже неплохо бы знать.

Владимир Григорьев: Да…

Оксана Галькевич: «Пикник на обочине» Стругацких, Лиз Мур «Алые реки» (я вот просто зачитываю что есть), «Бандитский Петербург» из Ленинградской области пришло…

Владимир Григорьев: Ну это уже XXI век, видите, это как-то мы…

Оксана Галькевич: Да, кстати, современная. ««Мастер и Маргарита» Булгакова – моя любимая книга», – ты спрашивал Елену, Елена тебе ответила.

Константин Чуриков: А можно вопрос? Вот хорошо… Нет, я тоже люблю Булгакова, но почему-то у нас... Вот смотрите, сейчас вот даже приведу цитату, опрос очередной, это уже SuperJob спрашивал, и у нас все время, значит, россияне, я не спорю, это великие произведения, поймите меня правильно, роман «Война и мир» назвали лучшим произведением 13% опрошенных, на втором месте «Мастер и Маргарита» Булгакова, 11% голосов, далее «Преступление и наказание» Федора Достоевского… Ну вот набор один и тот же…

Владимир Григорьев: Ну и замечательно, ну и замечательный набор, почему нет?

Константин Чуриков: Нет, не странно, что вот эти три книги называют?

Оксана Галькевич: Хорошо в школе учились.

Константин Чуриков: Все как один.

Владимир Григорьев: Ну, вы знаете, как бы вам сказать… Вот смотрите, Паша Басинский, такой очаровательный совершенно автор, преподаватель литературного института и литературный обозреватель «Российской газеты», написал «Бегство из рая», книгу о Льве Николаевиче Толстом.

Оксана Галькевич: Нам об этом тоже пишут, вот сейчас как раз пришло сообщение.

Владимир Григорьев: Так вот он выиграл Гран-при «Большой книги» и, в общем-то, совершенно справедливо со сцены сказал: «Коллеги, я прекрасно понимаю, что эта премия не мне, а Льву Николаевичу Толстому». Ну просто у нас с детства сидит набор великих авторов, тех, кто украсили русскую литературу, тех, кто заставили весь мир говорить о России как литературоцентричной стране, как стране, которая воссоздала такой необыкновенно качественный пласт литературы, мировой литературы. Поэтому, конечно, эти имена – это гордость, наша гордость, и слава богу, что их помнят, что читают. Мы будем праздновать 200-летие Достоевского, через какие-то пару лет юбилей Толстого, и будем вспоминать, наверное, по новой, следующему поколению передавать вот этот генокод любви к нашим классикам.

Константин Чуриков: А нам это удается? Так, если честно?

Владимир Григорьев: Вы знаете, мне кажется, что мы прошли такой downfall, то место, где нам постучали со дна…

Оксана Галькевич: Снизу постучали, да?

Владимир Григорьев: Снизу постучали, да. Это было на рубеже конца 1990-х – начала 2000-х гг., когда мы регистрировали абсолютное падение интереса к чтению. И вы знаете, есть такие замеры медиапотребления, сколько часов в день какое медиа потребляет тот или иной гражданин Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Ага.

Владимир Григорьев: Вот книги там сузились до неимоверных каких-то там 12 минут в день, и это было безумно обидно для всех издателей, для литераторов. Но тем не менее рост начался, начался рост потребления книг. Может быть, это связано с тем, что появились электронные книги, новое поколение начало читать с разных гаджетов. Для меня, например, безразлично, как бы они ни читали, главное, чтобы они читали, чтобы интерес к литературе, вообще к чтению развивался в каждом поколении. Может быть, они будут удачливее, чем то поколение, которое мы получили в 2010-е гг.

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, давайте предоставим слово нашим зрителям, все хотят поделиться книгами, которые читают…

Константин Чуриков: Поделиться радостью.

Оксана Галькевич: Татьяна из Ульяновска будет первой. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: У меня много любимых книг, но в основном это классика: Лев Толстой, Тургенев, Чехов, Гоголя очень люблю, Гончарова-земляка. Но в последнее время я прочитала очень интересную дилогию Павла Мельникова-Печерского, это нижегородский писатель XIX века. Первая часть дилогии называется «В лесах», а вторая часть «На горах». Очень интересно описана жизнь, быт и вообще все, как сказать, нравы старообрядцев-купцов XIX века, которые жили в Нижегородской области. Ну, там с религией связано в основном, но большое впечатление произвела на меня эта книга, эта дилогия. Вот то, что я прочитала в последнее время. А так мне нравится зарубежная классика тоже, Мопассан…

Константин Чуриков: Мопассан Ги де, Эмиль Золя. Так, кто еще? Да, очень люблю французов.

Зритель: Да, ха-ха. И еще не могу вспомнить сейчас, ха-ха.

Константин Чуриков: Марсель Пруст, Гюстав Флобер, Оноре де Бальзак, подождите…

Зритель: Да-да-да.

Константин Чуриков: Аббат Прево…

Оксана Галькевич: Так, спокойно, Константин, это не твоя минута славы.

Константин Чуриков: Да-да-да, нет-нет-нет.

Оксана Галькевич: Слушаем зрительницу.

Владимир Григорьев: А Гончаров, который связан с Ульяновской областью?

Константин Чуриков: Сказали Гончарова, да-да-да, она назвала. Татьяна, спасибо за ваш звонок. Приятно, вот приятно, когда на одной волне, понимаешь, с людьми.

Еще у нас Ольга из Москвы.

Оксана Галькевич: Да, у нас еще один звонок. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я из Москвы, Ольга Николаевна.

Константин Чуриков: Очень приятно.

Зритель: С внуком, конечно, мы читаем много классики, потому что у нас 7-й класс мы закончили, поэтому у нас и Гоголь, и многое остальное. Но я хотела бы многим посоветовать почитать, попробовать Михаила Веллера, потому что в этом году я взялась еще раз перечитывать. В наше трудное время не хватает юмора, какого-то такого настроения, которое нужно людям, хоть где-то черпать вот эту вот подпитку положительную. Его «Легенды», его какие-то байки наполнены такого юмора, что даже невозможно оставаться серьезной.

Владимир Григорьев: Невского проспекта и Арбата, да.

Зритель: Да, есть легенды об Арбате, но мне понравились больше «Легенды Невского проспекта». Попробуйте, почитайте, я думаю, доставит удовольствие.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Вот еще, кстати, сообщение… Ну, сейчас нас вот как раз все-таки читающая аудитория смотрит. Москва, тут я присоединюсь, «Переписка Чайковского с фон Мекк» – это, между прочим, тоже стоит того.

Оксана Галькевич: «Крутой маршрут», «Трудно быть богом», все труды Льва Гумилева, Головачев «Разборки третьего уровня»… Так, что еще… Достоевский «Идиот», ну и классика тоже, естественно, фигурирует… «На солнечной стороне улицы» Дина Рубина, Кастанеда, Богомолов…

Владимир Григорьев: Читающая страна, о чем говорить.

Оксана Галькевич: Читающая, да-да-да.

Константин Чуриков: Скажу сейчас глупость, но не могу не задать этот вопрос. Вот понятно, современная литература, понятно, время не прошло, еще издалека мы на это не посмотрели – много того, что останется надолго?

Владимир Григорьев: М-м-м… Нет, немного, немного. Но много и не бывает. Понимаете, мы из XIX века тоже помним ну десяток имен, двенадцать имен, из XX века ну два десятка имен остается. По какому счету смотреть? Если по гамбургскому…

Константин Чуриков: По гамбургскому.

Владимир Григорьев: Ну, если по гамбургскому счету, я думаю, что из первых 20–25 лет этого столетия пару имен, может быть, и то… да, наверное, мы вынесем. Я думаю, что уже вошел в историю Владимир Маканин, умер в позапрошлом году, но это в моем представлении выдающийся автор конца прошлого – начала этого века. Ну посмотрим, посмотрим. Конечно, феноменальный, совершенно феномен ничем не подражаемый Виктор Пелевин, чей новый роман, по-моему, позавчера, что ли, появился. Ну, собственно, для этого и созданы национальные премии, которые следят за этим литературным процессом и, в общем-то, создают какую-то лоцию для читателей, что вот это качественно, на это нужно обратить внимание.

Константин Чуриков: Когда советуешь…

Оксана Галькевич: А качественно то, что войдет потом в школьную литературу, да, школьную программу, так скажем?

Владимир Григорьев: Вы знаете, мы это оставим, скажем, литературоведам и филологам следующего поколения, потому как пока трудно себе представить, что сегодня уже из ныне живущих можно отнести кого-то к классикам, но в рекомендации для школьной программы, конечно, нужно уже давать.

Оксана Галькевич: А «Большая книга» сколько лет уже существует, премия?

Владимир Григорьев: «Большая книга» существует 15 лет, это 15 сезонов. И несмотря на то, что раздавались какие-то голоса критичные, что давайте, может быть, проводить раз в 2 года, я продолжаю настаивать на том, что это должен быть ежегодный конкурс того, что было лучшим в этом году. Может быть, это будет не самая большая книга или это будет, скажем так, «полубольшая» книга, но тем не менее это лучшее, что в этом году, и такое мощное жюри из 100 человек за это голосует.

Оксана Галькевич: Владимир Викторович (Костя, прости, пожалуйста)…

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: А современная русская литература – она о чем? Какие модели, сюжеты?

Владимир Григорьев: Современная русская литература обо всем.

Оксана Галькевич: О чем размышляет?

Константин Чуриков: Ну например, да.

Владимир Григорьев: Обо всем. Ну, например, Майя Кучерская написала книгу о Лескове «Прозеванный гений». Лесков – выдающийся писатель XIX века, который предвосхитил многие вообще модернистские ходы XX века, но по сути был почти забыт. Его немножко превозносило советское, скажем, деидеологизированное литературоведение, но тем не менее он практически неизвестен. Вот, пожалуйста, Виктор Ремизов тоже вошел в шорт-лист, «Вечная мерзлота». Это автор, который объездил всю страну, побывал в каких-то неимоверных местах, путешествовал даже в одиночку по всяким забытым рекам Сибири и написал фантастический роман. «Оправдание Острова», Евгений Водолазкин. Водолазкин уже такое совсем известное имя…

Оксана Галькевич: Такой, да, популярный автор.

Владимир Григорьев: Ну, не просто популярный автор, он уже просто считается чуть ли не современным классиком после романа «Лавр», который взорвал всю читающую Россию. Он выпустил роман «Брисбен», который тоже был безумно популярным. И кстати, по-моему, сейчас снимается на «Ленфильме», начались съемки или подготовка к съемкам, сценарий написали братья Пресняковы, и он, в общем-то, такой кинематографичный.

Оксана Галькевич: Ага, очень, это правда.

Владимир Григорьев: Да. Леонид Юзефович – потрясающий совершенно историк, кандидат исторических наук, при этом при всем автор какого-то неимоверного количества исторических романов. Вы не можете не помнить его «Зимнюю дорогу», генерал Пепеляев, «Журавли и карлики». И вот он выпустил книжку, вышла она сейчас, «Филэллин» – это название всех тех, кто любил греков и кто помогал Греции в их борьбе с османами, такая фантасмагорическая история, вписанная в реальный исторический контекст. Миша Гиголашвили, который ворвался тоже в русскую современную литературу с романом «Последний год» о царе Иване Грозном. Он написал роман «Кока», тоже такая фантасмагория современная, это и Париж, и Амстердам, и Россия, и Тбилиси, и, извините, наркотики, и художники, вот.

Что здесь еще? Вот есть… Что еще вышло? Да вот «Желание быть городом» – тоже потрясающий совершенно Дмитрий Бавильский, который совершил большое путешествие по городам Италии и описал 35 городов со всеми музеями, с этнографией городов, историей каждого места, которое он посетил, получилась настоящая такая художественная литература. Я могу продолжать и про Юру Буйду, который сделал тоже несколько сценариев, романов; про Андрея Дмитриева, выпускника ВГИКа и МГУ, который сейчас живет в Украине и практически автобиографический выпустил роман «Этот берег».

Что у нас еще здесь… Вот Алексей Поляринов – это новое имя… То есть вообще здесь есть молодые новые имена. Марина Степнова, которая всем известна как «Женщины Лазаря», фантастическим романом. Что еще здесь? Да, Оксана Васякина, ну это совсем юное имя, она поэтесса, она художник, и она выиграла, кстати, премию «Дебют». Скажу вам, что есть такая премия «Дебют» для молодых, начинающих и, самое главное, очень талантливых. И очень важно, просто подчеркну, что чем больше будет литературных премий, тем, наверное, нам будет легче высвечивать новые интересные имена.

Константин Чуриков: Мы желаем вам удачи! Ждем тогда уже рассказа, собственно, о тех, кто победит в ходе уже вручения премии «Большая книга», в декабре тогда можно будет об этом рассказать.

Владимир Григорьев: Ну, я не могу не сказать, что 24 сентября стартует Московская международная книжная ярмарка и все новинки сезона можно будет посмотреть в пятом павильоне «Экспоцентра».

Константин Чуриков: Любимые книги россиян. Саров пишет: «Ремарк – это нехило». Оренбург: «Конституция России», – новая, старая, какую читали? «Забыты Паустовский и Солоухин – какой прекрасный русский язык!» – согласен. Оксана, какая любимая книга у тебя?

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень приятно, что у нас на нашем SMS-портале, как только мы объявили эту тему, невероятное оживление произошло.

Владимир Григорьев: Это же счастье большое, коллеги!

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Оксана, любимая книга какая?

Оксана Галькевич: Костя, у меня очень много любимых книг.

Константин Чуриков: Ну какая произвела впечатление? Вот у меня вот, вот, вот эта.

Владимир Григорьев: Марсель Пруст.

Константин Чуриков: Да-да-да. Но, правда, еще пока предпоследний том «В поисках утраченного времени»…

Владимир Григорьев: Да.

Константин Чуриков: Мы продолжим программу «ОТРажение» через буквально секунду.

Спасибо. У нас в студии был Владимир Григорьев, вице-президент Российского книжного союза. Спасибо, удачи!

Оксана Галькевич: Спасибо.

Владимир Григорьев: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О финалистах премии «Большая книга» и о произведениях, способных менять жизнь и самого человека