Любовь Духанина: Мы больше 25 лет не строили школы

Любовь Духанина: Мы больше 25 лет не строили школы
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости

Ольга Арсланова: Так как действительно все самое важное лучше делать заранее…

Петр Кузнецов: …и по закону.

Ольга Арсланова: Да, поговорим как раз о записи в первые классы, потому что вот как раз сейчас она началась в большинстве российских регионов. Та самая ночь, которую многие российские родители уже называют судной. Ночные очереди, махинации с пропиской, чего там только ни бывает. Вот действительно запись детей в первые классы часто в нашей стране сопровождается неприятными моментами и даже скандалами. Чтобы как раз их избежать, например, в Екатеринбурге в этот раз эта запись проходит даже под надзором прокуратуры.

Петр Кузнецов: А вот в Нижнем Тагиле перед зачислением детей в первые классы изменили списки закрепленных за школами домов, пожаловались на это и родители будущих первоклассников из других городов. Напомним, что вначале попасть в школу должны те, кто проживают на прикрепленной к ней территории, а уже с 1 июля только откроется прием для ребят, которые желают попасть в школу, расположенную далеко от их дома.

Ольга Арсланова: Если у вас возникли проблемы с записью в первый класс в этом году или, может быть, чуть ранее, вам есть чем поделиться, пожалуйста, присоединяйтесь к нашему эфиру и задавайте вопросы нашей гостье. У нас в студии заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ Любовь Духанина. Любовь Николаевна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Любовь Духанина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Жители Москвы редко жалуются на запись в первый класс, могу сказать по своему примеру, мой ребенок в следующем году идет, точнее вот как раз в следующем учебном году в первый класс…

Любовь Духанина: 1 сентября.

Ольга Арсланова: Да, 1 сентября. Никаких проблем ни у меня, ни у моих знакомых: буквально 5 минут, запись, тут же приглашают в школу, все работает довольно прилично. Откуда возникают проблемы в других регионах? С чем связаны они, если в принципе платформа примерно такая же?

Петр Кузнецов: Почему, мы еще просто не сказали, давки в Иркутске, сайт госуслуг где-то упал. То есть это же не какой-то бесконтрольный поток мигрантов, например, на границе Франции, все равно более-менее все известно, можно посчитать.

Любовь Духанина: Недаром Москва в мировом рейтинге стала городом №1 по внедрению информационных технологий. Действительно в Москве создано много систем, и очень хорошо, что они работают устойчиво, чего мы не можем сказать о информационных системах, которые работают в других территориях. Каждый раз мы надеемся, что следующий год будет без проблем, что наши родители 6-летних детей спокойно через Интернет запишутся в детский сад, через некоторое время их пригласят уже в первый класс, и школа с радостью встретит первоклассников. Но каждый год происходят проблемы, в основном они связаны почему-то с обрушением информационных баз, с неустойчивостью Интернета.

Фактически эти проблемы связаны с человеческим, я считаю, фактором. Это значит, что сисадмины этих систем не справляются с задачей устойчивого функционирования. Ведь есть же очень простые способы: дублирование данных, которые находятся в системе, все они прекрасно это знают. Почему этого не происходит? Вероятно, есть какие-то причины, в силу которых прокуратура Екатеринбурга решила понаблюдать в этом году самостоятельно, потому что в том году проблемы в Екатеринбурге были как раз-таки с записью в первый класс.

Петр Кузнецов: У нас как раз есть материал в том числе из Екатеринбурга и Владивостока.

Ольга Арсланова: Да, давайте смотрим.

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим и вернемся в студию.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Любовь Николаевна, по сисадминам мы поняли. Школа, вина школ – в каком случае школа может отказать, в каком случае мы можем со школы спросить?

Любовь Духанина: Закон об образовании закрепляет обязанность школы указывать на своем сайте количество мест, свободных в каждой параллели, в каждом классе. И в объеме свободных мест школа обязана принять. Когда в регионах складывается ситуация, когда мест не хватает, то регионы ищут выходы: либо объединяют школы и как-то переукомплектовывают их… Но каждый ребенок 1 сентября должен пойти в России в школу, это наша Конституция, которая гарантирует бесплатное, доступное школьное образование. Количество детей, которые проживают на территории, известно местным властям, вопрос только в планировании и работы своевременной.

Петр Кузнецов: То есть, предположим, ребенок даже из трех вариантов не смог, точнее родители не смогли ребенка пристроить, в таком случае им будут заниматься как-то персонально, отдельно? Им обязаны заниматься?

Любовь Духанина: Да, им будет заниматься департамент образования, и пока ребенок не будет…

Петр Кузнецов: В данном случае хотя бы куда-то устроить.

Любовь Духанина: Да, ребенок точно будет зачислен в ту или иную школу.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, как быть сейчас родителям после объединения школ в единые комплексы? Предположим, по-прежнему у одной из школ в этом комплексе репутация наиболее сильной, самый хороший состав преподавателей, например. И родители хотят отдать в это самое сильное здание, в самую сильную школу, но территориально, предположим, она чуть дальше. В принципе они имеют право, но им всячески намекают на то, что ходите вот рядом с домом. Как они могут отстоять свое право отдать ребенка в любое здание из филиала, из комплекса?

Любовь Духанина: Обычно это решается разговором с руководителем комплекса.

Ольга Арсланова: То есть все равно придется прийти лично?

Любовь Духанина: Правильно, всегда приходить лично, потому что этот разговор связан не только с разговором, что сегодня я хочу в 5-й класс, например, отдать в школу, которая через 3 дома. Это разговор более серьезный, разговор на самом деле о траектории обучения ученика по 11-й класс. На этой встрече родитель может услышать перспективы школы, понять, какое направление на каком здании будет развиваться. Ведь школы сегодня очень мобильны, они фактически ежегодно придумывают еще новые дополнительные образовательные программы. И может оказаться, что буквально через полгода, если родитель не обладал такой информацией о развитии школы, школьной среды, он будет жалеть, что не пошел туда, куда хотел идти раньше, а все-таки добился и пошел в другое место, а оно оказалось, например, инженерного профиля, что само по себе очень хорошо, а в ближайшем здании стали развивать, например, медицинские классы, что больше заинтересовало ребенка.

Нужно настроить себя на то, что это решение не принимается за одну встречу, для этого нужно не только встретиться с руководителем комплекса, нужно и с ребенком поговорить, и выстроить действительно вот такую модульную программу обучения ребенка. Возможностей становится больше в школах. Сейчас нет такой ситуации, что пришел в первый класс, в одном здании доучился до 11-го класса. Особенно на старшей ступени возникает большой уровень вариативности: это профильные классы, это какие-то группы отдельные, которые создаются, допустим, для обучения по программам узкого профиля. Поэтому важно в этот период как можно больше узнать о школе, о всех зданиях в школе и о том, как она планирует развиваться.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, существует ли сейчас привязка школы к детскому саду? То есть из подготовительной группы ребенок каким-то образом автоматически попадает в школу, потому что за ним уже это место закреплено?

Ольга Арсланова: Даже если не успел вовремя, например, в электронном…

Петр Кузнецов: Да, то есть даже не нужно регистрироваться, забивать места, стоять в очередях, родители знают, что он туда попадет.

Любовь Духанина: Действительно, фактически так устроена система, что если ребенок посещает детский сад внутри комплекса, он имеет преимущественное право при поступлении в первый класс этого же комплекса. Если же родитель хочет, чтобы ребенок обучался в другом месте, он имеет право подать заявление так же через электронную очередь на обучение в другом комплексе, в другой школе.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем звонки, у нас Людмила из Саратова на связи. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Вот мы живем в микрорайоне, у нас в Саратове есть такой микрорайон «3-й Дачный», он у нас все растет и растет, у нас очень много там многоэтажных домов построили, а школа у нас одна. И вот наш дом, допустим, до школы 100 метров через дом, который там стоит 6-подъездный, сразу школа там. А мы по прописке попадаем в школу, которая находится за 3 километра.

Обратились в школу, нам говорят, что в этом году только 3 первых класса набирают, а на остальные не хватает финансирования. Как же так? Микрорайон растет, дома строят, квартиры продают, говорят о какой-то рождаемости, а детей как учить? И идти за 3 километра… Например, нас в Саратове в этом году снегопады замучили, метели. Как?

Ольга Арсланова: Да.

Любовь Духанина: В этом случае надо, чтобы родители объединялись и вместе отправлялись в департамент образования города Саратова, решали эту задачу именно там, потому что другого способа нет. Директор школы действительно действует в объеме тех средств, в объеме тех возможностей, в том числе физических, которые есть у здания.

Петр Кузнецов: Нам очень многие пишут, что не хватает школ, нужно строить школы, учебные заведения и так далее. Вы согласны с этим? Это проблема для всей страны?

Любовь Духанина: Это действительно так. Более того, я считаю, что это проблема практически для всей страны, может, исключение составляет Москва, Санкт-Петербург, но фактически для всей страны.

Петр Кузнецов: В чем проблема тогда?

Любовь Духанина: Мы очень долго ничего не строили, больше 25 лет фактически не было строительства школьных зданий. В прошлом году мы впервые выделили 25 миллиардов рублей на строительство школьных зданий. В этом году по настоянию депутатов Государственной Думы эта сумма увеличена до 49 миллиардов, фактически в 2 раза. Но для того чтобы адекватно восстановить инфраструктуру школьного образования, надо выделять средств раз в 5 больше, чем мы выделили даже в этом году. Это колоссальная проблема, и очень важно, чтобы депутаты всех уровней (наверняка сейчас кто-то смотрит, муниципальные депутаты, субъектовые) при принятии бюджета в своих регионах обращали на это внимание. Нам действительно нужно просто увеличивать строительство школ.

Ольга Арсланова: Хотя вот нам тут написали из Челябинской области: «У нас в Филимоновской школе, наоборот, не хватает школьников».

Спрашивают многие родители о программе обучения. Например, правда ли, что если дети попадут в школу по месту проживания, родитель не выбирает, по какой программе будут обучать? Интересуются, что за такая программа «1-3», есть такая программа?

Любовь Духанина: Да, есть такая программа.

Ольга Арсланова: Какую программу родитель может выбрать и когда он это может сделать? Можно ли сейчас, уже за полгода что-то решить?

Любовь Духанина: Фактически родитель выбирает программу, когда выбирает школу и зачисляет ребенка в первый класс. На сегодня две действующие фактически программы, «1-4» и 1-3». Первая – это когда ребенок проходит программу начальной школы за 4 года, а вторая, когда ребенок проходит программу начальной школы за 3 года.

Ольга Арсланова: Зачем это сделано?

Любовь Духанина: Очень часто родители активно развивают ребенка, в том числе его учебные навыки, до поступления в школу, и ребенок приходит в первый класс читающим, пишущим и считающим в пределах 100. Фактически это программа обучения в первом классе, и такому ребенку становится не очень интересно на уроках, он начинает терять темп своего развития. И если состояние здоровья у ребеночка хорошее, психологическая готовность к освоению более сложного материала есть, то тогда, конечно, имеет смысл рассмотреть такой вариант: либо перейти во второй класс по программе «1-4» сразу, либо перейти на программу «1-3». Но это решение принимается исключительно индивидуально по отношению к каждому ребенку.

Петр Кузнецов: Одна из основных проблем – это то, что за всей этой суетой родители просто забывают узнать мнение ребенка, куда он хочет, в какую он-то школу хочет. С чего должен начинаться этот процесс? Именно с мнения ребенка?

Любовь Духанина: Мнение ребенка точно нужно учитывать и точно нужно формировать комфортное психологическое отношение у ребенка к той школе, в которую он пойдет, для того чтобы, придя в нее 1 сентября, он испытал день радости, а не день, когда он скажет: «Я сожалею, что этот процесс на 11 лет». Поэтому очень хорошо, когда родители приходят в школу и знакомят ребенка со школой заранее, когда он понимает, в какой класс он пойдет, как выглядят коридоры, как выглядит классная комната, какие парты. У него возникает образ его желаемого пространства, в которое он попадет, и точно очень многие проблемы фактически обходят такого ребенка стороной.

Ольга Арсланова: Вот некоторые наши зрители спрашивают, что делать, если в школе очень настоятельно рекомендуют посещать подготовительные занятия (платные, естественно), говорят, что без этого вам будет сложнее поступить в школу. И если намекают на то, что нужно пройти еще некий конкурс родителей, то есть собеседование, в том числе с оценкой платежеспособности.

Любовь Духанина: Вот чтобы побороться с такими негативными явлениями, и был придуман в государстве ход, как электронная очередь, когда родитель записывает ребенка в первый класс и школа и учитель не могут влиять никаким образом на процесс зачисления. Эта ситуация связана фактически с созданием ситуации антикоррупционной в период зачисления ребенка в школу. Я считаю, что это правильно. А уже когда мы подбираем ребенку более комфортные условия, надо просто знакомиться. Я думаю, что ни один учитель, ни одна школа, когда родитель уже записал ребенка в первый класс, не откажет в знакомстве ребенка с учителем.

Петр Кузнецов: Но пока доверия просто нет к этой электронной очереди, это мы видим, увы, каждый год.

Ольга Арсланова: Потому что в любом случае родители понимают, что первые классы могут быть разные, разные учителя в каждом классе, есть кто-то посильнее, кто-то послабее, то есть какой-то определенный отбор уже возможен потом, после официальной записи в школу.

Любовь Духанина: Вы знаете, этот отбор фактически по мнению взрослых происходит, а не по мнению ребенка. Ведь ребенку может оказаться психологически комфортно в одних условиях, а взрослые исходя из позитивных побуждений могут принять иное решение, менее комфортное для ребенка. Ребенок же в этой ситуации подчинится мнению взрослых и будет молча находиться в этой ситуации, которая для него не очень комфортна. Поэтому спрашивать у детей точно нужно, интересоваться нужно как можно чаще, особо в первые дни школы, первую четверть, первые 2 месяца, это, конечно, очень важно.

Петр Кузнецов: Выслушаем мнение Натальи из Новосибирска, она учитель. Наталья, здравствуйте, добрый вечер, рады вас слышать.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Уважаемая коллега, я хотела бы спросить, когда вас записывали в школу, все ли были те требования, которые сейчас предъявляете к тем родителям, которые были, были у ваших родителей? Вот компетентность школы, развитие этой школы? Когда вас устраивали в школу? Я не думаю, что вы очень далеки от моего возраста, но я так думаю, что ваши родители эти вопросы не задавали. Скажите, пожалуйста, ваши родители спрашивали направление школы, цели развития школы…

Ольга Арсланова: Наталья, а можно, прежде чем мы ответим на ваш вопрос, и вы на наш ответьте, пожалуйста. Как у вас запись в вашу школу проходит в этом году?

Петр Кузнецов: Сколько фильтров вы прошли?

Ольга Арсланова: Точнее ваши ученики. Наталья? Наталья не стала отвечать.

Любовь Духанина: Давайте я тогда буду отвечать. Когда я поступала в школу, мои родители просто доверяли той школе, в которую я шла. Я поступала в 8-летнюю школу, тогда еще не везде были даже все школы 10-летними, были еще 8-летние школы. Мои родители отдали меня в ту школу, которая была ближе, и уверенность в том, что там очень хороший педагогический коллектив, что я получу самый высокий уровень образования, у моих родителей была 100%-я. И я шла в школу именно с этой верой, я шла к добрым учителям, которые много знают и которые меня многому научат. Вы же, я понимаю, хотите от меня именно это услышать?

Да, сегодня требования родителей действительно изменились, но изменились требования не только родителей к школе, сегодня более четко мы предъявляем требования к любому работнику, а к школьному работнику они сегодня колоссально высоки. Скорость изменения в том числе у детей в объеме их знаний сегодня такова, что мы, взрослые, не всегда за ними успеваем, и это тоже вызов к психологическому состоянию учителя. Нужно научиться и принять для себя ситуацию, что учитель не всегда должен знать идеальный ответ на каждый поставленный ребенком вопрос; он сегодня должен уметь продолжить искать ответ на этот вопрос вместе с ребенком. А мы пытаемся наложить рамку 30-летней давности на сегодняшний уровень развития, пытаемся их слить вместе.

Нет, конечно, ребенок должен идти в школу, в которую верят родители, в которую верит ребенок и которой они доверяют, и для школы это колоссальное доверие.

Петр Кузнецов: Если можно, коротко, в качестве итога: когда же мы все-таки научимся хотя бы нормально записывать наших детей в школу?

Ольга Арсланова: Когда зарабатывает все уже без проблем?

Петр Кузнецов: И с той, и с другой стороны? Когда будет отлаженная система?

Любовь Духанина: Я думаю, что нам нужно как можно быстрее всем наращивать наши IT-компетенции, в том числе те, которые сегодня присутствуют уже в жизни. Научиться снимать скриншоты, смотреть устойчивость системы, если мы с ней работаем, и этому я предлагаю всем нам вместе учиться.

Петр Кузнецов: Цифровая экономика нас спасет, да.

Любовь Духанина: Мы не сможем оказаться вне ее.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что ответили на наши вопросы. Заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ Любовь Духанина была у нас в эфире. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Любовь Духанина: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео