Любовь и верность - 2020

Гости
Юлия Красикова
семейный психолог
Александр Теслер
врач-психотерапевт, действительный член Российской Академии медико-технических наук

Оксана Галькевич: Здравствуйте, уважаемые телезрители. Мы снова с вами, прямой эфир «ОТРажения», только 1,5 часа у нас прошли, еще столько же впереди. Проведем это время вместе, во-первых, а во-вторых, в полезных и познавательных дискуссиях, ну я надеюсь. У нас еще интересные темы впереди для вас вместе с Константином Чуриковым...

Константин Чуриков: ...и Оксаной Галькевич. Проведем это время вместе в любви и верности вот прямо сейчас. А через полчаса...

Оксана Галькевич: А мы нашим зрителям не изменяем.

Константин Чуриков: Попозже, после любви и верности наша «Тема дня»: Минтранс предлагает, ну хочет предложить, россиянам скинуться на строительство дорог, ну кто чем сможет. Вот эта статья строительства дорог в нацпроектах у нас самая дорогая и недофинансированная. Раньше думали, что бизнес поможет, но бизнесу сейчас не до этого, у него там пандемия. Готовы ли вы помочь государству и какие выгоды можно извлекать из покупки гособлигаций? Вот об этом узнаем в 9 вечера.

Оксана Галькевич: Костя так сынтонировал, так подбросил дровишек, что я думаю, что у вас уже кипит разум, удивленный как минимум...

Константин Чуриков: Ну, это серьезный вопрос.

Оксана Галькевич: Может быть, вы какое-то другое слово употребите аккуратно.

Но эта тема у нас так или иначе в начале следующего часа, а прямо сейчас объявляется открытой дискуссия о любви и верности, сегодня же у нас праздник, 8 июля, как раз тот день...

Константин Чуриков: День семьи, любви и верности.

Оксана Галькевич: Любви и верности. Ну вот давайте поговорим о том, уважаемые зрители, что такое семья в современной России, как построить прочные отношения, нужна ли вообще верность в наше время, любовь, семья? Нужны ли они? Очень ждем ваших звонков, ваших высказываний, все в прямом эфире, все совершенно бесплатно, номера у вас на экранах.

Константин Чуриков: Ну а сейчас мы приглашаем в эфир нашего первого эксперта – Александр Теслер, врач-психотерапевт, действительный член Российской академии медико-технических наук. Александр Оскарович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Теслер: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Ну, у нас как-то, знаете, так вот заведено, любовь, семья, верность, ну вот раз в год о ней вспоминают, в этот вот день Петра и Февронии Муромских. Александр Оскарович, а вообще у нас, с другой стороны, очень много говорится о том, что надо больше внимания уделять семье, звучат какие-то совершенно разные точки зрения, как это надо делать. Одни говорят, надо просто семейным людям помогать, чтобы им было, как сказать, не так трудно детей растить; другие говорят, что надо как-то вообще это воспитывать, как-то взращивать. Вот ваше мнение, как прививать семейные ценности? Может, не надо ничего прививать?

Александр Теслер: Ну, на самом деле последние 4 месяца превратили, я бы сказал, брачные узы в скрепы, так что испытание многие выдержали, хотя не все семьи, в общем, пришли к благополучному финалу. Прививать что-то... Я думаю, что существует календарь прививок для детей, и, если дети живут в благополучной семье, в любви, в теплоте, у них появляется семейный стереотип, благодаря которому они сами создают полные, хорошие, любящие семьи.

Оксана Галькевич: То есть готовить к семейной жизни специальным образом не нужно? Помните, в свое время, какое-то время назад в школах, по-моему, был даже предмет такой «Этика и психология семейной жизни».

Константин Чуриков: «Этика и психология семейной жизни», да.

Оксана Галькевич: Я помню, вот у родителей моих, например, были какие-то книги по этим вопросам. Я не знаю, правда, читали или нет, по-моему, дарили такие книги, такие книги обычно дарят семьям. То есть вот готовить специально не нужно, вы считаете?

Александр Теслер: Ну, как детей можно готовить? Конечно, преподавали в школах школьникам старших классов какие-то азы семейной жизни, но обычно преподавали или учительницы с неудавшейся судьбой, или учителя труда, отставные военные, у которых достаточно своеобразное представление было вообще о семье. Так что, может быть, это не самый удачный опыт был, но тем не менее стереотип хорошей, доброй семейной жизни, несомненно, дети получают в семье. Если в семьях было все в порядке, то нет резона все усложнять; если в семье было все не очень хорошо, то, когда люди вырастают, они уже знают, что не надо делать, для того чтобы дети были счастливы.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну хорошо и нехорошо в семье – это тоже понятие субъективное совершенно, да? Семья же ведь как институт тоже так или иначе развивается, развиваются отношения, перераспределение обязанностей, например, отношение к мужской половине, женской половине. Это ведь тоже вещи не статичные.

Александр Теслер: Ну, несомненно, я с вами полностью солидарен. Но все в принципе происходит по Фридриху Энгельсу. Мы читали, скажем прямо, столпов марксизма-ленинизма, и там про семью было все написано.

Оксана Галькевич: У Энгельса-то там много чего было написано про семью.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте сейчас спросим наших зрителей, не по Энгельсу, не по Марксу, а вот просто каждый по себе пускай как бы измерит этот вопрос и ответит: в вашей семье, как вы считаете вообще, любовь и верность? – «да» или «нет» на номер 5445, подведем итоги этого опроса.

Александр Оскарович, а может, вообще от каких-то вот этих философических категорий отдалимся? У нас в стране конкретные проблемы с демографией, у нас очень много пожилых, очень мало молодых, все позже и позже вступают в брак. Это почему так происходит? Это же не только у нас. Вот что явилось этим спусковым крючком, таким механизмом?

Оксана Галькевич: А ну не кричи на меня.

Константин Чуриков: А я не кричу, я так разговариваю.

Оксана Галькевич: Все по-разному выходят замуж и женятся.

Александр Теслер: В Советском Союзе ведь было очень просто, тогда достаточно рано вступали в брак, потому что 5,5 миллионов была армия, и девушкам очень рекомендовали рожать, и государство принимало на свои плечи какие-то обязательства по воспитанию детей. Конечно, это была казарма, ясли, детский сад, продленка в школе, но государство в этом участвовало. А сейчас как-то изменилось, к лучшему или к худшему, но сейчас... Не знаю, например, первый брак у меня был ранний, а второй брак у меня был более поздний, и тот и другой как-то... Первый я вспоминаю с удовольствием. На сегодняшний день я как-то по возрасту больше в любви и верности.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ну отлично.

Давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Елену из Краснодара, которая хочет нам что-то рассказать о любви и верности. Елена, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Поделиться мнением своим. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте, я вас слушаю. Я уважаю мнение и ваше, и ваших экспертов, которых вы приглашаете. Я зачастую смотрю вашу передачу, вот. Вы знаете, очень много позитивного, очень много благотворного вы делаете и в своем эфире, и в своей работе.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Ну как-то с личным вот не удалось... Правильно сказал ваш эксперт, «а я люблю военных, красивых, здоровенных», ну вот как-то не сложилось, поэтому... Не знаю, мне 40, я тоже... Майор, знаете, не знаю, хотя мужчин было много, но вот ни на кого глаз не лег, потому что, видимо, как-то не так, не те отношения есть, уставные отношения есть, личная жизнь... Работа все занимала время, поэтому вот как-то так.

Константин Чуриков: Ну да, понятно. Ну, семья и армия – вещи разные, хотя есть долг и там и там, в одном случае супружеский.

Оксана Галькевич: Да-да, спасибо, Елена, большое.

Александр Оскарович, скажите, пожалуйста, вы сказали о том, что у вас был первый брак, я прошу прощения, и второй брак. Я вот о чем хочу спросить: а вообще, в принципе вот такая модель отношений, когда люди женятся или выходят замуж раз и на всю жизнь, она вообще жизнестойкая, она не устарела? Просто вот, знаете, вы меня натолкнули на этот вопрос.

Александр Теслер: Любые отношения, если они продолжаются, они жизнестойкие. Ну, по-разному жизнь складывается. Когда заключается брак, все считают, что долго, счастливо, в один и тот же день, может быть, в авиакатастрофе, но прожить до победного конца. Ну а потом разные обстоятельства в жизни появляются, не всегда зависящие, действительно, от обязательств людей, вступивших в брак.

Оксана Галькевич: Я спрашиваю не потому, что у вас такая история, а потому, что вот вспоминая по жизненному опыту наших бабушек, дедушек, наших родителей, то есть это была такая более распространенная модель отношений. Сейчас, мне кажется, все-таки как-то гораздо...

Константин Чуриков: ...попроще все стало.

Оксана Галькевич: Попроще, да, спасибо, Константин.

Александр Теслер: Спасибо, Константин. Ну просто раньше были профкомы, парткомы, был даже такой балет в Большом театре «Тополек мой в красной косынке», где в танце разбирали за аморалку человека, который изменил жене, ушел к другой барышне, так что общественность как-то держала руку на пульсе. Сейчас, честно говоря, при всем уважении к общественности, человек сам волен решать, как ему жить, с каким успехом и с кем ему жить. Ну просто требования к браку изменяются, брак видоизменяется, одни узы крепнут, другие ослабевают. На самом деле сейчас все-таки стало свободнее, человек сам берет на себя обязательства и им соответствует или не соответствует.

Константин Чуриков: Ага. Александр Оскарович, ну вот в отношении неверности, например, вы говорите, что действительно сейчас как-то изменились отношения. Вот смотрите, по данным ВЦИОМ, отношение такое непримиримое, осуждает большинство опрошенных, 64%, в некоторых случаях осуждают 14%, совсем не осуждают 12%, и вот 10% не знают, хорошо это или плохо.

Александр Теслер: Если опрашивать жертв неверности, конечно, они осуждают неверность. Кто-то это называет изменой, люди моего поколения считают изменой измену воинскому долгу. Но супружеская неверность всегда присутствовала в самых таких жестких моральных ситуациях. Ну, что значит супружеская неверность? Кстати, по советской статистике, женщины на 10–12% бывали чаще неверными, чем мужья, несмотря на патриархальную составляющую. Сейчас очень сложно как-то уловить неверность, это с одной стороны, когда человек... Одно дело, когда человек чувствует, а с другой стороны, залезет в социальные сети, залезет в телефон супруга, и все тайное становится ясным. Так что изменились обстоятельства, изменилось техническое оснащение верности и неверности, но никто не отменял крепкую, замечательную семью.

Константин Чуриков: Я просто подумал, что, если бы не было неверности, мы бы никогда не прочли столько удивительных, красивых книг, Мопассан, Бальзак, Флобер... Да, правда, можно продолжать список до бесконечности. Литература как-то способствует, литературный опыт борьбе с неверностью, как вы считаете?

Оксана Галькевич: Лучше пусть опыт будет литературным, Константин.

Александр Теслер: Вы знаете, Мопассан до сих пор в армии считается порнографом: никто не читал, но когда в рядах армейских говорят «Мопассан», все начинают сдержанно похохатывать и говорить «что вы, не при дамах». Но тем не менее Мопассан, Золя – это наше чтиво было в 5–6 классе, так что... Так как книжек, руководств по верности и неверности тогда не было, мы читали классическую литературу.

Константин Чуриков: Да, за неимением более подробных пособий.

Нам сейчас звонят зрители, давайте послушаем.

Оксана Галькевич: Вот как становятся врачами-психотерапевтами, я поняла, спасибо, Александр Оскарович.

Звонок у нас, даже не один, есть в очереди. Алла из Краснодара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер всем зрителям.

Я бы хотела сказать, что, конечно, традиции, семья – это основа. Я считаю, более того, все, что мы ценим и считаем важным, оно, как бы это банально ни звучало, выходит из семьи. И мне бы хотелось сказать пару приятных слов, что касается моей семьи. Она у меня очень молодая. Я бы хотела поздравить своего мужа, женились мы 3 года, кожаная свадьба, мы в этот день с моим мужем тогда поженились.

И я хочу сказать, что сейчас очень много молодых осознанных людей, которые чтят верность, которые хотят, чтобы их семья была долгой, полноценной, счастливой. И мне очень приятно, что несмотря ни на что русский народ, российский чтит эти традиции. Я считаю, что они должны быть и процветать. И вообще у нас больше хорошего, нежели плохого.

Оксана Галькевич: Алла, ну позвольте вас поздравить, я правильно поняла, что у вас годовщина сегодня? Костя, не сиди с таким серьезным...

Зритель: Да, годовщина.

Оксана Галькевич: Годовщина свадьбы у Аллы из Краснодара, мы вас поздравляем, желаем вам счастья, долгие лета совместной жизни. Любите друг друга так же, как вот в день вашей свадьбы, будьте вместе.

Константин Чуриков: Как говорится, как в первый раз.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо вам за звонок.

Константин Чуриков: Спасибо. Еще вот Илья, кстати, нужно все-таки мужское мнение выслушать. Илья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: А мы не против.

Зритель: Я считаю, что создание семьи, рождение здоровых, счастливых детей и их правильное воспитание – это, наверное, одна из самых главных, если не главная, цель в жизни каждого человека. Но однако я считаю, что для того, чтобы создавать семью, нужно сперва, так сказать, встать на ноги, обладать хорошей финансовой опорой, чтобы ни в коем случае не растить детей в нищете, чтобы дать им от жизни все, что они заслуживают.

Оксана Галькевич: Илья, я правильно понимаю, что у вас еще нет своей семьи?

Зритель: Пока еще нет.

Оксана Галькевич: Вы пока только готовитесь, да?

Зритель: Да, все верно.

Оксана Галькевич: Ну вы себе как это видите, через год, через два?

Константин Чуриков: Да, Илья, и сколько вам лет?

Оксана Галькевич: Когда будете готовы? Молодой человек.

Зритель: Мне сейчас 20 лет.

Оксана Галькевич: А, 20 лет...

Константин Чуриков: А, ну все, «торопиться не надо».

Оксана Галькевич: А Костя уже женился в вашем возрасте, между прочим.

Константин Чуриков: Торопиться не надо. Разные эпохи, разные взгляды.

Оксана Галькевич: Ну так, Илья, как вы себе это мыслите, в каком возрасте примерно вы готовы будете вступить в брак, создавать свою семью?

Константин Чуриков: И скажете «да»?

Зритель: Я очень хотел бы создать семью, я думаю, что лет в 25, не позже.

Оксана Галькевич: А чего не позже? Позже тоже...

Зритель: А дело в том, что у меня есть такая мечта вырастить своих детей и увидеть их 20-летними, молодыми в тот момент, когда я еще буду не совсем в маразме, так сказать...

Константин Чуриков: Правильно! Пусть говорит как думает наш зритель.

Оксана Галькевич: Хорошие мечты у человека, да.

Константин Чуриков: Илья, а как вы относитесь к пробным бракам?

Оксана Галькевич: Господи, что это такое, Костя?

Константин Чуриков: Вот сейчас многие социологи констатируют такое явление среди молодежи, что перед тем как пойти в ЗАГС, где-то расписаться, сказать «да» нужно как-то притереться друг к другу, и для этого надо вместе пожить. (Нет, а что, я что-то новое рассказываю?) Вот как вы к этому относитесь?

Оксана Галькевич: Новое, Костя.

Зритель: Ну, я отношусь к этому скорее положительно. Я считаю, что, действительно, людям нужно узнать друг друга, чтобы не совершать какие-то ошибки, которые потом будут стоить нервов и, самое главное, потраченных лет жизни.

Константин Чуриков: Ага. Спасибо большое за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да...

Константин Чуриков: Александр Оскарович, вот у нас же в обществе, понимаете, как-то вот все любят многое осуждать. Вот то мнение, которое высказывает наш молодой зритель, как вы думаете, как вот в целом, если бы мы сейчас провели соцопрос населения, как бы вот большинство населения отнеслось?

Александр Теслер: Ну замечательно, мальчик правильно воспитан. Главное, не надо превращать пробные браки в дегустационный зал. Тем не менее вот я полностью солидарен с Аллой: нужно верить своему партнеру, нужно верить своему спутнику и несмотря на все наветы со стороны злопыхателей нужно верить друг другу, и тогда все будет замечательно, и тогда окажется, что то, что соседи считают изменой, на самом деле это какие-то вариации, которые бывают в нашей жизни, но зачастую они даже освежают отношения.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас очень много откликов от наших зрителей, очень много и активно нам пишут на SMS-портал.

Константин Чуриков: Давай прямо сейчас по ролям.

Оксана Галькевич: Да, давай. «Самоизоляция и удаленка проверили нашу семью на прочность. Самоизоляция закончилась, удаленка продолжается, а семья только укрепилась».

Константин Чуриков: Оксана, какие поэты нас смотрят: «Сегодня 37 лет, как поженились, тоже был дождь», – Тверская область, Александр.

Оксана Галькевич: Белый стих, да. «Мы с мужем 47 лет в браке. Конечно, верность, любовь, поддержка, взаимопонимание. У нас двое взрослых детей, трое внуков, дочь в браке 24 года, сын 7 лет», – вот так вот.

Константин Чуриков: «А моя семья, – пишет нам зритель AlexCool, – это кошка Няшка и три декоративных кактуса. Мы гармонируем». Давайте еще послушаем звонки, люди все хотят высказаться.

Оксана Галькевич: Иркутская область пишет: «Ни семьи, ни верности, ни любви, ничего нет», – господи, ну что вы так? Давайте уже... «Любовь да, верность – нет», – спасибо за честность, Вологодская область.

Константин Чуриков: Еще звонок от Павла из Орла. Павел, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Павел.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Я послушал, чуть не засмеялся. Дело в том, что, когда встречаются молодые люди, они всегда хотят быть лучше, чем они есть на самом деле, и вот как раз о пробном браке тут интересная была вещь, но я не про это.

Я про то хочу сказать, что, значит, я как по несчастью стал культработником вместо того, чтобы надеть погоны, к большому сожалению стал культработником. И вот наблюдаю такую вещь, что у нас разрушена в государстве вот эта сеть нравственно-духовного, культурного воспитания. А это работало от школы, от дворцов культуры. Я вообще считаю, что дворец культуры – это храм творения человеческих душ, ведь нынешние не работают, молодое поколение вообще не знает, что это такое. Давайте возьмем песни, смотрите, какие песни стали: «Чем ниже поцелуй, тем...»

Константин Чуриков: «Чем выше любовь», кажется, помню я, ну это в песне так.

Зритель: «Тело хочет любви».

Оксана Галькевич: Костя, ты такое слушаешь?

Константин Чуриков: Нет, случайно долетело.

Зритель: Это ведь откладывается, ребят. Когда мы говорим, у нас нет, в России не было секса, теперь мы занимаемся любовью...

Оксана Галькевич: Это в СССР не было секса, в России-то как раз нормально все, по-моему. Спасибо.

Александр Теслер: Поверьте мне, старому человеку, просто это немножко иначе называлось. Это как путаница в терминологии. Все было, есть и будет, так что успокойтесь.

Константин Чуриков: Нет, секундочку, вот я хочу, чтобы Александр Оскарович дополнил нашего зрителя: а вы согласны, что, действительно, у нас... Ну хорошо, давайте возьмем такой пласт, как массовая культура, что у нас действительно сейчас все в одну дуду про то, о чем рассказал наш зритель, про высоту любви...

Оксана Галькевич: Стыдно повторять, скажи?

Константин Чуриков: Да, и, в общем-то, про поцелуи и так далее, «18 мне уже», как говорится, да.

Александр Теслер: Нет, и дуда, и поцелуи, конечно, имеют место быть. Вопрос в другом, что все-таки человек воспитывается в семье, а не в дворце культуры, в дворце культуры происходят мероприятия, я помню, при Горбачеве там происходили безалкогольные свадьбы, это все мило и весело. Но какая разница, какая была свадьба, главное, что в результате. Так что воспитывайте своих детей должным образом, и я думаю, что можно будет при необходимости обойтись и без дворцов культуры.

Константин Чуриков: Александр Оскарович, а «должным образом» – это как? Ну просто чуть конкретнее, если можно, что вы вкладываете в это понятие.

Александр Теслер: Если у человека перед глазами стереотип нормальной семьи, где люди, в общем-то, вместе переносят какие-то горести, заботы, вместе радуются, видят другие семьи, видят плюсы, видят минусы, я думаю, что каждый человек для себя сам выбирает стереотип семьи. Конечно, через определенное время это может измениться, но почему бы и нет? Но самое главное – это доверие, сопереживание и поддержка.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас на самом деле очень много таких семей счастливых, которые долго живут совместно и вот нам пишут. Пензенская область: «У нас 50 лет брака, золотая свадьба сегодня». Уважаемые зрители, мы не знаем, как вас зовут, мы вас поздравляем искренне, счастья, здоровья вам, всего хорошего. Красноярский край: «Наш брак длится уже 37 лет, женаты первым браком. Не представляю, как можно выходить замуж по несколько раз», – ну вот такие замечательные у нас зрители.

Константин Чуриков: Москва: «Люблю всех женщин, но живу ради одной». И еще Курган пишет, что «в нашей стране американский разврат».

Оксана Галькевич: А ты специально вот это все подбираешь, вот какие-то такие сообщения.

Константин Чуриков: Ну что, еще звонок?

Оксана Галькевич: Давай. Звонок у нас из Липецкой области.

Константин Чуриков: Юрий.

Оксана Галькевич: Юрий, да. Юрий, здравствуйте.

Константин Чуриков: Юрий, говорите, пожалуйста, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Юрий?

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Здравствуйте, слышим вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, говорите. Юрий?

Константин Чуриков: Пожалуйста. Так, давайте Ирину, с девушками как-то оно проще.

Оксана Галькевич: Да, Ирина из Саратова, да, «а я люблю женатого». Ирина из Саратова, здравствуйте. И Ирина тоже сорвалась.

Константин Чуриков: Ну, такой опрос, такая тема, тут сложно...

Оксана Галькевич: Ирина, мы вас слушаем, здравствуйте.

Константин Чуриков: Волнение зрителей понятно.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Вот, конечно, за любовь я всегда, а вот за верность как-то не получается.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Дело в том, что у меня любовные отношения с мужчиной 27 лет.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: В это время он отмечает свою серебряную свадьбу в семье.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И всегда говорит, что любит и все. И мне кажется, в основном сейчас вот такие отношения везде.

Оксана Галькевич: Ага. Двадцать семь лет вы состоите в таких отношениях с этим человеком?

Зритель: Двадцать семь лет, да. И на самом деле это любовь, но и там у него любовь, и там все нормально.

Оксана Галькевич: А, у него и там любовь, и тут любовь.

Константин Чуриков: «А вот кака любов?» – «Вот така любов!»

Зритель: И дети... Да, у него там дети, внуки, вы понимаете? И человек не может разорваться. Вот даже много из артистов...

Оксана Галькевич: Ага. А вы с пониманием к этой ситуации относитесь, да?

Зритель: Я отношусь, я тоже люблю этого человека.

Оксана Галькевич: Но у вас детей совместных нет?

Зритель: Нет, конечно, нет совместных детей, мы на это не пошли, потому что у меня свои дети, у него свои дети, но мы всю жизнь друг друга любим.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Зритель: И я просто вот хочу сказать, просто сегодня такой праздник, я просто сомневаюсь в том, что те люди, которые отмечают 60 лет, куча детей, «мы живем душа в душу» – они просто не знают вторую половину, как говорится, жизни своих половинок.

Константин Чуриков: А может, и хорошо, что не знают, Ирина.

Зритель: Поэтому, может быть, у них все хорошо. Я на 100% уверена, что жена моего мужчины даже не догадается о том, что он 27 лет ко мне ходит, вы понимаете?

Александр Теслер: То есть уже накипело и хочется сегодня рассказать всем.

Константин Чуриков: Ну да, без имен. Спасибо, Ирина, за ваше признание.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое, Ирина. Я угадала, «я люблю женатого».

Александр Теслер: Вы знаете..., и четвертая половинка, тем не менее если он делает людей вокруг себя счастливыми, честь ему и хвала.

Константин Чуриков: Так. Александр Оскарович, вот последний вопрос. Ну, у людей (Оксана, не смотри сейчас на меня косо) разный темперамент бывает, понимаете, разное, как сказать, воспитание, темперамент...

Оксана Галькевич: Это не про тебя, Константин.

Константин Чуриков: И как с этим быть? Вот этих людей что, осуждать, не понимать? Что вообще?

Александр Теслер: Я думаю, что нужно уважать чужой темперамент, если он есть, потому что есть масса семей без темперамента, которые живут по 50 лет, но очень скучно живут. Так что иногда нужно все-таки включать темперамент, чтобы будоражить отношения.

Константин Чуриков: Вы больше за яркие вспышки, чем за такое долгое тление, да?

Александр Теслер: Ну, я за яркие вспышки, которые не заканчиваются пепелищем.

Константин Чуриков: Хорошо, спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое. Александр Оскарович Теслер, врач-психотерапевт, действительный член Российской академии медико-технических наук, был у нас на связи.

По поводу вспышек Ленобласть нам пишет: «Когда меня бросила подруга, я женился, как говорят, на первой встречной. И можете представить себе, удачно, 39 лет вместе, как будто вчера встретились!» – вот так вот.

Константин Чуриков: Ну что же, давайте сейчас с помощью видеоопроса нашего небольшого, который провели в Екатеринбурге, в Кемерове, в Липецке, попробуем разобраться: вообще само понятие «верность» сегодня устарело или нет?

ОПРОС

Оксана Галькевич: Слушайте, ну так из одних отношений в другие – это же такие психологические горки, это же все непросто.

Константин Чуриков: Да, 3 раза отношения по году.

Оксана Галькевич: Да, 3 раза по году.

Давайте еще одного эксперта подключим к нашей беседе, друзья, и продолжаем принимать ваши звонки и сообщения. Юлия Красикова, семейный психолог, у нас на связи сейчас. Юлия, здравствуйте.

Юлия Красикова: Здравствуйте, Оксана, здравствуйте, Константин.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Юлия Красикова: Добрый вечер всем.

Константин Чуриков: Добрый вечер, Юлия Владимировна.

Вот сейчас респонденты, которых опрашивали наши коллеги, вот некоторые сказали, что у нас народ стал как-то распущеннее, как-то нравственность потеряли. Вообще мы вот сейчас нащупываем очень такой тонкий разговор в нашей стране...

Юлия Красикова: Да.

Константин Чуриков: Как только мораль, нравственность, мы начинаем все быть «за», «против» и так далее. Скажите, может быть, мы не в тех категориях сегодня вообще об этой теме говорим? О чем нам нужно вообще говорить, когда мы говорим о семье и о любви? У нас даже есть вопрос на SMS-портале: «Что такое любовь»?

Юлия Красикова: Отличный вопрос, я считаю, действительно актуальный. Ну, дело в том, что, смотрите, верность – это же такая потребность вообще человеческая, для того чтобы чувствовать себя безопасно. Но человек – существо эгоцентричное, я бы так сказала, эгоистичное, потому что ну хочется все равно что-то в этой жизни пробовать, чувствовать чужие границы, все время что-то нарушать. Это, знаете, очень похоже, как у детей, ну в принципе такие большие дети, которые все время что-то щупают, можно или нельзя.

А с другой стороны, да, абсолютно противоречиво нуждаемся абсолютно вот в этом чувстве безопасности, которое нам как будто бы должен обеспечить другой человек, чтобы можно было доверять. Поэтому... Ну, с верностью здесь, мне кажется, не вопрос морали или нравственности. Человек был, есть и будет пробовать и пытаться нарушить чужие границы, что-то там узнать вокруг себя новое и так далее. Здесь вопрос ну такой взрослости, мне кажется, зрелости, ответственности и удовлетворенности в отношениях, в которых он пребывает сейчас, вот так мне кажется.

Оксана Галькевич: В этом есть какое-то противоречие, мне кажется. С одной стороны, мы готовы пробовать и трогать, щупать, как вы сказали, что-то другое, но от этого человека нам нужна безопасность, ощущение безопасности. То есть как-то вот «ты мне будь верен, но мне дай потрогать».

Юлия Красикова: Абсолютно верно, Оксана.

Оксана Галькевич: Мы поняли друг друга.

Юлия Красикова: В этом-то вся и сложность, потому что, смотрите, на самом деле, ну я не знаю, скажем, у меня нет общероссийской статистики, есть статистика пар, которые ко мне обращаются, женщин, которые ко мне обращаются, и там действительно есть такой вот интересный нюанс: женщины, которые очень сильно ревнуют, не уверены в себе, постоянно подозревают своего партнера, чаще изменяют своим партнерам, чем те, кто в большем находятся доверии, – представляете, какая странная колея?

Константин Чуриков: Как интересно! А вот эти измены почему возникают? То есть это, как сказать...

Оксана Галькевич: На нервной почве, Константин.

Константин Чуриков: На нервной почве, да, нужно что-то такое сделать, чтобы себя успокоить, да, чтобы было не так боязно, да?

Юлия Красикова: Ну, это действительно происходит из страха, из страха, что «я больше не привлекательна». То есть когда есть неудовлетворенность своими отношениями с мужчиной в браке или в союзе, в паре, неважно, я иду на сторону, чтобы проверить, я все еще нравлюсь другим мужчинам или нет, вот такой вот есть нюанс.

Оксана Галькевич: Так, это аргумент нервных женщин для неверности, а аргумент мужчин, которые ходят налево, какой?

Юлия Красикова: Вот. А у мужчин… На самом деле там разные существуют исследования, я сейчас не буду называть источники, но они существуют. Значит, у мужчин все-таки больше какой-то такой вот интерес почувствовать себя снова мужчиной, почувствовать, что вскипела кровь, чтобы вот…

Вы знаете, на самом деле вот это все такие очень бытовые объяснения. Если вот серьезно об этом говорить, то это действительно вопрос коммуникации в семье. Как правило, я уже об этом говорила, когда люди приходят с вопросом измен, я не знаю, или неудовлетворенности сексуальной жизнью, то речь вообще не об этом, а о том, что в семье нарушена какая-то психологическая коммуникация: люди друг друга не понимают, они друг другу не интересны.

Вот звонила, да, вам чудесная барышня, которая говорила о том, что 27 лет они там находятся в таком адюльтере и об этом якобы никто не знает. На самом деле это неправда, как правило, все подозревают, просто принимают ситуацию, но бывает, что и не знают, окей. Но тем не менее это происходит в связи с тем, что вот что-то в семье не удовлетворяется, у меня с тобой не очень, а вложений очень много, то есть у нас дети, у нас быт, у нас домострой, у нас куча недвижимости, финансов и так далее. Но вот этого вот интереса друг к другу нет, мы просто как бы вот такие партнеры по жизни, такое тоже бывает. А вот эту вот душевную близость, настоящую теплоту и страсть я нахожу где-то на стороне с другим человеком.

Оксана Галькевич: Вот так.

Юлия Красикова: Но как правило, вот такие пары или тройки уникальны тоже. То есть вы сейчас говорите о браках, которые делятся 50–60 лет, и это уникально, поверьте, в статистике, но пары, где люди живут на троих и многие годы существуют, – это тоже уникально, потому что ну как выдержать это напряжение?

Константин Чуриков: Я вспомнил «Место встречи изменить нельзя»: «Бабу не обманешь, она все сердцем видит».

Оксана Галькевич: Костя сегодня сыпет у нас цитатами. Давайте подключим телезрителей, звонков много.

Константин Чуриков: Нет, у меня вопрос короткий. Ну смотрите, раз уж мы вот этот вот случай рассматриваем, а как вообще в этом случае действовать? Вот не сказать – это соврать, что вот оно было, а сказать – это, в общем, разрушить отношения. Как лучше себя вести?

Юлия Красикова: Это холиварная тема, Константин. Представляете, сколько сейчас взбилось бы людей, рассказывать не рассказывать? Вы знаете, вот я придерживаюсь какого принципа? Я очень не люблю врать, это огромное количество энергии, которое уходит на поддержание своей легенды, того-сего, совести, как-то всех этих волков покормить, поэтому лучше вообще просто туда не вступать, ну честно. Но если уже вступил, то тут, понимаете, нет каких-то, мне кажется, рецептов. Если принесу это, скорее всего, будет скандал, это надолго, это, как мы называем, привидение любовницы и любовника будет все время присутствовать.

У меня бывали такие пары, которые приходили, уже давно нет любовницы, то есть уже несколько лет все закрыто, но жена по-прежнему по этому поводу пилит, они постоянно ругаются. Почему? Потому что, если любовницу эту мифическую убрать из отношений, что они будут тогда обсуждать?

Оксана Галькевич: Ну подождите, а может быть, потому, что боль была причинена сильная, нанесен урон, ущерб, боль сильная психологическая была испытана одной из сторон, поэтому она и вспоминается, не забывается?

Юлия Красикова: Безусловно. Но посмотрите, тут есть такой момент ответственности. Если мы все-таки принимаем решение, а это обычно все-таки разговор между мужчиной и женщиной, что мы переступили, идем дальше, исправляем наши отношения и так далее, тогда я действительно это по-настоящему принимаю и отпускаю вопрос. Но как правило...

Вот смотрите, я понимаю, это очень опасный момент, очень острый момент, но в реальности не сама измена страшна, вот не сама физическая измена страшна, а страшно, когда человек от тебя отворачивается, действительно выставляет тебя, часто женщина говорит «я оказалась идиоткой», «я в глупом положении», «меня смогли обмануть». Вот Константин верно заметил, мы очень не любим, когда мы вдруг вообще чего-то не знаем, вот это вот очень болезненно. А если все-таки отношения удалось как-то переработать, и правильно идти к психологу к семейному с этим вопросом, потому что вдвоем с этим не справиться, как правило.

Но если все-таки удалось даже вдвоем, то важно отпустить, тогда все, это было, прошло, и мы едем дальше. Если я оставляю эту тему и продолжаю муссировать, во-первых, боль никогда никуда не уйдет, а во-вторых, она будет, эта любовница или любовник, присутствовать в этих отношениях, и люди часто за это сознательно держатся, понимаете, какая странная история.

Оксана Галькевич: Ну тут, знаете... Очень много звонков, конечно, надо принимать, но тут возникает вопрос, а есть ли вообще тогда некая моральная позиция? Можно ли говорить о том, что это морально, это не морально, вот исходя опять же из тех объяснений, которые вы нам дали до этого?

Юлия Красикова: Это моя специфика, честно, это что-то из философии, я правда никого не осуждаю. Здесь, действительно, вы правы в формулировке, это больно или не больно, я в ответе за своего партнера или нет, я хочу этих отношений здоровых, честных, теплых или не надо, или это у меня просто такой банк, где я, значит, финансирую его и что-то себе накапливают на старость. То есть здесь, мне кажется, не про мораль вообще, это вот про желание быть счастливым или нет.

Оксана Галькевич: Ага.

Звонок наконец-то.

Константин Чуриков: Татьяна.

Оксана Галькевич: Татьяна из Смоленска.

Константин Чуриков: Нет, не из Смоленска.

Оксана Галькевич: Людмила из Рязанской области? Людмила?

Константин Чуриков: Да Татьяна, Татьяна.

Зритель: Татьяна.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Это Татьяна.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, Татьяна.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте еще раз.

Это очень сложный вопрос, и я хочу сказать, что это всегда начинается в семье с первых дней рождения детей. У меня родители прожили, отец, правда, рано очень умер, но все равно, 40 лет мы им отмечали, какая-то там была, помню, свадьба. Я за все это время никогда не слышала, нас четверо в семье, две сестры, два брата, чтобы они когда-то при нас ругались или отец на мать поднимал руку: «Моя лапочка, моя лапочка», когда уже стали пожилые: «Моя старушка, моя старушка». И мы все, тьфу-тьфу-тьфу, у нас у всех семьи нормальные, дети, внуки, мы живем и радуемся жизни.

Хотелось бы, конечно... Вообще-то все начинается с семьи, ну и школа сейчас, в последнее время. Вы посмотрите, какие дети сейчас смотрят фильмы. Я вообще отработала на заводе...

Константин Чуриков: Я бы так сказал, какие дети сейчас смотрят какие фильмы, вот да.

Зритель: Да, дети какие смотрят сейчас фильмы? Вы знаете что, я вообще в шоке, понимаете? Алло?

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Константин Чуриков: Да-да.

Зритель: Поэтому... Я отработала на заводе, это мне сейчас 70, и я с 17 лет работала, ну 50 лет, у меня даже с хвостиком там, сейчас я на пенсии, конечно. Но сейчас какие отношения между людьми – это, конечно, кошмар.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Татьяна.

Константин Чуриков: Спасибо.

Еще звонок, подождите, еще Валентина из Саратовской области...

Оксана Галькевич: Валентина из Саратовской области.

Константин Чуриков: ...с какой-то историей. Валентина, здравствуйте, добрый вечер.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Да-да-да, слушаем вас, Валентина.

Зритель: Да, здравствуйте, девочки, первый раз до вас... Ой, и мальчики тоже.

Оксана Галькевич: И мальчики тоже, да.

Константин Чуриков: И мальчики, да, тоже присутствуют.

Зритель: Я 40 лет в браке и хочу молодежи пожелать... Вы знаете, я где-то лет 20 или 25 назад, я уж не помню, мне мой муж изменил. И знаете, что я сделала? Когда я об этом узнала, я его увидела и смеялась ему так в лицо, что он, бедный, потом, уж сколько мы лет уже живем, нам уже по 70 лет, и больше никогда он даже... Я это точно говорю, я просто тогда это сразу почувствовала, потому что я просто смеялась ему в лицо. Я не ругалась, ничего, я просто говорю, я смеялась.

Оксана Галькевич: Все, и отбила.

Константин Чуриков: Ну ничего себе, он просто не ожидал такой реакции.

Оксана Галькевич: Ну тоже рецепт. Спасибо, Валентина. Давай спросим нашего эксперта, как вам такой выход из ситуации, смеяться в лицо мужу?

Константин Чуриков: Как ведет себя мудрая женщина в этом случае?

Юлия Красикова: Ну, знаете, на самом деле... Это тоже сложный вопрос. Смеяться... Ну хорошо, что помогло, видимо, такой шок был у мужа, что его высмеяли, а не боролись за него или плакали. Это называется сбоем программы, сейчас бы кто-нибудь сказал, что это НЛП-техника, просто сбить программу и все, и человек перестал. Думаю, что сложнее была, конечно, скорее всего, ситуация.

Но мудрая женщина... Знаете, мудрость заключается в том, чтобы это, мне кажется, предупредить на этапе дружбы. Смотрите, очень многие женщины, по статистике которые изменяют, вообще в любовниках ищут друга и такого соратника, что ли, духовного. У мужчин тоже часто присутствует эта мотивация, то есть они ходят к любовницам не просто за сексом... Ну смотрите, секс сколько длится? Ну 5 минут, 10, ну ладно, у кого-то полчаса, кому-то повезло...

Константин Чуриков: Ну по-разному, да, но не будем сейчас конкретизировать, Юлия Владимировна, продолжайте.

Оксана Галькевич: Ха-ха, Костя...

Юлия Красикова: Ну смотрите, все равно эти полчаса или два часа проходят, а дальше-то что делать? Дальше-то что? Дальше мы общаемся. И вот в общении, в теплом общении, где меня поддержат, где мной восхищаются, очень часто мужчины и бегут налево, потому что ими не восхищаются и им не благодарны. Их все время пилят: «Ты не туда ставишь обувь», «Ты не вынес мусор», «Ты мало зарабатываешь», «Ты плохо лежишь и громко дышишь». А женщины ждут каких-то комплиментов о том, что они красивые, что они чудесные, что они, не знаю, успешные тоже и так далее. И вот отсутствие каких-то элементарных вещей в итоге вызывает желание поискать это где-то в другом месте. И ведь правда же, когда я прихожу, ну не я в смысле, условно какая-то женщина приходит к любовнику, он ей, значит, кучу комплиментов, она там, значит, цветет, там про коврик и мусор речи не идет, согласны?

Оксана Галькевич: Не знаю. Костя, как ты? Я не знаю.

Константин Чуриков: Я потерялся в этом разговоре.

Оксана Галькевич: Юлия, у меня знаете какой вопрос? Вот по поводу молодежи. У нас вот только что звонила зрительница и говорила, что вот молодежь нынче что смотрит, на каких примерах они воспитываются. Константин у нас неожиданно какую-то осведомленность удивительную проявил в вопросах гостевых и пробных браков. Я вот хотела о чем спросить...

Константин Чуриков: На статистику ссылался, опрос, ТАСС.

Оксана Галькевич: А, ну как всегда, да, на статистику... Костя, я хотела спросить вот о чем Юлию. Раньше были долгие ухаживания, это был целый ритуал, процесс, он мог занимать не несколько недель, а несколько месяцев, и таким образом люди готовились себя к отношениям, вступали, зачастую строили достаточно крепкие отношения, долгие браки, счастливые, счастливо жили. А теперь вот, понимаете, все склоняются к тому, что вот гостевой брак, надо сходить, надо пожить, надо, как вы говорили, потрогать, попробовать, и вот тогда станет понятно. Почему? Это не в сторону ли упрощения отношений тенденция? Я не к тому, что плохо или хорошо, я вообще не осуждаю, не одобряю, вот просто в какую сторону это идет?

Юлия Красикова: Я думаю, что мир в любом случае меняется, и то, на что мы опираемся, понятно, что мы опираемся на какой-то пережитый опыт, на другое время, скажем так, и понятно, что нам судить не о чем, мы не имеем другого опыта, вот так было при наших родителях, вообще, в принципе были приняты какие-то вот такие более крепкие отношения, что ли, строить, свидания длинные и так далее, и так далее.

Сейчас мир упрощается, это факт, осуждать это смысла нет, мы просто войдем в какую-то новую реальность, мы в ней уже на самом деле. Действительно, сейчас долго не ждут, не встречаются, два свидания максимум, и то на форумах спорят, уже можно сексом заниматься на третьем свидании, или на первом тоже можно, или на пятом, когда? А потом уже, в общем-то, и замуж, да, через месяц выходить. Я знаю такие примеры, когда очень быстро, и когда долго, и когда вообще не поженились, прожили всю жизнь вместе без официального брака. То есть мир, да, идет к упрощению, но я, честно говоря, не вижу в этом проблемы. Я вижу проблему в том, что люди по-прежнему не умеют друг с другом разговаривать, это да, вот это есть такой момент.

Константин Чуриков: Еще буквально несколько сообщений. Из Москвы пишут: «Дедушка изменял бабушке после долгих и непростых лет совместной жизни. Бабушка отомстила, но строго по местному обычаю. Оказывается, в деревне принято любовнице мужа разбить окна, но никаких других враждебных действий не допускается. Они прожили вместе до конца жизни».

Оксана Галькевич: Какой регион, прости?

Константин Чуриков: Москва, между прочим.

Оксана Галькевич: А, Москва.

Константин Чуриков: Вот наша столица. «Послушав вас, понял – как хорошо, что я холостяк». Оренбург пишет: «Никогда не поверю, прожить много лет и ни разу никто не изменил». Юлия Владимировна, в вашей практике такое бывало?

Оксана Галькевич: Такое бывает?

Юлия Красикова: Нет, такое бывает, у меня были разные пары, и по 20 лет женаты, у меня были и взрослые люди, которые приходили, это были других вещей, скажем так, там делились внуки, какие-то вот такие были сложности, значит, другого порядка. Есть пары, которые живут долго, есть те, кто, скажем, имеют определенную базу, такие очень жесткие установки в этом смысле, живут что бы там ни было. Все возможно абсолютно, но, если даже люди расстаются, мне кажется, это как раз прекрасно не жить в несчастливой семье просто потому, что так считает сообщество, общество правильным.

Оксана Галькевич: Ну просто потому, что это разрушительно для человека, мне кажется, в таких отношениях существовать. Зачем?

Юлия Красикова: Конечно.

Оксана Галькевич: Если вы уже не то что не понимаете, не любите друг друга, а до каких-то конфликтов доходит...

Константин Чуриков: Ну что же, Юлия Владимировна, я думаю, что всех нас, всю страну, всю семейную страну можно поздравить, потому что, по данным нашего эксклюзивного опроса, любовь и верность в 56% семей встречается в нашей стране, 56%.

Оксана Галькевич: Но все-таки тревожно за 44%, конечно, тревожно, есть что обсудить в следующий раз. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Юлия Красикова была у нас на связи, семейный психолог. Спасибо всем нашим зрителям, кто сейчас принимал участие в обсуждении этой темы. Столько зажигательных SMS-сообщений, что в День любви, семьи и верности даже как-то неловко их зачитывать, потому что они о другом.

Константин Чуриков: Ну а дальше у нас очень такая тоже страстная тема про наши российские дороги, про укладку асфальта...

Оксана Галькевич: Да, и о софинансировании инфраструктурных проектов.

Константин Чуриков: Деньги, кстати, в семейных отношениях тоже важны.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О современных семейных ценностях