Любовь и заначка

Любовь и заначка | Программы | ОТР

Должен ли у мужа и жены быть общий бюджет? Или разделять траты - нормально?

2021-01-22T15:25:00+03:00
Любовь и заначка
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Ольга Савинская
кандидат социологических наук, доцент ВШЭ
Игорь Романов
декан Факультета коммуникативного менеджмента РГСУ, кандидат психологических наук

Иван Князев: Ну а сейчас вот о чем. «Бюджет общий, но то, что зарабатываешь ты – это в семью. А моя зарплата – это мои деньги».

Тамара Шорникова: Ты на какой-то свой семейный бюджет сейчас жалуешься?

Иван Князев: Ну нет. Ну почему на свой? В общем, почти. По моим наблюдениям, многие мужчины с таким сталкивались. К чему это я? Эксперты портала Superjob провели опрос и выяснили, что женщины, если получают премию, в 2,5 раза чаще скрывают ее от семьи, чем мужчины. То есть 25 опрошенных жен премию не отдадут мужьям. А еще 4% не то что не отдадут, а даже не скажут о ней.

Тамара Шорникова: Чувствуете, с какой обидой Ваня это говорит? Прямо до глубины души! Может быть, просто, Ваня…

Иван Князев: Это досада.

Тамара Шорникова: Может быть, просто, Ваня, вы премий гораздо больше получаете? А у нас, мол, они такие маленькие – там даже говорить не о чем.

Иван Князев: В общем, уважаемые телезрители. Как должен формироваться семейный бюджет – поровну или нет? От чего это зависит? Хотим спросить у вас. Расскажите, как у вас это получается. Есть ли у кого-то заначки? Нет ли у кого заначек? Пишите, звоните нам. Можно анонимно.

Тамара Шорникова: Вот тут уже пришли к нам SMS. «Дамы, оставляйте все свое себе», – рекомендует телезритель из Ленинградской области, например.

Иван Князев: Ну, поговорим об этом с экспертами. Игорь Романов у нас на связи, декан факультета коммуникативного менеджмента Российского государственного социального университета, кандидат психологических наук. Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Игорь Романов: Здравствуйте, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, тут коммуникации очень важны между супругами. А как вы считаете? Ваше мнение сначала хотим узнать. Все общее в семье, и это не обсуждается? Или отдельные бюджеты – это нормально? Как вам кажется?

Игорь Романов: Ну, это сильно зависит от того, какую модель семьи люди сейчас реализуют, потому что, с моей точки зрения, в правильной патриархальной семье все было очень просто. Муж зарабатывал в целом на жизнь, в том числе на жизнь семьи. А то, что зарабатывала его жена, она могла тратить на какие-то творческие расходы либо на свое саморазвитие, либо, либо, либо… То есть в семье, где мужчина – добытчик, собственно говоря, за все расходы отвечал он.

Но сейчас все чаще и чаще возникают всевозможные другие модели семьи. Это связано в том числе и с положительной динамикой того, что женщины стали больше увлекаться карьерой, больше зарабатывать, и у них довольно часто больше возможностей зарабатывать деньги тоже. Поэтому на сегодняшний день есть модель по поводу того, что все делят пополам. Есть модель, которая довольно часто сейчас встречается: мужчина ищет себя всячески и находится на содержании женщины.

И это на самом деле одна из таких проблем ломки патриархальной семьи, с которой мы сталкиваемся все чаще, чаще и чаще. Какое-то время женщины согласны на такую модель, поскольку это подтверждает их карьерный рост. А через некоторое время они говорят: «Дорогой друг, пора уже тебе себя найти и начать вкладывать что-то в семью».

Иван Князев: Начать что-то делать.

Уважаемые телезрители, хотим вам для голосования такой вопрос задать. Есть заначка – да или нет? Пишите нам на номер 5445. В конце обсуждения посмотрим.

Тамара Шорникова: Сейчас зададим этот же вопрос Анастасии из Московской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, да, у меня есть заначка. Мы с молодым человеком живем вместе год. Бюджет у нас вообще раздельный. То есть мы можем друг у друга, если что, попросить или одолжить, в зависимости от суммы. Но молодой человек как-то не откладывал деньги, он какую-то лишнюю денежку тратил на то, чтобы порадовать нас или себя. А я откладывала их. И когда начался карантин, нам обоим пригодилась моя заначка. И это даже выручило на какое-то продолжительное время.

Тамара Шорникова: А, то есть тоже на общие цели пошла в итоге?

Зритель: Да, да, она пошла на общие цели. Но все равно это было очень кстати.

Иван Князев: Анастасия, еще раз: вы не женаты с этим молодым человеком?

Зритель: Нет-нет-нет. Мы живем вместе год.

Иван Князев: А, вместе год живете, да? А планируете?

Зритель: Жениться?

Иван Князев: Да. Ну, замуж выходить – вы за него. А он на вас – жениться.

Зритель: Ну да.

Иван Князев: А если у вас так в семье будет, что вы откладываете деньги и на них потом ваша семья выживает, вас не смущает?

Зритель: Ну, эта ситуация оказалась показательной. То есть пока… Ну, такой урок жизни, по сути. И для него, и для меня это был урок жизни. В общем-то, сейчас у каждого есть определенная сумма. Это не оговоренная сумма. Я не знаю, сколько он откладывает, какая у него заначка, так скажем. А он не знает, какая у меня. Ну, просто мы знаем, что в случае чего каждый сам себя сможет обезопасить.

Тамара Шорникова: Анастасия, коротко еще. Общие траты – продукты, коммунальные платежи – здесь вы как договариваетесь? Поровну платите? Или кто-то за что-то?

Зритель: Ну, на самом деле мы не складываемся. Допустим, мы идем вместе с магазин. Я понимаю, что, допустим, в прошлый раз платил он полностью, а в этот раз заплачу я. То есть мы не делим чек напополам, но вот так чередуем, чтобы никому из нас не было проблематично.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Игорь Владимирович, смотрите, тут мнение из Сахалинской области: «Отдельный бюджет – это не семья, а сожительство». Ну, действительно, а можно ли говорить, что, например, такой подход не способствует созданию крепкой семьи или, наоборот, способствует? Как вы считаете, когда такой прямо раздельный бюджет?

Игорь Романов: Вы знаете, я как психолог видел очень разные семьи. И бывают семьи, где есть совместный бюджет и там очень плохие отношения. Есть семьи, в которых есть частично совместный бюджет, и там отношения просто прекрасные, отношения доверия, отношения понимания, что во вред человек свою часть не потратит.

Но если говорить, например, про полностью раздельные бюджеты, когда мы на какие-то мелочи складываемся, а дальше вообще никто не знает, сколько зарабатывает тот или другой член семьи, более того, это считается неким таким принципом свободы, то такая семья чаще всего больше имеет тенденцию к распаду. Ну, по понятной причине – потому что она, видимо, и создавалась по принципу…

Иван Князев: Каждый сам за себя.

Игорь Романов: Вот на какое-то время сошлись люди, которые не хотят друг друга пускать в совместную жизнь.

Тамара Шорникова: Но вместе удобнее.

Игорь Романов: Настоящая семья – это такой общий симбиоз.

Иван Князев: И это, наверное, еще какие-то планы, Игорь Владимирович, да? Это, наверное, какие-то планы. Как можно что-то планировать, ну я не знаю, какую-то будущую свою жизнь, покупку квартиры, автомобиля, да вообще все что угодно, если никто не знает, кто сколько зарабатывает?

Игорь Романов: Ну, если сейчас взять наиболее частую модель, то это так называемый частично-совместный бюджет, когда мы основную часть вкладываем, а какую-то часть оставляем себе. И в этом случае часто другой партнер даже не знает – сколько.

Но тут вопрос: если это частично-совместный бюджет, совместная часть достаточно серьезная, чтобы хватало и на планы, и на текущие расходы нормально, и так далее, и так далее, и так далее, то семья в принципе может быть крепкой. Если совместная часть – это вместе сложились, чтобы сегодня на еду потратить, а про все остальное никто ничего не знает, то ни планировать, ни структурировать свою жизнь невозможно. Да и, видимо, просто такой задачи не существует.

Тамара Шорникова: Кстати, о размерах заначек немного. Воронежская область, пишет телезритель: «На заначку купил машину».

Иван Князев: Неплохо. Через чат нашего телеканала, на сайте спрашивают: «А как доверять в таком случае, если вот такие секретики имеются?»

Давайте послушаем телефонный звонок.

Иван Князев: Да. Вот смотри, какой интересный момент. Представляешь, на заначку купил машину. То есть жена не знала о такой долгосрочной заначке, а потом – бац! – муж приезжает, и сразу на машине.

Тамара Шорникова: Интересно, да.

Иван Князев: Круто же!

Тамара Шорникова: «А что, так можно было? Могли себе позволить?»

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Татьяна, Москва.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Алло.

Иван Князев: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте, добрый день. Я хочу сказать, может быть, даже вредный совет. Семья не распалась, я прожила с мужем 40 лет. Двое детей, воспитываем двоих внуков. Все нормально. И мне мама, когда только вышла замуж, всегда говорила: «Таня, будь похитрее. Немножко для себя оставляй». И я в этом убедилась. Прожив какое-то количество лет, поняла, что если отдавать все буквально, что зарабатывает жена, попробуй попросить, извините, деньги на колготы и на помаду. Хоть что-то нужно обязательно оставлять. Но наглеть не надо. Вот такой совет всем женщинам и всем девушкам, кто собирается замуж.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо.

Зритель: Но наглеть не надо.

Иван Князев: Спасибо вам, Татьяна.

Волгоградская область пишет: «Пятнадцать лет в браке. Бюджет раздельный очень осложняет жизнь. Муж-жмот – беда в семье. Девочки, смотрите внимательно!»

Тамара Шорникова: Давайте вместе, может быть, посмотрим видеоматериал. У нас есть опрос, кто как относится, кто как распределяет семейный бюджет. Спрашивали наши корреспонденты жителей Кунгура, Краснодара и Екатеринбурга. Смотрим.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Кто больше транжир – это, конечно, вопрос такой дискуссионный.

Иван Князев: «Я зарплату целиком вижу, когда получаю и отдаю жене. Ну, ничего, еще не умер». Из Ленинградской области SMS: «Мы с супругой имеем каждый отложения. При необходимости тратим вместе».

Тамара Шорникова: Рязанская область: «У нас в семье всегда и заначка, но общая. Котел всегда общий. Это избавляет если не от бедности, то от других проблем». И вот такая SMS: «Сегодня ваш супруг, а завтра, может быть, супруг другой особе. Так что…»

Иван Князев: Сейчас у нас на связи Ольга из Самарской области. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Мы прожили 43 года, заначек ни у кого никогда не было. Все вместе. Ходили в магазин вместе. Что-то по мелочам покупала я. А уже что-то крупное – идем вместе.

Тамара Шорникова: Ольга, может быть, вы просто не знали, что такая имеется?

Иван Князев: В этом-то и смысл заначки?

Зритель: Нет, знала. Почему? Я знаю, что приносил все зарплату. Я же знаю, какая зарплата у мужа была.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Какая же тут заначка…

Тамара Шорникова: Не подкопаться.

Иван Князев: А на свои маленькие радости как-то спрятать? Ну, необходимо спрятать, но отложить.

Зритель: Я могу взять из кошелька и пойти. Обязательно, чтобы заначка была? Нет. Потому что я доверяла мужа, а он доверял мне.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Ольга Савинская, кандидат социологических наук, доцент Вышей школы экономики, выходит с нами на связь.

Ольга Савинская: Здравствуйте.

Иван Князев: Ольга Борисовна, мы с предыдущим экспертом уже разбирались, как так получилось. Помните, раньше, да и вообще если фильмы советские посмотреть, заначка всегда у мужиков была, да? На «пузырь», как обычно, немножко где-то лежало, под ботинком, еще где-то. Сейчас ситуация поменялась. Дальше-то у нас какие приоритеты в семье будут?

Ольга Савинская: Ну, мне кажется, она поменялась в том плане, что, как мы сейчас слышали по вашему опросу, в каких-то семьях больше распоряжается бюджетом женщина, в каких-то – мужчина. Так сложилось. У кого-то образование соответствующее и так далее. То есть мы видим, что бюджет, по ответам, он все-таки совместный. И основные вещи все равно продумываются, как потратить совместно.

Ну а какие-то отдельные траты, скажем, которые касаются или маркируются как скорее мужские… Ну, на машину потратит муж. А если что-то на продукты, то туда чаще ходит, может быть, жена, и вот потратит она. Или на какие-то детские товары, которые нужны. И если супруги доверяют, то и замечательно.

Иван Князев: То есть я правильно понимаю, что мужчина занимается какими-то такими глобальными финансовыми вопросами, а женщина – уже эти мелкие траты?

Ольга Савинская: Все верно. И если все-таки какие-то крупные покупки в семье, то мы, социологи, отмечаем, что это все-таки совместное обсуждение, и мужчина играет большую роль в приобретении каких-то значимых для семьи надолго крупных покупок. Ну, мы где-то слышали, что даже просто мужчина в качестве заначки сделал такой замечательный подарок семье. А может быть, кто-то скажет: «А может быть, и не семье». Ну, отлично.

Тамара Шорникова: Ольга Борисовна, скажите… Сейчас многие говорят о том, что количество разводов растет, потому что разучились друг с другом общаться, не доверяем, закрываемся как-то. Вы можете это связать, в том числе с доверием финансовых вопросов?

Ольга Савинская: Ну, знаете как? Наверное, это нужно связать в целом с индивидуализацией людей в современном обществе. То есть это тенденция в целом. И все наши эти гаджеты тоже – в том числе элемент этой опосредованности, общения. То есть дистанция между людьми все равно растет в современном мире. Может быть, это тоже провоцирует создание заначек. Так же, как и разводы. Мне кажется, вряд ли с этим что-то поделать. Наоборот, наверное, нужно доверять друг другу, признавая эту индивидуальность друг друга, доверять, что эти заначки будут, но все-таки их проговаривать.

У вас тоже были сюжеты: «Знаю, что у мужа/жены заначка есть. Вполне это допускаю». Мне кажется, что в современной семье это должно быть. То есть нужно позволять друг другу делать, если уж так комфортнее жить твоей любимой половинке. Но при этом об этом говорить, не бояться этого…

Иван Князев: Ну понятно. Какие-то собственные деньги иметь.

Тамара Шорникова: «Всю шабашку отправляю в заначку».

Иван Князев: Тоже неплохой подход. Немножко где-то лишнего заработал – отложил.

Тамара Шорникова: «Это уже мое».

Давайте послушаем наших телезрителей. Сначала – Елена, Санкт-Петербург.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела с вами поделиться. Во-первых, у меня дочь взрослая живет в Швеции уже 20 лет. У них с мужем раздельный бюджет. У них двое детей-подростков. Как раз раздельный бюджет. Она сама так решила, сказала: «Мне так удобнее». Когда я спросила ее, почему… Естественно, траты на детей, на оплату ЖКХ, на продукты они скидываются. А все остальные деньги – каждый распоряжается своими деньгами сами. Она сказала: «Мне так удобнее. Мне не надо лишний раз спрашивать, купить ли мне себе лишние сапоги или подарки родным, когда еду в гости. Мне не нужно на это спрашивать разрешения. Я распоряжаюсь своими деньгами сама, как хочу».

Иван Князев: Ну а вы-то к этому из России как относитесь, ну, как мать?

Зритель: Вы знаете, я привыкла. Сначала это было мне, конечно, непривычно. Как-то было дико, честно говоря. Для меня это непонятно. А сейчас я уже привыкла и думаю: «Ну, если ей так нормально, то и нормально».

Иван Князев: А в кафе они сами за себя платят, в ресторане, может быть?

Зритель: В ресторане? Нет. В ресторане они, конечно, платят… в основном муж платит за нее. Если идут они вместе, то он платит в основном.

Тамара Шорникова: Ну, это мне кажется, потому, что все-таки во многом дочь из России. Слушая о традициях в Европе…

Зритель: Ну, наверное. Я не знаю. Ну, может быть… Мне с зятем повезло, у меня с ним хорошие отношения.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: У них, в общем-то, все хорошо в этом отношении. А у нас с мужем бюджет совместный. Я уже 42 года замужем. Ну, всегда муж приносил деньги домой. Мы пережили, конечно, тяжелые времена, когда по полгода не платили зарплату. Муж у меня офицер, ему некогда было заниматься, продукты покупать. Домашние дела в основном, конечно, на мне лежали. Он деньги всегда отдавал мне, а я ими распоряжалась. Конечно, крупные покупки мы делаем совместно. Конечно, какую-то часть денег он себе оставляет в виде заначки, но он мне об этом говорит: «Я вот столько себе оставлю». И я никогда не возражаю. Я понимаю, что у него должны быть деньги.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: Ну и все. А дальше я распоряжаюсь деньгами.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Нину успеем еще послушать?

Иван Князев: Успеем.

Тамара Шорникова: Из Крыма, да? Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что я с мужем прожила 40 лет, и у нас бюджет был общий – моя зарплата, его зарплата. Если он хотел себе заначку, то он где-то подрабатывал. И то из этой заначки приносил домой. А я у него не брала, говорила: «Тебе на рыбалку, на сигареты. И как мужчине надо».

Иван Князев: Да вы золотая жена, Нина!

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: А себе на помаду не оставляли?

Зритель: На помаду? Я зарабатывала на помаду и на всякие…

Иван Князев: Да, спасибо.

Ольга Борисовна, давайте прокомментируем тогда результаты нашего опроса. «Заначка есть?» – спрашивали наших телезрителей. «Да» – сказали 32%, «нет» – 68%. О чем это говорит?

Ольга Савинская: Ну, говорит о том, что все-таки, я думаю, заначки делаются там, где есть возможность сделать заначку. Как у вас где-то говорили ребята: «Пока выплатишь ЖКХ, купишь еду – в общем-то, и нечего оставлять на заначку». Если есть возможность оставить заначку, то мне кажется, что это и хорошо. Пусть люди оставляют, зная о том, что она у них есть. Мне даже грустно, что нет заначек. Они, может быть, и должны быть, ведь… Кто-то говорил: «Мы оба знаем об этой заначке». Ну, вот это, мне кажется, самый идеальный случай, когда понимать заначку как некоторое сбережение, пусть даже маленькое, но на какой-то такой случай, в котором эта заначка может оказаться очень полезной.

Иван Князев: А вот этот шведский опыт у нас приживется, как вы думаете?

Ольга Савинская: Ну, в некоторых семьях, я думаю, будет приживаться. Как я сказала, индивидуализация – и не только в Швеции. Она и у нас постепенно появляется как некоторый такой образ жизни. Поэтому, я думаю, это будет проявляться. То есть не надо бояться. Главное, чтобы было доверие в семье, как сказал ваш предыдущий эксперт. Это самое основное. А уж как формируется эта экономическая основа этой семье – она может по-разному формироваться. Если супруги признают вот такую модель – ну и здорово.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Ольга Савинская, кандидат социологических наук, доцент Высшей школы экономики.

Еще несколько SMS. Пермский край: «Я бросила курить, – внимание! – а сэкономленные деньги откладываю в заначку». Ну что? И полезно, и выгодно получается.

Иван Князев: Из Тюменской области: «Не люблю, когда у мужчины нет денег. Я заставляю мужа иметь свои собственные деньги и сбережения». Из Ростовской области: «Заначка – это хорошо. Но не забыть бы, куда спрятал».

Тамара Шорникова: Ну, хорошо, когда столько денег, что можно забыть, куда спрятал.

Иван Князев: Из Московской области: «Женат 30 лет. Где и сколько – не знаю и знать не хочу».

Тамара Шорникова: И еще спрашивают: «А как же сюрпризы делать, если заначки нет?» Это же какой сюрприз, если из общего котла сразу брать?

Иван Князев: Уважаемые друзья, это были темы дневного блока программы «ОТРажение». А сейчас расскажем, о чем речь пойдет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)