Любовь Овчинцева: Происходит маргинализация совершенно нормальных людей

Любовь Овчинцева: Происходит маргинализация совершенно нормальных людей
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Гости
Любовь Овчинцева
ведущий научный сотрудник Федерального научного центра аграрной экономики
Виталий Овлаховский
Глава администрации Старопольского сельского поселения Ленинградской области

Тамара Шорникова: Мы начинаем обсуждать нашу тему дня.

Виталий Млечин: Именно.

Тамара Шорникова: Записаться по интернету к врачу, купить продукты, овощи, купить одежду – это все очень типично для города, да? Мы к этому давно привыкли. А вот для многих сел это, к сожалению, до сих пор фантастика. До ближайшего магазина, до ближайшего отделения почты, до банкомата – часто десятки километров. А транспорт не ходит, потому что нет дорог. Вот она – типичная картина для многих сел. Мы сегодня в большой теме говорим о селе и его инфраструктуре.

Виталий Млечин: Да. Естественно, будем обсуждать в ближайший час, чего не хватает, а что есть уже, наоборот, что можно и что нужно сделать для того, чтобы жизнь за пределами городов стала проще и комфортнее.

Давайте вначале напомним, как с нами связаться. Нам можно позвонить по телефону 8-800-222-00-14. Можно написать нам сообщение на короткий номер 5445. Номера эти бесплатные, мы со своих зрителей денег ни за что и никогда не берем. Больше того, у нас есть сайт otr-online.ru, там во время прямого эфира появляется кнопка «Прямой эфир + Чат»: смо́трите прямой эфир прямо на вашем компьютере и одновременно пишете нам какие-нибудь приятные… ну, будем надеяться на то, что приятные сообщения. Еще у нас есть группы во всех социальных сетях, вы их прямо сейчас видите на своих экранах.

А теперь давай немножко статистики.

Тамара Шорникова: Да. Собственно то, что ты сейчас перечислил, объясним, что по этим адресам нужно писать. Звоните и пишите. Рассказывайте нам, по вашему мнению, чего в вашем селе не хватает. Расскажите, какие объекты вообще есть. Есть ли садик, есть ли почта, есть ли школа, есть ли банкомат или, может быть, повезло, даже отделение банка? Или всего этого нет? В общем, звоните, делитесь опытом.

И сейчас – действительно о статистике. Как собственно эту инфраструктуру в селе планирует развивать Правительство? Для начала – об инициативах сверху. Правительство предлагает развивать комплексную программу села. Предварительный объем финансирования оценивается в 200 миллиардов рублей – это ежегодные взносы. Что на эти деньги можно сделать? Давай посмотрим.

Виталий Млечин: Да. Ну, тут опыт некоторый уже накоплен. За предыдущие пять лет на реализацию Стратегии устойчивого развития села Правительство выделило примерно такую же сумму – 170 миллиардов (чуть-чуть поменьше, но сопоставимо). На эти деньги построили уже почти 4 миллиона квадратных метров жилья, открыли 630 фельдшерско-акушерских пунктов и офисов врачей общей практики. Кроме того, построили новые школы на 13 тысяч мест.

Тамара Шорникова: Ну и сегодня мы будем говорить как раз о государственной поддержке селе и о частных инициативах, то есть что мы сами с вами можем сделать для повышения нашего же качества жизни.

Виталий Млечин: А что мы можем сделать? Мы можем представить нашего гостя.

Тамара Шорникова: Разумеется, да, это безусловно.

Виталий Млечин: Давай сделаем это прямо сейчас. Это ведущий научный сотрудник Федерального научного центра аграрной экономики Любовь Овчинцева. Любовь Александровна, здравствуйте.

Любовь Овчинцева: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте. Я предлагаю перед тем, как мы начнем наш разговор на эту тему, посмотреть видеоматериал. Наш корреспондент Максим Волков собрал небольшую собственную статистику по стране и показал, как живут сегодня многие села. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Такое ощущение безысходности остается после этого сюжета у меня лично, потому что… Ну вот как? Украли провода – и все, и нет больше электричества. И там что в прокуратуру, что президенту написать – все равно же не найдут эти провода, ну невозможно. Вот хочется задать сразу вопрос: а какой-то выход из этого вообще существует?

Любовь Овчинцева: Ой, вопрос, что называется, интересный. Вот смотрите, что показывает этот сюжет? Что формируются две совершенно разные зоны, два образа жизни – город с его насыщенностью, интернетом, электронными формами общения, связью, и с помощью этих современных средств общения происходит и коммуникация между людьми, и коммерческие услуги, мы заказываем в интернет-магазинах, и госуслуги, это все тоже через интернет; и село, где просто нет никаких условий для этого. И разрыв – он и сейчас немаленький – и в уровне жизни. Где-то две трети – качество жизни села по сравнению с городом. И, допустим, в обеспечении интернет-связью тоже разрыв такой же. И это еще только усиливается, как бы разрыв. И просто эти люди выпадают из современного образа жизни, такая маргинализация людей.

Виталий Млечин: Это просто пропасть. В городе на час отключили электричество – все, уже катастрофа. А тут вообще без электричества живут в XXI веке.

Любовь Овчинцева: В XXI веке. Вы знаете, будете смеяться, но я столкнулась с этим, с этой разницей мироощущений, на конкретном примере. Я живу за городом. Наступила весна, и дороги… Как сказать? Их чистили зимой, но, может быть, не так, как в Москве, снег никто не вывозил. И вот весна, набили колеи. И поскольку я живу за городом уже достаточно давно, я считаю: ну, весна, колеи – значит, надо осторожно ездить. Приехали молодые люди в воскресенье – в шоке! У нас, значит, поселковый чат: «Срочно почистить дороги! Ехать невозможно! Как можно с этими колеями? Срочно грейдер сюда же, немедленно! Вот дайте нам сейчас!» То есть люди даже не представляют.

Понимаете, формируется разное мироощущение. Я понимаю, что я воспринимаю окружающую действительность не так, как они. А они считают, что это нужно устранить немедленно. И в городе есть, наверное, тысячи фирм, которые тут же тебе по звонку приедут и сделают. А я знаю, что у меня есть один только трактор, который весной… Вот он встал на ремонт, и он, может быть, через две недели починится. А уже через недели, наверное, колеи эти протают сами.

Виталий Млечин: Сами собой. Проблема решится сама собой.

Любовь Овчинцева: Да, они сойдут сами собой.

Тамара Шорникова: Ну, пока не ушли далеко от этого. Это просто очень важно – про самоощущение. Для очень многих людей это такая обыденность Вот закрыли ФАП, закрыли школу – и люди уже абсолютно спокойно об этом рассказывают. А если говорить о науке, о том, как должно быть, о статистике, в конце концов, о законодательной базе, есть ли какие-то нормативы? Например, населенный пункт – 50 или 100 человек. Обязана быть рядом школа, ФАП, почта?

Любовь Овчинцева: Правильно говорите, должны быть нормативы социального обслуживания. Они существуют везде, во всем мире, и выражаются они, например, в часах, во времени доступности. Вот, например, в Европе… Ну, правда, там плотность населения – 150 человек на квадратный километр, да? А у нас, допустим, восемь – средняя по стране, если не меньше сейчас. Там время доступности для объектов на машине: столько-то минут до центра медицинского обслуживания, столько-то минут, я не знаю, до почты и так далее.

Вот у нас этого нет. У нас это пытались сделать отдельные регионы в начале перестройки, когда мы старались сравняться, но, конечно, при наших территориях, при нашей структуре расселения это не так-то просто. И мы все время об этом говорим. Вот сейчас подготовили проект государственной программы комплексного развития сельских территорий…

Тамара Шорникова: Да, это то, о чем говорили в самом начале программы.

Любовь Овчинцева: Да. Его сделали, представили на обсуждение общественности. Возможно, будет какое-то широкое такое обсуждение. Но что мы видим в этом проекте? Планируются огромные деньги, огромные просто.

Тамара Шорникова: 200 миллиардов в год.

Любовь Овчинцева: 1,38 триллиона всего на всю программу – это они планируют. Но смотрим, из каких частей состоит эта программа. Программа, к сожалению, опять-таки все-таки ведомственная – Министерства сельского хозяйства. Ее разделили на три части.

Самая большая часть – это некоторый такой проектный компонент, регионы должны готовить свои проекты развития. Второй компонент – это продолжение ставших традиционными направлений развития сельских территорий (газификация, водоснабжение). Это очень важно, никто не спорит. Но как-то, даже я бы сказала, в усеченном виде. Например, жилье для молодых специалистов убрали. Это было выделено отдельной строкой, и почему-то этого пункта теперь нет. И третье – это научное обеспечение и обучение местных сообществ, судя по содержанию этих программ.

Я хочу сказать, что написано… Привлекли для разработки этой программы хороших специалистов – Высшая школа экономики, Государственная академия народного хозяйства. Я вижу прямо стиль людей, специалистов. Тимирязевка, Центр устойчивого развития сельских территорий…

Тамара Шорникова: По почерку, что называется.

Любовь Овчинцева: По почерку вижу. Все отметились, написали очень хорошее обоснование. Обоснование эти все проблемы высвечивает очень хорошо. Говорят, что нужна связь, сделать повсеместно доступным интернет, расширять дорожную сеть. Потому что если ты переходишь на электронную – как сказать? – вот эту торговлю, коммуникацию, заказ-то ты посылаешь электронный, а обратно предмет ты должен получить в материальном виде, а не в виртуальном. Значит, дороги должны быть. И эта почта или какая-то служба доставки должна приезжать не раз в два месяца, а, наверное, как-то гораздо чаще.

Но что я хочу сказать? Ничего же этого нет в этой прекрасной программе. Или, может быть, мы еще не слышали мнения разработчиков, мнения Минсельхоза. К сожалению, подавляющая часть из этих миллиардов закладывается на проекты, которые регионы должны подготовить. Причем софинансирование от них требуется очень маленькое – от 15% до 6% к концу периода реализации программы. Все даст федеральный бюджет.

Я вот не совсем понимаю, как такие вопросы, как развитие связи, будут решаться в региональном разрезе. Мне казалось, что это должен быть федеральный компонент, но в федеральной составляющей его я не вижу. Вот я очень сожалею. Знаете, даже не меня надо было бы на эту программу звать, а человека из Министерства связи, который бы рассказал, можно ли это решать с помощью проектов муниципальных образований, вот такую проблему, или нельзя. Я вижу здесь некоторый диссонанс.

Тамара Шорникова: Ну, тут ремарка: у нас очень часто строчки из одних проектов кочуют в другие, из других программ получаются параллельные какие-то. Это, мне кажется, такой неслучайный маневр, потому что трудно уследить за движением рук, что называется, в данном случае. Но, если говорить про связь, все-таки ремарку такую сказать нужно, вставить. Согласно программе «Цифровая экономика», в 2024 году все социально значимые объекты (школы, больницы) будут подключены к интернету; 97% домов также будут обеспечены интернетом. То есть это нацпрограмма «Цифровая экономика», которая всецело проблемами связи и занимается.

Виталий Млечин: Электричества не будет, а интернет зато проведут.

Любовь Овчинцева: Я не совсем понимаю. Будет в программе «Цифровая экономика» специальный компонент именно на обеспечение сельских населенных пунктов доступом, допустим, к сети «Интернет»? Или, как раньше было, например, на почте есть тебе кабинка, где ты можешь выйти в интернет за какие-то минимальные денежки? Ну, сейчас почты-то все посокращали. Медицинские ФАПы – они где? Вот там они планируются? Ну, какие-то сотни ФАПов на период реализации программы, сотни, понимаете, на нашу страну. Разделите на 80 – получается несколько штук на регион.

Виталий Млечин: Вот как раз о ФАПах заговорили. Давайте послушаем Людмилу из Пензенской области, она до нас дозвонилась. Людмила, здравствуйте. Вы в эфире, мы слушаем вас внимательнейшим образом.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вам из Пензенской области, Пензенский район, село Васильевка. Наше село находится на территории Богословского сельского совета. С 1 сентября мы не можем в нашем медпункте купить таблетки, лекарства, потому что у нас… В общем, как нам объяснили? Фельдшер у нас ушла на пенсию, а у нее была лицензия. Вот у нас сейчас приняли другого заведующего фельдшерско-акушерским пунктом, есть акушерка, но сказали, что у них нет лицензии. Семь месяцев уже прошло, и мы сидим без таблеток. Село у нас – ну, 800 человек есть, может, побольше. Есть школа. Очень много пенсионеров. И вот мы бедствуем без лекарства. Мы просим у вас помощи.

Виталий Млечин: Людмила, а как же вы выходите из положения? Ездите куда-то или как вообще?

Зритель: Мы ездим. Ну, кто может, ездит до города. У нас областной центр – 30 километров, но дорога стоит 200 рублей, можно сказать, а оба конца.

Тамара Шорникова: Это бензин или такси?

Зритель: Дорога очень плохая… Алло.

Тамара Шорникова: 200 рублей – это затраты на такси?

Зритель: Для пенсионеров это, конечно, очень накладно. Вот ходим, просим всех. Но это не выход. Нам бы хотелось, чтобы у нас была аптека в медпункте. У нас медпункт очень хороший, и медики очень хорошие и внимательные, но дело в том, что у нас нет аптеки.

Виталий Млечин: Да, понятно. Такая ситуация, конечно…

Зритель: Знает главврач районной больницы, все знают, но на нас уже махнули руками. Мы, как говорится, наверное, пятого сорта уже стали для них, и никто на нас не обращает внимания. Мы просим у вас помощи.

Виталий Млечин: Спасибо, Людмила, что позвонили. А давайте сразу еще послушаем Александра из Амурской области – там тоже ситуация, насколько мы понимаем, мягко говоря, не лучше. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы про поселок рассказать. Администрация есть Мазановского района, села Практичи, и никому нет дела до поселка этого. Клуба нет. Вот у людей зубы больные, врачи не приезжают к ним, никто ничего не лечит. Медсестра есть в больнице, но она, допустим, такой помощи не может оказать людям.

Тамара Шорникова: В итоге куда приходится ездить? Как справляетесь?

Зритель: А никак. Зубы вырываем, просто плоскогубцами берем и вырываем.

Виталий Млечин: Кошмар какой! Спасибо вам большое, что позвонили и рассказали. Ну это же просто никуда не годится!

Любовь Овчинцева: Да, да. Вот так вот. Понимаете? Зато у нас… Вы почитайте отчеты. У нас теперь все очень эффективно. Я, например, подписана на сайт – ну, как сказать? – зарегистрирована на порталах государственных услуг, например, медицинских. Мне приходят все время такие радужные… «Посмотрите, как у нас хорошо. У нас время ожидания врачей в очереди, если ты записался к доктору, в очереди будешь сидеть не больше 10 минут». Да? А то, что тебе доктор больше 10 минут уделить не может, он в ужасе только что-то такое на компьютере набивает – это не учитывается. Вот есть какие-то… Понимаете, людей заставляют работать по каким-то таким механическим – как сказать? – параметрам, и от них зависит финансирование. И они подстраиваются.

Допустим, учреждения медицины медицинские услуги должны оказывать эффективно. Значит, на одного, я не знаю, врача должно приходиться такое-то количество пациентов. Значит, увеличивается радиус обслуживания, да? Или тот же, например, врач-стоматолог – он не будет работать в маленьком населенном пункте, он не может там кабинет свой держать. Значит, должен быть разработан какой-то механизм, ну, я даже не знаю, может быть, субсидирования услуг учреждений медицины в случае оказания этих услуг на отдаленных территориях, когда эффективности нет, не можешь ты, коммерчески это невыгодно. Но людей-то нельзя бросить вот так.

Виталий Млечин: Ну да. Но у нас все время как раз речь идет о субсидировании, о том, чтобы выделить туда деньги, сюда деньги, там такая программа, сякая программа. Давайте поймем, к чему нам нужно стремиться. Понятно, что в идеале в каждом населенном пункте, даже в самом маленьком, должен быть магазин, должна быть почта, должен быть банк, библиотека, бассейн и так далее. Но мы же понимаем, что это невозможно.

Любовь Овчинцева: Невозможно.

Виталий Млечин: В нашей стране – тем более. В огромной стране с низкой плотностью населения, с труднодоступными районами. Давайте попробуем определиться – вот в наших реалиях к чему мы должны стремиться?

Любовь Овчинцева: Ну, прежде всего должен быть научно обоснованный подход к разработке региональных социальных стандартов обслуживания населения. Вот эту тему забросили. В обосновании госпрограммы она прозвучала очень хорошо, но мы не видим ее в механизмах реализации госпрограммы, нет там этого. Может быть, в компоненте «научное обеспечение» это как-то будет разрабатываться.

Но, пока этого нет, мы так и будем собирать отзывы жителей отдаленных сельских населенных пунктов, где они рассказывают о том, в каких ужасных условиях они живут. Ну, нам сравнить-то не с чем. Мы послушали уважаемую Людмилу или уважаемого Александра, а что мы можем сделать? Только посочувствовать. Потому что в регионе скажут: «Извините, это не входит вкруг наших полномочий».

Вот губернаторы. Сколько раз мы предлагали выделить, например, обслуживание сельского населения в отдельный пункт оценки эффективности работы региональных органов власти. Нет, этого нет, а регион в целом. Регион в целом – наверное, хорошо. А вот видите – Александр страдает.

Тамара Шорникова: А если говорить уже конкретнее? Например, мы часто обсуждаем, конечно же, ФАПы, которые закрываются со страшной силой по стране. Очень часто эксперты высказывают альтернативные мнения и говорят о том, что… и губернаторы в регионах говорят о том, что нет денег действительно на строительство ФАПа в том или ином месте, нет денег на его содержание. Может быть… Я сейчас такую крамольную мысль скажу. Может быть, они не везде нужны?

Любовь Овчинцева: ФАПы?

Тамара Шорникова: Может быть, есть варианты? Пусть лучше хотя бы мобильная амбулатория приезжает раз в какой-то период или та же телемедицина? Конечно, сейчас за это слово меня в принципе возненавидит все телезрительское сообщество, потому что нам начнут звонить и говорить: «Чтобы позвонить, нужно забраться на пригорок. Какая телемедицина?» Но тем не менее, если действительно говорить о реалиях и понимать, что ну не хватит денег сейчас, в данных наших обстоятельствах…

Любовь Овчинцева: Вот смотрите, эти триллионы… Здесь, в этом проекте госпрограммы, который нам сейчас показали, здесь три четверти, даже больше – это отводится на проекты. А какие проекты – не описано. Немножко описан механизм софинансирования. Ну хорошо. Значит, может быть, можно тогда… Ну, мне как бы хотелось бы, чтобы это было единое. Ну, может быть, наверное, надо и в региональном ключе эти вопросы решать. Пусть каждый регион предлагает свой механизм, например, систему медицинского обслуживания на селе.

Тамара Шорникова: То есть то, что эффективнее будет на конкретной территории, по их мнению экспертному?

Любовь Овчинцева: Да, по их мнению. Вот какие им нужно создать институты, я не знаю, организации, сколько им нужно построить… Допустим, они анализируют свою поселенческую сеть, смотрят, сколько у них населенных пунктов, где эффективно содержать ФАП, сколько, скажем так, полуэффективно, но можно содержать, если дадут дотацию, а сколько – вообще никуда. Значит, туда нужно выехать с учетом развития транспортной сети. То есть должны быть разработаны такие программы. Ну не знаю, ведь эти программы разрабатываются…

Тут как бы сроки заданы такие не очень реалистичные. В Ставрополе президент выступил – и все срочно подхватились, пишут эту программу. Теперь ее надо срочно принять, срочно, срочно… И период реализации – это 2020–2025 годы всего. А на самом деле, по-хорошему, разработка стандартов – это какой-то период времени занимает. И я бы сказала, что это немаленькая научная работа, даже в масштабах региона. Ну, год хотя бы. Ну, может быть, девять месяцев. Но все равно эту работу надо сделать. Дальше – разработка вот этих проектов.

Ну, допустим, если мы берем чисто медицину, то проект, схема территориального обслуживания. Я уверена, что… Если меня слушают представители региональных минздравов, может быть, у них уже даже такие схемы и разработаны. Вопрос только… Ну хорошо. Значит, их актуализировать, предложить именно техническое оснащение вот таких программ региональных. Я уверена, что они в каждом регионе будут разные. Потому что если мы возьмем ту же Амурскую область или Якутию, где нужно на вертолете, все должно быть средствами малой авиации, и, допустим, Псковскую область, которая тоже страдает от точно таких же проблем, но ее масштаб территориальный не такой, так сказать, намного меньше. Там, может быть, можно с помощью каких-то других… Но все равно провисает вот эта единая система связи – мобильная связь и сеть «Интернет». Мне кажется, это должен быть федеральный компонент. Я его здесь не вижу.

Тамара Шорникова: Скажите, а, по-вашему, эти нереалистичные сроки в программах – они о чем говорят? О том, что никто и не собирается как-то фундаментально подходить к проблеме?

Любовь Овчинцева: Это же трудно сказать, что люди думают, когда такое пишут, честно вам скажу. Ну, не знаю, не знаю. Может быть, они хотят быстро и сейчас. Может быть, они считают, что…

Тамара Шорникова: Или у них есть свой метод решения, уже готовый?

Любовь Овчинцева: Ну, наверное. Может быть, они считают, что раз столько об этом говорили, может быть, уже есть готовые документы, сейчас их достанут из кармана и срочно им дадут сделать.

Ну, например, что касается обоснования. Допустим, казалось бы, три месяца. Но регулярно ведется мониторинг развития сельских территорий, готовится национальный доклад. То есть вот эта работа постепенно ведется, перманентно. И на ее основе можно быстро сделать, например, обоснование. Проблема вся налицо, статистика публикуется. Пожалуйста, это все можно.

Возможно… я не такой глубокий специалист в теме медицинского обслуживания сельского населения, но возможно, что в недрах Минздрава – и федерального, и региональных – тоже эта тема постоянно поднимается, и они знают, как это решить. Возможно, они могут сейчас достать, показать и сказать: «Дайте нам только денег, дайте. Мы вот здесь мост построим, здесь ФАПы откроем, сюда фельдшеров посадим с лицензиями, которые смогут лекарствами торговать, – и будет все хорошо».

Виталий Млечин: Тульская область с нами на связи. Лидия, здравствуйте, мы слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я жительница деревни Дубовка. Поселок Фатеево – от нас 500 метров. Вот нет дороги, у нас нет дорог, закрыли магазин, закрыли почту, закрыли медпункт. Вы понимаете нас? До остановки идти 3 километра. А так как дороги нет к нам на деревню, не едут ни такси, ничего. Вот мне 75 лет, больные ноги. Я не могу дойти до остановки. Я не могу даже никуда выйти. Раньше, вот в войну носили почту. У нас ни газет нет… Мы живем хуже, чем в войну. Вы понимаете? А дороги – этот ужас! Вот сейчас подтаяло, и я не могу даже выйти на улицу, я сижу дома, потому что там утопаешь. А когда дождь пройдет – ни машина никакая, ничего, вообще такси не хотят к нам ехать.

Это Киреевский район, Бородинское отделение, Тульская область. Так жить нельзя ведь! Совсем заброшены. Ни администрация никогда не приезжала, хотя обещали приехать. Столбы в деревне нужно менять, электричество, вообще обрываются провода. В этом году у нас все погорело, погорели телефоны, холодильники, погорели телевизоры. Это ужас какой-то! Вот живем и даже не понимаем… Мы в 20 километрах от Тулы. Тулу вылизывают, Тулу строят, Тулу то-то, Тулу то-то. Но вы посмотрите на деревню, хоть кто-то приедьте и посмотрите, как живут деревни. Это же невыносимо! Где эти власти? Сидят, деньги получают, потом их судят, дают пять лет… Как это называется? Ну, не сажают в тюрьму…

Тамара Шорникова: Условно.

Виталий Млечин: Да, понятно, ваша мысль ясна. Спасибо большое, Лидия.

Тамара Шорникова: Больно, конечно, слушать такие звонки. И понятна абсолютно обида, когда сопоставляешь: вроде и недалеко расположен от тебя город с качеством жизни…

Любовь Овчинцева: Два часа ехать от Москвы. И все совсем по-другому.

Тамара Шорникова: Да. Шире немножечко географию посмотрим.

Виталий Млечин: Да, несколько сообщений давайте посмотрим.

Тамара Шорникова: SMS, Приморский край, село Дмитриевка: «Нет сельского врача целый год, закрыли аптечный пункт. А все говорят: почему люди уезжают с Дальнего Востока? Поэтому. Просто село никому не нужно. Помогите! У нас более двух тысяч жителей». Воронежская область: «В нашем селе есть магазин, почта, школа, ФАП. Но школу, магазин и почту, – собственно все, что сейчас есть, – хотят закрыть на следующий год из-за маленького населения».

Виталий Млечин: Еще из Челябинской области: «В селе уже второе поколение детей обучается без спортивного зала. В России ставится вопрос развития спорта, а здесь дети не видят нормального спортзала».

Что-то очень мало сообщений о том, что «у нас все хорошо». Вот предлагают возродить сельское хозяйство, построить жилье, клуб, школу. Ну, тогда, естественно, если инфраструктура появится, очевидно совершенно, в села люди поедут. Но как этого добиться – пока не очень понятно.

Любовь Овчинцева: Ну, мне тоже не очень понятно, потому что в этом проекте госпрограммы все-таки большая часть средств выделяется на проекты. И я не совсем понимаю, как, например, жители такого населенного пункта, как Дубовка Тульской области, откуда нам позвонила уважаемая зрительница, как они могут силами своего муниципалитета решить вот эту проблему дорог. Подготовить проект, подать его на финансирование, выиграть эти деньги и решить свою проблему? Мне казалось, что все-таки такие проблемы – этим должны заниматься регионы, ну, районы, регионы, как бы все-таки уровень управления, а не инициатива граждан. Конечно, граждане могут об этой проблеме сказать. И мы знаем массу примеров, как ТОСы решают….

Виталий Млечин: Ну, по крайней мере, обратить внимание.

Любовь Овчинцева: Да.

Виталий Млечин: Потому что тот же губернатор – он же не может действительно сам лично в каждую деревню приехать и увидеть, какие там проблемы.

Любовь Овчинцева: Абсолютно, абсолютно.

Виталий Млечин: То есть должна быть какая-то связь снизу.

Любовь Овчинцева: Конечно, связь должна быть. Но ожидать, что, например, проблема прокладки дороги, которая соответствует нормативным требованиям, к Дубовке Тульской области, будет решена силами местного населения – я не верю, что эта проблема будет решена. Хотя я знаю, что такие случаи есть, но очень немного.

Тамара Шорникова: Как раз о таких случаях, как удается решать проблемы собственными силами, сейчас поговорим с главой администрации Старопольского сельского поселения Ленинградской области. У нас на связи…

Виталий Млечин: Виталий Овлаховский у нас на связи. Виталий, здравствуйте.

Виталий Овлаховский: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Расскажите, пожалуйста… Насколько мы знаем, деревня Ложголово прославилась после того, как Святочный фестиваль там начали проводить.

Виталий Овлаховский: Да, Большие святочные гулянья.

Виталий Млечин: Вот расскажите, пожалуйста, как вообще пришла идея? Почему именно там? Ну и как удалось ее реализовать, самое главное? То есть какой-то пример подайте, пожалуйста, другим регионам, чему можно поучиться.

Виталий Овлаховский: Ну, на сегодняшний день… Ко мне обратилась два года назад инициативная группа. Они этим проектом занимались давно и осуществляли его каждый год в разных местах, причем не всегда отвечающим требованиям безопасности. И мы просто в рамках 131-ФЗ, в рамках создания условий, предложили деревню Ложголово, предложили наш клуб сельский для этого использовать. Второй год они используют, скоро уже будет пятилетний юбилей. В общем-то, этот проект работает. Мы со своей стороны как администрация подготавливаем дороги, создаем условия, чтобы было гостям куда сходить и посмотреть, где выставки разместить, а уже сами организаторы, соответственно, организуют сам праздник.

Тамара Шорникова: Сколько приезжает людей? И средства от этих гостей на что идут, на что тратите?

Виталий Овлаховский: Средства сегодня в муниципалитет никакие не поступают. Если они сегодня и есть, то на этом зарабатывают непосредственно организаторы самих Больших святочных гуляний, то есть в частном порядке. То есть мы просто выделяем из бюджета депутатским корпусом для того, чтобы создать условия проведения этого праздника.

Тамара Шорникова: Понятно.

Виталий Млечин: Вот самое главное – в другие времена года стало ли больше туристов, которые едут в эту деревню?

Тамара Шорникова: Которые просто уже узнали, что есть такая деревня Ложголово.

Виталий Млечин: Да. Или только вот эти конкретные гулянья привлекают сейчас туда людей?

Виталий Овлаховский: Ну, пока на сегодняшний день только эти конкретные гулянья. Вопросы, безусловно, сегодня возникают, звонят. Но надо понимать, что сегодня… В любом случае это коммерческие проекты, которые должны выполнять, я думаю, частные организации. Но мы, безусловно, как муниципалитеты должны создавать условия. И потом, у нас очень мощная поддержка со стороны Правительства Ленинградской области, поэтому как-то у нас все получается.

Тамара Шорникова: Это здорово.

Виталий Млечин: Вот скажите, если, условно говоря, я захочу провести какой-то фестиваль в какой-то деревне, что мне для этого нужно сделать, чтобы это было успешно, чтобы это принесло пользу всем – с одной стороны, скажем, мне как инвестору, а с другой стороны, тем людям, которые живут в деревне, которым это поможет дать какое-то развитие?

Тамара Шорникова: Они торгуют чем-то в этот момент, например.

Виталий Овлаховский: Ну, первым делом мы должны встретиться, обсудить ваш проект, обсудить численность. У нас сегодня на территории три клуба: в Ложголово – небольшой, а в Старополье и Овсище достаточно большие клубы, которые сегодня по программе Правительства Ленинградской области ремонтируются, они сегодня рабочие. И плюс та вся инфраструктура, которая есть. Мы готовы помочь и обеспечить, чтобы праздник состоялся и заинтересовало.

Ну а польза здесь простая: мы создаем условия, инвестор приходит. Понятно, что если событие будет получать более широкую огласку, это позволит привлечь тех же туристов, а значит, появятся люди, которые будут создавать тот же гостиничный бизнес. У нас сегодня фермеры, часть фермеров начинает развивать какие-то гостиничные номера для приезжих. То есть это сегодня для нас, безусловно, выгодно, потому что появляются новые рабочие места.

Виталий Млечин: Понятно. А много желающих уже к вам обращалось? Вообще какие планы у вас творческие?

Виталий Овлаховский: Ну, конкретно у меня моя задача сегодня – создать условия. Я их полностью создал. И я готов принять любого инвестора, который приедет и будет организовывать какие-то праздники и туристические…

Любовь Овчинцева: Можно спросить?

Тамара Шорникова: Конечно.

Виталий Овлаховский: У нас сегодня территория, на которой исторических мест достаточно много знаменитых, поэтому сегодня мы готовы помогать.

Тамара Шорникова: То есть пока конкретных планов и конкретных людей, которые эти конкретные планы предложили бы, их нет?

Любовь Овчинцева: Можно спросить уважаемого человека?

Виталий Овлаховский: Пока только та организация, которая занимается Святочными гуляньями. Но некоторые предложения поступают от епархии – возродить старые ярмарки сельскохозяйственные, весенние и осенние. Это тоже будем рассматривать.

Тамара Шорникова: Понятно. Есть еще у нас вопрос.

Любовь Овчинцева: А вот скажите, пожалуйста, ведь на вашей территории… Вы говорите, что вы создали условия. Мне это очень и очень нравится, такой подход. Это как раз то, что должна делать администрация.

Виталий Овлаховский: Согласен.

Любовь Овчинцева: Вот представьте себе. Ведь у вас, наверное, есть что-то, какие-то проблемы, которые не решены, может быть, с медицинским обслуживанием или с теми же клубами, с состоянием спортивных учреждений. Вот представьте себе, если бы вы знали, что на ваши проблемы финансирование будет, гарантируется, то сколько вам нужно времени, чтобы подготовить проект для решения вот таких проблем на вашей территории?

Виталий Овлаховский: Я понял вопрос. Смотрите, как я сказал выше, мы участвуем в региональных программах. В прошлом году было выделено на ремонт клуба 12 миллионов, в этом мне Правительство Ленинградской области выделило 23 миллиона. Также готовятся проекты на сооружение плоскостных спортивных сооружений на 2020 год. Нам не отказывают.

Решения принимаются порядка… Ну, не знаю, сметчики нам делают где-то за два месяца. Экспертиза – еще порядка двух месяцев. На все про все уходит где-то четыре-пять месяцев, чтобы подготовить и успеть подать осенью в бюджет следующего года. Мы же за год ранее готовимся, на следующий год подаем. На дороги нам тоже выделяют. Ну, не скажу, конечно, что прямо сразу все решается, но тем не менее в этом году закончим везде за областные деньги освещение в населенных пунктах.

Я не знаю, не возникает проблем. Правительство Ленинградской области, безусловно, помогает. Мы дотационные, мы по-другому не можем никак работать, без Правительства. Плюс администрация района помогает.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: С нами на связи был Виталий Овлаховский, глава администрации Старопольского сельского поселения Ленинградской области, он рассказал о своем опыте, как у них решаются различные проблемы.

Любовь Овчинцева: Вот видите, что делается в продвинутой Ленинградской области. Есть связь. То есть человек на месте, он знает, что его проблемы будут услышаны, поддержаны. То есть готовятся проекты. Есть связь – поселение, район, администрация области. И вот этот механизм работает.

Видимо, в Тульской области, в Амурской области, наверное, не совсем хорошо, где-то что-то пробуксовывает, какие-то… Хотя, наверное, если сейчас информация об этой программе, об этих планах будет доведена соответствующим регионам и, соответственно, дальше районам, я думаю, что такие проекты могут быть подготовлены. Но нужно это все как-то более конкретно, более четко представить общественности на ознакомление, на осмысление, на подготовку этих документов, с тем чтобы проблемы… Было бы хорошо, чтобы эти деньги действительно попали на село, а не ушли, я не знаю…

Тамара Шорникова: На конкретные задачи.

Любовь Овчинцева: Да, на решение конкретных задач, а не ушли бы на субсидии банкам за ипотеку или еще на что-то. Очень мне не хочется такого.

Виталий Млечин: Вы знаете, у нас минутка осталась, время подводить итоги. Давайте, наверное, определимся вот с чем. Чтобы все-таки улучшить ситуацию (потому что, как мы видели, она достаточно печальная), откуда должна исходить инициатива? Это должно быть решение на самом верху? То есть, условно говоря, президент должен сказать: «Мы сейчас делаем везде хорошо»? Или как-то снизу это должно идти?

Любовь Овчинцева: Нет, ну здесь должны быть встречные потоки. С одной стороны, люди, конечно… Вы видите, они же не уезжают оттуда. Почему? Значит, есть что-то, что… Люди хотят жить там, где они родились. Они хотят там… А там можно жить, там можно работать, но им нужно действительно помочь. Вот как говорил этот чудесный глава сельского поселения: «Мы создали условия». Вот это должно быть, этот механизм должен заработать.

Ну, в предлагаемой госпрограмме заложен пока механизм как бы преимущественного участия федеральных средств в реализации проектов сельского развития. Ну, пусть так, хорошо. Пусть люди обозначат свои проблемы, подготовят свои инициативные проекты – и сверху этот золотой поток средств прольется для решения этих проблем. Ну хорошо, пусть будет так. Совсем неплохо, совсем неплохо.

Виталий Млечин: В общем, главное, чтобы проблемы все-таки начали решаться.

Любовь Овчинцева: Да, главное, чтобы проблемы были решены.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях была ведущий научный сотрудник Федерального научного центра аграрной экономики Любовь Овчинцева. Мы беседовали о том, как живет российское село в XXI веке. Сегодня это наша тема дня, поэтому коллеги вечером к ней обязательно вернутся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
александр
селу не хватает колхозов и совхозов

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео