Любовь по контракту. В России растёт популярность брачных договоров

Любовь по контракту. В России растёт популярность брачных договоров | Программы | ОТР

О чём договариваются супруги?

2020-05-13T12:42:00+03:00
Любовь по контракту. В России растёт популярность брачных договоров
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?

Тамара Шорникова: Не только в зарубежных фильмах, но и в обычной российской жизни, оказывается, есть брачные договоры. Больше того, популярность такой услуги растет. О чем и для чего договариваются супруги? Еще поговорим. А сейчас взглянем на статистику.

В 2018 году скреплено печатью было 110 тысяч брачных договоров. Посмотрим, что у нас в 2019 году – 113 тысяч. Рост есть, очевидно. Если посмотреть на статистику по регионам, то в пятерке лидеров – Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Краснодарский край, а также Республика Татарстан. За первые две недели апреля, когда в Москве был введен режим повышенной готовности, оформить брачные договоры решили 2,5 тысячи столичных пар. В прошлом году таких желающих в этот же период было в два раза меньше.

Иван Князев: Как оформить брачный договор?

Тамара Шорникова: И зачем?

Иван Князев: Зачем он нужен, действительно? Сколько это стоит? Будем сейчас вместе с экспертами разбираться. Но сначала – наш опрос.

Тамара Шорникова: Вы заключили бы брачный договор – да или нет?

Иван Князев: Пишите и звоните нам.

А сейчас на связи – Виктория Данильченко, адвокат. Виктория Борисовна, слышите?

Виктория Данильченко: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Уже слышим. Вот уже увидели.

Иван Князев: И слышим, и видим. Ну давайте разбираться. Во-первых, с чем связан такой рост? Есть разные предположения. У вас он наблюдается?

Виктория Данильченко: Ну, прежде всего – смотрите. Я думаю, что такой рост, безусловно, связан с тем, что люди, оказавшись запертыми сейчас, в общем, в собственных домах, понимают, что развод недалеко и лучше выйти из него, как говорится, нормальным человеком, без каких бы то ни было судебных разбирательств.

А второй момент заключается в следующем. Действительно, у людей зачастую нет элементарного времени на то, чтобы прийти к нотариусу, абсолютно спокойно заключить этот брачный договор, все продумать, все до мелочей продумать, поговорить с адвокатом, чтобы адвокат составил грамотный документ, чтобы это не просто была такая, знаете, формальная бумажка, которая, безусловно, есть у каждого нотариуса в компьютере, куда в общем и целом вы вносите только лишь название своего имущества и распределяете, кому и что будет отходить в случае вашего расторжения брака.

Тамара Шорникова: Это просто ремарка, мы плавно подошли к другой статистике. Количество разводов, наверное, все-таки вырастет после карантина, да?

Иван Князев: Ну посмотрим.

Виктория Данильченко: Я думаю, что количество разводов, безусловно, вырастет.

Иван Князев: А что из себя представляет этот договор? Что в нем написано? Потому что многие, действительно, как Тамара сказала, знают о нем только из кино. Что там делят? Что прописывают?

Виктория Данильченко: Что в нем написано? Собственно брачный договор – это некое соглашение между супругами, которое определяет режим супружеской собственности и, как правило, уход от совместного режима в режим единоличной супружеской собственности. То есть если мы с вами обратимся к законодательству, то люди, которые вступают в брак… Собственность приобретается с момента брачного периода. То есть они вступили в брак – и с завтрашнего дня любое имущество, которое ими приобретено, до момента расторжения брака, до момента развода будет считаться совместно нажитым имуществом супругов.

И после этого мы с вами знаем много таких историй, когда люди идут в суд, долго и мучительно делят имущество в суде – пополам либо с учетом интересов несовершеннолетних детей. Но это крайне редкая ситуация. И многие, которые думают: «Я вот тут остаюсь с детьми, поэтому мне имущества должно остаться больше», – это грубейшая ошибка. Такого практически не происходит. В исключительно крайних случаях! Потому что считается, что дети у нас к имуществу родителей отношения не имеют никакого, они не участвовали в приобретении. Так вот, когда люди заключают брачный контракт, то добровольно каждый из них определяет: «Мне отойдет квартира. Тебе отойдет дача. Мне отойдет такая-то машина», – и тому подобное.

Иван Князев: Телевизор.

Виктория Данильченко: То есть вы можете прописать все, вплоть до кредитов.

Иван Князев: А еще: «Уходи и забери свою кофеварку».

Виктория Данильченко: Например, да.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста…

Тамара Шорникова: Никогда бы такое не подписала. Кофеварку не отдам!

Иван Князев: Некоторые эксперты связывают рост числа брачных договоров с тем, что сейчас ипотеку выдают под достаточно низкие проценты. И там это одно из требований, особенно если у одного из супругов есть испорченная кредитная история.

Тамара Шорникова: Есть такие клиенты?

Виктория Данильченко: Ну почему же нет? Конечно, и такое есть, безусловно. И сейчас из-за того, что этот процент… Ну, только объявили, что он должен быть совсем низким. Объявили несколько дней назад, поэтому говорить о том, что уже есть такие прецеденты, пока невозможно.

А то, что действительно желающих прописать ситуацию с ипотечным кредитованием, когда берут квартиры таким образом, а потом делят, и суды хватаются за голову, потому что один заплатил 50 рублей, а другой – 74… И вот это все нужно выделить. И кому передать в итоге квартиру? Или ее поделить? А как быть с кредитными всеми историями? Это очень сложно, действительно математически сложно и юридически достаточно сложно. Получается, что есть определенные проблемы.

Поэтому, с моей точки зрения, если бы мы с вами говорили о том, что нужно это прописать или не нужно… Да, конечно, во-первых, лучше прописать однозначно в брачном договоре. А во-вторых, как я уже сказала раньше, и кредитные обязательства в принципе могут быть прописаны (и, с моей точки зрения, должны быть прописаны) в брачном договоре. И это, кстати, будет важным инструментом для вашего кредитора, потому что если супруга или супруг ничего не знали о кредитных обязательствах, то тут тоже возникают достаточно большие проблемы в суде.

Тамара Шорникова: Виктор, смотрите, вот сразу посыпались SMS. И это реальность нашей страны, это наше самоощущение, менталитет. Воронежская область: «Сейчас многие женятся и выходят замуж по расчету. Такие люди обязательно заключают брачный договор». Алтайский край, пенсионерка пишет: «Это не любовь». Ивановская область: «Нормальным людям он не нужен».

Так все-таки, если по категориям разбивать, кто сейчас заключает брачный договор, то это действительно очень деловые отношения между супругами? Почему сейчас интерес к этому пробуждается в нашей стране, где такое пока кажется еще каким-то странным и предосудительным?

Виктория Данильченко: Понимаете, Тамара, я вам скажу так, история следующая. Если бы мы с вами посмотрели на историю Европы, Америки тогда, то правовая грамотность, нравится нам с вами это или не нравится, она такая, какая она есть. У них действительно классный сам по себе институт вот этого брачного договора, он давным-давно уже просчитан, известен и так далее. И для них нет понятия, что если ты вступаешь в брак по любви, то он никак не может коррелироваться с заключением брачного договора.

А мы, понимаете, все живем какими-то некими чувствами: «Раз ты любишь, то какой же брачный договор? Иначе ты не доверяешь своему партнеру!» Слушайте, а почему тогда в момент развода никто не подходит из этих чудесных ваших телезрителей, которые вам пишут: «Раз они вступают в брак – значит, они любят друг друга. А если они заключают договор, то это немножко о другом». А что же в момент развода никто из них не подошел и не сказал: «Подожди! Ты же ее любил/ты же его любила!»

Иван Князев: «Оставляй все».

Виктория Данильченко: «Что это ты хочешь себе имущество? Давайте про любовь, а не про имущество.

Иван Князев: А дорогие они сейчас?

Виктория Данильченко: Что?

Иван Князев: Дорогие договоры сейчас? Дорого все это?

Тамара Шорникова: Сколько все это стоит?

Иван Князев: И долго?

Виктория Данильченко: Ну сложно сказать. С точки зрения нотариальной конторы, у каждого нотариуса тоже своя какая-то госпошлина, которая платится. А с точки зрения адвокатских услуг, если адвокат составляет этот брачный договор, то это недешево.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: И прямо коротко. Очень интересно! Я знаю, что родственники врачей часто жалуются: «О боже! Они дома устраивают просто лазарет». А если говорит об адвокатах, о юристах, то все по договору, в том числе в загс только через бумажку? Как у вас с этим?

Виктория Данильченко: Вы имеете в виду – в моей личной жизни?

Иван Князев: Да-да-да. Я думаю, Тамара на это намекает.

Тамара Шорникова: В вашей жизни, в жизни ваших коллег.

Виктория Данильченко: Вы знаете, я вам скажу другое. Будучи адвокатом, который семейный адвокат, который работает с брачными договорами, у меня нет брачного договора. Я очень давно вступала в брак.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Хорошо, спасибо. Виктория Данильченко была с нами на связи, адвокат.

Ну а сейчас у нас телефонный звонок есть.

Тамара Шорникова: Лариса, Московская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Да-да-да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Иван Князев: Как вы относитесь к брачным договорам? У вас он есть?

Зритель: Вы меня можете минуту послушать?

Тамара Шорникова: Конечно.

Зритель: Вот первый вопрос, я расскажу просто. Когда мы с мужем познакомились, с Волковым Николаем Алексеевичем, с первого дня у нас любовь и до последнего дня жизни его. А он умер у меня 23 ноября 2019 года. И мы прожили 36 лет в любви. И никаких договоров, конечно. В то время у нас была только любовь на всю жизнь.

Но сейчас моя внучка учится в университете в Москве, в академии Скрябина. Конечно, я бы ей посоветовала заключить брачный договор, просто посоветовала бы. Вот такой у меня ответ.

Тамара Шорникова: А почему?

Иван Князев: Понятно, ладно, спасибо.

Тамара Шорникова: Хорошо, ладно. Не успеваем поговорить.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи – Александр Федорович, психиатр. Александр Михайлович, слышите нас?

Александр Федорович: Алло. Да-да-да, я с вами. Здравствуйте.

Иван Князев: Александр Михайлович, смотрите – SMS от телезрителей. «Брачный договор – это меркантильный подход и заранее настраивать себя на развод». «Как жить в браке по договору? Лично для меня это неприемлемо».

Сознание наших людей вообще готово к брачным договорам, наша психология?

Александр Федорович: Мне думается в этой части, что сознание наших людей дружно разрушается, потому что вот те два последних звонка, которые я успел услышать, они меня очень порадовали, потому что адвокат говорит…

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Или есть у нас проблемы со связью? Подскажите нам, пожалуйста.

Александр Федорович: Алло.

Тамара Шорникова: Да, мы вас слышим, говорите.

Александр Федорович: Адвокат говорит: «Я живу без договора». Прекрасно! И женщина, которая говорит: «Я своему ребенку порекомендую, но я тоже живу без договора». Понимаете, для меня как для психиатра это мощный такой разлом в сознании…

Иван Князев: Диссонанс.

Александр Федорович: …который люди привносят, и привносят, не сильно включаясь в процесс, потому что и в первом, и во втором случае за кадром я слышу идеи именно материальные. И в первом, и во втором случае. В первом хотят заработать, во втором опасаются что-то потерять.

Поэтому я считаю, что контракт как таковой – это есть ничто иное как некая предтеча развода. То есть мы еще не успели брак заключить, но мы уже рассматриваем вопрос о том, как будет выглядеть развод. И это здорово, что нам ничего не надо менять. Да, конечно, можно сказать, что по контракту тоже можно долго жить. Это очень дорого, как нам сказала уважаемый адвокат, чтобы составить все подетально: кто должен помыть посуду и какие коврижки кто за это должен получить. Там очень много интересного можно внести в эту ситуацию. Но однозначно это против чувства, прямо однозначно.

Иван Князев: Понятно.

Александр Федорович: И то, что люди, после этого разводясь, вдруг о чувствах забывают – ну, такое бывает. Они проходят, иногда остаются. Я думаю, что это единичные моменты. И сказать, что это будет иметь массовый характер – я думаю, что это исключительно по горизонтали.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Александр Федорович: А все остальные по вертикали будут себя позиционировать именно с позиции чувств.

Иван Князев: Спасибо. Это было мнение Александр Федоровича, психиатра.

Чувства чувствами, ну а имущество иногда делить все-таки приходится. Итоги опроса какие у нас?

Тамара Шорникова: 52%. Ну, практически поровну. А вот интересно было бы посмотреть статистику. Есть ли такая прямая корреляция, что те, у кого брачный договор, те чаще разводятся? Ну, в следующий раз поищем.

Иван Князев: И узнаем.

Тамара Шорникова: А сейчас – к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Зато управляющие компании плюют на договора: в законе сказано, что ответственность сторон следует из договора, а они украли собственность и персональные данные у СССР и без всякого договора шлют платёжки. Брачный договор в спорах с олигархом женщине тоже мало поможет.
О чём договариваются супруги?