Людмила Бурякова: Маршрут полицейского патруля вдоль дорог СНТ - самый действенный способ защиты от воров

Гости
Людмила Бурякова
руководитель Общественной приемной Союза Садоводов России

Рубрика «Территория: дача». Обсуждаем, как обезопасить свой участок и дом зимой. Разберем все способы - от очевидных до самых экзотических. Наш эксперт - Людмила Бурякова - руководитель Общественной приемной Союза Садоводов России.

Виталий Млечин: А сейчас время нашей рубрики «Территория: дача». И сегодня мы будем говорить о весьма важной теме, о которой не надо забывать и, самое главное, не надо ею пренебрегать – о том, как защитить свои дачные участки, собственно сами дома, домики дачные от всяких нехороших людей, которые могут что-нибудь украсть, например, или каким-то образом нагадить.

У нас в гостях – Людмила Бурякова, руководитель Общественной приемной Союза садоводов России. Людмила Павловна, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Людмила Бурякова: Добрый день.

Виталий Млечин: А давайте, наверное, начнем с того, что определимся, какие угрозы зимой подстерегают всех дачников, садоводов – в общем, тех людей, которые круглый год на своих участках не живут.

Тамара Шорникова: А давайте начнем все-таки с того, что обратимся к телезрителям, которые…

Виталий Млечин: Я не могу тебе отказать. Давай сделаем так, как ты хочешь.

Тамара Шорникова: …которые уже готовы, в принципе, наверное, делиться своими рецептами. И пусть делают это – пусть пишут, пусть звонят, потому что тема действительно с фантазией, как мы выяснили, почитав, как можно обезопасить свой дом. Расскажите, каким методом пользуетесь вы? Это для звонков в прямом эфире. Но у нас есть еще и SMS-опрос.

Виталий Млечин: Конечно. Мы хотим вас спросить: вы защищаете свою дачу от воров? Пожалуйста, напишите одно слово на короткий номер 5445 – «да» или «нет». А мы узнаем и расскажем вам, какие результаты, подведем итоги.

Тамара Шорникова: И теперь то, о чем спрашивал Виталий.

Виталий Млечин: Да, теперь можно.

Людмила Бурякова: Ну смотрите. Безопасность нашей дачи любимой, можно сказать, – для того, кто действительно на зиму там не остается, это немаловажно для нас, чтобы с хорошим настроением приехать весной и уже начинать заниматься посадками, а не охать и ахать, бегать, что где-то чего-то нет, где-то что-то украли и, не дай бог, вообще ее на месте нет. Поэтому, если говорить о безопасности, нужно говорить, скажем так, о двух кругах этой безопасности – внутренней и внешней (условно разделяем).

Внутренняя – это как раз все, что связано не просто с воровством и еще с чем-то, а с сохранностью нашей дачи. Это, например, электрическая безопасность. То есть мы обязательно перед тем, как уехать домой на зиму, должны проверить электропроводку, все везде поотключать, проверить, у нас где-то есть вентиляция, а где-то нет, все привести в порядок, чтобы у нас все было сухо, чисто и так далее, чтобы мы тоже со спокойной душой уехали. Это если мы говорим про свой собственный дом.

Мало того, например, если про чисто отпугивающие свойства, то все чаще это касается и квартир, и дач в том числе – люди пользуются, кстати, имитаторами голоса, например, собаки. Если кто-то подходит, стучится в дверь – раздается тявканье собаки, еще что-то, ну, то есть, скажем, имитация того, что в доме кто-то есть. Этим тоже люди часто пользуются.

Но, конечно, еще немаловажно… Это пока мы про сохранность говорим все-таки нашего недвижимого имущества, как сейчас по закону везде написано. Все-таки немаловажный фактор – это не только то, что мы электричество у себя поотключали, но и очень важно, какие провода до нашего дома идут, какие они есть на территории садоводческого или дачного товарищества, если мы о них говорим. Ну, деревни это тоже касается, кстати. Если они изношенные, перевязанные в десяти местах изолентой и все прочее, то, конечно, не дай бог, ледяной дождь или еще что-то – и это может привести и к короткому замыканию, и к пожарам, что называется.

Виталий Млечин: А часто такие вещи происходят?

Людмила Бурякова: Вы знаете, к сожалению, чаще, чем раньше. Возможно, это связано с тем как раз, что дача все равно пользуется, скажем так, спросом, и все большее количество людей начинают жить круглогодично. Ну, живешь ты круглогодично, не живешь, а рядом-то, допустим, люди не живут. В принципе, вот эти вещи, конечно, взаимосвязаны. Так же, конечно, как и взаимосвязаны, как ни странно, все эти требования сейчас местных администраций, чтобы были расчищены дорожки зимой, чтобы машины и «скорой помощи», и пожарные могли проехать.

Виталий Млечин: Ну, это, кстати, очень важно, конечно.

Людмила Бурякова: Да, это очень важно. Мало того, если мы переходим к внешнему кругу нашей безопасности, то некоторые муниципалитеты очень мудро поступают – полиция прокладывает маршруты вдоль садоводческих товариществ. Это касается не только зимы, но и лета, вообще и дачного, и не дачного сезона. И на самом деле, судя по их статистике, это большая подстраховка: как раз как бы минимизируются случаи того, что именно в СНТ кто-то полезет за чем-то воровать и так далее.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем нашу телезрительницу, Дарья из Алтайского края нам дозвонилась. Дарья?

Виталий Млечин: Здравствуйте, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Расскажите, как вы защищаете свою дачу от воров или просто непрошеных гостей. И защищаете ли вообще?

Зритель: Ну, к сожалению, воровство было всегда. Вот накануне вы обсуждали тему социального неравенства. Видимо, оно очень сильно усугубилось в нашем крае, потому что буквально в прошлом году предела просто уже никакого не стало. И были привлечены правоохранительные органы, которые просто элементарно посоветовали нашему садоводству установить шлагбаум. Сейчас есть ключи от этого шлагбаума у всех владельцев дачных участков. Но, естественно, у нас нет масштаба такого огромного, чтобы вывозили что-то на машинах. Элементарно – на саночках, возможно, жители каких-то близлежащих районов занимаются вот этим делом, промышляют.

Виталий Млечин: А что воруют в основном?

Зритель: Ну, в частности, у нас дом не особняк, но такой добротный, двухэтажный дом. У нас воруют, несмотря на то, что мы полностью вывозим все. Ну, все вывезти невозможно. У нас воруют, например, чермет, то есть забирают посуду, снимают краны. Все, что металлическое, как говорится, находят, все снимают, все забирают с собой. Несмотря на то, что у нас есть замок, замки ломают постоянно. То есть мы находим каждую весну лом, с которым кто-то ходит и пытается взломать.

Сейчас как мы спасаемся? У нас пять окон на первом этаже, каждое окно заколочено. То есть мы специально сделали ставни, которые не просто заколачиваем, но и закручиваем шуруповертом, чтобы даже если человек вдруг решил сломать, то ему придется потрудиться. К сожалению, пришлось сделать то же самое с дверью, то есть полностью мы сейчас забиваем дверь и закручиваем на огромные большие гвозди и шуруповертом. Пока вот так.

Я не знаю, это первый год, когда мы закрутили дверь. До этого нас спасал просто замок, но его стали срывать. В прошлом году было две попытки. К сожалению… В правоохранительные органы мы обращались, они приезжали, снимали отпечатки и так далее. Вся процедура была произведена, но никого не нашли.

Виталий Млечин: А как-то вот скооперироваться с соседями, скоординироваться? Может быть, сторожа какого-то нанять? Что-то в этом роде?

Людмила Бурякова: Я как раз хотела затронуть сейчас этот вопрос.

Зритель: Дело в том, что достаточно большая территория, то есть это все происходит именно в то время, когда никого практически нет. Есть, конечно, у нас там человек, но это просто нереально.

Виталий Млечин: Тем более, раз вы говорите, что у вас есть шлагбаум. Значит, у вас, наверное, территория как-то огорожена? То есть это должно упростить процедуру.

Зритель: Ну, на самом деле не огорожена, потому что… Это было большое садоводство, и где-то минимум одна треть уже домов по периметру заброшена, то есть туда, в принципе, проникнуть достаточно легко. Шлагбаум стоит просто на дороге, по которой можно проехать на транспорте. Но повторюсь: в то время, когда в частности наша дача была обворована, там были найдены следы санок. То есть это просто элементарно – кто-то пришел, погрузил на саночки и уехал.

Тамара Шорникова: Ну, видимо, не очень богатые воришки.

Виталий Млечин: Очень креативно! Спасибо вам большое, Дарья, за то, что позвонили и рассказали. Очень поучительная такая история – заколачивать двери.

Людмила Бурякова: Да, совершенно верно, но из разряда «каждый сам за себя», действительно, получается. Мы можем что-то придумать, мы можем поставить там… Вот сейчас есть противно кричащая противопожарная такая…

Тамара Шорникова: Короткая ремарка, тоже через чат пришло предложение: «Вместо лая собаки лучше угрожающий голос орущего с хрипотцой «братка», отборным матом и со щелканьем затвора». Точно отвадит.

Людмила Бурякова: Тоже вариант, тоже вариант. Но здесь, конечно, встает вопрос. Шлагбаум на самом деле, если он поставлен автоматический, там рядом нет сторожа в сторожке и так далее, то это реально ни от чего не спасет, тем более если большое СНТ. А вот постоянно действующий сторож – он, как правило, с собаками, постоянно делает обход. То есть если в СНТ или в деревне есть такое понимание – примерно постоянное присутствие охранники или непостоянное. Воры же тоже не дураки, они лезут туда, где нет особо. А где есть хотя бы намек – или полицейские проезжают раз в день, или сторож обходы делает, а это же видно, то это уже как бы больше обезопасит.

Виталий Млечин: Я прошу прощения. А сторож – это кто? Это, условно говоря, какой-то дядечка уже немолодой, явно совершенно, который и физически-то не очень крепкий. То есть что он может сделать, если это будет какая-то компания, может быть, даже не профессиональных воров, а просто крепких ребят? Ну, что он сможет противопоставить им?

Людмила Бурякова: Да, сторожа – это у кого как, конечно: у кого помоложе, у кого постарше. Но тем не менее все больше и больше они оснащены тревожной кнопкой. То есть он ходит с небольшим пультиком, и если он видит попытку проникновения, вот ему на глаза попалось, даже он не стоит рядом с домом, где это происходит, а где-то в отдалении, но тем не менее ему это видно – он нажимает на кнопку. В принципе, то, что мы называем ВОХР, сотрудники вневедомственной охраны – они приезжают в зависимости от того, где расположено, и так далее. Ну, как правило, они гарантируют, что в течение 20–30 минут они подъезжают к месту происшествия.

Виталий Млечин: 20–30 минут – это более чем достаточно, чтобы что-то вынести.

Людмила Бурякова: Да. Ну, видимо, не везде это есть. Ну, это входит, так сказать, в моду, потому что все больше людей живут круглогодично на дачах, и уже по-серьезному встает вопрос круглогодичной охраны. И поэтому, да, оснащаются тревожными кнопками сами сторожки. Сторожи, как правило, если большое садоводческое или огородническое товарищество, то это не один, а там два-три. Собаки, как правило, всегда есть в садоводческом товариществе. Но действительно проблема была, есть и, скорее всего, останется – вот это мелочное воровство. Мало того, что украли на копейки, а порушили-то на сотни тысяч.

Виталий Млечин: Ну и вообще малоприятно, когда в твой дом зашел чужой человек, непонятно что там делал.

Дмитрий из Москвы – узнаем, что он думает по этому поводу. Дмитрий, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте! Рад, что я до вас дозвонился. Очень приятна мне ваша передача.

Тамара Шорникова: Спасибо, мы тоже рады. Какими методами пользуетесь?

Зритель: Я коротко, я не буду много говорить. У нас дачи – 750 участков. Представляете, сколько это?

Людмила Бурякова: Да, много.

Зритель: 750 участков, в основном летние. А большинство, у кого деньги, так скажем, карман позволяет, то какие зимние? Газ провести в Шаховском районе очень проблематично. Чтобы вы там со стульев не попадали: до дома – 3 миллиона! А что уже в доме – это я уже молчу вообще. Мы закопали газгольдер вокруг дома, везде камеры. И плюс охрана. Все. Это все, чтобы не было воровства.

Виталий Млечин: А камеры подключены к чему? То есть вы, условно говоря, у себя дома с монитора смотрите?

Зритель: Камеры интернетовские. Я сижу в Москве и вижу по телефону, что у меня на участке творится.

Виталий Млечин: Вот это очень здорово!

Тамара Шорникова: Что-то противозаконное успели увидеть на своем экране в Москве?

Зритель: Все видно, все прекрасно видно. Если кто-то чего-то, то сразу идет сигнал, сразу идет сигнал в Москву – и мы все видим. Вот как надо делать. Когда мы строили дачу, к нам приходили ребята. Дача находится в Холмце – это Шаховской район. Недалеко, если знаете, Середа, и там немножко подальше Холмец, деревня Холмец. Ну, естественно, ребята молодые, знаете, в голове ветер. Пришли, похулиганили и ушли. Вот такое. А сейчас все серьезно поставили. Какие там собаки? Я вот вас слушаю. Да, у нас охрана есть. Шлагбаум – заезжаете по пропускам, так не пропустят. Прикладываю пропуск – шлагбаум поднимается, я проезжаю. Все.

Виталий Млечин: А если гости?

Зритель: А?

Виталий Млечин: А если гости, то как же?

Зритель: Гости? Я приезжаю, выходит охранник, я говорю: «Это все к нам». И никаких вопросов.

Виталий Млечин: Дмитрий, спасибо вам большое, что позвонили. Давайте теперь послушаем Ольгу из Санкт-Петербурга. Ольга?

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Я хотела бы… Вот сейчас мужчина выступал из Москвы. Я из Санкт-Петербурга. Алло?

Тамара Шорникова: Слушаем вас, да.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да-да-да. Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга. Сейчас вот выступал мужчина из Москвы. Ну, там проще – 70 километров, там интернет. А у нас самое большое садоводство – Мшинская. На машине два с половиной часа ехать до нас. Ну, самое большое садоводство. И там, естественно, в основном люди пенсионного возраста, интернет нет.

Но что я хочу сказать? Как защищать дачу? Вот как мы стали делать? Во-первых, у нас на первом этаже и на втором везде стоят решетки, только не со стороны улицы, а изнутри дома, решеточки. И знаете, что у меня еще дети сделали? Вот в сарае, в доме, везде, когда дверь входную открываешь, у нас сделаны решетки, и они закрыты на очень хорошие гаражные замки. Вы понимаете? Поэтому если вы даже дверь и сломаете, замок выломаете, то перед вами стоит решетка – и вы в дом не попадете, потому что там хороший гаражный замок. И вы знаете, слава богу, сколько лет… К нам приходят соседи и смотрят, как мы защитили дом.

Тамара Шорникова: Понятно. Ольга, спасибо за ваш опыт, спасибо за ваш звонок.

Виталий Млечин: Спасибо, Ольга.

Тамара Шорникова: И много сообщений приходит о том, что ставят дома на охрану. У меня просьба: напишите, сколько вам это обходится. Интересно просто, как в регионах оценивается эта услуга.

Людмила Бурякова: Ну, действительно, это оценивается по-разному – в некоторых подъемные цены, в некоторых люди не могут себе этого позволить.

Тамара Шорникова: Это примерно от скольки, если говорить не о Москве?

Людмила Бурякова: Ну, трудно сказать, трудно сказать. И там еще колеблется – в месяц, в год и так далее. Поэтому здесь, конечно…

Тамара Шорникова: Поэтому, дорогие зрители, вместе с теми сообщениями напишите, пожалуйста, расценки на охрану ваших домов. Просто любопытно эту информацию получить.

Виталий Млечин: А нам пришло время посмотреть небольшой сюжет. Наши корреспонденты спрашивали у людей на улицах, как они защищают свою дачу от воров. И вот что они отвечали.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Вот на Дальнем Востоке хорошо! Вышел за околицу – в одну сторону 20 километров, в другую… Ну, вряд ли кто-то доберется.

Виталий Млечин: Самое выгодное предложение было из Ставропольского края: «Если заберете фрукты – только рада буду». Практически приглашение.

Тамара Шорникова: «Только оставьте немного», да?

Виталий Млечин: Конечно. За фруктами-то грех не съездить.

Тамара Шорникова: Давай эсэмэски еще почитаем.

Виталий Млечин: Конечно. Вот прекрасная пришла из Ульяновской области: «Сейчас на нашей улице живут трое полицейских, среди них начальник РУВД и участковый. Этого вполне достаточно для охраны».

Людмила Бурякова: Да. Если у кого есть брошенные участки – приглашайте полицейских к себе.

Тамара Шорникова: Еще говорят о том, что, конечно, помимо того, что растет изощренность самих дачников, растет, конечно же, и смекалка тех, кто пытается проникнуть. Вот Новосибирская область: «Укрепляем с каждым годом все больше и больше, но все равно взламывают изощренно раза три за зимний период».

Что показывает практика? Как-то рассматриваются эти дела? Или в основном, если уже украли, можно только посочувствовать?

Людмила Бурякова: В большинстве случаев, если украли, можно посочувствовать, потому что это временной интервал. То есть если по горячим следам, то раскрываемость есть. А здесь, как правило, как проходит? Мы уезжаем осенью и приезжаем весной – и обнаруживаем. И где кого искать? Да, заявления принимают, не отказывает полиция и так далее. Ну, действительно, а где и кого искать?

Поэтому здесь, конечно, важно более оперативное реагирование. Естественно, что входят эти и тревожные кнопки. Если мы говорим про деревенских жителей, то все-таки каждый сам делает свою защиту. Если мы говорим про садоводческие товарищества, то там есть, и когда каждый сам, и, с другой стороны, как территория юридического лица, скажем так, охраняется – здесь подключается как раз вневедомственная охрана и так далее. Но, действительно, факт такой.

Как правило, кустами СНТ расположены, то есть их в одном месте есть некоторое количество – то ли маленькое, то ли большое, и так далее. И получается что? Если есть видимость, что действительно кто-то или постоянно живет, или периодически бывает, то там этих краж меньше. То есть присутствие как раз обязывает воров проходить осторожно стороной.

Виталий Млечин: Главный фактор.

Людмила Бурякова: И, конечно, очень важный фактор… Вот те муниципалитеты идут навстречу людям, а иногда и сами делают самостоятельно – прокладывают маршруты, полицейский патруль вдоль дорог садоводческих товариществ, и это резко снижает риск ограбления в этих товариществах.

Виталий Млечин: Послушаем Олега из Кемеровской области, хотя всего минутка осталась. Олег, здравствуйте. Если можно, коротко, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Люблю вашу передачу. Слышите вы меня?

Виталий Млечин: Спасибо большое. Слушаем вас внимательно.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо.

Виталий Млечин: Если бы каждый наш зритель начинал так свою речь!

Зритель: Слушаю вас. У меня дачный участок в Озеровке, в Кемеровской области. Мы, во-первых, улицы не чистим. Снегом заметает по пояс, и туда практически проникнуть нельзя. Осенью, когда уезжаем… А мы живем только весной и осенью. Когда уезжаем, я специально шторки все открываю – как вам сказать? – чтобы было видно, что у меня там брать нечего, только мебель.

Людмила Бурякова: Тоже вариант.

Зритель: А мебель никто оттуда не потащит. Чем больше решеток, чем больше заколачивают окна – это как раз ворам, как бы вам сказать, намек.

Тамара Шорникова: Как магнит, да?

Виталий Млечин: Это привлекает, да?

Зритель: Да, намек на то, что там что-то есть.

Виталий Млечин: Есть что охранять. Спасибо большое.

Зритель: Есть хорошая пословица: «Будьте проще – и к вам потянутся люди».

Тамара Шорникова: Ну, тоже способ, да.

Виталий Млечин: Так это же как раз тот случай, когда не надо, чтобы тянулись люди в твой дом за твоим имуществом. Но все равно – спасибо огромное.

Тамара Шорникова: И кратко. Просили прислать, сколько стоит обслуживание как раз услуги охраны. Владивосток: «Плачу 2 тысячи рублей в месяц». Ну, в общем-то, в принципе…

Людмила Бурякова: Это за личную. И плюс установка еще этой охранной сигнализации – она тоже варьируется очень сильно в ценах.

Виталий Млечин: Интересны итоги голосования – ровно пополам разделились мнения наших зрителей, 50 на 50. Половина наших зрителей задумываются о том, как охранять свои дачи, а половина – не задумываются. Ну, мы о некоторых способах, по крайней мере довольно действенных, за эти полчаса рассказать успели.

У нас в гостях была руководитель Общественной приемной Союза садоводов России Людмила Бурякова. Людмила Павловна, еще раз большое вам спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Людмила Бурякова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Территория: дача»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты