Людмила Фионова: Мы не завтра помрём - мы сейчас умираем!

Людмила Фионова: Мы не завтра помрём - мы сейчас умираем!
Право на защиту. Как правильно применить силу и средства самообороны, давая отпор нападающему
Игорь Романов: Замена литературной истории на личную боль – это то, что в эпоху соцсетей структурно изменилось в рассказе анекдота
Татуировки надо запретить? Большая дискуссия о красоте и вреде наколок
Наркотики онлайн. За их пропаганду в интернете давать 12 лет тюрьмы?
Штраф за понты
Как спасать моногорода?
Тест на коронавирус. Россияне смогут пройти диагностику в центрах гигиены и эпидемиологии
Успешные стартапы - это те, которые не сдаются
Роман Вильфанд: Атмосфера - это хаотическая система, поэтому точно предсказывать погоду нельзя будет ни через год, ни через миллион лет
Сколково - не хуже Силиконовой долины? Новый способ банковского мошенничества. Россияне накопили триллионы. Время работать и время жить
Гости
Людмила Фионова
доктор физико-математических наук, со-председатель Экспертного сообщества Комитет 100

Анастасия Сорокина: Переходим к рубрике «Личное мнение». «Безопасные научные связи»: Минобрнауки разрешил российским ученым свободно общаться с зарубежными коллегами, им больше не нужно уведомлять кого следует за 5 дней о встрече и предоставлять отчет. Впрочем, так ли бессмысленны эти меры, ведь за шпионаж задерживают исследователей и у нас, и в Америке?

Вот об этом мы и поговорим с нашей гостьей. Сегодня в студии Людмила Фионова, доктор физико-математических наук, сопредседатель экспертного сообщества «Комитет 100». Людмила Кузьминична, добрый вечер.

Людмила Фионова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте. Людмила Кузьминична, потом расскажете, что такое «Комитет 100», заинтриговали.

Людмила Фионова: Могу сейчас.

Александр Денисов: Да. Давайте с истории. Вы же физик, наверняка работали в институтах.

Людмила Фионова: Да, в Институте физики твердого тела Академии наук СССР.

Александр Денисов: Был такой первый отдел в ваше время?

Людмила Фионова: Был первый отдел, и что?

Александр Денисов: Чем он занимался, расскажите.

Людмила Фионова: Я не думаю, что это такая уж животрепещущая тема. Это была чистая формальность, нас заставляли что-то там подписывать, никто на это серьезно не смотрел. Потому что на самом деле где она была, советская наука? Так же, как сейчас российская. Как говорят в японском анекдоте, когда у него японцы спросили: «В электронике вы как отстали? На 10, на 20 лет?» Он отвечал: «Насовсем». Чего там было скрывать? Я не знаю, я не работала в таких отраслях сильно закрытых, может быть, у ракетчиков или где-то. Я работала в физике твердого тела.

Александр Денисов: Но тем не менее первый отдел был, что-то там подписывали.

Людмила Фионова: Был, мы занимались элементной базой микроэлектроники, потом это стало Институтом проблем технологий микроэлектроники. Если бы это все не раздолбили в 1990-х гг., у нас с вами сейчас были бы русские мобильники, русские компы. Сейчас у нас нет ничего, 2,5 миллиона ученых уехали за рубеж. Какой смысл рассуждать о том, чего нет? У нас нет науки.

Александр Денисов: Но тем не менее, вот Людмила Кузьминична, в прошлом году появился вот такой приказ, носил он рекомендательный характер, чтобы наши ученые, сотрудничающие с западными коллегами, обязательно писали уведомления в местные, есть областное министерство образования, федеральное, потом даже отчет писали. Наверное, до этого уж так буквально не дошло, но пару историй было, в Тыву не пустили двух немцев на конференцию осенью прошлого года, они не приехали, потому что заранее не уведомили, все по порядку не сделали, потом оправдывались: «Ну мы же не знали, у них туристические визы», – вот такая история была. Тем не менее отменили этот приказ, все, наши ученые могут контактировать. Может ли наука существовать разделенной?

Людмила Фионова: Не может.

Александр Денисов: Не может. Расскажите, почему.

Людмила Фионова: Да науку вообще нельзя делить государственными границами.

Но вы знаете, что? Мне «нравится», что мы все время уходим в какую-то мелочевку. Мы завтра с вами погибнем все, вот если уж мы говорим об ученых, я бы хотела начать с фразы замечательного немецкого ученого Макса Борна, а он сказал такую вещь. Вот смотрите, прямо сотрудничество, я никому ничего не писала, никаких уведомлений не писала, что я буду сейчас говорить про Макса Борна, а я вот буду сейчас про него говорить.

Александр Денисов: Людмила Кузьминична, под статьей ходили еще в прошлом году, сейчас-то уже нет.

Людмила Фионова: Уже нет, вот уже приятно слышать, что-то да в плюс изменилось.

Так вот уважаемый Макс Борн сказал: «Следует признать, что попытка создания человека разумного природе не удалась». Вот этот приговор совершенно, полностью я поддерживаю. Вообще человеческий вид, ученые в том числе, они к нему относятся, он совершенно не оправдывает название своего вида homo sapiens, человек разумный. Какой там разумный! Скорее всего, homo consumer, человек потребляющий, человек-потребитель, вот этот термин использует и предложил наш другой иностранный коллега... Видите, какое у нас тесное сотрудничество получается? Это президент «Гамбургского экологического клуба» господин Александр Потемкин, он вышел на нас как на представителей «зеленого» движения и предложил вот такой термин. Я думаю, это гораздо больше соответствует ситуации.

Мы настолько заигрались в этот консюмеризм, в общество потребления, что у нас уже нет зимы, что у нас горит вся Австралия. В 2016 году климатологи всех стран мира собрались и написали такую экспертную записку, в которой они четко и ясно показали: у человечества осталось несколько лет, если мы будем продолжать двигаться так, как двигаемся. Их поддержал австралийский институт Climate Restoration, сказал он, что к 2050 году с человеком как с биологическим видом на планете будет покончено. Давайте вот заниматься магистралью, чего мы все в этих «семечках» ковыряемся, в тыквенных, не знаю, в каких? Наука вот здесь могла бы сыграть гигантскую роль.

Почему мы пришли в такую яму? Да потому, что была создана такая дикая цивилизация, которая сейчас умирает. Вообще состояние, в котором мы сейчас находимся, называется агонией цивилизации. Вся цивилизация корчится в агонии, потому что она изначально пошла не по тому пути. Нужно было развивать человека, а мы стали развивать технологические костыли, какие-то технические приспособления и настолько заигрались в это дело, что мы совершенно, полностью уничтожили природу.

Анастасия Сорокина: А развивать человека – имеется в виду что? Вроде бы как бы и говорят, что он стал...

Людмила Фионова: Человек вообще безграничен. Мы используем, во-первых, малую часть мозга, мы совершенно не используем такие вещи, как телепатия, такие способности человека экстрасенсорные. Я уж не говорю о том, что мы, вообще говоря, не используем умных людей как до́лжно. Если говорить об ученых, надо сказать, что тысячу лет ученый – это самый, можно сказать, никакой человек в социуме. Это был совершенно ненужный человек, его всегда истребляли. Почему? Потому что на Земле за тысячелетие сложилась дикая совершенно цивилизационная модель, вот такая топ-элитарная, когда вот этот консюмеризм, общество потребления проповедовалось маленькой кучкой сверхбогатых, все остальные были в статусе рабов, ничего не менялось, менялся камуфляж.

Александр Денисов: Людмила Кузьминична...

Людмила Фионова: Я поняла вас, я закрыла эту тему...

Александр Денисов: Нет-нет-нет, вы не закрывайте, пожалуйста. Я вот к обществу потребления как раз, за океан переплывем, покопаемся в «семечках», уж простите меня, что я к этим «семечкам». Вот мы отменили вот этот как раз приказ Минобрнауки о сотрудничестве, а в Америке это приобретает все такую гипертрофированную форму. Там, например, ученые за сотрудничество с китайскими коллегами, с иранскими, с российскими лишаются возможности участвовать в программах, они не получат деньги на исследования, им запрещено работать в лабораториях. Там даже одного китайца до самоубийства довели, как бы за ним слежка была, потому что он приехал, сотрудничал с американскими, я даже фамилию его могу назвать, человек выбросился из окна.

Людмила Фионова: Не тратьте время на фамилию, пошли дальше. Я работала за границей, я могу вам сказать, что действительно там жестче ситуация, там шаг вправо, шаг влево...

Александр Денисов: Почему? Почему сейчас так озабочены именно научным шпионажем, промышленным шпионажем?

Людмила Фионова: Кто?

Александр Денисов: Ну вот те же самые американцы.

Людмила Фионова: Вы имеете в виду ТНК, транснациональные компании, что ли?

Александр Денисов: Я имею в виду в целом Америку. Вот почему она так боится за сотрудничество ученых разных стран, вот именно американских с другими странами? Что там, есть что красть, такое можно украсть, и все уже?

Людмила Фионова: Я не отношусь к руководящим слоям американской науки...

Александр Денисов: Ну как ученый, как ученый.

Людмила Фионова: Я только могу сказать, что действительно там ситуация жестче в том смысле, что иностранные... Я работала во Франции, работала в Японии, работала в Мексике, а там вся Америка у нас паслась, потому что у них с грантами плохо, а в Мексике лучше. В Америке мы были много раз, у нас были прекрасные коллеги в Лос-Анджелесе, UCLA, Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе. Вы знаете, грант от сих до сих. Почему все студенты тянулись к нам, к русским, вот ко мне, к моему мужу? Потому что мы творчество, у нас больше пространства для творчества. У них вот грант и все, и никуда, в сторонку не уйдешь.

Александр Денисов: То есть узкая задача?

Людмила Фионова: Узкая задача, и ты ее выполняешь. Творческое начало подавлено полностью. Ну я бы не сказала, что полностью, но там знаете, что? Вообще наука во всем мире сейчас как сапожная мастерская, она так работает на заказ, причем заказ этот в основном какие-нибудь стрелялки, пулялки, убивалки. Мы доигрались до полного вообще не могу, я не знаю, до чего мы доиграемся.

Александр Денисов: Вот интересно, как вы говорите, как сапожный заказ. А почему наука именно так воспринимается, как прислуга? Почему это не шаг в будущее, а именно вот как подметку чтобы сделать?

Людмила Фионова: Все назад, туда же, к консюмеризму. Миром управляют вот эти банковские, финансовые круги, им нужен только один параметр – прибыль, все, точка. Мне очень «нравится» слушать, когда все время говорят про рост, рост, рост, экономика роста. Слушайте, кто нами управляет, вообще говоря? Вообще Земля такая ограниченная система – как можно организовать в ограниченной системе безграничный рост?

И вот понимаете, какая штука? На протяжении столетий занимался весь мир негативной селекцией, управляющие структуры: лучших убивали, худших поднимали наверх. Сколько перебито ученых! Вы посмотрите, все залито кровью умных. Джордано Бруно сожгли, великому химику Лавуазье отрубила голову гильотиной Великая французская революция, полностью уничтожен был интеллектуальный потенциал царской России, практически полностью брошен был в концлагерь. Леонардо да Винчи XX века, гениальный Чижевский, который создал гелиобиологию; там же сгинул, в ГУЛАГе, гениальный же биолог Николай Вавилов, и несть им числа. А что творилось в 1991-м? – просто вырезали все, что осталось.

Умный человек опасен вот этой системе консюмеризма, потому что он может понять... То есть общество потребления, извините за иностранное слово, я неправа, давайте по-русски говорить. Обществу потребления опасен человек разумный, он хотя бы такую простую вещь может объяснить, что нельзя расти-то все время, ребята, ну вот Земля вот такая вот, у нас и так День экологического долга на Земле наступает в середине июля. Что такое День экологического долга? – это когда Земля уже не может ничего тебе дать, все ресурсы уже съели, и мусор весь не может ассимилировать, который мы выбросили. Это значит страшная штука, это значит, что нам уже нужно две планеты при наших непомерных аппетитах, вот homo consumer, вот такой вот раздулся и царит и не понимает, что он бежит в могилу, и в эту братскую могилу мы сейчас все улетим, миллионеры и нищие, потому что совершенно нереально устроена вся экономика.

У нас идеология неверная. Вот если бы ученых вводили во власть, а не финансистов, ученый бы сказал: ребята, давайте от антропоцентризма переходить к геоцентризму, не все для человека, а все для Земли. Слушайте, я говорю смешные, простые вещи, вот честное слово, мне даже неудобно их говорить.

Александр Денисов: Ну как вы... Не все для человека, если мы озабочены проблемами бедности? Конечно, для человека, Людмила Кузьминична. Куда нам деваться от человека?

Людмила Фионова: Уважаемый мой и даже где-то дорогой! Если вы летите на самолете и он у вас под ногами разваливается, вас будут интересовать проблемы бедности и чего-то еще, что вы сказали?

Александр Денисов: Ну мы-то думаем, что мы еще полетаем.

Людмила Фионова: Полетаете, да, фьюх! – и до свидания. И Земля станет как Венера, маленькая, черная, обугленная. Если вы не в курсе, сейчас горит вся Земля, вот Авааз уже петиции распространяет о том, что горит не только Австралия. У нас же по существу, вот как сказали климатологи, с 2016 года, когда мы закачали 413 ppm углекислого газа парникового в атмосферу, глобальное потепление рванулось с такой силой, что у нас пришла эра катаклизмов, и мы из них не вылезем. Уже почти 2% ВВП Россия тратит на компенсацию вот этих катаклизмов, это очень много. Нужно срочно перестраиваться, если мы хотим, как вы сказали замечательно, «еще полетаем». Хотелось бы полетать, но для этого быстро надо перестраиваться, бегом! Почему вся Россия так ополчилась на Грету Тунберг? Понятно, она же классовый враг для нашей чисто углеводородной экономики.

Александр Денисов: Вы знаете, я хотел пошутить, но сдержался, что вы бы ей такую конкуренцию составили...

Людмила Фионова: Кому? Грете?

Александр Денисов: Да, если бы вышли.

Людмила Фионова: Да мы на связи. Дело в том, что с нами работает не только Гамбургский экологический круг, с нами работает замечательная Александра Андерсон, Швеция. Возьмите, откройте ее ролик, там написаны 30 шагов, как спасти Землю. Там совершенно простые вещи, чтобы «полетать»... Вы знаете, я бы слово «полетать» поменяла чуть-чуть иначе, переформулировала: давайте не все съедим здесь и сразу, давайте чуть-чуть детям оставим. Мы зачем их нарожали-то, вот леди меня поймет, наверное, как мама? Мы для чего их родили-то? Чтобы съесть? А им чего? Грета правильно говорит: «Вы изгадили мне детство», – мы же ее больной сделали. У нас нет здоровых людей на планете, детей.

Анастасия Сорокина: Ну приходят на ваше место эксперты, футурологи, ученые, представляющие будущее в красках...

Людмила Фионова: Ага.

Анастасия Сорокина: ...где человек уже не будет в той форме, в которой есть. Уже ему не нужен этот чистый воздух, уже ему не нужна чистая экология, уже мы там будем выращивать себе новые органы, которые у нас будут больными. Уже просто перестраивается цивилизация на какой-то новый уровень развития, и поэтому вот эти вот вопросы, надо смотреть вперед, цифровизация, государство. И вот мы вот в этой вот гонке за тем, что будущее, оказывается, какое-то такое уже как фантастические фильмы, которые еще недавно казались чем-то совершенно нереальным.

Людмила Фионова: Вы знаете, что я смеюсь? Мне вспомнился фильм про инспектора Рыбнадзора – помните, там выводили какую-то рыбу, которая питалась окурками, старыми башмаками и не могла жить в чистой воде. Вот если такими нас сделать, тогда да. Но я вообще...

Александр Денисов: А есть-то ее можно было, эту рыбу?

Людмила Фионова: Ну вот там главный герой, которого Куравлев играл, его вырвало после того, как он попытался это дело съесть.

Александр Денисов: То есть все прекрасно, только никуда не годно, да?

Людмила Фионова: Ну да.

Вы понимаете, какая штука? Я вот такой физик-экспериментатор: давайте держаться четко за реальность. То, что вы говорите, это что-то такое вот, я не знаю... Значит, четко и ясно: мы биологическая система, нам нужен кислород. Кислород стремительно падает, сегодня уже 16% вместо того, что должно быть, 21%. Почему? Это сделали мы, люди. Глобальное потепление сделали мы, люди. Совершенно четко вы можете посмотреть в работах тысячи авторов, в том числе эксперта одного из ведущих нашего «Комитета 100» Юлия Александровича Лисовского, называется статья «Чем грозит миру техногенное изменение климата», это очень дотошный, очень фундаментальный человек. Там кривая роста температур абсолютно точно коррелирует с кривой эмиссии парниковых газов, именно СО2.

Александр Денисов: Людмила Кузьминична, раз уж у нас про международное сотрудничество, таких взглядов много ученых и за рубежом тоже придерживаются?

Людмила Фионова: Девяносто семь процентов.

Александр Денисов: И что, вот все...

Людмила Фионова: Это данные ООН.

Александр Денисов: Это все пророки апокалипсиса нам... ?

Людмила Фионова: Слушайте, я еще раз говорю, я физик-экспериментатор, давайте говорить нормальным человеческим языком. Что значит «апокалипсис»? Я не знаю, что это такое. Вот я знаю, что если мы сейчас соберемся четко и жестко, мобилизуем всех ученых, не будем их давить и душить... Вот финансистов куда-то в сторонку отодвинем, посадим наверх ученых и попросим их дать рекомендации, как вывести СО2 из воздуха, что для этого нужно, чтобы мы, мне очень понравилось, как вы говорите, полетали еще немножко.

Значит, «Комитет 100» 3-го числа провел очередную пресс-конференцию, где присутствовали эксперты в разных областях науки, ученые, которые дали свои экспертные заключения по разным областям, так сказать, экологической ситуации, и по существу все вместе пришли к единому мнению. Нужно менять, во-первых, менталитет, как я уже сказала... В статье Лисовского написано, что совершенно недопустимо в этой ситуации, чтобы большинство народа позволили себе оставаться абсолютно невежественными относительно вопросов экологии, что сейчас имеет место быть. Выйдите на улицу, вам скажут: «Да чего, погода как погода, а Грета вообще сумасшедшая, ее ведут, ну что там им сказали, то они и повторяют».

Нужно, во-первых, поменять мировоззрение, второе – структуру власти. Высшим органом власти должны стать ученые, вот экспертный совет ученых. Вот 3-го числа сидел такой прообраз, он не только в России, мы работаем со многими, мы смотрим на многих ученых мира. Вообще каждая работа «Комитета 100» – это научные исследования с гигантским количеством ссылок. В каком-то смысле я не очень подхожу под вашу рубрику «Личное мнение», я излагаю экспертное мнение большого количества ученых всего мира. Ситуация жесткая, но складывать вот так лапки и сказать, что вот мы все, помираем, нельзя хотя бы потому, что мы не можем определить, прошли или не прошли мы точку невозврата. Система слишком сложная, это невозможно определить, там она тысячефакторная.

Александр Денисов: Вы же сами сказали, что падаем вниз, самолет разваливается на ходу, а сейчас говорите, что бифуркацию мы не прошли.

Людмила Фионова: Я такого не... Я сказал, что климатологи... Еще раз повторяю, чтобы была формулировка абсолютно точной: квалифицированнейшие климатологи всего мира сказали, что антропогенного характера глобальное потепление есть, и вот если мы будем двигаться в таком же направлении, в таком же направлении и не предпринимать экстраординарных мобилизационных мер, то мы в очень короткий момент закончим свое существование как биологический вид.

Но мы же не предпринимаем этих мер, несмотря на все усилия мирового сообщества, несмотря на вот эти отчаянные попытки Греты, на ее движение вот это «Fridays For Future», на движение взрослых «Extinction Rebellion», то есть «Бунт вымирающих», во как, «Бунт вымирающих». Сильные мира сего не собираются сокращать выбросы, там если и есть сокращение, то, может быть, 5%. Вы понимаете, что страшно говорит Грета и все вот эти вот «Бунт вымирающих»? Они говорят, что надо закрыть нефтяную промышленность, вообще все ископаемое топливо надо закрывать. А что делать России-то? Вот что делать России?

Александр Денисов: Да, вот я хотел вам сказать, представьте, что с нашим бюджетом будет, 30%.

Анастасия Сорокина: Что будет?

Александр Денисов: Тридцать процентов, Людмила Кузьминична.

Людмила Фионова: Тридцать процентов... У нас вообще ничего нет, у нас есть одна дырка в земле, и мы сосем этих дохлых перегнивших мамонтов и кого там еще, динозавров, это называется нефть. А кто нас заставлял закрывать 80 тысяч предприятий? Кто нас заставлял уничтожать всю науку? Бегом это все возрождать! Может быть, возвращать наших ребят из-за рубежа. Совершенно омерзительно слушать: «Дайте им зарплату!» Масса народу у меня уехала, никто не уезжал из-за зарплаты, здесь жить нельзя, поэтому и уезжали, но это отдельная песня.

Значит, еще раз повторяю: менять структуру власти, умных прекратить жечь на кострах, вообще пихать их в шарашки, куда-то там, я не знаю, в ГУЛАГ, убирать вообще... Мы остались в России, но где мы? Мы ниже плинтуса. Я первый раз на телевидении, за что вам скажет масса людей большое спасибо.

Анастасия Сорокина: Уже люди пишут.

Людмила Фионова: Потому что меня немножко знают уже в YouTube, немножко знают.

Александр Денисов: Да, мы знаем, что вы успешный блогер с миллионными просмотрами.

Людмила Фионова: Вообще вы знаете, что я вам хочу сказать? Вот вы понимаете, что вы сейчас делаете, двое молодых, очаровательных людей? Де-факто вы сейчас занимаетесь спасением жизни на Земле. Вот если мы полетаем, то благодаря и вам тоже, потому что вы выпускаете сейчас в эфир реальные данные. Как у вас называется, «Реальные цифры»?

Александр Денисов: Это рубрика, но сейчас у нас рубрика «Личное мнение», хотя, вы сказали, это мнение коллективное.

Людмила Фионова: Вот это не громкие слова, мы сейчас с вами занимаемся ровно тем… Вот вы сделали такой шаг, который может дать нам возможность продлить несколько наше существование.

Кроме того, что сверху посадить экспертный совет, а ниже него правительство, которое беспрекословно будет выполнять то, что ему велит экспертный совет, нужно поменять и снизу много чего. Но в экспертный совет нужно ввести людей, которые каждый шаг человеческой деятельности будут соизмерять с благом Земли. Геофизики, геохимики, которые сейчас вообще где-то, не знаю, их не видно, не слышно, климатологи, гляциологи, вулканологи – где они? Вы их видите вообще в эфире?

Александр Денисов: У нас зрители хотят пообщаться с вами, Людмила Кузьминична. Александр из Петербурга. Александр, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я бы хотел знаете что...

Александр Денисов: Александр?

Зритель: Да, я слушаю вас.

Александр Денисов: Мы вас слушаем. Говорите.

Зритель: Здравствуйте. Благодарю за передачу всех участников. Я хочу вот что сказать вот насчет глобального потепления. Я, например, против холода, я, наоборот, за тепло, поэтому... Еще хочу такое сказать, что, вы понимаете, есть же цикличность, и все повторяется, и вот брали лед в Антарктиде, там подтвердилось, что такой уже период был, только... А эти циклы очень такие продолжительные, космического масштаба получаются.

Потом как вот можно все это производство остановить, ведь тогда же многие люди погибнут, потому что мы думаем тогда только о себе, а как же остальные? Им же тоже надо развиваться. Это вот еще такой момент. И потом у нас вот каждый организм – это самовосстанавливающаяся система, так и Земля тоже живая и та же самая восстанавливающаяся. И то, что делают люди, – это ничтожно по сравнению с теми космическими масштабами, которые для Земли, для планет существуют.

Александр Денисов: Спасибо, Александр, интересное мнение у вас. Людмила Кузьминична, парируйте.

Людмила Фионова: Извините, а вы можете спросить, кто по профессии Александр?

Александр Денисов: Да. Александр, кто...

Анастасия Сорокина: Уже, к сожалению, отсоединился звонок.

Людмила Фионова: Вы знаете, можно я отвечу жестко и грубо? Давайте слушать не обывателей... Вот то, что сейчас сказано было, – это просто трафарет обывательский. А ученых... Это вот, понимаете, каждая кухарка не может управлять государством. Что значит «климат менялся, во льду что-то там нашли»? Это тысячелетние циклы, сейчас температуры меняются каждый год, каждый год, они растут просто не по дням, а по часам, причем они растут быстрее, чем прогнозы, это первое. Это абсолютно никакого отношения не имеет к тысячелетним циклам. Тысячелетние циклы есть, но такого, как вот сейчас происходит, вообще не было за всю историю нашей цивилизации.

Во-вторых, что за обывательские такие слюни, я извиняюсь? «Мне нравится тепло» – а умирать тебе нравится? Ну я вообще просто... Я не хочу даже отвечать на такие вопросы «мне нравится тепло». Это катастрофа, если будет тепло. У нас поплыла уже вся вечная мерзлота, у нас катаклизмы будут, в которых будут погибать люди тысячами, миллионами, а этому товарищу нравится тепло. Ну иди погрейся у батареи, я не знаю, у печки. Давайте как-то вообще...

Александр Денисов: Ну Александра, конечно, не стоит так обижать.

Людмила Фионова: Что значит «не стоит так обижать»? Вот приходит ко мне в физическую лабораторию уборщица со шваброй и начинает мне объяснять, как делать физический эксперимент. Все, я сказала.

Александр Денисов: Да.

Вы знаете, есть же такой взгляд, что и сельское хозяйство, что называется, попрет успешнее, потому что потеплеет, и экономике выгодно, вы про батареи говорите, не нужно их так кочегарить будет. Есть же тоже разные...

Людмила Фионова: Я вам еще раз могу сказать про уборщицу со шваброй, которая пришла в физическую лабораторию. Извините, это не грубость. Мы стоим на краю катастрофы. Значит, что значит земледелие? В этом году из-за глобального потепления, из-за теплой зимы (кстати, о земледелии) мы потеряли озимые совсем, из-за бесснежной зимы мы потеряли комаров, мошек, за ними лягушек, то есть погибла вся пищевая цепочка, на вершине которой мы сидим.

Александр Денисов: Ну про комаров, да, говорят сейчас.

Людмила Фионова: Это абсолютно бездарный, безграмотный, обывательский, вообще никакой взгляд на вещи. Это значит, что нужно на телевидении вводить образовательные программы, это значит, что нужно с детского сада объяснять людям, детям, что такое экология. Я начала с этого, я сказала, что не могут массы людей пребывать в полном невежестве относительно сохранности нашего космического корабля, вот как этот товарищ. Это полное невежество, 100%-е.

Анастасия Сорокина: Людмила Кузьминична, многие задаются вопросом, что такое экспертное сообщество «Комитет 100».

Людмила Фионова: «Комитет 100» – это экспертное сообщество. Что это такое? В 2004 году, когда науку уже совсем жестоко ломали через колено и доламывали, несколько ученых, которые сказали, что не поедут за рубеж, хотя мы вернулись с мужем из-за рубежа и готовы были уехать еще раз. Мы решили, что мы попытаемся здесь остаться и попробуем здесь что-то изменить. Очень многие нам сказали: «Придурки, здесь ничего изменить нельзя». После 15 лет работы я могу сказать, что, может быть, они были и правы, и нам сейчас многие говорят: «А что? Вы ничего не можете изменить». Ну потому что мы сидим в таком вот затыре.

Это были ученые с мировым именем, физики, химики. Бородин у нас доктор философских наук, Лисовский, я уже сказала, кандидат физико-математических наук, организатор крупнейших хайтековских лабораторий по высокотемпературной сверхпроводимости. Он стал политологом, потому что наши политологи вообще ни в какие ворота не лезут. Его книга «Сетевой мир» – это политология XXI века, это написал физик. Наш социолог Анатолий Николаевич Самарин, доцент МГИМО, писал замечательные работы, вместе с Лисовским они написали работу «Людей можно обмануть, природу нет». Они написали работу «Социальный паралич» о том, что у нас действительно общество ничего не хочет понимать.

А вы знаете, почему оно не хочет понимать? Можно, конечно, говорить о том, что образование никудышное, науку разрушили, но есть и простая физическая причина – все те же самые углекислый газ. Здесь и сейчас мы с вами травимся со страшной силой. Вот мы так сделали вздох, а там 413 parts per million углекислого газа. В каких-то очень маленьких классах школы мы с вами проходили, что, если вот углекислый газ поместить в такую вот водную среду, как человек, по нашим сосудам сейчас с вами течет угольная кислота, а она разбивает и нервную систему тоже. И наш ошалевший организм, пытаясь наладить вот этот кислотный баланс, вытаскивает кальций откуда только можно, из костей, из соединительных тканей. Мы все закаменелые, сейчас камни находят у маленьких детишек – это следствие углекислого газа. Мы не завтра помрем, мы сейчас умираем, вот сию секунду.

Александр Денисов: Людмила Кузьминична, да. Но я все-таки повторю свою фразу, которая вам так понравилась, что, надеюсь, мы все-таки полетаем. Летим-то вместе, Людмила Кузьминична, на одном корабле.

Людмила Фионова: Если будем очень стараться. Если у нас есть еще пара минут, я могу сказать несколько рецептов, которые мы с Александрой Андерсен солидарно всем бы хотели объяснить, как же сделать так, чтобы мы чуть-чуть полетали.

Александр Денисов: Людмила Кузьминична, обязательно про это расскажем. Давайте, приходите к нам еще в гости, потому что...

Анастасия Сорокина: ...огромное количество благодарностей, что сегодня вас пригласили в студию.

Александр Денисов: Да, вас благодарят, очень интересная беседа, неожиданные повороты, вы нас приятно удивили. Интересный человек, приятно видеть интересных людей.

Людмила Фионова: Я еще раз вас благодарю, и я думаю, что вы вот сейчас вышли куда-то вот так на передовые рубежи спасателей жизни на Земле.

Александр Денисов: Все-таки не вышли, а вылетели, Людмила Кузьминична!

Людмила Фионова: Хорошо, вылетели.

Александр Денисов: Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Людмила Фионова: Всего доброго.

Александр Денисов: В студии у нас была Людмила Фионова, доктор физико-математических наук, сопредседатель экспертного сообщества «Комитет 100». Теперь мы знаем, кто это.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Людмила Фионова: Спасибо большое! Так приятно с вами работать! Я могу быть свободна?

Александр Денисов: Спасибо. Сейчас, одну секунду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (18)
Евгений
СПАСИБО! УРА! Адекватный гость! Серьёзная тема....
Матвей
Благодарю за гостя! Каждый день надо приглашать Фионову!
Владимир
Ведущая замерла от слов Л.К. Фионовой!
Аркадий Владимир
Так она впервые видит Человека)))
Татьяна
Власть зеленым как правильно сказано, только вот наши люди и человеки спят. Открываем глаза и начинаем поддерживать К100.
Валентина Анатольевна
Полетаете и свист))) молодец!!! Какая малодец!
Георгий Валентина Анатольевна
Настоящая
Георгий
Леди понеслось, она вообще с другой планеты!
Георгий
Огромное спасибо ОТР за приглашения такого Человека!
Георгий
Ахахах, Фионова: "каждая кухарка не может управлять" умничка! Диванные войска решились на звонок))
Света
Мда... пора выезжать из города на Землю...
Валентина Света
Только выедете из города, как Вы выражаете, на Землю, сразу же появится около Вас мусорный полигон.
Ангелина
Спасения планеты положено, радость на душе!
Диана
Молодец бабушка! Поддержим!
Ольга
Чаще приглашать таких гостей-экспертов. Спасибо за смелость.
Рафа
Очень смело... молодец!
наталья
Спасибо ОТР!
Иван Музыка
Пока у власти милоновы, исинбаевы , карелины, валуевы, родины а министрами всякие шойгу,лавровы, абызовы, президентами путины, а по сути те же кухарки. Все будет только хуже, хуже и хуже. Как кричал молодой будущий президент: ... Бабки делать надо. Бабки делать надо... И так не только у нас а во всем мире

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски