Людмила Иванова-Швец: Ситуация с пенсиями выглядит вполне прилично, но только в сравнении с началом 2000-х, когда пенсия была совсем ничтожной

Гости
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ им. Плеханова

Константин Чуриков: «Сегодня же пятница», – сказали они и горячо заговорили о пенсиях.

Оксана Галькевич: Вы знаете, считанные дни, уважаемые телезрители, остались не только до Нового года, но и до индексации пенсий по всей нашей стране. Мы вот решили в канун этого события выяснить, а каков размер пособия по старости у вас сейчас, прежде чем вам прибавят определенную сумму. Всю неделю мы собирали информацию от вас в SMS-сообщениях, письмах. Было очень много этих сообщений на нашем портале, в социальных сетях многие писали, кто-то присылал письма на электронную почту.

Константин Чуриков: Ну и о полученных результатах, которые мы получили, скоро расскажем, очень скоро, но прежде официальные данные, тем более что на днях вышел свежий отчет Пенсионного фонда с итогами первого полугодия 2018 года. Итак, среднестатистический российский пенсионер сегодня получает 14 тысяч 144 рубля в качестве пособия по старости. Самые высокие пенсии на Дальнем Востоке и в районах Крайнего Севера, что понятно, самые низкие – на Северном Кавказе и в Центральной России, что непонятно.

Оксана Галькевич: Надо сказать, что наши данные, то есть данные опроса ОТР, в общем схожи. Вы знаете, я это подчеркиваю, потому как редко у нас такое единодушие случается. В лидерах опять же северяне и дальневосточники в основном, позади всех жители европейской части страны. Но, правда, это не отменяет, конечно же, того, что в целом пособия по старости у нас в стране, увы, невысоки, и жителю Карелии, и коренному камчадалу, и жителю какого-нибудь другого региона вряд ли хватает отведенных вот этих нескольких тысяч рублей на нормальную жизнь.

Константин Чуриков: Сегодня днем в «Отражении» в первой части нашей программы мы уже начали обсуждать эту тему, и вот что нам сказал об этом разрыве между регионами по суммам пенсий директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

Борис Кагарлицкий: Опять же надо понимать разницу между Москвой и регионами. У нас ведь огромная дискриминация регионов, то есть значительная часть населения страны сталкивается с ситуацией, что весь их регион по сути дела дискриминирован, то есть там средние зарплаты маленькие, инвестиций нет, рабочих мест хороших нет, пенсии маленькие, и в совокупности регион становится депрессивным. А почему депрессивным? – потому что он не получает никаких стимулов для развития. Причем есть очень характерная вещь, что наше правительство и чиновники постоянно говорят, что регионы должны соревноваться между собой и что вот они будут поощрять именно успешные регионы. А это что значит? Это значит, что неуспешные регионы будут погружаться все глубже, глубже и глубже, то есть это очень порочный подход. Неравенство между регионами дополняет неравенство между людьми, потому что понятно, что, скажем, у Тамбова просто нет денег, чтобы содержать вот эти все льготы. Тогда средства федерального бюджета должны как-то выравнивать подобные вещи.

Оксана Галькевич: Ну и вот возвращаясь к цифрам реальным, официальным, надо сказать, что некая положительная динамика все-таки есть, и это отражают не только официальные данные, но и наши опросы Общественного телевидения России, в которых мы опираемся на ваши SMS-сообщения. Пусть не грандиозная, но все-таки некая положительная динамика имеется.

Константин Чуриков: Дело в том, что год назад мы уже проводили такой же опрос, есть с чем сравнивать.

Оксана Галькевич: Как говорится, следим за развитием событий, следим за процессом в динамике.

Константин Чуриков: Ну вот в прошлом году среднее значение пенсии, которое мы получили, было у нас 10 тысяч 211 рублей, а сегодня по нашим данным это 11 тысяч 825 в среднем по стране, то есть прирост получается более чем на 1.5 тысячи.

Оксана Галькевич: Теперь давайте посмотрим, что год грядущий нашим пенсионерам готовит. Пособия по старости обещают проиндексировать, однако это будет не тысяча рублей всем, как многие ожидают, увы, – тысяча является средним значением, о котором говорили некоторые представители власти, среднее, я это подчеркиваю, потому что зависеть это будет от того, каков размер пенсии у вас сейчас. То есть это может быть и плюс 700 рублей или плюс 1 200 опять в зависимости от того, что вы сейчас получаете. И, что тоже важно, только неработающим пенсионерам.

Константин Чуриков: Остальным категориям пенсионеров обещана индексация, но суммы другие. Работающие, например, получат максимум 3 балла, то есть около 240 рублей. Впервые отдельная прибавка будет сделана сельским пенсионерам со стажем не менее 30 лет, и вот тут, кстати, хорошая новость, в среднем 1300-1400 рублей обещают. Естественно, все эти обещания связаны с еще одной важной темой – с повышением пенсионного возраста с будущего года в нашей стране.

Оксана Галькевич: Ну а теперь давай представим, кто в студии у нас сейчас, с кем мы будем обсуждать детали этой темы. К нам пришла Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты развития человеческого капитала РЭУ имени Г.В. Плеханова, – Людмила Николаевна, добрый вечер, рады вас видеть.

Людмила Иванова-Швец: Добрый вечер, рада видеть вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Людмила Николаевна, когда говорили о повышении пенсионного возраста, главной мотивацией была скорость, величина повышения пенсий. Здесь мы видим, что как раз дьявол сидит в деталях. Как вам кажется, почему все-таки невозможно их повышать, как было изначально сказано, ретранслировано СМИ, всем на тысячу? Какая есть, может быть, проблема внутри самой пенсионной системы, которая не позволяет этого делать?

Людмила Иванова-Швец: Ну самая важная проблема, с чего, собственно, началась проблема повышения пенсионного возраста, – это дефицит Пенсионного фонда, то, что нам говорили, численность пенсионеров из года в год растет, численность работоспособной части населения все время снижается. Соответственно, транслировалось прежде всего то, что за счет изменения пенсионного возраста дефицит Пенсионного фонда будет все меньше и меньше и будут возможности как раз повышать пенсии не ровно на уровень инфляции, а чуть выше. И то, что транслируют, с января 2019 года на 7% для неработающих пенсионеров.

Оксана Галькевич: Но 7% – это ведь один раз в год, да?

Людмила Иванова-Швец: Да.

Оксана Галькевич: В следующем году у нас сразу несколько раз в год произойдут интересные события: один раз в год у нас НДС вырастет на 2%, потом у нас тарифы ЖКХ дважды в год будут меняться. В сумме, как вы думаете, это уложится в те самые 7% предполагаемого повышения пенсий?

Людмила Иванова-Швец: Ну если сравнивать, конечно, с официальным уровнем инфляции, то 7% выше запланированного уровня инфляции на 2019 год. Если брать реальные цифры, те, которые есть, то вполне вероятно, что это как раз покроет то повышение тарифов ЖКХ и другой рост 7%.

Оксана Галькевич: Насколько выше?

Людмила Иванова-Швец: Ну это сложно сказать.

Оксана Галькевич: А заложен какой уровень инфляции на следующий год?

Людмила Иванова-Швец: Уровень инфляции 2.6%, по-моему, если не ошибаюсь.

Оксана Галькевич: 2.6%?

Константин Чуриков: Приведите, пожалуйста, пример такого удачного года для российских пенсионеров, когда пенсии были повышены, сейчас мы говорим о 7%, выше? Такое у нас было в истории?

Людмила Иванова-Швец: Ну если припомнить, мне кажется, что вот те 5 тысяч, которые были выданы всем пенсионерам (и работающим, и неработающим), наверное, была та сумма как раз, когда не было индексации, но во всяком случае какая-то ощутимая для пенсионеров. А вот такой индексации, чтобы она намного превышала уровень инфляции… Не припомню я, скорее всего, не было. Другое дело, что мы можем сравнивать начало 2000-х гг., когда эта пенсия была совсем ничтожной, вообще ни в какое сравнение не шла с прожиточным минимумом, – да, и сейчас ситуация, конечно, выглядит вполне прилично. Но то, что пенсии маленькие, все мы знаем.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, те, кто на заслуженном отдыхе, расскажите о вашей пенсионной реальности, как вы живете, как вам удается сводить концы с концами: 8-800-222-00-14 наш телефон в студию.

Оксана Галькевич: Ну вот, например, нам пришло сообщение из Костромской области, телезритель пишет, что «минимальную пенсию не повышали 3 года, за это время дрова подорожали почти в 3 раза». В перспективе холод, голод, нищета, жестокий способ борьбы с бедностью в нашей стране. Самарская область пишет, что просто со страхом и ужасом ждут новый год, к сожалению, потому что ничего поделать с этим не могут.

Константин Чуриков: Нам звонят, это Марина из Адыгеи. Добрый вечер, вы у нас сегодня первая в эфире зрительница, Марина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Марина.

Константин Чуриков: Вы можете выключить звук телевизора и слушать нас в трубке, тогда мы будем быстрее реагировать друг на друга.

Оксана Галькевич: Марина?

Зритель: Да?

Оксана Галькевич: Мы вас слушаем.

Зритель: Я из Адыгеи. Вот мы смотрим, прожиточный у вас минимально написано 11 тысяч. Вот в Адыгее не только я, очень многие жители живут и пенсию получают 8 138. Уже даже в адыгейской газете напечатали, что в 2019 году прожиточность остается такая же. Даже мы звонили в Пенсионный фонд, в нем сказали: «Кто получает 8 тысяч, вам прибавки не будет, не ждите». Как это понять? Как можно прожить на 8 тысяч? За газ плати, за свет плати, и там что, 5 тысяч остается?

Константин Чуриков: Смотрите, сколько у вас уходит, давайте прямо в цифрах разберем ваш месячный бюджет при имеющейся пенсии – сколько вы отдаете за какие-то коммунальные услуги, не знаю, дрова, в каких условиях вы живете, сколько уходит на питание, на лекарства?

Зритель: У нас газ, у нас вода, у нас свет.

Константин Чуриков: Так. Сколько у вас на это уходит?

Зритель: За свет у нас идет тысяча рублей, за газ у нас идет 3.5-4 тысячи.

Константин Чуриков: То есть 5 уже мы съели, понятно.

Оксана Галькевич: Из 8.

Константин Чуриков: И на питание с лекарствами остается 3 тысячи на все про все.

Зритель: Остается… Вы сами знаете, что там остается.

Константин Чуриков: Да ничего не остается.

Зритель: 8 138. Проработала я 20 лет с лишним. В те года положены были женщине 20 лет стажа иметь, у меня чуть больше. Все справки я отнесла, трудовую я отнесла, все отнесла, – нет, они говорят, что 8 тысяч положено и все. Ну ладно, положено 8 тысяч, как они считают, но почему везде вы пишете 11 тысяч, а Адыгея у нас самая бедная, что ли?

Оксана Галькевич: Марина, про 11 тысяч я вам объясню – это среднее значение, среднее арифметическое по стране.

Константин Чуриков: 85 регионов, между ними такая середина.

Оксана Галькевич: То есть она может быть в одном регионе ниже, в другом регионе выше.

Зритель: У нас половина населения получает 8 тысяч пенсию. Люди в колхозах работали, люди... зарплаты маленькие, вот 8 тысяч начислили и все.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Людмила Николаевна, требуется какой-то ваш комментарий. Каждая история, знаете, как у Толстого, «все счастливые семьи одинаково счастливы, каждая несчастливая несчастлива по-своему», вот столько историй.

Людмила Иванова-Швец: Ну на самом деле я вот послушала, Самарская область, Кострома, Адыгея – это регионы с самой низкой пенсией, то есть если брать самую высокую и самую низкую, то вот это те регионы, у которых самая низкая пенсия.

Константин Чуриков: А почему?

Оксана Галькевич: От чего это зависит?

Людмила Иванова-Швец: Это зависит, во-первых, от средней заработной платы, это область…

Оксана Галькевич: То есть в этих регионах и зарплаты ниже, да?

Людмила Иванова-Швец: Да, абсолютно прямая зависимость, практически прямая зависимость между средней заработной платой, даже если мы говорим о средней температуре по больнице, средняя заработная плата и средняя пенсия, прямая зависимость между средней заработной платой и между пенсией.

Константин Чуриков: Но при этом, как мы слышали, на газ и на воду уходит все равно 5 тысяч рублей, это очень важный нюанс.

Оксана Галькевич: То есть ЖКХ там не ниже, чем в других регионах совершенно, стоимость жизни достаточно высокая.

Людмила Иванова-Швец: Да, но тем не менее вот такая. Наверное, есть все-таки… У нас ведь было принято решение, что все те, кто получают меньше 8 700, минимальный размер пенсии, им регионы должны доплачивать. Вот здесь как раз с Адыгеей очень странно, когда отвечают, что им ничего не положено и чтобы люди не ждали никакой прибавки. Нет, прибавку все-таки они должны ждать, она должна быть с 1 января, те 7%.

Другое дело, что у нас очень странный подход к вот этой индексации. Получается, что чем ниже пенсия, конечно, тем ниже сумма индексации, процент остается, понятно, с 10 тысяч или с 8 тысяч 7%, уже разница ощутима для пенсионера. Но почему нельзя… Мне кажется, очень странная ситуация, если сравнивать с теми же европейскими странами, там чем ниже уровень пенсий, тем выше индексация. И вот понятно, что у нас есть разные пенсионеры, пенсионеры, у которых минимум стажа, 15 лет, он получает 8 тысяч, и пенсионер, у которого стаж, например, 20 лет или 30 лет и он получает 8 тысяч, – наверное, где-то несправедливо. Хотелось бы, чтобы те, которые отработали, не знаю, няней в детском саду 30 лет, они же должны рассчитывать на какую-то разумную пенсию…

Оксана Галькевич: Вот именно разумную, прозвучало такое слово «разумную», потому что некоторые суммы действительно выглядят за гранью разумного, ниже разумного уровня.

Людмила Иванова-Швец: Да. Одно дело работающим пенсионерам 3 балла, 1 балл 79 рублей, по-моему…

Оксана Галькевич: Максимум 3 балла, да.

Людмила Иванова-Швец: Да, 240 рублей, мы это можем еще принять, потому что это работающие пенсионеры, хотя тоже работающие пенсионеры, которые работают, ровно такой же процент отчисляют в Пенсионный фонд, ровно столько же.

Константин Чуриков: Прямая линия с Новосибирском, до нас дозвонилась Ирина. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. У меня тоже есть несколько вопросов по поводу моей пенсии. Я 2 года назад вышла на пенсию, работала после окончания 10 классов. Вы знаете, служила с мужем, везде я ездила, работала, можно сказать, 20 лет без отпуска, потому что одна воспитывала двух детей. Пенсия назначена 7 650, 2 года получаю 7 250. Спрашиваю, где 400 рублей, никто ничего не может ответить, это вроде бы с учетом индексации какой-то, ну ладно…

Константин Чуриков: Как может быть с учетом индексации в меньшую сторону? Удивительно.

Оксана Галькевич: Это не индексация, это оптимизация, Костя, какая-нибудь.

Зритель: Да-да, видимо, посчитали, если вы не будете работать, вы будете получать. Но у меня же в документе написано «пенсия по старости 7 650», и я нигде не могу добиться правды. Во-первых, конечно, пенсия обидная, с 17 лет работать, поднимать двух детей, бросать их и получить такую пенсию. Наши работодатели иногда, видимо, не отчисляли в Пенсионный фонд, но страдаем-то мы. Работодатель никак не ответил за это, никак не понес никаких, ничего не понес, а мы в результате не получили свою достойную пенсию, это во-первых.

И еще вопрос: почему у нас работающие пенсионеры не могут получить так же тысячу индексации? То есть мы работаем, отчисляем сейчас… Я официально работаю, я вынуждена работать, у меня квартплата 7300-7500, а пенсия 7 250.

Оксана Галькевич: Кошмар.

Зритель: Я вынуждена работать. Понимаете, почему я не могу получать тысячу индексации, когда люди себя сберегли, у них были мужья, полная семья, она могла посвятить себя детям, 3 года поработать или сколько-то, и она получила пенсию, ушла на пенсию, сохранив себя, в общем-то, для семьи, не такая «уработанная», как мы. И она сейчас будет получать по тысяче индексацию в год пенсии, хотя не дает никакого прироста в казну, никаких отчислений, а я за все года работы, столько мы отчисляли, пусть накопительной не было, да, но мы отчисляли проценты. И сейчас… Тем более я сейчас работаю, тоже отчисляются проценты, и мне не индексируется, не только мне, я имею в виду работающих пенсионеров.

Оксана Галькевич: Да, Ирина.

Константин Чуриков: Ирина, мы сейчас как раз ваш вопрос переадресуем Людмиле Николаевне.

Оксана Галькевич: Я хочу как раз задать Людмиле Николаевне вопрос…

Людмила Иванова-Швец: Я, честно говоря, даже не знаю…

Оксана Галькевич: Если ЖКХ сопоставимо с уровнем пенсий, человек ведь может за субсидией обратиться, я правильно понимаю?

Людмила Иванова-Швец: Конечно.

Оксана Галькевич: Давайте просто подскажем этой нашей зрительнице из Новосибирска, куда ей обратиться, что выяснить…

Людмила Иванова-Швец: Мы не знаем, какая…

Константин Чуриков: А может быть, зрительница пробовала. Ирина, вы с нами сейчас?

Зритель: Да-да.

Константин Чуриков: Вы пробовали обращаться?

Людмила Иванова-Швец: А у вас зарплата какая, простите?

Зритель: Вы знаете, у меня зарплата сейчас 15 тысяч.

Людмила Иванова-Швец: Ну понятно, вам тогда никакая субсидия…

Оксана Галькевич: Субсидию не дадут?

Людмила Иванова-Швец: Нет, если бы Ирина не работала, жила только на пенсию, она бы могла оформить.

Зритель: Но все-таки обидно.

Константин Чуриков: Ну конечно, обидно, как вы сказали, «уработанные» люди, «уработанные», а приходится еще работать.

Людмила Иванова-Швец: Да, субсидия… Если бы Ирина жила только на пенсию, она могла бы обратиться за субсидией, но там очень много «но»: живет она с детьми или одна, жилплощадь кому принадлежит, приватизирована или не приватизирована, кто участвует; есть у нее, например, дополнительное какое-то жилье, может быть, автомобиль, там тоже все учитывается.

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим сюжет, который сняли наши корреспонденты…

Людмила Иванова-Швец: А вот, кстати, я хотела сказать по поводу 7 600 и 7 200: Ирине надо обязательно обратиться в Пенсионный фонд, что-то там не то и очень странно, такого быть не может.

Константин Чуриков: Все равно за 400 рублей, представляете, за 400 рублей ходить, унижаться…

Оксана Галькевич: Я хочу спросить, я хочу задать вопрос про вот эти 400 рублей, у кого-то 200. А вот эта наша пенсионная система начислений этих баллов работающим пенсионерам, индексации в денежном выражении неработающим пенсионерам насколько понятна и прозрачна? Вот понимаете, для того чтобы проверить и за чем-то обратиться, надо быть уверенным, что ты действительно где-то там недополучил эти 200, 300, 400 рублей, прийти и аргументировать в Пенсионном фонде. Но у нас ведь все настолько сложно рассчитываемо, что мне кажется, что обычный нормальный человек не может разобраться в том, как это работает.

Людмила Иванова-Швец: Нет, вы знаете, если вы зайдете на сайт Пенсионного фонда и введете свои данные, вполне прозрачно можно рассчитать, баллы можно увидеть. Другое дело, что у нас, помните, был сюжет, когда человек отработал год, ему платили зарплату, а оказалось, что работодатель не отчислял в Пенсионный фонд, вот такие примеры бывают.

Константин Чуриков: Время смотреть репортаж, как в Тамбове живут пенсионеры.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот смотрите, у нас скоро начнет повышаться пенсионный возраст. А не получится ли так, что та история, которую нам несколько минут назад рассказала, кажется, Ирина из Новосибирска, будет повсеместной, что пенсии на самом деле в тех ценах, которые будут через сколько-то лет, будут по-прежнему маленькими, и людям придется до пенсионного возраста, сверх пенсионного возраста дополнительно работать, чтобы как-то сводить концы с концами и кормить коммунальщиков?

Людмила Иванова-Швец: Да, в ближайшие, мне кажется, лет 10 ничего существенно не поменяется, никакого резкого увеличения не будет и пенсии будут такими же, ну если вдруг не изменят, может быть, какой-то подход к расчету пенсии, пенсионных баллов.

Оксана Галькевич: Людмила Николаевна, я хотела еще спросить вас о появлении такой новой категории предпенсионеров. На днях ведь Пенсионный фонд в том числе презентовал введение неких таких удостоверений, QR-кодов для предпенсионеров – это категория людей за 5 лет до выхода на пенсию. Что это даст и для чего это нужно государству?

Константин Чуриков: Понимают ли пенсионеры, что такое QR-коды?

Людмила Иванова-Швец: Ну что даст? Во-первых, мне кажется, больше внимания со стороны государства и работодателей к этой категории населения, то, что в отношении этой категории даже без повышенного пенсионного возраста все-таки были некие дискриминационного характера поведения со стороны работодателя, это однозначно, потому что по разным оценкам у нас если ищут работу активно, то, как правило, до 45 лет, после 45 лет вакансий фактически нет. И конечно, работодатель имел возможность уволить такого человека достаточно легко. Сейчас это не так легко сделать, но я думаю, что в любом случае найдутся какие-то обходные пути, с помощью которых работодатели…

Оксана Галькевич: Увы.

Константин Чуриков: Я подумал, что мы все равно еще с вами будем много раз встречаться и в наступающем году, тем более что все события будут как раз тогда и происходить. Нам сейчас, вы не поверите, написал Дед Мороз, вот так подписался зритель: «Давайте попробуем в эфире рассчитать пенсию, получится ли это у нас». Давайте в следующий раз проведем такой онлайн-эксперимент, откроем компьютер и попробуем ее рассчитать, да?

Людмила Иванова-Швец: Давайте.

Константин Чуриков: Позаботимся и о предпенсионарах.

Спасибо. У нас в студии была Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты развития человеческого капитала РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Оксана Галькевич: Ну а мы не прощаемся, друзья, прямой эфир продолжается, впереди рубрика «Автомобили», оставайтесь с нами.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Реальные цифры: пенсии

Комментарии

елена
теперь предпенсионерам будет еще страшнее,т.к работадатели будут увольнять их,чтобы принять молодых работников ,за 6-7 лет раньше.А найти работу после 50-55 практически не возможно с хорошими заработками.И неустроенных бедных станет еще больше.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты