Где заработать, если на пенсию не прожить?

Где заработать, если на пенсию не прожить?
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ им. Плеханова

Анастасия Сорокина: Пенсия – это время для заслуженного отдыха. К сожалению, условия жизни сейчас таковы, что многие россияне вынуждены работать несмотря на возраст. По статистике Пенсионного фонда, из 40 миллионов продолжают трудиться 9 миллионов пенсионеров, это только официальные данные.

Александр Денисов: Остальные, похоже, переходят в категорию самозанятых. Есть профессии, где возраст, опыт, наработанные связи, клиентская база позволяют, выйдя на пенсию, свободно конвертировать свои навыки в денежные знаки. Востребованы, например, учителя, мастера по ремонту, инженеры-проектировщики, как раз тот случай, когда мои года – мое богатство.

Анастасия Сорокина: По статистике, 23% пенсионеров в России трудоустроены официально. Пенсионеры, сменившие работу после выхода на пенсию, чаще всего трудятся, охраняя что-либо, работая сторожами, контролерами и продавцами.

Александр Денисов: В сфере образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства и военно-промышленного комплекса работает больше всего пенсионеров, там их возраст скорее достоинство, нежели повод для беспокойства. А вот в частном секторе как раз сокращение зарплат и увольнение – это реальная проблема, и шансы на трудоустройство в частном секторе снижаются уже после 45 лет.

Анастасия Сорокина: Работникам зрелого возраста специалисты Высшей школы экономики рекомендуют переквалифицироваться в консультантов по здоровой старости, в парковых экологов, игропедагогов и специалистов по адаптации мигрантов.

Александр Денисов: Эту тему мы уже начали обсуждать в дневном выпуске «Отражения», в студии у нас был доктор экономических наук Сергей Смирнов. В своих мыслях он оказался созвучен с Вероникой Скворцовой, которая, как-то комментируя пенсионную реформу, высказалась, мол, занятость после выхода на пенсию поддерживает человека в тонусе, не дает, так сказать, расслабиться и поддаться недугам. Давайте послушаем.

Сергей Смирнов: При среднем размере месячной пенсии ведь очень важно, зачем ты работаешь. Работа, особенно в таком возрасте, должна тебе какое-то удовлетворение приносить, а не быть только источником дохода. И мне кажется, что вот если не будет вот этого фактора, то действительно это и сокращает жизнь человеческую на самом деле, потому что уже тяжело какие-то физические вещи делать. Как говорит одна моя одноклассница, кругом столько интересного, все хочется увидеть.

Александр Денисов: Но, конечно, не все согласны с таким мнением. Для кого-то интересно остаться дома, отдохнуть, заняться огородом, а совсем не работать. Звоните, пишите, высказывайте свое мнение, рассказывайте, как вы подрабатываете, может быть, не работаете.

И в студии у нас сегодня два гостя. Юрий Михайлович Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», – Юрий Михайлович, здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: И Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала». Здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот первый вопрос к вам. Есть же профессии, которые позволяют, так сказать, безболезненно перешагнуть с работы домой и продолжать подрабатывать, те же самые репетиторы намного, кстати, спокойнее и больше…

Юрий Савелов: Водители работают.

Александр Денисов: …зарабатывать, чем на прежнем, на официальном месте.

Юрий Савелов: Совершенно верно, но их не так много. Вот вы назвали цифру в 40 миллионов, столько у нас пенсионеров, сейчас у нас идет 46, большая разница, и плюс до пенсионного возраста еще прибавим миллионов 5, может быть, 7, люди предпенсионного возраста, есть такое уже выражение у нас.

Александр Денисов: Немного, то есть немногим повезет вот так спокойно?

Юрий Савелов: Да, конечно, огромная армия, представляете? Вот они поднимают, охватывают огромную аудиторию нашей страны, это сами пенсионеры, которых больше 50 миллионов с предпенсионным возрастом, их дети, которые тоже болеют за своих родителей, как они будут проживать на пенсии. Это очень серьезная цифра, очень серьезная проблема. Средняя пенсия на сегодняшний день по стране – это 14 с небольшим тысяч рублей. Средняя пенсия: значит, в каком-то регионе она может быть меньше, и 7, в каком-то, может быть, 21. Это очень большой разрыв, ведь продукты примерно везде одинаковые, если брать продуктовую корзину, так вот кто-то должен прожить на 7,5, а кто-то проживает на 20, на 20 уже легче.

Вы знаете, едя к вам на передачу, у меня такая возникла мысль: как можно помочь пенсионерам, допустим, такой огромной армии, чтобы у них достойная была пенсия, достойная старость? На сегодняшний день, наверное, правительство и государство пытаются что-то сделать, что-то у них получается. Но я хочу сказать, знаете, даже телезрителям задать вопрос, какой-то опрос провести: а как мы как дети помогаем своим родителям? Я не беру, когда родителям 50 лет, а сыну 25, понятно, не о том возрасте. Когда возраст у родителей за 65, за 70, за 80, какую помощь мы на сегодняшний день, если от государства мы дождались, вернее пенсионеры дождались прибавки только в 1,5 тысячи рублей, – вот мы как дети какую помощь оказываем своим родителям? Вы знаете, вот пусть напишут, пусть позвонят, скажут, кто как помогает тем пенсионерам, которые действительно в возрасте, которые уже не могут ничего делать: ни на работу устроиться…

Александр Денисов: Юрий Михайлович, у вас подозрение, что не помогают?

Юрий Савелов: Нет, у меня как раз подозрение, я сейчас докончу свою мысль, – подозрение, что наоборот, помогают, очень сильно и хорошо. Но у меня знаете какая мысль возникла? Я сам себя на этой мысли поймал. Я помогаю своей маме, маме 76 лет, все как могу, но суть не в том. Вот смотрите, как интересно: я не каждый месяц это делаю, я делаю от случая к случаю, когда приезжаю в гости, привожу продукты, какие-то деньги, еще что-то, чем-то так помогают, через кого-то что-то передаю, потому что она живет от меня за 200 километров. Но чтобы это было постоянно, понимаете, чтобы прийти завтра в бухгалтерию, – а я это сделаю, сейчас поймете мою мысль, – написать заявление, чтобы с моей зарплаты каждый месяц, 20-го числа отправляли 5 тысяч рублей или 3 тысячи, это неважно.

Анастасия Сорокина: По-моему, такая инициатива уже была, про алименты родителям, такая уже была инициатива.

Юрий Савелов: Но это от каждого должно зависеть, от нас с вами, понимаете, и от уровня дохода нашего с вами. Ну вот это, если, допустим… Я прекрасно понимаю даже на своей фирме, я приду на работу, обращусь в бухгалтерию, есть ли там вот такая вот просьба в бухгалтерии, чтобы часть зарплаты (неважно, какая эта сумма) была перечислена родителям.

Александр Денисов: Юрий Михайлович… Людмила Николаевна, вот ваше мнение. Раз сокращается, раз таких профессий немного, где человек может прокормить себя, уже выйдя на пенсию, используя свой опыт, свои навыки, то где ему пристраиваться? Многие профессии пожилых – например, капельдинеры в театрах – резко помолодели, туда берут школьников, студентов. Куда пойти пенсионерам подрабатывать?

Людмила Иванова-Швец: Вопрос сложный. Я продолжаю мысль коллеги: мне кажется, помощь даже… Вот отвечу на вопрос, но вначале… Мне кажется, помощь даже не в том, что просто деньги дать родителям, ну не хватает, конечно. У меня, например, родители, им хватает, правда, на пенсии, правда, там… Но мне кажется, другая помощь. Например, подарить тот же компьютер и показать, как это работает, чтобы жизнь была интереснее.

Юрий Савелов: Тоже правильно.

Людмила Иванова-Швец: Не знаю, подарить ту же путевку куда-то, чтобы родители что-то посмотрели…

Анастасия Сорокина: А если нет детей, вот такая ситуация, что…

Людмила Иванова-Швец: Мне кажется, в этом даже больше помощи.

Юрий Савелов: Это прекрасно, но одно другого не заменяет.

Людмила Иванова-Швец: Нет, конечно, нет.

Юрий Савелов: Понимаете, да? Если пенсия в 11 тысяч и от сына, а если двое детей, будет приходить по 3 тысячи, это уже будет не 11 тысяч, а 17, уже легче.

Людмила Иванова-Швец: Нет, конечно, уже мама будет чувствовать себя свободнее и легче.

Юрий Савелов: Да, это будет стабильнее. Она, конечно, будет отказываться, говорить: «Не надо, вам надо больше, хватает», – а у них свои дети, которые вырастут, они состарятся… Я думаю, что в стране наладится после этого. Но сейчас я призываю телезрителей вот действительно, кто-то вот… Конечно, все помогают, даже нет сомнений, но основная масса, 99%, никто не забывает про своих родителей. Но вот именно этот факт.

Людмила Иванова-Швец: Ну а по поводу работы вопрос неоднозначный, потому что разное состояние здоровья у пенсионеров, мы не раз обсуждали даже в этой студии, когда звонили людей, говорили, что им 59 лет, им бы доработать до 60, потому что здоровья нет. Есть тяжелые профессии, есть сложные профессии, там уже, конечно, не до работы, наверное: человек просто ждет этой пенсии, для того чтобы отдыхать. Есть категории действительно, те назвали профессии, в которых можно прекрасно трудоустроиться, работать на пенсии или во всяком случае подрабатывать.

Александр Денисов: Когда есть некая интеллектуальная доля в труде.

Людмила Иванова-Швец: Да, конечно.

Александр Денисов: Когда позволяет.

Людмила Иванова-Швец: Конечно. Но когда говорят, что хорошо бы пенсионерам, это те профессии, на которые с охотой берут пенсионеров: дворники, уборщицы, клининговые компании…

Александр Денисов: Но это тяжелые как раз работы.

Людмила Иванова-Швец: Ну это же тяжелый физический труд, не каждый пенсионер сможет работать.

Анастасия Сорокина: В основном охранники, консьержи пожилые люди.

Людмила Иванова-Швец: Да, охранники, это все равно труд тяжелый, не каждый пенсионер может трудиться в полную силу. Я опять же, тоже готовясь к передаче, посмотрела статистику, некоторые опросы: работодатели сами, готовы ли они держать пенсионеров? Так вот по одним опросам где-то от 37% до 40% работодателей говорят о том, что они не готовы сотрудничать с пенсионерами.

Юрий Савелов: Я как работодатель…

Александр Денисов: Сейчас послушаем зрителя, Юрий Михайлович, и спросим работодателя. Дозвонился Альберт из Саратова – Альберт, добрый вечер.

Зритель: Да-да, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Вот я работаю уже 20 лет предпринимателем, ремонт и пошив обуви. Вот у меня проблемы с землей, во-первых, я не могу оформить землю, чтобы подключиться к коммуникациям. Работаю, все время отчисляю в Пенсионный фонд пенсионные наши налоги. И очень трудно мне зимой работать, холодно очень, невозможно, а летом жара, невозможно, вообще не знаю, как сказать, человеческих условий нет…

Александр Денисов: Альберт, а возраст у вас какой?

Зритель: Мне 65 лет, я 5 лет после пенсии работаю, вынужден, потому что у меня 6 300 рублей пенсии.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо.

Зритель: И такой пенсии нигде нет.

Александр Денисов: Альберт, а вопрос, почему такая пенсия маленькая?

Зритель: Не знаю, я не мог предоставить, потому что 40 лет у меня стаж, куда я еду, архива нет, архив сгорел, архива нет. Вот и не могу доказать, что я не верблюд, человек.

Анастасия Сорокина: Понятно, Альберт, спасибо за звонок.

Юрий Савелов: Извините, «почему такая маленькая?» – средняя по стране 14, есть же у кого-то и 20, и 25, мы же считаем среднюю. Вот 6 – нормальная пенсия, если среднюю мы берем 14, почему же нет? Почему же маленькая?

Александр Денисов: Ну очевидно же, что ненормальная.

Анастасия Сорокина: Просто меньше уже даже нет.

Юрий Савелов: Ну как ненормальная, если средняя 14? Как считается средняя? Берется, пожалуйста, посчитайте, 6, 25, разделите на 2, вот у вас и будет 14.

Анастасия Сорокина: Мне кажется, для нормальной жизни… Это в принципе деньги, на которые жить невозможно.

Юрий Савелов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Вот вы как человек, который…

Юрий Савелов: Вот когда такому пенсионеру начисляют 6 тысяч, о чем думает государство или те люди, которые ему начислили 6 тысяч рублей? Нет, там есть какие-то дотации, ведь там все это есть.

Людмила Иванова-Швец: Нет, все дело в том, почему… Еще одна причина, что пенсионеры, с одной стороны, хотят работать, это тоже причина. Ведь когда приняли закон в декабре 2015 года о неиндексации работающим пенсионерам, по статистике, я даже доклад делала, на 13% сократилась занятость пенсионеров на следующий год, то есть либо ушли в тень, либо перестали работать…

Юрий Савелов: Либо просто ушли, да.

Людмила Иванова-Швец: Потому что реально человек, который посчитал… Ведь пенсия, как раз там, где 6 тысяч…

Юрий Савелов: А он как работающий, да.

Людмила Иванова-Швец: Да, если бы он не работал, ему бы доплачивали федеральную социальную доплату до прожиточного минимума.

Юрий Савелов: В их регионе.

Людмила Иванова-Швец: Да, в их регионе.

Александр Денисов: А это сколько, примерно 9? Ну понятно.

Людмила Иванова-Швец: Да, 11 280, если брать в среднем…

Юрий Савелов: В зависимости от региона.

Людмила Иванова-Швец: Да, в регионе может быть другой.

Юрий Савелов: Доплачивали бы 3 тысячи, допустим, и все.

Людмила Иванова-Швец: Даже если он 3 тысячи, например, как вы говорите, 9 тысяч. Человек, который пойдет работать, например, уборщицей в той же Саратовской области, наверняка там может быть зарплата 5 тысяч, мы слышим, есть такие зарплаты. Человек когда посчитает, он понимает, что у него будет полная занятость, он потеряет эти 3 тысячи, смысла ему нет идти работать абсолютно никакого, потому что он теряет…

Юрий Савелов: За те 5 тысяч, но если больше, если 15…

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вот про пенсионеров. Предприниматели охотно берут или нет? Вы как предприниматель.

Юрий Савелов: Вы знаете, опять же все зависит от того, что пенсионер должен делать, его функции, чем он будет заниматься на фирме или на работе. Потому что у нас есть, допустим, работают пенсионеры, они не скажут, что у них большие зарплаты, 25 тысяч, 30, если у нас есть на фирме и больше зарплаты гораздо, но они люди уже предпенсионного и пенсионного возраста, они работают, они востребованы. Но понимаете…

Александр Денисов: Вы же эксперимент проводили, сократили молодых, взяли пенсионеров.

Юрий Савелов: А вы знаете, как интересно… Да, если вам интересно, дело даже не в эксперименте. Смотрите, что произошло: когда пенсионный возраст поднялся на 5 лет, вот человеку, допустим, мужчине 56–57 лет, было 60, к примеру, он не мог найти работу, физически тоже уже сил сильных нет работать. И тут вдруг поднялась пенсия, 65. Для работодателей ничего не произошло, как было этому сотруднику 56–57, так он для нас и остался. Вот для него произошли проблемы, имеется в виду ему надо еще думать, как где-то что-то заработать до 65, для него это проблема. Для работодателя нет проблемы, как он был 56 лет, так и остался.

Отношение к этим людям? Вот о чем в начале передачи говорили? – о том, что действительно физически понимает человек… Мы хотели убрать менеджера молодого, на 4 часа брать одного пенсионера или предпенсионного возраста, чтобы он работал, 4 часа до обеда и 4 часа после обеда.

Александр Денисов: А что вы хотели понять?

Юрий Савелов: Смотрите, сейчас я отвечу на вопрос. Я к чему? К тому, что люди не готовы на определенные эти деньги, чтобы зарплату молодого разделить пополам, чтобы они работали коротко, по 4 часа. Человек, которому 53–55 лет, еще не готов…

Почему я так долго начал говорить? Он еще сам не готов прийти, он еще попытается найти работу. Он считает, что он еще в силах, что востребован. Я тут проводил собеседование и взял человека на работу в 51 год. Я ему задал вопрос… Вижу, интеллектуальный, работал в серьезных компаниях. Я говорю: «Тяжело найти работу?» Он говорит: «Честно, Юрий Михайлович?» Я говорю: «Ну а чего, я вас беру на работу, нам с вами работать». Он говорит: «Да, тяжеловато, после 50 уже тяжеловато, и ничего не происходит, все то же самое».

Я его взял на работу, да. Испытательный срок, говорили о сумме его зарплаты, испытательный срок, конечно, меньше, чем он будет после испытательного срока получать. Но я дал шанс, 51 год, давайте попробуем, сейчас все зависит от вас: вот ваша должность, то, что вы будете выполнять, ваши функции, вам до пенсии еще 15 лет, так что я жду от вас серьезных результатов, посмотрим. Три месяца испытательный срок при его должности, вообще испытательный срок, мы знаем, до 6 месяцев. После трех месяцев будем принимать решение.

Александр Денисов: А когда истекают 3 месяца? Еще не истекли?

Юрий Савелов: А вот он только неделю отработал.

Александр Денисов: Первое впечатление?

Юрий Савелов: Ну человек только пришел, за неделю вообще говорить не о чем, понимаете? Ну что человек может за неделю? Он только входит, только осваивается, знакомится с сотрудниками. Неделя – это вообще ни о чем.

Анастасия Сорокина: Слушайте, мы так говорим про возраст, сейчас в Европе многие только к этому возрасту детей заводят, вообще себя чувствуют молодыми, бодрыми и энергичными, а у нас такое ощущение, что после 45 человека списывают, ему уже надо готовиться к жизни, так сказать, к земле приближаться.

Юрий Савелов: Ну а сколько у нас с вами пенсионеров молодых? Я имею в виду, конечно, они свое выработали…

Анастасия Сорокина: Мы просто обсуждали, что у нас сейчас после 40 невозможно устроиться на работу, что до 30–40 тот самый возраст, когда работодатели берут, а потом все…

Юрий Савелов: Нет-нет, ну 40, о чем вы говорите… Сорок – это самый, как бы сказать…

Анастасия Сорокина: Уже предпенсионный возраст.

Юрий Савелов: До 65 еще 25 лет.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вот мы обсуждали, как найти работу. Давайте посмотрим сюжет из Екатеринбурга, как смогла найти работу пенсионерка, как ей помогли, и продолжим обсуждение.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ну вот позитивный пример, другое дело, что устойчивость этого бизнеса…

Юрий Савелов: Это ничего не исправит. У нас цифры с вами неработающих 40 миллионов, нам назвали десяток – это прекрасно, никто не спорит, но их 10 человек. Екатеринбург это был, да?

Александр Денисов: Екатеринбург.

Юрий Савелов: Миллионный город, 10 человек – ну прекрасно, у нас 40 миллионов недорабатывающих пенсионеров, которые хотят работать, пенсии маленькие, хотят найти работу достойную, по своим знаниям, опыту и физическим силам. Ну вот если бы они назвали, что бизнесом сейчас начинают заниматься 300 тысяч человек у них или по стране 300, это было бы совершенно другое. А это изюминки. Ну что, прекрасно, что можно сказать? А где основная масса? Как поднять пенсию людям? А жизнь продолжается, от нее еще никто никуда не ушел, она идет своим чередом, и пенсионеры наши живут на 11 тысяч, если не работают на 12–15. Это все, конечно, проблемно и сложно для них.

Анастасия Сорокина: Дозвонился из Тверской области до нас Геннадий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Геннадий, говорите, пожалуйста.

Зритель: Да-да, можно говорить?

Анастасия Сорокина: Да.

Зритель: Вот по теме пенсий. Я смотрел дневной отрывок передачи, там говорили о льготах. Вопрос поднимался о том, что работающим пенсионерам нет надбавок, то есть вот эти льготы, которые положены неработающим, не даются. Вот почему? Ведь человек заработал пенсию, он стал пенсионером, то есть он состоялся как пенсионер. Почему, когда он работает, ему не положены надбавки? Это один вопрос.

Юрий Савелов: Несправедливость.

Зритель: Несправедливость. Но она еще несправедливость в чем? Работая, человек… Идут отчисления от его работы в Пенсионный фонд, он еще больше помогает Пенсионному фонду, а его еще раз обрезают.

Ну и замечание на теперешний эфир – это о помощи…

Юрий Савелов: …детей родителям.

Зритель: …детей пенсионерам-родителям, да. На сегодняшний день, наоборот, пенсионеры помогают детям.

Юрий Савелов: Ну это же неправильно.

Зритель: Почему? Потому что… Это не то что неправильно, как-то этот вопрос забалтывается даже в этой передаче, то есть недоговаривают его. Почему? А потому что детям работать негде. Да, Москва, да, Санкт-Петербург, а провинция? Рабочих мест нет, люди влачат жалкое существование. И каким образом дети будут помогать своим пенсионерам?

Александр Денисов: Спасибо, Геннадий.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам.

Юрий Савелов: Все правильно. Ну конечно, если детям негде устроиться, у них нет дохода… Мы не говорим об этих детях, мы говорим о тех, у которых есть доход, которые зарабатывают что-то. Мы говорим о той небольшой сумме, которую бы они отчисляли своим пенсионерам. И я еще раз говорю, возрастным, кому там за 70, за 65, за 80, небольшие суммы, чтобы, если там дочь и сын, допустим, отчисляют потихоньку каждый со своей зарплаты…

Александр Денисов: Юрий Михайлович, тут спору нет, конечно, все согласны.

Юрий Савелов: Да.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, вот возмущения зрителя, почему эти надбавки снимаются, если…

Людмила Иванова-Швец: Ну я согласна абсолютно, потому что действительно работающие пенсионеры отчисляют точно так же, по той же ставке в Пенсионный фонд. Здесь, мне кажется, должны быть какие-то совершенно другие инструменты.: либо это ставка для пенсионеров может быть меньше, либо все-таки индексация. Потому что сейчас индексируют работающим пенсионерам, но индексация идет, в этом году, например, 3 балла, 1 балл стоит в районе 80 рублей…

Юрий Савелов: 80 рублей, цифры какие-то…

Людмила Иванова-Швец: Да. Даже если вы заработали в год не 3 балла, а 10 баллов, то вам проиндексируют только 3 балла, то есть не 700 рублей, а 240 рублей с копейками.

Юрий Савелов: Знаете…

Людмила Иванова-Швец: Поэтому здесь, конечно, абсолютно я согласна со слушателем, который говорил об этом, и об этом стоит думать.

Юрий Савелов: Мы уже об этом говорили, у нас и до пенсионной реформы, и во время пенсионной реформы. Дело в том, что, смотрите, гораздо все проще. Работает человек в 60 лет, допустим, платит налогов на 50% меньше все. Человек, работающий в 65 лет, пенсионер, платит 25% всех налогов, понимаете? За него работодатель платит, лучше он будет получать. А человек, работающий в 70 лет и выше, не платит вообще ничего, и когда он устраивается на работу ко мне в 70 лет…

Александр Денисов: Это выгоднее.

Юрий Савелов: …я прекрасно понимаю, я не буду за него ничего платить, мне только ему заплатить 20, 30, 40 тысяч. Да, я его возьму.

Людмила Иванова-Швец: Но как вы это сделаете?

Юрий Савелов: Как понять? Заплачу просто. Нет, закон такой должен быть, мы его инициируем.

Людмила Иванова-Швец: А, ну вот.

Юрий Савелов: Мы об этом говорили и до реформы, и во время реформы, и сейчас, после реформы.

Людмила Иванова-Швец: С этим да.

Юрий Савелов: Вот этот звонок решается этим вопросом, но, к сожалению, наши законодатели этого не делают.

Людмила Иванова-Швец: Не делают, я согласна.

Юрий Савелов: Понимаете, если пенсионер работает… Я еще раз говорю, не надо всем, допустим, пенсионеры у нас есть и в 55 лет, и в 60. Определите тех пенсионеров, которые действительно с возрастом, которым 70. Вот человек работает в 70, получает 30 тысяч – ну что он еще может, в какой Пенсионный фонд ему надо отчислить? Сколько ему осталось пожить в этом мире?

Александр Денисов: Понятно.

Нина дозвонилась из Санкт-Петербурга.

Зритель: Алло?

Анастасия Сорокина: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я уже говорила вам, мне 78 лет, я пошла работать. Работаю, правда, нетяжело, консьержкой, получаю 5 тысяч – хоть на лекарства! Сейчас же, в общем-то, у нас очень много болезней, это во-первых. И во-вторых, чтобы общаться с людьми.

Юрий Савелов: Это правильно.

Зритель: Я в Питере живу 7 лет, в общем-то, здесь, можно сказать, почти никого не знаю, а там общение. Вот из-за этого только.

Юрий Савелов: Спасибо. Я просто добавлю к этому, к своему разговору: 5 тысяч работодатель ей платит, а 2,5 еще во все всевозможные фонды отчисляет. Ну пусть он заплатит ей 7,5, понимаете, а ничего не отчисляет.

Людмила Иванова-Швец: Ну 78 лет.

Юрий Савелов: Я об этом и говорю, что после 70 вообще не надо ничего отчислять, даже после 65, наверное. Почему мы это делаем? Почему наше государство это делает? Я понять не могу, у меня нет ответа.

Людмила Иванова-Швец: Между прочим, по статистике, даже по официальной статистике работающих пенсионеров в России приблизительно столько же, как работающих пенсионеров, например, в США, как работающих пенсионеров…

Юрий Савелов: А зачем нас сравнивать с США или с Европой? Зачем нам это делать?

Людмила Иванова-Швец: Нет, причина даже не в том, что вот как сейчас пенсионерка сказала…

Юрий Савелов: А доходы в США, в Европе?

Людмила Иванова-Швец: Нет, причина даже не в том, что пенсионеры вынуждены работать из-за низкого дохода, есть другие причины, как раз отсутствие общения, желание быть полезным…

Юрий Савелов: Ну если у вас достойная пенсия, я думаю, для того чтобы общаться, вы найдете способ.

Анастасия Сорокина: Пойти в кафе и посидеть просто за чашкой кофе.

Юрий Савелов: Или куда угодно съездить, в Анапу, допустим.

Людмила Иванова-Швец: Ну это пока у нас…

Анастасия Сорокина: Театр, музеи…

Юрий Савелов: Там со своими сверстниками легко пообщаетесь. Это все отговорки, все это, знаете, не в пользу бедных, есть такое выражение. Поэтому нельзя… Это надо инициировать, нельзя, чтобы люди, работающие пенсионеры в определенном возрасте, чтобы с них вообще что-то высчитывалось. Ну вот в стране у нас, к сожалению… У нас много таких вещей, которые просто непонятны, понимаете?

Александр Денисов: Юрий Михайлович, полностью согласны.

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим еще один материал из Алтайского края, как можно подработать при помощи рукоделия.

СЮЖЕТ

Людмила Иванова-Швец: Прекрасно.

Юрий Савелов: Извините, желание пенсионеров помочь внучкам.

Но я хочу добавить, извините, что я опять влезаю: дело в том, что к ней еще придет налоговая инспекция за этими 5 тысячами как к самозанятому, как к человеку, получающему доход. У нас все должны платить.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вряд ли придет…

Юрий Савелов: Да вы знаете, какие у нас…

Александр Денисов: …куски пожирнее еще плавают.

Юрий Савелов: Завтра произойдет, что придут к ней и заставят заплатить налоги. Вообще надо было задать вопрос, с 5 тысяч вы что-то платите.

Александр Денисов: Да нет, конечно.

Юрий Савелов: А если не платит… Нет, конечно… Понимаете, потом так пенсионерам по рукам дадут, что она не будет ничем заниматься.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, вот меня все время поражала такая вот пропасть: это же так трудоемко, вот эти все вещи, а выхлоп там копейки за это.

Людмила Иванова-Швец: Куклы-то прекрасные.

Александр Денисов: Да, куклы красивые, но этим же не прокормишь, ну что это.

Юрий Савелов: Ну… Не скажите, не прокормишь.

Людмила Иванова-Швец: Ну то, что это… Все-таки здорово, что умеет. Я хотела еще сказать, что, конечно, некоторым тормозом для пенсионеров является как раз владение цифровыми технологиями. Прекрасный сюжет в том, что было бы желание, оптимистический настрой…

Александр Денисов: Что она лайки собирает, да?

Людмила Иванова-Швец: Да, что она собирает лайки, терминология, и то, что она в Интернете научилась по всяким видеозанятиям, – это же здорово! Мне кажется, это помощь.

Но это опять же, наверное, государственные, муниципальные какие-то органы, которые… Сейчас у нас много программ по долголетию, по активному долголетию, это возможность как раз пенсионерам увидеть что-то новое, может быть, использовать свои навыки, знания, приобретенные вот эти навыки цифровые… Может быть, как раз и могут сделать так, чтобы это было полезно и приносило какой-то доход, хотя бы небольшой.

Юрий Савелов: Предпенсионный если возраст, чем раньше человек начнет задумываться о своем каком-то мастерстве, то, что он умеет, то, что он может продавать потом, – чем раньше он это поймет, я имею в виду как с куклами…

Александр Денисов: А вы говорите, что это хорошо продаваться может?

Юрий Савелов: Достойно, я думаю. Через Интернет, потому что и красиво, мы сейчас видели, довольно достойно, 250 рублей. На всевозможные праздники могут брать, знаете, дарят детям, когда берут. Я не думаю, что там массово оптом можно, но все равно почему? В своем городе она будет делать достойные игрушки, достойный был бы заработок. Я к тому, что чем раньше человек бы понял, не в 58 лет, не в 62, а в 52, понимает, что вот скоро пенсия, уже силы не те, чем бы заняться… Тем более действительно государство пытается помочь в этом плане. Вот тут надо человеку самому уже подумать, готов ли он до пенсии на этой работе дорабатывать, ему 55 или 58, или все-таки уже подумать, что он может сделать, чтобы ни от кого не зависеть, не зависеть от этих 11 тысяч пенсионных.

Анастасия Сорокина: Подумать-то он может, а сделать-то он что может?

Юрий Савелов: А вот и подумать, что он может.

Александр Денисов: Посоветуйте, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: Я так не могу…

Александр Денисов: Как человек из бизнеса, где нам запасной аэродром…

Анастасия Сорокина: Мне кажется, что нам уже пора задумываться, судя по этим тенденциям.

Юрий Савелов: Понимаете, кто-то выращивает на огороде на своем, готовится, консервация, так много людей, которые…

Александр Денисов: Это еще надо уметь, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: Конечно, и продают.

Анастасия Сорокина: Это еще здоровье должно быть.

Юрий Савелов: Кто-то, вы знаете, держит поросят, кроликов, тоже небольшой доход определенный.

Анастасия Сорокина: То есть вы в предприниматели призываете идти?

Юрий Савелов: А куклы – это разве не предприниматель? Тоже предпринимательство, только вопрос о том, опять заставят их всех платить налоги… У нас даже нет у пенсионеров, которые занимаются предпринимательством, нет, до какого дохода они не должны платить налог. Хотя бы в 30 тысяч, постоянно об этом говорят, определите работающим пенсионерам… Шьет куклы прекрасные, если доход 5 тысяч в месяц – ну какие с него налоги? Она не успевает…

Анастасия Сорокина: У вас такая оговорка прямо по Фрейду, вы пенсионеров все время пионерами называете.

Действительно, наши сегодняшние условия таковы, что вот да, хорошая идея заняться своим собственным бизнесом, но вот условий таких… Дайте какую-нибудь, я не знаю, льготную ставку налоговую… Даже если хочется пенсионеру взять кредит, сегодня не поленилась, посмотрела…

Юрий Савелов: Кредит не дадут, слишком…

Анастасия Сорокина: Пенсионные кредиты идут с теми же ставками, что и не для пенсионеров.

Юрий Савелов: Слишком большой риск, очень рассматриваются, потому что тут и здоровье, и возраст, и у человека нет опыта в бизнесе, поэтому кредиты коммерческие банки не дадут никогда. Вот с налогами вопрос решать надо: если я пенсионер, мне 65 лет и я хочу заняться небольшим своим бизнесом, вот здесь 2–3 года вообще этого человека можно не трогать с доходом в 30–40 тысяч рублей в месяц. Мы постоянно об этом говорим, просто его не трогать и все. Он зарегистрировался как самозанятый, доход у него, мы постоянно об этом говорим, «Опора» говорит, у него 30–40 тысяч в месяц, до 30–40 тысяч – все, ни государство, никто его не трогает. Все, чем человек занимается, какой совет дать? Я не знаю, какой опыт у него, в чем. Может же он заняться…

Александр Денисов: Людмила Николаевна, вы пока смотрели сюжет, я еще припомнил историю: в Ейске были в командировке, там познакомились, есть такое понятие «гаражная экономика», – там познакомились с двумя, женщина и мужчина, они делают игрушки, подрабатывают, он потерял работу, она ему помогает. И случайно заехали, точнее не случайно, на завод приехали трубы покупать товарищи из «Газпрома», увидели эти игрушки. Они к ним туда заявились, в гараж, говорят: «Вот сейчас Новый год, можете нам 5 ящиков?» Она говорит: «Родные, где же вы были? Эти 5 ящиков мне нужно полгода готовить». То есть может и повезти, понимаете, если руки на месте, могут спасти.

Людмила Иванова-Швец: Нет, мне кажется, все равно русский человек предприимчив, он трудолюбивый.

Юрий Савелов: Это риски. Ну это да.

Людмила Иванова-Швец: И было бы желание, были бы возможности, только… Вот как раз правильно Юрий Михайлович говорит, государство должно немножко помочь поддержать.

Юрий Савелов: Подтолкнуть, конечно.

Людмила Иванова-Швец: Поддержать. И конечно, когда будет…

Юрий Савелов: Кредиты никто не даст, потому что деньги могут не вернуть.

Людмила Иванова-Швец: Нет, кредиты, кстати, пенсионерам, я тоже смотрела, – кредиты пенсионерам некоторые банки дают с очень большой охотой. Понятно, что ориентируются на их пенсию…

Юрий Савелов: Риск, риск, риск большой.

Людмила Иванова-Швец: Они считают, что они самые добросовестные, самые пунктуальные. В общем-то…

Юрий Савелов: Ну о какой сумме кредитов можно говорить?

Анастасия Сорокина: Но у них ставки там, знаете…

Людмила Иванова-Швец: Тридцать тысяч – это для них большой кредит.

Юрий Савелов: А, 30 тысяч…

Людмила Иванова-Швец: Мы не говорим о миллионах.

Юрий Савелов: Купить материал, для того чтобы шить куклы? Ну может быть, наверное, может и хватить.

Людмила Иванова-Швец: Да, небольшие, во всяком случае некоторые банки с охотой дают такие.

Юрий Савелов: А мы говорим о тех коробках, которые с «Газпрома», как вы сказали, а это уже риск бизнеса. Если бы человек нашил, ждал бы этих газпромовцев, они бы взяли и не приехали, куда бы он потом свои игрушки дел?

Людмила Иванова-Швец: А он бы взял кредит в 30 тысяч, пошил бы…

Юрий Савелов: А он взял кредит под это. Видите, какая сложность тут во всех отношениях?

Когда вот люди начинают звонить, сюжеты, разговаривать, говорить, начинаешь понимать, в чем все-таки проблема. И банк… Ну что такое 30 тысяч? Да, на какой-то совсем микробизнес. А если, ребят, я хочу не огород, не знаю, 30 соток, я вот хочу на нем что-то вырастить, мне надо 100 тысяч или 50, завезти семена интересные, чтобы они действительно взошли, чтобы продукт был достойный. Банк, конечно же, не даст такую сумму, я думаю, под такой рисковый проект.

Людмила Иванова-Швец: Ну да, под залог чего-то.

Юрий Савелов: Конечно. А пенсионер заложит свое последнее, потом…

Александр Денисов: В эти игры лучше не играть.

Юрий Савелов: …урожай не вырастет, и без урожая, и с пенсией маленькой, и еще без квартиры, без…

Людмила Иванова-Швец: Риск, конечно.

Анастасия Сорокина: Давайте еще одного нашего зрителя выслушаем, дозвонилась из Омска до нас Екатерина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Город Омск, Екатерина. Работаю, пенсия 9 300. У меня к вам такой вопрос. Скажите, пожалуйста, если наше государство не может обеспечить нас, пенсионеров, мы работаем, а почему те, кто уехал за границу, приезжают, оформляют пенсию, и наше государство им платит?

Юрий Савелов: По Конституции, по закону.

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос, Екатерина.

Юрий Савелов: Человек, имеющий два гражданство, и налоги там должен платить, и здесь, соответственно получать пенсию там, за границей и здесь. Такой закон.

Людмила Иванова-Швец: Он же заработал пенсию, такую же.

Юрий Савелов: Мы обязаны минимальную ему платить.

Людмила Иванова-Швец: Такую же, да.

Юрий Савелов: Если он имеет паспорт Российской Федерации, минимальную пенсию по старости мы обязаны ему платить.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок из Московской области, Юрий дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Савелов: Здравствуйте.

Зритель: Мне 68 лет, многодетный, 8 детей, из них 5 малолетних, так получилось на старости лет, дело не в этом. Дело в том, что у меня такое предложение. Вот у нас есть богатые пенсионеры – зачем им пенсию платить, если у них миллионы денег? Я не знаю, почему, это первое.

И второе. Вот сделали, людям платят мало. А лучше всего сделать так: с богатых надо как-то брать больше. Почему? Вот я плачу 50% налогов всего, вот если все взять, 50%. Богатые 13% – почему так выходит?

Александр Денисов: Юрий, а почему вы 50% платите налог?

Зритель: И третье…

Александр Денисов: Юрий, а что за налог в 50% вы платите?

Зритель: Кто вот придумал вот эти законы, их надо посадить на 10–15 тысяч, пускай они покрутятся сами, вот посмотрят, как жить на эти 15 тысяч с семьей 8 детей, вкалывать, как папа Карло, я вот днем и ночью вкалываю, руки, как говорится, не отмываются.

Александр Денисов: Юрий…

Анастасия Сорокина: А кем мы подрабатываете, простите? Чем вы занимаетесь, какая у вас подработка?

Зритель: Я занимаюсь слесарем, машины делаю.

Александр Денисов: А почему 50% налоги платят? Это что за налоги у вас такие большие?

Зритель: Да посмотрите, я в деревне живу, у меня за электричество, за газ, за дрова, за это, все это я покупаю, вы понимаете. Кроме этого налоги на машину, старенькую машину, кроме этого еще налоги, так придумают, присылают за то, что неправильно переехал…

Александр Денисов: Штрафы, понятно. Юрий, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: В общем, Юрий посчитал все свои…

Анастасия Сорокина: …большие траты.

Александр Денисов: …неизбежные траты.

Людмила Иванова-Швец: В 50% вылилось все это.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Действительно, почему люди, которые зарабатывают большие деньги, платят такие же налоги, как и те, у кого очень скромные доходы?

Александр Денисов: Почему политической воли у нас нет с этим вопросом решить?

Юрий Савелов: Взять и все поделить?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, Россия – единственная страна, у которой пропорциональная система НДФЛ, 13%, таких стран больше нет в мире, мы единственная страна, которая платит с любого дохода 13%, во многих странах…

Александр Денисов: Иностранцам очень нравится у нас.

Анастасия Сорокина: Богатым.

Людмила Иванова-Швец: Да, прогрессивная шкала… Ну вот пока так. Вопрос… Тоже никто ведь не считал, насколько уходят не уходят…

Юрий Савелов: Один из моментов, то, что вы сказали, – это привлечение инвестиций сюда, высококвалифицированной рабочей силы, понимаете? Один из моментов. То, что у нас 13%, это тоже привлекает иностранцев.

Александр Денисов: Много привлекло?

Людмила Иванова-Швец: Иностранцы другой процент платят.

Юрий Савелов: Ну пока еще, допустим, иностранцы боятся, не инвестируют они, не работают у нас, немножко криминала боятся, еще пока, они считают, что мы все-таки не совсем цивилизованные, как в Европе или как в Америке. Но мы все больше и больше их убеждаем, что у нас все спокойно.

Анастасия Сорокина: Ну вот наши зрители не могут понять…

Людмила Иванова-Швец: Нет, на самом деле на пенсию это не так значительно влияет, есть определенные коэффициенты. Ведь мало кто знает: человек, который, например, зарабатывает 30 тысяч в месяц, он 40 лет работает, получает 30 тысяч в месяц, у него пенсия будет по сегодняшним баллам где-то 14 500; человек, который зарабатывает 60 тысяч, его пенсия будет в районе 18 тысяч, то есть это не в 2 раза. Мы говорим, что зарплата в 2 раза больше, а пенсия всего лишь на несколько процентов…

Юрий Савелов: Отчислений больше, а пенсия не больше.

Людмила Иванова-Швец: Отчислений больше, а пенсия ненамного… Коэффициент регрессивный.

Александр Денисов: Там логика простая: будет больше денег в стране, в бюджете, будут больше пенсионерам платить, они так рассуждают.

Людмила Иванова-Швец: Рассуждают, но никто же не понимает… Человек, который больше зарабатывает, не будет намного больше получать пенсию. Когда зритель говорит, что богатые получают большую пенсию…

Анастасия Сорокина: Нет, подождите…

Людмила Иванова-Швец: Большую пенсию, 75%, у нас получают только государственные гражданские служащие, у которых другая пенсия, она по-другому рассчитывается.

Александр Денисов: Судьи, прокуроры бывшие.

Людмила Иванова-Швец: Судьи, военнослужащие, например. А все те, кто работают в компаниях, работают по найму или работают в бюджетных организациях, у них расчет пенсии…

Юрий Савелов: Они платят с 200 тысяч рублей в Пенсионный фонд, а другой с 20 тысяч – и что, разница какая будет пенсии у них? Которые платят…

Людмила Иванова-Швец: Если человек платит с 200, все, что у него больше 1 миллиона 150 тысяч, работодатель будет отчислять в Пенсионный фонд 10% всего, а не 22%.

Юрий Савелов: А 22% будет тот, который получает 20.

Людмила Иванова-Швец: А тот, который получает 20 тысяч, работодатель за него будет отчислять 22%, а за того, кто получает 200 тысяч, работодатель по накопительной сумме, как только сумма его заработной платы придет в 1 миллион 150 тысяч, работодатель за него будет платить 10% всего.

Юрий Савелов: Я немножко про другое. Человек, пропорционально получающий 20 тысяч и 200 тысяч, через 10 лет они выйдут оба на пенсию, пропорционально какая у них будет разница?

Людмила Иванова-Швец: А разницы не будет в 10 раз, даже в 5 раз, даже в 2 раза не будет.

Юрий Савелов: Вот я об этом, вот вам уже несправедливость, понимаете?

Людмила Иванова-Швец: Так я об этом и говорю.

Юрий Савелов: Человек получает 200 тысяч, он в Пенсионный фонд отчисляет 22%, вот считайте, 40–44 тысячи, а с 20 тысяч отчисляет всего 5 тысяч в Пенсионный фонд, а будут получать они не разное.

Людмила Иванова-Швец: Поэтому еще посмотрите социальную справедливость…

Юрий Савелов: Разница: у одного будет пенсия 14, а у другого 20. Вы понимаете, о чем я говорю?

Анастасия Сорокина: А если говорить о том, откуда идут источники средств в Пенсионный фонд? – это же с работающих людей, которые платят…

Людмила Иванова-Швец: Да.

Юрий Савелов: Конечно, а у нас их все меньше и меньше.

Анастасия Сорокина: Но у нас получается, что те, кто зарабатывают миллионы, платят небольшой процент, и столько же платят те, кто зарабатывают меньше деньги. Может быть…

Людмила Иванова-Швец: Платят одинаково до определенного момента…

Юрий Савелов: Кто зарабатывает миллионы, платит больше гораздо.

Людмила Иванова-Швец: Просто человек… Можно посмотреть со стороны человека, который зарабатывает…

Анастасия Сорокина: Нет, сравнить с Европой, имеется в виду вот этот налог.

Людмила Иванова-Швец: …200 тысяч в месяц. Мне кажется, социальная несправедливость как раз больше в его сторону, который скажет…

Юрий Савелов: Да, он 45 тысяч платит.

Людмила Иванова-Швец: «Я отчисляю 22% со своих 200 тысяч, а пенсия у меня будет приблизительно такая же, как у человека, который платит с 20 тысяч».

Александр Денисов: Все понятно, разобрались в горькой доле зарабатывающих по 200 тысяч. Давайте послушаем зрительницу…

Людмила Иванова-Швец: Вы думаете, таких мало?

Юрий Савелов: Почему мало? Таких много.

Людмила Иванова-Швец: Таких много.

Александр Денисов: Нина из Нижнего Новгорода.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот я обращаюсь к вам, мне 84 года заходит, пенсия моя 20 тысяч. Проработала я 53 года, ушла, работала до 80 лет. Перед уходом с работы меня попросили, сказали, мне как 80-летней добавят 4,5 тысячи, из них я инвалид стала в 64 года по сердцу. Живу я одна. За квартиру плачу, я живу в 3-комнатной квартире, у меня дочь ушла на частную квартиру, я плачу 8 тысяч. Сын у меня, отработав 30 лет в атомной энергетике, получил инсульт, живет на 17 тысяч. То есть я из своих еще денег стараюсь ему помогать.

Так вот какая же справедливость, отработав 52 года, 52 года, получать пенсию в 20 тысяч?

Александр Денисов: Спасибо, Нина, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Юрий Савелов: Да, ну что на это можно сказать? Человеку 84 года, достойный возраст, человек еще что-то делает, даже сыну помогает со своей пенсии. Ну, в общем… Ну у нас у всех пенсия, мы понимаем, не очень большая, о чем мы и ведем эту передачу, о том, что с такими пенсиями мы долго, конечно, не протянем, наш народ не протянет, и нужно что-то делать.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, что мы можем сделать, подводя итог?

Людмила Иванова-Швец: Что мы можем сделать?

Юрий Савелов: Перестать воровать.

Людмила Иванова-Швец: Нет, я думаю, что все-таки на государственном уровне нужно предусмотреть какие-то меры для дополнительной защиты, не просто, как у нас приняли сейчас закон о предпенсионерах, не увольнять их, помогать, выплачивать большое пособие по безработице, а принять какие-то меры, для того чтобы поддержать, для того чтобы как раз могли создать свое дело, для того чтобы… Не брать такие налоги, которые они…

Александр Денисов: Освободить.

Людмила Иванова-Швец: Освободить часть, во всяком случае сделать какие-то льготы, предусмотреть какие-то льготы, для того чтобы пенсионеры чувствовали себя уверенно и понимали, что о них заботится государство, они могут заняться предпринимательством, могут зарабатывать, могут дополнительно получить какие-то доходы. Потому что действительно пенсия, размер пенсии не позволяет жить, наслаждаться, жить достойно.

Александр Денисов: Спасибо.

Юрий Савелов: Достойно жить, достойно доживать. Я тоже коротко, если время нет. Определить возраст предпенсионный, пенсионный, в котором, если человек хочет чем-то заняться, – да не трогайте его.

Александр Денисов: Спасибо больше, Юрий Михайлович.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Юрий Савелов: Ни в самозанятых, ни в кого не вставляйте.

Александр Денисов: Да.

Где заработать пенсионеру, мы обсуждали сегодня с Юрием Михайловичем Савеловым, членом президиума объединения предпринимателей «Опора России», и Людмилой Николаевной Ивановой-Швец, кандидатом экономических наук, доцентом базовой кафедры Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Развитие человеческого капитала». Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Людмила Иванова-Швец: И вам спасибо.

Юрий Савелов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Пенсионерка из Омска
Про помощь пенсионерам от детей. Мне 59, стаж 36 лет, образование высшее, пенсия 13450 руб. Папе 91, маме 83, их пенсия на двоих около 55000. Они мне помогают, а не я им. У меня две дочки, четверо внуков, дочки без мужей, очень трудно с деньгами, помогать приходится им.

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски