Людмила Иванова-Швец: У нас прекрасный Трудовой кодекс, а при этом рынок труда совершенно не защищен

Людмила Иванова-Швец: У нас прекрасный Трудовой кодекс, а при этом рынок труда совершенно не защищен
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ им. Плеханова
Вадим Квачёв
доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова

Александр Денисов: Поговорим о новом рабочем графике 4/3. Так, возможно, будут писать в разделе «Вакансии». Идея 4-дневной рабочей недели по-прежнему обсуждается и в правительстве, и в бизнес-среде. И министр экономического развития Максим Орешкин сегодня подтвердил (правда, уклончиво), что переход на такой режим работы возможен. Вот среди компаний, входящих в Российский союз промышленников и предпринимателей, однозначного мнения по этому поводу нет. Что думаете по этому поводу вы? Может быть, у вас есть однозначное мнение? Позвоните нам, напишите. Напоминаем, правильных и неправильных мнений нет. Есть мнение ваше.

Анастасия Сорокина: И мы готовы его выслушать. А также мы сейчас готовимся к беседе с нашим экспертом, Вадимом Григорьевичем Квачевым, доцентом базовой кафедры Торгово-промышленной палаты. Хочется обратить внимание, что сейчас уже эту тему неоднократно обсуждали. И вроде бы остановились на том, что, скорее всего, предложение не может реализоваться в ближайшей перспективе. Но, тем не менее, к вопросу возвращаются снова и снова. У меня вопрос – почему? Я хочу его адресовать нашему эксперту Вадиму Григорьевичу Квачеву.

Александр Денисов: Вадим Григорьевич. Приветствуем вас.

Вадим Квачев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Анастасия сказала, что мы уже решили, что эта идея как-то и затихла. Оказывается, нет.

Анастасия Сорокина: Продолжают ее, тем не менее, обсуждать и реально рассматривать. Что в ней интересного? Насколько это действительно может быть результативно?

Вадим Квачев: Первое, что, на мой взгляд, интересует в этой идее – это то, что у нас очень распространена такая рецепция европейских или западных практик. И в том числе эта идея, озвученная премьер-министром, она в стиле этой рецепции. «Мы видим, что на Западе все больше обсуждают эту идею. Давайте тоже обсудим». И, на мой взгляд, основной практический смысл этой идеи заключается в борьбе с безработицей. Потому что если мы сокращаем общий объем обязательного рабочего времени по трудовому законодательству, у нас, соответственно, становится больше…

Анастасия Сорокина: А заработная плата сохранится при такой нагрузке? Или тоже будет идти речь о каких-то изменениях?

Вадим Квачев: Понимаете, с введением этой реформы мы должны здесь говорить о том, что будет на бумаге, и о том, что будет в реальности. Это же касается всех параметров рабочих мест, которые будут создаваться. На бумаге будет минимальный размер оплаты труда, определенная средняя зарплата, определенное сокращение рабочего времени. По факту, конечно, это выдавит бизнес в сторону ухода в тень. В том числе и по рабочему времени, и по зарплатам.

Анастасия Сорокина: Хорошо. А если мы говорим, например, о каких-то экономических показателях… Казалось: больше работаем, больше зарабатываем, больше имеем какого-то результата. Не станет ли это неким таким откатом назад?

Александр Денисов: Производительность труда не понизится ли?

Вадим Квачев: Вы знаете, первый вопрос, который здесь – это то, как мы будем считать производительность труда. У нас производительность труда считается как общий денежный выход к нам по предприятию, фактически разделенный на количество рабочих мест. Если же мы говорим о результативности труда, здесь встает совершенно другой вопрос. На самом деле, действительно (и об этом сейчас многие экономисты говорят), вот этот 8-часовой рабочий день, 40-часовая рабочая неделя – это такой фетиш. То есть ничем не доказана эффективность, что нужно работать именно столько. Поэтому мы часто сталкиваемся с такой ситуацией, когда много часов из этого рабочего времени фактически используется не по работе.

Александр Денисов: Вадим, а как реагирует бизнес? Я слышал, что Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей рассылает некие анкеты по компаниям (крупным, средним), чтобы выяснить ситуацию, как они относятся. И, в общем, единого мнения нет. И многие компании объясняют, что «вообще-то мы работаем в сфере обслуживания; как мы перейдем на 4/3?; мы работаем вообще 24 часа в сутки 7 дней в неделю». То есть бизнес воспримет это предложение?

Вадим Квачев: Здесь есть два основных препятствия. Первое препятствие – это роль корпоративной, организационной культуры, которая, несмотря на изменения, по-прежнему не готова. Многие работодатели не готовы даже принимать фрилансеров, дистанционных работников. И к этому бизнес культурно, ценностно не готов. И второй момент, о котором я уже говорил – это то, как будет реализовываться эта норма. На бумаге будет одна норма. По факту можно предположить, что многие предприниматели вынуждены будут уходить в тень. И от работников, например, будут ожидать, что они будут работать пятый день по факту, хотя формально без выходных.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое. На связи был Вадим Григорьевич Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Плеханова. У нас есть возможность говорить вместе с вами. Пожалуйста, звоните, задавайте вопросы. Даже когда мы разговариваем с экспертами, мы присоединим вас к нашему разговору. А сейчас давайте познакомимся со следующим экспертом. Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Развитие человеческого капитала». Людмила Николаевна, здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Как вы лично относитесь к такому предложению работать 4 дня?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, слушала сейчас своего коллегу. Абсолютно, наверное, присоединяюсь. Мне кажется, что рынок труда пока не готов воспринять эту новацию со стороны государства. Не готов по разным причинам. Потому что на самом деле на рынке труда есть четыре представителя: государство, работодатели, работники и профсоюзы. Профсоюзы как еще отдельная сторона этих отношений. Государство предлагает, но на самом деле по факту не готовы, мне кажется, в большей степени… Профсоюзы, естественно, поддерживают, но поддерживают формально. Потому что никакой защиты реальной работников нет. И сейчас, мне кажется, не работники… потому что, мне кажется, по опросам половина работников не готовы на 4-часовую рабочую неделю. Для меня не очень понятны аргументы. Мне кажется, что всецело должны были быть за, но в большей степени это взаимоотношения работников и работодателей. У нас совершенно не защищен рынок труда, у нас абсолютно симметричность поведения на этом рынке. У нас прекрасный трудовой кодекс, у нас прекрасные нормы прописанные, но по факту они не соблюдаются. У работника, у которых прописано, что он работает 40 часов. Между прочим, и в ту, и в другую сторону. Он может работать 60 часов и может работать 30 часов.

Анастасия Сорокина: Людмила Николаевна, наши зрители уже пишут. Например, в Красноярском крае не понимают, отчего россияне хотят 1 лишний выходной. Они были бы готовы работать, наоборот, больше, но, естественно, с оплатой. А в Самарской области есть мнение, что если не изменится как раз зарплата, льготы и выходные (то есть отпуск и так далее), то они в принципе ничего в этом страшного не видят. То есть единогласного мнения нет.

Александр Денисов: Хорошее мнение высказала из Кемеровской области зрительница: «Мечта всех работающих мам. Целую премьера». (За такое предложение).

Людмила Иванова-Швец: Да, наверное, для этой категории вообще прекрасная возможность. Но главное, чтобы соблюдались эти нормы. Потому что, во-первых, как это будет принято? Если это будет принято добровольно, то есть работодатель сам решает, что это будет 4-дневная рабочая неделя, сами понимаете, что 90% работодателей не будут готовы на это переходить.

Потом, Вадим Григорьевич говорил про сферу услуг. Это потребует дополнительных рабочих мест. Однозначно. А дополнительные рабочие места – это дополнительная нагрузка для работодателей. И то, что будет уход в тень, как он сказал – это тоже может быть. И еще такой немаловажный факт, что да, сохранится заработная плата, сохранятся все прописанные трудовым кодексом гарантии и льготы для работников. Да, наверное, готовы будут работать. Но, с другой стороны, даже те, кто говорят с Красноярского края, что «мы готовы работать не 4, а 5», никто же не обещает, что вы будете работать 5 и вам будут за это больше платить. Нет, конечно.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое. Людмила Николаевна. На связи у нас была Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты. Как выяснили мы, что правительство готово, мы готовы. Вот бизнес не готов переходить на такую 4-дневную рабочую неделю.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски