• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Людмила Иванова-Швец: Зарплаты специалистов среднего уровня у нас в 5-8 раз ниже, чем за рубежом. А зарплаты руководителей такие же, как на Западе

Людмила Иванова-Швец: Зарплаты специалистов среднего уровня у нас в 5-8 раз ниже, чем за рубежом. А зарплаты руководителей такие же, как на Западе

Гости
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ им. Плеханова

Зарплате не прикажешь. Правительство обещает бюджетникам индексацию зарплат на 4%, но на реальных доходах это, скорее всего, не отразится. Все, что выросло, съест инфляция. В частном секторе на повышение могут рассчитывать лишь те сотрудники, которые приносят ощутимую прибыль компании. Когда зарплаты перестанут скромничать и пойдут в рост - разберемся с экспертами.

Александр Денисов: «Зарплате не прикажешь» – тема нашего обсуждения. Поговорим, могут ли в этом году рассчитывать на реальный рост доходов работники бюджетной сферы и частных компаний.

Марина Калинина: Ну вот бюджетникам пообещали рост зарплат в этом году, в первую очередь это касается врачей, учителей, работников науки и культуры. Зарплаты тех категорий работников, которые не вошли в майские указы, будут проиндексированы позже, с 1 октября, на 4.3%. Чтобы сохранить соотношение средней зарплаты с окладом учителей, врачей, научным работникам и соцработникам, регионам выделят дополнительные 100 миллиардов рублей.

Александр Денисов: В 2019 году темпы роста реальной зарплаты по оценкам Высшей школы экономики составят 1.5%, что значительно меньше инфляции, она по прогнозам ЦБ составит 5%.

Марина Калинина: Ну и в течение прошедшего года даже очень высокий темп роста заработных плат, как нам говорят официальные органы, не смог предотвратить падение реальных доходов населения. Так, за период с января по ноябрь реальные доходы населения снизились на 0.1%, при этом в среднем темп прироста реальной зарплаты за 11 месяцев прошлого года был почти 7.5% в годовом выражении, вот такие вот цифры.

Александр Денисов: Ну и процитируем министра труда Максима Топилина, который и пообещал повышение зарплат бюджетникам в этом году.

Максим Топилин: Никто не отменял требование по соотношению зарплат бюджетников из майских указов (врачей, учителей, социальных и научных работников) к средней по экономике в регионе, и мы жестко следим за сохранением соотношения. Насколько будет расти средняя зарплата в регионе, настолько региональные власти должны будут увеличивать заработную плату этим категориям работников.

Александр Денисов: Ну вот таков прогноз министра.

И сегодня эту тему будем обсуждать вместе с нашим гостем – у нас в студии Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент Экономического университета имени Г.В. Плеханова. Людмила Николаевна, добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Александр Денисов: Сразу вопрос. Ну вот 4.3% роста, а реальные доходы каковы будут?

Людмила Иванова-Швец: Ну сейчас сложно прогнозировать, все-таки 4.3%, на которые обещают увеличивать заработную плату бюджетникам, произойдет только с 1 октября 2019 года…

Александр Денисов: То есть к концу года?

Людмила Иванова-Швец: Да, как обещает министр труда, в конце года. С 1 января у нас уже повышается НДС на 2%, у нас повышается ЖКХ с января на 1.7%, потом с июля еще 2.4%. Все мы ездим и знаем, что повысился проезд на общественном транспорте. Собственно говоря, весь этот…

Марина Калинина: Цены на бензин, соответственно, и так далее.

Людмила Иванова-Швец: Цены на бензин пока вроде удерживаются до марта месяца…

Марина Калинина: Уже не везде, по Москве…

Людмила Иванова-Швец: Ну уже да, прогнозируют, что повышение будет. Соответственно, то повышение в 4.3%, которое будет с октября месяца, до октября, скорее всего, роста реальных доходов, наверное, можно если и ожидать, то на десятые процента по прогнозам.

Марина Калинина: Это стоит таких затрат? Все-таки 100 миллиардов рублей тоже на дороге не валяются, которые планируют потратить на эту программу, выделить регионам.

Людмила Иванова-Швец: Ну ведь есть разные мнения. Многие считают, например, что от повышения НДС мы как потребители можем потерять до 500 миллиардов рублей, недавно прочитала где-то прогноз. Плюс невыход на пенсию еще какие-то миллиарды. То есть 100 миллиардов, наверное, минимальная сумма, которую выделяют, для того чтобы поднять заработные платы в регионах, но это все равно хорошо…

Марина Калинина: Но оно же размажется вот так вот слоем, получится три копейки каждому.

Людмила Иванова-Швец: Конечно, конечно, больше и не получится, потому что… Во-первых, это хорошо, потому что все равно регионы самостоятельно повышать и дотягивать до средней заработной платы, соотношение средней заработной платы по региону и заработной платы тех, кто входит в майские указы, регионам очень сложно это исполнять, поскольку регионы у нас в основном дотационные. Эти 100 миллиардов являются хоть какой-то помощью, для того чтобы регионы смогли повышать заработную плату для бюджетников.

Александр Денисов: Что касается учителей и врачей, мы часто сталкиваемся, что вроде у них зарплата повысилась, но на деле выясняется, что это просто нумерология, что люди там работают на две ставки, даже больше, врачи в две смены, по ночам дежурят, вот и рост зарплат. В данном случае он действительно будет, этот рост, или просто там опять сыграют с цифрами, учитель побольше возьмет себе часов, будет подольше в школе находиться, вот и вроде показатели неплохие?

Людмила Иванова-Швец: Мне кажется, что уже…

Александр Денисов: Или уже предел, уже некуда?

Людмила Иванова-Швец: Уже предел, уже некуда как-то совмещать. Скорее всего…

Марина Калинина: Если только не есть и не спать вообще никогда.

Людмила Иванова-Швец: Да, потому что мне кажется, что все, что можно, уже нагрузили, все, что можно, объединили, сократили, перераспределили и перенаправили, объединили часы. Мне кажется, больше некуда. Если будет какая-то оптимизация, как называют, то, наверное, минимальная с точки зрения того, что есть еще какие-то резервы, где можно сократить или оптимизировать численность, перенаправить, а больше некуда. Поэтому, скорее всего, да, все-таки эти деньги пойдут именно на повышение заработной платы.

Марина Калинина: Но смотрите, мы все время говорим о средней зарплате по стране. Давайте возьмем одно предприятие, хотя бы школу. Даже если зарплаты прибавят, получится, что у директора, допустим, 100 тысяч зарплата, а у учителя 20, в принципе в среднем сложить, будет вроде как и ничего цифра, но разрыв очень большой, и так везде.

Людмила Иванова-Швец: У нас очень большой разрыв на самом деле между заработными платами. Я уже, наверное, даже в вашей студии говорила, что если сравнивать, например, с другими странами, у нас очень большая разница между заработной платой среднего уровня специалистов и, например, рабочих категорий с заработными платами за рубежом, это 5-6, 8 раз. А вот соотношение заработной платы руководителей у нас и за рубежом, его практически нет, а если есть, то в 1.5 раза.

Александр Денисов: То есть тут у нас хорошие показатели?

Людмила Иванова-Швец: Да. Поэтому да, конечно, притом что у нас дифференциация очень большая, это одна из проблем, мне кажется, которую каким-то образом нужно решать, все-таки на государственном уровне в бюджетных организациях этот вопрос решается, потому что ограничивают заработную плату, соотношение заработных плат того же директора и, например, учителя, она не должна превышать 8 раз. А в коммерческом секторе никаких ограничений нет, там может быть 200, 400 раз, это нормально, собственно говоря, не только у нас, а во всех странах мира это абсолютно нормальная дифференциация может быть. Но она у нас в любом случае больше, чем в других странах, и это основная проблема.

Александр Денисов: Зритель дозвонился к нам, давайте послушаем…

Марина Калинина: …Дмитрия из Омска. Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Людмила, добрый день.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Зритель: Хотел задать вопрос. Вы говорите про бюджетников, что им подымают зарплату. Это очень прекрасно на самом деле. Но вот я, работая в 2005 году в торговле, про что уже был разговор, получал зарплату в 25 тысяч, сейчас зарплата точно такая же, но цены выросли.

Александр Денисов: А вы где работаете?

Людмила Иванова-Швец: В торговле.

Александр Денисов: В торговле по-прежнему?

Зритель: Сейчас я ушел из торговли, потому что это стало довольно невыгодно, мне необходимо содержать семью.

Александр Денисов: А где сейчас работаете?

Зритель: Сейчас я перешел на вахтовый метод работы, потому что я данным методом могу как-то содержать свою семью.

Александр Денисов: В госкомпании или в частном секторе?

Зритель: В той компании, в которую возьмут, давайте начнем с этого, потому что в госкомпании довольно непросто попасть.

Александр Денисов: Понятно, спасибо.

Людмила Иванова-Швец: Ну повышение зарплат все-таки в коммерческом секторе зависит от руководителей, здесь государство вам ничего гарантировать не может, только минимальный размер заработной платы, который равен прожиточному минимуму, и не более того.

Марина Калинина: Потому что далее на совести руководства и работа профсоюзов.

Людмила Иванова-Швец: А все остальное от вашего работодателя зависит, тут ничего не изменить.

Александр Денисов: По опросам абитуриентов, вообще выпускников ВУЗов все стремятся в госкорпорации (называть не нужно, они у всех на слуху). Там ситуация действительно неплохая? И где лучше, в госкорпорациях или в частом бизнесе? Где зарплаты растут, куда стремиться действительно выпускникам?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, есть разные выпускники. Есть выпускники, которые стремятся в госкорпорации, а есть выпускники, которые не стремятся в госкорпорации, потому что там свои проблемы, например, с карьерным ростом при всем при том, что там стабильная заработная плата, действительно…

Александр Денисов: …ситуация неплохая.

Людмила Иванова-Швец: Да, неплохая, но опять же это только госкорпорации. Если мы возьмем государственные структуры, как министерства, какие-то ведомства, то для выпускников ВУЗов там очень маленькие зарплаты, очень маленькие. Для того чтобы дорасти до зарплаты какой-то средней даже, нужно проработать там, не знаю, 5-10 лет, поэтому… Кто-то стремится в коммерческий сектор, все зависит от специальности, все зависит от пожеланий самих выпускников.

Марина Калинина: Ну вот что пишут наши телезрители. Сообщение из Алтая: «У нас в ВУЗе уже уволили 50% сотрудников», – то есть пошли сокращения. Забайкальский край: «Проще понизить цены на товары и услуги, чем повышать зарплаты, вечная гонка с этими ценами». Может быть, как-то в этом действительно чуть-чуть унять аппетиты?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, здесь все равно ситуация экономическая. В целом, наверное, наш подход, наш менталитет влияет, потому что, смотрите, если за рубежом человека не устраивает заработная плата, он увольняется, идет получать пособие по безработице, он делает что-то. У нас очень часто мы обвиняем, конечно, наше правительство, мы обвиняем в том, что у нас низкие зарплаты, что у нас повышаются налоги, но сейчас, мне кажется, многие зрители не очень меня поддержат, но реально ведь спрашивают: а что вы сами делаете, для того чтобы получать больше?

Александр Денисов: Этот вопрос очень не нравится зрителям.

Людмила Иванова-Швец: Да. Очень многие работают по 10-20 лет, сидят на работе, где получают 6-8, 10 тысяч, при этом жалуются на низкую заработную плату и говорят, что ничего сделают не могут. Можно, наверное, уволиться, тогда совсем без средств к существованию; можно пойти в службу занятости. Ведь в Европе той же человек, которому не нравится, он увольняется, и работодатель, видя, что он не может найти никого на это рабочее место с этой заработной платой…

Марина Калинина: Это уже зависит от квалификации.

Людмила Иванова-Швец: …он вынужден оптимизировать и повышать заработную плату.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, сразу уточню. Вот есть такой принцип, что если одна дверь закрылась, то другая непременно откроется, это из философии, но в принципе. У нас этот принцип работает, если вы говорите, что человек должен предпринять усилия? Не выйдет ли так, что он одну дверь захлопнул и все, ему дальше деваться некуда? Вот он ушел из этой компании. Ведь возможности рынка тоже ограничены, или все-таки всегда есть шанс?

Людмила Иванова-Швец: Мне кажется, те, кто стремится, есть шанс. Если вы хотите добиться чего-то, если вы хотите расти, если вы хотите получить… Вот молодой человек, который звонил сейчас из Омска, он ушел из торговли и пошел работать вахтовым методом, тоже, наверное, семью не видит, но он же ищет, где заработать, для того чтобы содержать семью. Мне кажется, если ты здоровый, если у тебя образование позволяет, если есть желание, то всегда можно во всяком случае попробовать и сказать.

Александр Денисов: Прежде чем принять звонок, уточню про госслужбу. Среди моих знакомых немало тех, кто стремится туда, потому что все слышали про эти ежеквартальные премии, про годовую 13-ю зарплату и так далее. Вот действительно ли так там все привлекательно и хорошо по сравнению с бизнесом, стабильно и надежно на госслужбе?

Людмила Иванова-Швец: Нет, там стабильно и надежно, но работать надо много, работать надо за маленькую заработную плату бывшим выпускникам.

Александр Денисов: То есть прежде чем дождаться вот этих квартальных премий и золотых парашютов…

Людмила Иванова-Швец: Да, прежде чем дождаться, нужно проработать.

Александр Денисов: Придется потерпеть.

Людмила Иванова-Швец: Да, постоянно подтверждать свою квалификацию, повышать эту квалификацию, стремиться развиваться тоже.

Марина Калинина: У нас на связи Надежда из Московской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: С Новым годом вас, с Рождеством.

Марина Калинина: Да, спасибо, и вас тоже.

Александр Денисов: Спасибо, вас тоже с праздником.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот я насчет добавки. Врачам добавляют, учителям. А скажите, санитаркам будут добавлять зарплату или нет? Вот я работаю палатной санитаркой, ухаживаю за больными, все прочее, сами знаете.

Александр Денисов: Скажите, Надежда, а вам вообще давно зарплату повышали, расскажите, любопытно?

Зритель: По-моему, вообще не повышали.

Александр Денисов: Вообще не повышали? И какая у вас зарплата сейчас?

Зритель: 20 тысяч.

Александр Денисов: 20 тысяч?

Зритель: Около 20, да.

Александр Денисов: А нагрузка у вас какая? Вы работаете в одну смену или?

Зритель: Нагрузка у нас, мы работаем 12 часов, потом 24, сутками работаем.

Марина Калинина: Спасибо, понятно. Сейчас узнаем у Людмилы Николаевны, вообще категории таких работников тоже входят в этот список?

Людмила Иванова-Швец: Ведь как раз у нас министр труда говорил, что повышение будет бюджетникам 4.3% как раз не именно тем, кто были в майском указе, врачи есть в майских указах, а именно тем категориям, которые не попали в майские указы, работникам социальных служб, нянечкам, санитаркам, – это вот все те, которые как раз оказались, наверное, ущемлены…

Марина Калинина: За бортом.

Людмила Иванова-Швец: Да, за бортом майских указов, у которых заработная плата очень продолжительное время не росла.

Александр Денисов: Это причем одна из самых тяжелых профессий в больницах, таскать больных, убирать…

Людмила Иванова-Швец: Конечно, конечно.

Александр Денисов: Нагрузка там серьезная.

Людмила Иванова-Швец: Сейчас должны повысить заработную плату именно на вот эти 4.3%.

Марина Калинина: Еще один звонок на сей раз из Вологодской области. Любовь дозвонилась нам, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вот у нас такая проблемка. Мы работаем сутки через трое, это как бы… убираем душевые. Зарплата у нас 8 лет как есть 7 тысяч, так она и есть. Только вот единственное сейчас 13% стали больше брать, потому что мы числимся на 0.5 ставки.

Александр Денисов: А убираетесь, наверное, на целую ставку, судя по всему?

Зритель: Ну это как бы чистый доход у нас 8-9 тысяч в месяц, смотря сколько… Если у нас получается так, что… А так у нас еще убирают 13%, 0.5 ставки мы проведены, у нас зарплата еще меньше, и мы ничего не можем добиться от этого. Вот как, что нам делать?

Александр Денисов: А что Мордашов вам говорит? Он же любит приезжать на предприятия. Вопрос ему не задавали?

Зритель: А мы как можем увидеть нашего Мордашова? Мы к нему не относимся, мы частная клининговая организация.

Марина Калинина: А, понятно, то есть это коммерческая деятельность.

Людмила Иванова-Швец: Это они на аутсорсинге работают. А скажите… Можно задать вопрос?

Александр Денисов: Да, конечно.

Зритель: Нам выжить очень трудно. Мы вот сейчас требовали повышения зарплаты, нам просто наваливают лишнюю работу, а мы и так убираем по 600 с лишним квадратных метров 2 раза в сутки.

Александр Денисов: Любовь, не отключайтесь, сейчас Людмила Николаевна задаст вам вопрос.

Людмила Иванова-Швец: Любовь, скажите, пожалуйста, почему вы работаете сутки через трое? Вас устраивает такой график, или это график, который предложен?

Зритель: Да, в принципе меня устраивает мой график, мы из-за этого и держимся, каждому как-то надо.

Людмила Иванова-Швец: А вы знаете, уже с этого нарушения начинать надо, потому что вы не входите, скорее всего, в тот список, который предусматривает суточную… Те же нянечки, которые вот сейчас…

Зритель: Почему?

Людмила Иванова-Швец: Потому что у вас рабочий день должен быть 8 часов.

Зритель: Нет, такой график есть, сутки через трое, потому что у нас идет…

Людмила Иванова-Швец: Это ваш график личный, на самом деле…

Зритель: Это у нас так выставляется график, сутки через трое, мы работаем.

Марина Калинина: То есть это незаконно?

Людмила Иванова-Швец: Да, он не должен так выставляться, потому что если нет в этом необходимости, если это предусмотрено для тех же санитарок, например, есть категория персонала, которая может работать сутки.

Александр Денисов: Но это частный бизнес, там они как хотят, так и устанавливают правила?

Людмила Иванова-Швец: Нет, даже если частный бизнес, они нарушают Трудовой кодекс.

Александр Денисов: Все равно есть нормативы.

Людмила Иванова-Швец: По закону 5-дневная рабочая неделя с 8-часовым рабочим днем.

Александр Денисов: Любовь, спасибо.

Вопрос. Любовь работает на полставки. Я замечал, что многие «финты» такие прокручивают на почте, например. Понятно, что человек весь день будет сидеть, а он там сидит на 0.3 ставки, на 0.8, а работы он будет выполнять 100%-ю. Как следить за этим, бороться с этим?

Людмила Иванова-Швец: Это экономия.

Марина Калинина: С чего вдруг вообще такие правила очень стали распространенными? И люди спокойно так к этому относятся, не бунтуют, не поднимают, не требуют себе каких-то нормальных условий? Почему человек должен работать за полставки, его вынуждают вот это делать, когда он должен работать за полную?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, это все-таки вопрос очень сложный. Сложный с какой точки зрения? Человек, которого перевели, взяли просто и перевели на полставки, с одной стороны, он должен говорить: я работаю 4 часа или 8 часов через день (при 0.5 ставки). Но если он будет отрабатывать свое время и уходить, то, скорее всего, на его место найдут кого-то другого, который будет работать 100% на свои 0.5 ставки, вот и вся проблема. То есть мне кажется, это все равно с одной стороны защита, как-то надо бороться, ну а кто будет бороться?

Марина Калинина: А бороться с этим как?

Людмила Иванова-Швец: Один работник один на один с работодателем – это сложно…

Александр Денисов: Прокуратура в помощь?

Людмила Иванова-Швец: Ну если только идти в суд и доказывать, что ваш рабочий день длится не 4 часа в день, а 6 или 8 часов и вам недоплачивают, отстаивать свои права.

Марина Калинина: Дозвонилась Ольга из Оренбурга. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день всем. Я согласна с тем, что бюджетникам зарплату повышают, это очень хорошо, это очень замечательно. Но с зарплаты бюджетникам повышаются наши налоги, наши проезды, все необходимое, что для нас есть, тоже повышается, газ, свет, квартплата. А как быть, если человек работает не в бюджете, а в частной структуре? Вот у меня знакомые, которые работают, у них было вредное производство, им это вредное производство сняли, убрали, они за это получали какие-то деньги, была какая-то прибавка к их зарплате. Сейчас это все убрали, у них остались просто голые часы.

Александр Денисов: А какое вредное производство? Что там, металлургия была или химпром? Какое производство?

Зритель: Ну вредное производство, допустим, элеватор, на котором идет переработка, обработка зерна, которое поступает на мельницу. Там раньше было вредное производство…

Людмила Иванова-Швец: Может быть, потому что усовершенствовались…

Зритель: …за счет того, что пыль, вот эта грязь, вот этой пылью от пшеницы дышат люди, это все убрали. Или взять такое вредное производство, как оно считалось вредным, что люди работают на улице, лазают в колодца, в канализацию, чистят, убирают, откачивают воду. Много раз слышала, что прыгают по пояс в воду, так как надо срочно устранять течь, пока машина насосом выкачивает воду из ямы, а человек уже лезет туда, зима, мороз, он лезет, прыгает туда. Это производство считалось вредным, это убрали, и все, теперь остались голые часы. Я сама работала, нам много раз начальство, частники говорили так: «Хочешь заработать – бери дополнительные часы, выходи в свободное от работы время, зарабатывай, и ты получишь свои 15-20, сколько хочешь тысяч получишь». Я так работала сутками напролет, у меня получалось, что двое суток я работаю, сутки отдыхаю.

Александр Денисов: Ольга, вопрос: начальство не поясняло, где здоровье взять на все это?

Зритель: Нет, вообще ничего не говорили. Речь идет о том, что хочешь хорошо жить, красиво жить, иди работай; вы тут все сидите, вы все лентяи, вы все бездельники. Вот такой разговор идет.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Не хочешь работать – собирай манатки и уходи.

Александр Денисов: Спасибо.

Людмила Николаевна, вот недавно Чубайс возмущался, что у нас бизнес недооценен, что население ему не доверяет. Вот яркий пример, второй звонок, неудивительно, почему люди в госсектор стремятся, потому что в частном секторе ситуация еще хуже.

Марина Калинина: Ничего не добьешься, получается.

Людмила Иванова-Швец: Да.

Александр Денисов: Там вообще нет никаких рычагов – пожалуйста, дверь открыта, рабство отменили, уходи.

Людмила Иванова-Швец: Ну все исходит из того, что у нас все-таки дешевая рабочая сила, вот эти низкие зарплаты – это дешевая рабочая сила, которой можно манипулировать. Из-за этого получается, что бизнес может экономить на этой дешевой рабочей силе и выдвигать такие требования. Ведь на самом деле многие компании, честные компании действительно… Когда у нас говорят, что у нас очень низкая производительность труда по сравнению с…

Александр Денисов: Да, тут можно транспарант повесить в студии, потому что каждый, кто приходит, говорит, что нужно повысить.

Людмила Иванова-Швец: Да, у нас очень низкая производительность труда, ее нужно повышать. Но повышать для кого? То есть если мы возьмем среднюю температуру по больнице, вот эта, производительность труда, 100 человек, которые работают в компании, из этих 100 человек 10 человек, которые вкалывают по 2-3 смены, и 70-80%, которые продают, просчитывают, на них же тоже распространяется производительность труда.

Марина Калинина: А зачем нам высокая производительность труда, если по сути у нас покупательная способность постоянно падает? Кто будет потреблять эту продукцию с выросшими ценами?

Людмила Иванова-Швец: Хороший вопрос. А как без производительности труда?

Марина Калинина: А куда ее девать, все, что они произведут? Ну я так, образно говорю.

Людмила Иванова-Швец: Да, вопрос, конечно…

Марина Калинина: То есть люди будут производить, а покупать это кто будет? – никто, потому что зарплаты падают, люди поужались так прилично по всей стране.

Людмила Иванова-Швец: Собственно говоря, так рынок и регулируется, у нас тоже очень серьезно бизнес, особенно малый, средний бизнес просел просто потому, что покупательная способность населения сократилась, она сокращается при всех прогнозах даже на 2016-2018-е гг., что у нас реальные доходы будут на 2% выше, даже вот этот рост такой значительный, когда сравнивали МРОТ и прожиточный минимум, он тоже не привел к тому, что у нас выросли заработные платы, реальные доходы населения, все равно они сократились. Поэтому… Но это в большей степени, конечно, ударяет по малому и среднему бизнесу.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, это Москва и Дмитрий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я 6 лет находился на должностях Федеральной государственной гражданской службы и не согласен с гостьей в студии, что государственная гражданская служба – это стабильное место работы. Да, она права, работы много, причем количество документов все увеличивалось. Но при каждом изменении штатного расписания в нашей организации сокращалось по несколько десятков должностей, а штатная численность и фактически численность сотрудников организации не превышала 120 человек, просто избавлялись от неугодных, чтобы своих людей привести на должность. Вот как каждое изменение штатного расписания, оно бывало примерно раз в 1.5 года, все думали, сократят нас или не сократят.

Плюс еще люди, которые тогда, когда я служил, работали по трудовому договору, были больше защищены при сокращении должностей, потому что там четко в Трудовом кодексе была прописана обязанность со стороны работодателя предоставлять должность соответствующей квалификации, образования, опыта работы. А для государственных гражданских служащих такой обязанности не было, и этим пользовались, хотя у прокуратуры было мнение правильное, что Трудовой кодекс распространяется, соответствующее положение было в Трудовом кодексе. Но Министерство здравоохранения и социального развития тогдашнего и руководство моей организации придерживались другой точки зрения. Поэтому я все это сказал, чтобы привести пример, что и на государственной гражданской службе, я именно находился только на должностях Федеральной государственной гражданской службы…

Александр Денисов: Дмитрий, а вы в сфере здравоохранения работали, судя по всему?

Людмила Иванова-Швец: Нет, раньше было министерство просто.

Зритель: Нет, Министерство здравоохранения и социального развития раньше занималось подготовкой проектов, нормативно-правовых актов федеральных законов в области трудовых отношений и государственной гражданской службы в том числе.

Людмила Иванова-Швец: Министерство труда объединило.

Александр Денисов: В итоге вы ушли с госслужбы?

Зритель: Меня сократили, потому что при президенте Медведеве еще можно было держаться, там можно было жаловаться по цепочке наверх вплоть до президента Медведева и председателя правительства Путина. Как только выборы 2012 года прошли, особенно с осени началось вообще жуткое.

Александр Денисов: Где вы сейчас работаете? Куда устроились?

Зритель: А я сейчас работаю в представительстве иностранной фирмы, это голландская компания, в Москве есть ее представительство. Я очень доволен, у меня хороший начальник еще с советских времен, советский внешторг, правильный дядечка такой…

Марина Калинина: А зарплата как у вас?

Александр Денисов: Да, растет?

Зритель: Зарплата у меня 100 тысяч в месяц.

Марина Калинина: Вам хватает, да?

Зритель: Хватает, учитывая, что в 2012 году я получал вместе с премиями… А премия – это вообще очень интересная вещь, в каких-то ведомствах премии каждый месяц платят, в каких-то люди ждут квартальной премии с ожиданием, у них там мизерное денежное содержание, как у всех, по открытым указам президента, а в каких-то ведомствах, особенно в военизированных организациях типа ФСБ России, им еще приплачивают каждый месяц, эти сведения не публикуются.

Александр Денисов: Дмитрий, нам интересно про вас расспросить – вы-то премии регулярно получаете, например, под Новый год, как в зарубежных компаниях с этим делом? Зарплату повышают?

Зритель: Я под Новый год только получаю, потому что у меня, я считаю, большая зарплата ежемесячная, мне хватает, 100 тысяч мне вполне за глаза хватает и накопить, и на текущую жизнь, и бабушке помочь, и матери, и так далее.

Александр Денисов: А у других работников вашей компании в зарубежном представительстве тоже зарплаты растут? Какими темпами? Есть индексация, например, ежеквартальная или ежегодная?

Зритель: Нет, ежеквартальной или ежегодной нет. У нас, в общем-то… Меня просто повысили в должности, мои доходы выросли, а так у нас последний год не было индексации, но вот годовую премию хорошую заплатили.

Марина Калинина: Ну и хорошо, дай бог, чтобы вас не уволили оттуда и вы и дальше получали и премию, и зарплату. Спасибо за ваш звонок.

Александр Денисов: Спасибо.

Людмила Иванова-Швец: Наверное, все-таки работа в федеральных государственных органах не прошла бесследно, все-таки база же была, что человек дальше пошел.

Александр Денисов: Вот любопытно, заранее представительство, а тоже зарплату не торопятся повышать. Они что, пример с нашего бизнеса берут?

Людмила Иванова-Швец: Конечно.

Александр Денисов: Ведь раньше же многим зарубежным компаниям в России, зарплата была привязана к курсу евро, доллара, даже платили в евро и долларах, а потом они отвязались, то есть они быстренько сообразили, что зачем им, если у других не растет.

Людмила Иванова-Швец: Конечно, не привязывают, индексируют. Индексируют в основном те компании, которые очень серьезно занимаются вообще целой системой вознаграждения, у которых есть такая система премирования, которая обязательно обязывает их, они индексируют заработную плату. Я так понимаю, что компания не очень большая, наверное, о которой Дмитрий говорил…

Александр Денисов: 100 человек, по-моему.

Людмила Иванова-Швец: Да, но они все равно индексируют заработную плату, но не так…

Александр Денисов: …жирно, как хотелось бы.

Людмила Иванова-Швец: Да, не так жирно и не так систематически, как хотелось бы. Но вместе с тем все равно ориентироваться на… Даже если сравнивать, вот мы анализировали, например, есть менеджер по продажам в Москве и менеджер по продажам в Волгограде, они исполняют одни и те же обязанности, один и тот же функционал, но заработная плата у них будет разная, потому что в Москве будут ориентироваться на среднюю заработную плату по московскому региону, а в Волгограде будут ориентироваться на среднюю заработную плату по волгоградскому региону.

Александр Денисов: С тебя, мол, и так хватит.

Людмила Иванова-Швец: И менеджер по продажам в Волгограде будет получать, например, 70% или 80% от заработной платы менеджера в Москве.

Марина Калинина: Хотя цены в Москве и в Волгограде, я думаю, несильно отличаются.

Людмила Иванова-Швец: Нет, но ориентиром – и западные компании это очень хорошо понимают – является прожиточный минимум для данного региона, и они устанавливают свои заработные платы соотносимо с прожиточным минимумом для данных регионов.

Марина Калинина: Ну да, работая в России, они действуют по российским законам и, в общем, несильно себя утруждают.

Людмила Иванова-Швец: Конечно.

Марина Калинина: Еще один звонок из Московской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, возможно, мой вопрос не совсем по существу. Дело в том, что я свой зарплатой довольна, довольна условиями труда, но по моей работе мне приходится ездить в командировки…

Александр Денисов: Надежда, а кем работаете и какая зарплата? Поделитесь с нами.

Зритель: Вы знаете, зарплата у меня достаточная, мне не очень бы хотелось афишировать, кем я работаю, я просто хотела бы задать вопрос конкретный. Дело в том, что я езжу в командировки, у меня входят выходные дни в график моей командировки. Раньше мне их оплачивали…

Людмила Иванова-Швец: …в двойном размере.

Зритель: Да. В данный момент бухгалтерия сказала, что у них заложена программа, которая эти дни будет рассчитывать не только за 8-часовой рабочий день. Правомерно это или нет?

Людмила Иванова-Швец: Насколько я знаю, неправомерно.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос.

Людмила Иванова-Швец: Эта программа в «1С», которая у вас заложена, считает, а на самом деле пока никаких изменений не было в законодательстве, насколько я знаю, которые меняют оплату в выходные.

Александр Денисов: А как должны оплачиваться?

Людмила Иванова-Швец: В двойном размере или дополнительный выходной тогда. Если, может быть, ей дополнительный выходной будут предоставлять, если оплачивают, но в любом случае это нужно разбираться.

Марина Калинина: Смотрите, Максим Топилин, давайте вернемся к началу нашего разговора, мы цитату приводили его, вот какие там были слова: «Никто не отменял требований по соотношению зарплат бюджетников к средней по экономике в регионе, и мы жестко следим за сохранением соотношения». Так ли жестко они следят? И как вообще этот процесс происходит?

Людмила Иванова-Швец: Ну то, что следят, – следят, но многим регионам приходится очень сложно. Я недавно тут общалась как раз с представителями регионов, которые говорили, что у них есть два градообразующих предприятия…

Марина Калинина: И все.

Людмила Иванова-Швец: Да, у которых численность 100 человек если наберется, но если сравнивать их среднюю заработную плату со средней заработной платой учителей и врачей, например, в этом регионе, она, соответственно, выше, а весь регион ориентируется на среднюю заработную плату вот этого бизнеса, в котором заняты, не знаю, какие-то доли процента населения. Но отслеживают, конечно, и пытаются регионы заставить, для того чтобы они подтягивали свою среднюю заработную плату.

Александр Денисов: Надежда из Калужской области дозвонилась. Надежда, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Может быть, вы мне поможете? Я вот проработала ООО «Хозстройинструмент», мы выпускали металлоконструкции. Даже Крым выстроили на нашем этом… Я устроилась туда 11 декабря 2017 года, и знаете что? Ни копейки, ни рубля не получила. Тем более, когда меня брали на работу, не сказали, что они на грани банкротства.

Александр Денисов: То есть вам вообще зарплату не выплатили?

Зритель: Вообще ни рубля не получала.

Александр Денисов: И сколько должны вам?

Зритель: Мне должны 273 тысячи.

Александр Денисов: В прокуратуру писали заявление?

Зритель: Везде, у меня вот сейчас куча бумаг, везде, и в администрацию, и везде, я бухгалтер по материалам там была. А сейчас вот еду, 24 января мне пришло приглашение на 12:30 в Москву при приеме президента.

Александр Денисов: В Администрации президента, да?

Зритель: К Уполномоченному еду. И вы знаете, выбрали, как говорится, управляющего у нас... Я простояла с 9 августа по 9 ноября в центре занятости. Как говорится, мне вот сейчас 54 исполнилось, меня везде отправляли. И вы знаете, отказывают, как бы «мы вакансию взяли». И вот дали мне справку, мне за эти 3 месяца тоже, в итоге я 11 месяцев ни рубля, хотя вот этот управляющий, Барада Евгения Юрьевна, там ее помощник Акатов Алексей Юрьевич, они в Челябинске и банк выбрали в Челябинске. Я даже на проверке, везде писала, мне ответы… Они, как говорится, 250 тысяч получают каждый месяц, но распределяют, мне вот лично ни рубля не давали.

Александр Денисов: Скажите, а уголовное дело возбудили в отношении руководителя компании, вообще проверка?

Зритель: Никакого уголовного.

Александр Денисов: Нет никакого уголовного?

Зритель: Мне прокуратура отказала, у меня все отказы есть.

Александр Денисов: А сколько еще сотрудников…

Зритель: Вы мне не можете помочь как-то, чтобы мне деньги выдали?

Александр Денисов: Надежда, а сколько еще сотрудников не получили зарплату у вас?

Зритель: У нас всего 127 человек…

Александр Денисов: И всех обманули и никому не заплатили, да?

Зритель: Да. Но другие меня туда не взяли. У нас на этой территории открылся…, другая организация, люди туда перешли, а меня, предписанного возраста, не взяли.

Марина Калинина: Ну вот тоже проблема, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Людмила Иванова-Швец: Скажите, а вы трудовой договор заключали, он у вас есть на руках?

Зритель: У меня все есть, у меня все.

Людмила Иванова-Швец: Ну тогда вам нужно добиваться, конечно. Я думаю, что если вы…

Зритель: А как добиваться? Он в Челябинске, как я его добьюсь?

Александр Денисов: То есть судиться по месту…

Зритель: И там «Уралпромбанк», у меня решение судов есть и у приставов.

Людмила Иванова-Швец: Это долгое дело.

Зритель: Все есть, а мне никто не поможет.

Людмила Иванова-Швец: Это долгое дело, вам нужно все время обращаться. Я думаю, что вы сейчас съездите как раз на прием в приемную президента, и должно сдвинуться. Во всяком случае объединить Калужскую область с Челябинском, это сделают.

Марина Калинина: Давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты узнавали на улицах Владивостока и Калининграда, спрашивали у прохожих, насколько должна вырасти их зарплата, чтобы им хватало на жизнь. Вот ответы.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот так оптимистично настроен индивидуальный предприниматель, может быть, даже самозанятый будет.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, с этими ставками и так далее очень много сообщений. Краснодарский край: «Я проработала больше 2-х лет в библиотеке, зарплата была на руках разная, самая маленькая была 8 500, а с 2019 года меня поставили на полставки, и оклад составляет 4 500. У меня двое детей, как мне быть?»

Людмила Иванова-Швец: Искать работу, что я могу сказать? Идти, наверное… Если человек работает в библиотеке, наверное, у него образование соответствующее, может быть, филологическое, – значит, можно идти в сад, в школу. Других выходов нет, потому что на самом деле все, кто работают не на полную ставку, соотношение МРОТ и прожиточного минимума как начальная зарплата касается только тех, кто работает на полную ставку. Человек, который работает на 0.1, 0.5 ставки, к нему это не относится, заработную плату он может получать и 4 тысячи, и 2 тысячи, и 1.5 тысячи, это не нарушает никакого закона.

Марина Калинина: Удивительно, конечно, у нас все построено.

Светлана из Московской области у нас на связи. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Александр Денисов: Добрый день.

Зритель: Вы знаете, наверное, вас медицина сегодня замучила.

Марина Калинина: Ничего страшного.

Людмила Иванова-Швец: Из Московской области.

Зритель: Понимаете, какая ситуация? В медицине в телевизоре все замечательно, просто прекрасно в телевизоре. Я вначале работала в психиатрии, была санитаркой, очень любила свою работу. Потом к нам почему-то пришел клининг, в психиатрию, и всех санитарок заставили стать специалистами по уходу. При этом у нас отняли все наши бонусы: мой большой отпуск, мою вредность, то есть я работала по классу А, работала в самом тяжелом отделении, где лежачие больные, психически нездоровые. Кто-то остался, кто-то ушел с работы, кто не захотел переходить в клининг, у которого вместо большого отпуска стал маленький отпуск, кто-то ушел, кто-то… Я перешла в другое государственное медицинское учреждение, я не согласилась с этим, я не осталась работать на новых условиях, потому что я посчитала, что это совершенно ненормально, пришла в государственную работу тоже санитаркой. И вы знаете, меня тоже все устраивало, и год назад у нас случилось все то же самое.

Александр Денисов: Опять клининг?

Зритель: Да, опять пришел клининг. Вы понимаете, в чем ужас, на мой взгляд?

Марина Калинина: Светлана…

Зритель: Нам говорят: «Вы переходите, пишите, что ты по доброй воле хочешь стать уборщицей, а работу выполнять ту же». И понимаете, при этом отнимается опять отпуск. Но при этом, допустим, если я работала санитаркой, у меня был оклад около 12 тысяч с копейками плюс вредность… Вот некоторые медики говорят, они не говорят вещи правильно: вот есть оклад, потом идет вредность, потом медицинский стаж, и получается какая-то копеечка. А когда я стану уборщицей, мне якобы повысят зарплату как медику, но как медику-уборщице (не знаю, правильно ли я говорю). То есть сейчас оклад у меня 14 900 с копейками, и если бы у меня не было медицинского стажа, то все, понимаете?

Марина Калинина: Ну понятно.

Зритель: То есть мне прибавили зарплату или не прибавили?

Александр Денисов: Светлана, то есть вы получали 14 тысяч, а потом, когда выбрали клининговую компанию, зарплата сколько стала, насколько уменьшилась?

Зритель: Я ушла из психиатрии, я перешла в государственную поликлинику работать.

Александр Денисов: То есть в клининге зарплата значительно ниже?

Зритель: Конечно, там же нет вредности, там нет медицинского стажа.

Марина Калинина: И отпуск маленький.

Александр Денисов: Да, Светлана, мы поняли, спасибо большое.

Марина Калинина: Светлана, мы поняли ваш вопрос.

Людмила Иванова-Швец: Я вам скажу конкретный рецепт. Наверное, может быть, поезд ушел: там, где вы работали в психиатрии, у вас была определенная должность, которая записана в трудовой книжке, которая записана в трудовом договоре. Для этого должна быть должностная инструкция, в которой прописано, что вы обязаны делать. И если вас перевели, интересно, насколько должность можно поменять, а в должностной инструкции что-то поменялось или нет? Если есть те же обязанности, то вам нужно просто в трудовую инспекцию обратиться.

Александр Денисов: Да они скорее всего не перевели, а просто сократили, раз у них контракт с клининговой компанией, то есть уже свои не нужны.

Людмила Иванова-Швец: Да, естественно, вот такая экономия. Но я думаю, что доказать можно, вам просто нужно обратиться в трудовую инспекцию. Если есть, наверняка, если это было правильно, то вы расписывались за свои должностные обязанности по закону; тогда, если они не меняются, то есть по сути получается, что содержание одно, меняется только название должности…

Александр Денисов: А вот заметьте, насколько хуже себя ведет и просто безответственно бизнес, опять возвращаясь к этому вопросу.

Людмила Иванова-Швец: Да, экономит.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры ТПП «Развитие человеческого капитала» Университета имени Г.В. Плеханова, правильно?

Людмила Иванова-Швец: Спасибо вам большое, до свидания.

Александр Денисов: Спасибо, Людмила Николаевна.

Марина Калинина: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты