Макродолги по микрозаймам

Гости
Наталья Шепилова
кандидат экономических наук, доцент Высшей школы бизнеса ВШЭ
Борис Воронин
директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

Тамара Шорникова: Россияне рекордно задолжали микрофинансовым организациям. По итогам февраля в России количество кредитов, вернее, займов, по которым нет платежей уже больше трех месяцев, вот это количество составило 5 миллионов 400 тысяч. Это исторический максимум. Доля таких «плохих» займов превысила 40%. Всего клиенты МФО задолжали почти 60 миллиардов рублей.

Иван Князев: Ну, это по зернышку 60 миллиардов рублей наскребли долгов. Кто и на что занимает – вот в чем хотелось бы разобраться. И как отдавать будем долги? Об этом сейчас поговорим.

Расскажите нам, уважаемые телезрители, у вас есть микрозайм? На что брали? И можете ли вы обслуживать его?

Тамара Шорникова: Наталья Шепилова, кандидат экономических наук, доцент Высшей школы бизнеса Высшей школы экономики, финансовый коуч.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья Петровна.

Наталья Шепилова: Здравствуйте, здравствуйте, коллеги, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот тот самый рост количества «плохих» микрозаймов почти на 2% за месяц лишь – о чем он говорит?

Наталья Шепилова: Ну, наверное, о нескольких вещах. Во-первых, люди не понимают, в какую историю они ввязываются. Если простыми словами, то организации, которые предоставляют микрозаймы, они с повышенным процентом их предоставляют. Потому что если мы обращаемся в обычное кредитное учреждение, в банки, то, может быть, процент будет ниже, но будет страховка, будет проверка документов. А в МФО, получается, мы быстро берем заем – соответственно, риски берет на себя организация, которая выдает. Соответственно, люди не рассчитывают.

Если даже, например, 5 тысяч рублей взяли займа, то ограничение есть у Центробанка, что процент должен быть не выше чем в три раза, чем сам заем, то есть не больше 15 тысяч рублей. В итоге человек должен вернуть не 5 тысяч, а целых 20: 15 тысяч – проценты, а 5 тысяч – само тело этого займа. Но сюда не учитываются нарушения. Если возникают штрафы и пени, то, соответственно, можно представить, какая огромная сумма. То есть люди не владеют элементарной финансовой грамотностью и не понимают, чем они рискуют. Это с одной стороны.

С другой стороны, наверное, люди привыкли жить по-старому, а доходы уменьшаются. Соответственно, люди не могут рассчитывать на эти риски и попадают в такие сложные истории.

Тамара Шорникова: Я просто уточню. Просто когда мы говорим о закредитованности вот такой, тем более о большом количестве микрозаймов, то есть действительно о высоких процентах, то где здесь роль тяжелого состояния в экономике (то есть люди действительно оказались в безвыходной ситуации и вынуждены брать такие микрозаймы по не выгодным для себя условиям), а где здесь беспечность и где здесь действительно, не знаю, желание прямо здесь и сейчас купить новый телевизор? Как бы вы оценили?

Наталья Шепилова: Мне сложно ответить. Но мне кажется, что все-таки больше беспечность, потому что люди привыкли жить… Скажем, их потребности безграничны, а ресурсы ограниченные. Не создана «подушка безопасности» минимум на три месяца. Люди хотят все время потреблять и потреблять. У нас психологически очень сложно период пандемии мы переживаем. Соответственно, мы заедаем, шопоголизм, покупаем себе ненужные вещи – таким образом себя успокаиваем.

Иван Князев: Наталья Петровна, я прошу прощения. Я позволю себе, конечно, усомниться, что большинство просроченных микрозаймов у нас из-за шопоголизма в стране. Знаете, меня вот что интересует. Вы сказали о финансовой грамотности. А у нас финансовая грамотность прямо настолько хромает? Или система МФО, микрозаймов вообще в нашей стране несколько так неправильно работает, несколько трансформирована, чем во всем остальном мире? То есть она у нас жесткая и хищная такая?

Наталья Шепилова: Для этого есть Центральный банк, который регулирует эти все требования. И я не могу здесь судить, насколько они правильные или неправильные.

Иван Князев: Просто, понимаете, например, если на одно население эту систему положить, она нормально будет работать, а на русского человека, когда ты, может, даже и видя, что там большие проценты, но все равно надеешься, что как-нибудь ты с этим справишься.

Наталья Шепилова: Здесь надежды не должно быть, потому что нужно четко рассчитать свои проценты, долг, который ты должен погасить, и те ресурсы, которые у тебя могут возникнуть. То есть вот эта финансовая грамотность. С одной стороны, понимание: активы – что у тебя есть, и пассивы – твои источники, то есть тот доход, который ты можешь получить. И если нет предсказуемости получения дохода, то лучше кредиты не брать.

С другой стороны, конечно же, экономика сегодня у нас очень сильно страдает. Люди теряют работу, теряют содержание. И вовремя ужаться в своих потребностях тоже нужно суметь. Поэтому, конечно же, это с двух сторон работа – со стороны государства и со стороны непосредственно самого человека, это его ответственность.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок – Виктор, Ленинградская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Это Ленинградская область, Виктор. Ну, на эту тему хочу сказать вот что. Кредит кредиту – рознь. Если у человека действительно нет денег на продукты, на хлеб или, например, на здоровье, на лекарства, или на похороны своих близких и родственников, не дай бог, то этого человека и этот кредит можно понять и простить, какую-то часть или полностью.

Но если люди берут деньги на товар не первой необходимости, например, на телефон дорогущий или, например, на машину, хотя может ездить на общественном транспорте или пользоваться сегодняшним автомобилем, или, например, на квартиры, хотя у него есть где жить на данный момент, а он берет эти кредиты, то эти кредиты надо отдавать, прощать нельзя. Вот так. Если на первую необходимость, например на хлеб, на жизнь, на здоровье…

Тамара Шорникова: Поняли, Виктор. А вы брали когда-нибудь кредит или заем?

Зритель: Нет, я пока не брал. Дай бог и не брать.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам, Виктор, за ваш звонок.

Иван Князев: На самом деле интересный момент – на что люди берут микрозаймы, если они брали, и чем это может обернуться. Я просто предлагаю: может, посмотрим видеоматериал?

Тамара Шорникова: Да, хорошо, спасибо.

Иван Князев: Наши корреспонденты просто задавали такие вопросы жителям Нижнего Новгорода, Екатеринбурга и Владивостока. Просто интересно посмотреть, что люди отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Вот кто-то доверяет, кто-то не доверяет, а кто-то на серьезные суммы «попадает».

Наталья Петровна, вот то, что говорил наш телезритель перед этим: на что можно брать микрозайм, может быть, даже нужно брать микрозайм (ну, потому что в целом у системы есть какие-то в том числе и плюсы), а на что вот категорически нельзя?

Наталья Шепилова: Коллеги, я все-таки предпочитаю использовать кредитные учреждения, банки. И есть у нас прекрасная возможность – беспроцентные кредиты в течение 100 дней, например, банки предлагают. Использовать эти кредитные карты, если нужно срочно и быстро.

Иван Князев: Ну подождите. Я просто вот о чем. Ну, «перехватить» до зарплаты – кредит не будешь оформлять.

Наталья Шепилова: Ну хорошо, «перехватить» можно, использовать МФО. Но будьте осторожны! Просто очень большой процент. И если вы готовы переплачивать, то ради бога. Но все-таки, наверное, кредитная карта спасет. Мне так больше кажется. Это мое личное мнение.

Иван Князев: То есть вообще не брать микрозаймов, если есть такая возможность, по вашему мнению как профессионала, как финансового консультанта?

Наталья Шепилова: Да.

Тамара Шорникова: Спасибо. Наталья Шепилова, кандидат экономических наук, доцент Высшей школы бизнеса Высшей школы экономики, финансовый коуч.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: А вы когда-нибудь брали микрозаймы и чем это обернулось? Рассказывайте нам в звонках и в ваших сообщениях.

А вот что пишут наши телезрители. «Кредит – это кабала. Лучше умереть с голодухи». Пишут: «Очень удобна кредитная карта. Главное, чтобы не две и не три было, конечно».

Иван Князев: Из Нижегородской области: «Брала до пенсии», – пишет нам телезритель. Из Московской области: «Брала микрозайм в период пандемии, муж заболел коронавирусом. Заняла 30 тысяч рублей, отдала 46 800. Сейчас хотят еще 28 тысяч рублей». Ну, здесь уже, наверное, нужно разбираться, почему так происходит.

Тамара Шорникова: И Краснодарский край пишет: «Реклама микрозайма под полпроцента в день – это сегодня и сейчас». Правда, нет комментария от телезрителя, считает ли он, что это мало или много. Полпроцента в день – это прямо достаточно, если посчитать, сколько набежит за месяц.

Иван Князев: Борис Воронин сейчас у нас на связи, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств. Здравствуйте, Борис Борисович.

Борис Воронин: Добрый день.

Иван Князев: Борис Борисович, смотрите, какой момент. Очень большую сумму должно население микрофинансовым организациям. И я так понимаю, что коллекторным агентствам со всем этим разбираться. Сейчас их деятельность достаточно серьезно ограничили. Так может быть, и самим коллекторным агентствам как-то теперь выгоднее, чтобы микрозаймы не предлагали всем подряд, не звонили, не надоедали звонками? Потому что вы же в накладе остаетесь.

Борис Воронин: Во-первых, скажу, что коллекторским агентством. Не коллекторным, а коллекторским. Это первое.

Иван Князев: Коллекторским, да.

Борис Воронин: Второе. Я уточню то, что сказала Наталья. Дело в том, что долг по микрозайму может быть только в размере самого долга плюс 1,5 размера этого долга. И туда входят все штрафы и проценты. То есть туда все входит, даже комиссии. То есть больше быть вообще не может никак. Это второе.

И третье. Конечно, ситуация, когда микрозаймы даются кому попало, она не очень хорошая. И даже многие коллекторские агентства зачастую просто не работают с микрозаймами, потому что это очень проблемный сегмент, который приносит в том числе много жалоб, обращений, зачастую даже несправедливых, потому что коллектор последний в цепочке, до него уже работал с долгом кредитор. А кредитор мог там очень серьезно «наследить».

И гражданин, конечно, намучившись с этим кредитором, который что только с ним ни делал, угрожал, запугивал… Он потом приходит, пытается как-то договориться с должником (естественно, уже со скидками и рассрочками) и нарывается на естественную реакцию должника, который уже никому не верит и ни с кем не хочет общаться. Это второе.

И третье. Наверное, действительно подтвержу ваши слова о том, что новый телевизор в заем не покупают. Единственное исключение – это Крым, где место банков занимают микрокредитные компании, которые на самом деле кредитуют на покупку техники, но по совсем другим ставкам. Конечно, там никаких 365% и даже полпроцента в день нет. Там ставки сравнимые с кредитованием в магазинах – только больше 10%, но меньше 100%, безусловно.

Тамара Шорникова: Борис Борисович, раз уж вы начали говорить, что телевизоры действительно не покупают. А по вашему опыту? Мы слышали народный отчет, на что кто брал займы. А вы расскажите по своему опыту. Чаще всего к такой форме одолжения средств когда прибегают, в каких случаях? На что берут микрозаймы?

Борис Воронин: Вы знаете, все это «перехват» до зарплаты глобально. И дальше уже вопрос только: какая цель у вас? Ну, не хватает денег из-за внезапной болезни, например, на лечение. У вас просто не хватило денег, и нужно еще 5 тысяч рублей, чтобы дожить до следующей зарплаты, на продукты. Или вы хотите отдохнуть, но у вас зарплата сейчас не позволяет, и вы надеетесь расплатиться потом. Естественно, это очень бюджетный отдых, то есть там нельзя говорить о серьезных затратах.

На самом деле микрозаймы есть даже в магазинах, когда вы можете купить обувь, и вам ее отдадут взаймы. Есть даже специализированная такая микрокредитная которая работает именно с обувными магазинами. То есть очень многие займы – они среди прочего, среди каких-то услуг или каких-то товаров недорогих.

Но, конечно, мы с вами понимаем прекрасно, что микрозайм – это все-таки услуга для достаточно бедного населения, для небогатого. То есть богатые люди кредитуются в банках, гораздо дешевле и недорого. Средний класс в лучшем случае получит ипотеку со сниженной процентной ставкой, спасибо правительству. А все, у кого совсем нет денег и плохая кредитная история… Зачастую почему совет «Пойдите в банк и возьмите там кредитную карту» часто не работает? У людей уже испорчена кредитная история. Конечно, они переплачивают очень дорого по этим микрозаймам.

Тамара Шорникова: Борис Борисович, вот сегодняшняя новость: «черным» коллекторам грозят тюремным заключением на срок до 12 лет. В УК появится новая статья за незаконную деятельность в сфере возврата просроченной задолженности физлиц. Речь идет о наказании за применение к должникам угроз или физического насилия. Кроме того, конечно, за повреждение имущества.

При этом эксперты говорят (это такой опрос инсайдерский, внутренний, среди коллекторов), что коллекторы, мол, не верят в эффективность новых норм. Вот расскажите изнутри мнение. Вы верите/не верите? Это поможет как-то полностью «излечить» от таких людей?

Борис Воронин: Понимаете, здесь опросы на самом деле не инсайдерские, а она вполне публично сообщала свою позицию по этому законопроекту в том числе. Ну и по другим законопроекта, но в частности по поводу уголовной ответственности. На самом деле можно ввести эту ответственность, никто не против.

Первое – дело в том, что такая ответственность уже есть в Уголовном кодексе. Там просто не написано, что именно за взыскание, а за подобные меры: угроза, порча имущества. Все это уже существует в Уголовном кодексе.

И вторая проблема нашего законодательства, что у нас Уголовный кодекс не очень работает, потому что все это идет через сложную цепочку согласований внутри МВД, и часто именно Уголовный кодекс не применяется. Вот Кодекс об административных правонарушениях активно применяется. И сейчас ФСПП России получила новые полномочия, которые позволяют им выписывать эти штрафы практически без обращения в суд. То есть обращаться в суд должен тот, на кого выписали штрафы.

И я вижу прекрасно, что эти микрофинансовые организации, которые как раз занимаются запугиванием граждан, они сейчас часто платят по 300 тысяч, по 500 тысяч рублей штрафов, скоро будут платить. Конечно, мы понимаем, что люди, которые там работают и запугивают должников, в общем-то, они понимают неэффективность Уголовного кодекса. То есть они знают, что они нарушают.

То есть не думайте, что когда мы читаем в новостях о том, что людям угрожали убийством, беременной женщине угрожали еще чем-то… Ну, бесконечный перечень этих угроз от микрофинансистов. Эти люди не думают, что они совершат нарушение. У них есть методички. Они методично нарушают закон и методично не отвечают по нему. И что поменяется от того, что в Уголовном кодексе добавится еще пара статей?

Иван Князев: То есть нужно научить их еще привлекать к уголовной ответственности, а не просто заявлять, что их накажут?

Борис Воронин: Да, МВД нужно более активно привлекать к уголовной ответственности. Потому что только то, что получает огласку, а потом заканчивается уголовным преследованием…

Второе. Мне кажется, ФСПП России зачастую не хватает поддержки МВД, Управления «К», именно в части отслеживания нарушений. Потому что сейчас хулиганы звонят по телефону, зачастую по «левому» или со скрытым номером. ФСПП старается и штрафует, но просто не до всех хулиганов может дотянуться зачастую. Вот здесь нужна поддержка МВД, чтобы и КоАП, и Уголовный кодекс в равной мере несли ответственность этим хулиганам.

Иван Князев: Вот из Хабаровского края нам написал телезритель: «Дочь взяла микрозайм, а избили ее родителей». Правда, дальше нет продолжения этой истории. Неизвестно, чем закончилось там все.

Тамара Шорникова: При этом много сообщений, мол… У многих, наверное, такое стереотипное мышление, что так только долги и «выбиваются». Ну, мол: «А что? А как вежливо этот процесс происходит? «Здравствуйте! У вас долг. Оплатите, пожалуйста»?» Какие работы ведутся? Какие методы у вас есть?

Борис Воронин: На самом деле, вы удивитесь, но именно так и происходит. Дело в том, что… Еще раз скажу, что огромное большинство займов и кредитов обрабатывается вначале самими кредиторами. И очень часто банку или микрофинансовой организации достаточно просто напомнить о погашении займа Вы удивитесь, но…

Тамара Шорникова: Это работает?

Борис Воронин: …для людей займы, взятые онлайн, они не имеют какого-то лица. Вот он взял в зелененькой компании, в желтенькой компании. И пока ему не напомнит, он зачастую не погасит, потому что: «Ну, мало ли это какая контора». А пришло напоминание эсэмэской, он: «Все, заплачу». Это первое.

Второе – это если начинается уже серьезная просрочка. Вы, кстати, сказали: «А существует ли профсоюз должников?» Ну, по счастью, это не профессия, поэтому такого профсоюза быть не может. А вот профсоюз коллекторов существует – НАПКА. Так вот, если уже человек просрочил серьезно задолженность, то, конечно, он почему-то не может ее погасить. Часть кредиторов (еще раз напомню, что микрозаймовые конторы в основном), они просто стараются запугать человека и быстро заставить его вернуть вместо 5 тысяч 50 тысяч – пусть займет у других, у соседей, бегом, как может.

В ситуации коллектора, который покупает долг или работает уже спустя три месяца по этому долгу, полгода, понятно, что там возможность только одна – договориться с должником. Именно здесь действуют договоренности. Например: «Мы погасим долг полностью, если вы заплатите, например, 50 или 80% этого долга, в рассрочку ограниченную…»

Тамара Шорникова: Борис Борисович, мы сейчас просрочим наш анонс вечернего выпуска программы «ОТРажение», а его очень важно дать. Спасибо вам.

Иван Князев: Нам этот долг не простят.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)