Максим Кадаков и Петр Шкуматов. Как будут регистрировать опасное вождение?

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»
Максим Кадаков
главный редактор журнала «За рулем»

Александр Денисов: Но прежде чем перейти к следующей теме, Марина, тебя хотел спросить, какой стиль езды – я знаю, ты автолюбитель со стажем – предпочитаешь, агрессивный или спокойный?

Марина Калинина: Ну я похожа на агрессивного человека?

Александр Денисов: Нет, не похожа.

Марина Калинина: Конечно, спокойный.

Александр Денисов: Я тоже предпочитаю спокойный стиль езды, не вижу смысла резко перестраиваться в плотном потоке, играть в так называемые шашки. Вот следующую тему мы и решили так назвать – «Конец игры в шашки».

Марина Калинина: Почему конец? Потому что в Госдуме поддержали инициативу ГИБДД штрафовать водителей за опасное вождение, за те же самые шашки и за другие аварийные маневры на дороге на 5 тысяч рублей.

Александр Денисов: Кроме того, Минтранс еще предложил на такую же сумму штрафовать нарушителей, которые переезжают железнодорожные пути при запрещающем сигнале. То, что штрафы за опасное вождение необходимо повышать, нет сомнений, достаточно взглянуть на статистику ДТП в России.

Марина Калинина: Ну а статистика эта, в общем, печальная, потому что за 2016 год только в стране произошло 173 тысячи ДТП, погибли в них 20 тысяч человек, ранения получили 221 тысяча.

Александр Денисов: От таких цифр мороз пробирает. И сегодня введение штрафов за опасное вождение обсудим с нашим гостем: к нам пришел Максим Кадаков, главный редактор журнала «За рулем».

Марина Калинина: Максим, добрый день.

Максим Кадаков: Добрый день.

Александр Денисов: Вообще странная история: опасное вождение ввели еще летом, по-моему…

Максим Кадаков: Летом 2016 года, 2 года назад.

Александр Денисов: Да, а штраф еще не назначили, только вот сумму назвали, 5 тысяч рублей. Почему тянем-то?

Максим Кадаков: Идея давняя. Тянет на самом деле Госдума, потому что правительственная комиссия, в правительстве этот штраф одобрили ровно 2 года назад, если мне память не изменяет, 16 ноября 2016 года. 2 года прошло, так это все и затерялось, в общем-то, в Госдуме. Фактически недавно глава ГИБДД генерал-лейтенант Черников, когда он говорил об этих 5 тысячах рублей, он просто вспомнил о том, что…

Александр Денисов: …не доделали.

Максим Кадаков: …воз и ныне там, да. Поэтому эта инициатива не нова, вопрос в том, почему этого не сделано. А почему не сделано? Причем в ПДД внесено это понятие опасной езды, а наказания за него не назначено. Мне кажется, здесь есть две составляющие. Первая – забыли.

Марина Калинина: Ну как это так?

Максим Кадаков: Ну так, просто руки не дошли, нашлись более важные дела. Второе: ведь вопрос в том, как наказывать.

Марина Калинина: То есть нарушение есть, а наказание забыли?

Максим Кадаков: Как наказывать, кого наказывать?

Александр Денисов: Инструмента нет.

Максим Кадаков: Инструмент, непонятен механизм. Потому что когда мы видим глазами, что человек резко перестраивается, едет, как говорят, «на нервяке», подрезает кого-то, тормозит, глазами мы видим, это очень сложно зафиксировать технически. Это значит, за таким водителем сзади должен ехать человек…

Александр Денисов: Скрытый патруль.

Максим Кадаков: Например, скрытый патруль, о котором нам тоже 2 года назад очень широко говорили: вот, мы введем, мы будем задерживать. Я удивляюсь больше всего вот чему: за 2 года можно было собрать сумасшедшую статистику, можно не мультиков наделать… ГАИ 2 года назад сделали мультики, которые показывают, что такое «нервяк», перестроение…

Александр Денисов: На ресурсе опасноевождение.рф выложено.

Максим Кадаков: Да, это можно посмотреть. За это время, за 2 года можно было реально, на реальных дорогах собрать записи, видеозаписи и продемонстрировать: вот, мы поймали, хотя бы зафиксировали тысячу, 10 тысяч нарушений.

Марина Калинина: Давайте попробуем проиллюстрировать опасное вождение конкретными примерами.

Александр Денисов: Мы собрали, Максим.

Марина Калинина: Мы сделали подборку из видео, здесь разные варианты. Давайте посмотрим, а потом продолжим беседу.

Александр Денисов: В Иркутске 8 октября на Проспекте мира лоб в лоб столкнулись две иномарки. Видно, как одна машина хотела пойти на обгон, в итоге столкнулась с автомобилем, едущим на встречу. В аварии пострадали четверо, включая двоих детей.

Марина Калинина: 3 ноября в Ижевске на Воткинском шоссе грузовой автомобиль «МАЗ» с полуприцепом не успел сбавить скорость и врезался в легковую машину. В результате пострадали пассажиры иномарки, женщина и двое детей.

Александр Денисов: На шоссе в Петропавловске-Камчатском 6 ноября бетономешалку развернуло из-за гололеда, в нее врезался микроавтобус, одна машина съехала в кювет, чтобы уйти от лобового столкновения.

Марина Калинина: Ну и в конце октября еще одно страшное ДТП уже в Смоленске: там водитель Hyundai пытался объехать трамвай, но проскочить через рельсы не удалось ему, и машину буквально смяло.

Александр Денисов: Вот такие вот случаи. Как видим, штрафы за опасное вождение особенно сейчас, когда погодные условия меняются, а дороги становятся скользкими, будут более чем востребованными.

Максим Кадаков: Мне кажется, надо разделить вот эти две вещи. То, что вы показали сейчас, – это немножко другое, это водитель, допустим, не заметил…

Марина Калинина: Тоже не рассчитал скорость…

Максим Кадаков: …сигнала светофора, не рассчитал скорость, как говорится, не справился с управлением. Это одна история, это может случиться с каждым. А все-таки опасное вождение – это когда человек демонстративно показывает неуважение к обществу.

Александр Денисов: Пренебрегает.

Максим Кадаков: Пренебрегает законом, показывает, что ему все равно, у него дядя, брат, сват, не знаю кто заместитель прокурора района и так далее, он едет…

Марина Калинина: Или просто нет мозгов.

Максим Кадаков: Или просто нет мозгов, поэтому он едет как хочет. И когда человек перестраивается, в шашках вот так вот едет, когда он тормозит перед вами, показывая, что вы его не пропустили, или наоборот, он вас…

Александр Денисов: «Учит» так называемое.

Максим Кадаков: «Учит», или, наоборот, медленно едущий в левом ряду человек, здесь можно ехать 90, а он едет 60 и не дает вам проехать, вынуждает вас обгонять справа, – вот это опасная езда. Когда какой-нибудь лесовоз по горной дороге, кто ездит по разным трассам это прекрасно знает, он тащится 20 километров в час, по правилам он должен остановиться и пропустить людей, чтобы они проехали, а они вынуждены его обгонять через сплошную…

Марина Калинина: По встречной полосе.

Максим Кадаков: По встречке или через сплошную, потому что уже нервы не выдерживают, – это тоже опасное вождение. Вот за это надо штрафовать.

Как штрафовать? Вот я… Представьте, человек спешит в больницу, на поезд, у всех ведь бывают такие истории. Если я иду чуть-чуть резче других, чуть-чуть, я уже опасный водитель или нет? Вот эта грань очень тонкая, важно, чтобы под этот нож или под эту кувалду не попали люди, которые вот сегодня вдруг чуть-чуть торопятся. Мы все люди, у всех случаются, кто-то жену везет в роддом. Очень важно отделить человека, который просто спешит и едет чуть быстрее, от тех, кто нагло показывает, что ему все равно и он плюет и на закон, и на людей.

Марина Калинина: Ну тут такой психологический момент, который очень тонкий. Я не знаю, честно говоря, как в нем будут разбираться, для того чтобы правильно назначить эти штрафы и решить эту проблему.

Максим Кадаков: От этого может быть и механический метод, когда радар, камера меряет скорость, тут не поспоришь, вот она замерила, у вас есть скорость. Если бы была какая-то хитрая компьютерная программа, например, которая по видео, едет машина ГАИ, допустим, скрытый патруль за нарушителем, и он перестраивается вот так, программа посчитала: перестроился два или три раза резко или не знаю еще как – все, это нарушитель. Но такой программы пока нет, вот в чем проблема.

Марина Калинина: Давайте подключим к нашему разговору еще одного эксперта – это Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, приветствуем вас.

Петр Шкуматов: Да, добрый день.

Марина Калинина: Обсуждаем сегодня опасное вождение. Ваше мнение, как могли бы контролировать эти нарушения, для того чтобы потом наказывать действительно тех людей, которые нарушили эти правила, ездят нагло и нервируют остальных участников движения?

Петр Шкуматов: Ну на самом деле я хочу обратить внимание, что юридическая формулировка опасного вождения совершенно отличается от той, которую вы сейчас привели в эфире. То есть люди на самом деле должны быть готовы, что небольшие, совершенно небольшие изменения в водительском поведении или, например, когда вы дважды последовательно пересекли сплошную линию (например, объехав тихохода на каком-нибудь участке, например, в тоннеле, сейчас у нас там везде сплошные линии), так вот вы перестроились, допустим, в соседний ряд, а потом перестроились обратно, и вы уже опасный водитель с точки зрения этой формулировки.

И вот здесь у меня очень большое опасение, что ловить будут не тех, кто опасный, то есть не Мару Багдасарян, не Руслана Шамсуарова или таких, как они, а ловить будут обычных водителей там, где это легче всего сделать.

Александр Денисов: Как можно будет доказать, что ты не совершал опасных маневров? Может быть, возить все время видеорегистратор, по которому можно судить, что скорость была невелика, что человек включал поворотники, перестраивался, в общем, не создавал неудобств другим участникам движения?

Петр Шкуматов: Ну единственный действительно вариант доказать свою невиновность – это наличие видеорегистратора. Если у водителя видеорегистратора нет, то он доказать то, что он не опасный водитель, в общем-то, будет затруднительно опять же по той причине, что у нас согласно нашему законодательству протокол, составленный инспектором, доказательством является, а вот объяснение водителя, где он, допустим, говорит какие-то обстоятельства дела, доказательством в деле об административном правонарушении не является. То есть видеозапись – это, наверное, единственный вариант.

Ну а ловить будут, скорее всего, в аналоговом режиме, то есть камеры вряд ли сюда можно будет подключить, потому что самая обзорная камера, которая есть на настоящий момент, – это камера «Стрелка», она контролирует 500 метров дороги. Но и то это, наверное, уже предел, физический предел. Поэтому единственный вариант – это, конечно, некое скрытое патрулирование или открытое патрулирование, ну и отлов людей, которые совершают два нарушения подряд.

Александр Денисов: Петр, а вот выход ли из ситуации так называемые приложения, когда другие участники движения могут снять нарушителя и потом отправить это в ГИБДД, чтобы там уже разбирались, чтобы был виден номер, как человек ведет себя на дороге? То есть такая вот помощь «народных инспекторов»?

Марина Калинина: Такой вариант возможен?

Петр Шкуматов: Насколько мне известно, все-таки это приложение будет сделано, но оно будет сделано в виде мобильного приложения, то есть записи с видеорегистраторов здесь по-прежнему не будут являться основанием для привлечения к ответственности водителя, такого опасного водителя.

Ну а что касается самого вот этого приложения «Народный инспектор», тут как бы двоякая ситуация. Дело в том, что пользоваться им по-хорошему может только пассажир автомобиля, сам водитель не имеет права во время вождения использовать телефон, это само по себе нарушение. Ну то есть если водитель вдруг видит негодяя, который ведет себя на дороге опасно, то по закону он не имеет права включать мобильный телефон и начинать это снимать на видео, даже если это приложение будет запущено.

Марина Калинина: Спасибо большое. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок».

Что-то как-то все запутанно: тут нельзя, тут нельзя…

Максим Кадаков: Фактически Петр подтвердил то, что я сказал: это зафиксировать очень сложно, под раздачу, как модно сейчас говорить, попадут, скорее всего, обычные водители, а мажоры, которых можно и сейчас тормозить, норма такая есть…

Марина Калинина: Так их и тормозят, только ничем это не заканчивается.

Максим Кадаков: Встаньте на Кутузовский проспект в Москве ночью, днем, в любое время, улов будет вот такой, столько нарушителей будет, пожалуйста. Аналоговым методом, как сказал Петр, просто наблюдая за поведением водителя и фиксируя на что хотите, на мобильный телефон инспектора ГИБДД, на камеру, которая встроена в гаишный автомобиль, – пожалуйста, вы можете зафиксировать. Но если все-таки механизм, такой железный, математический, как угодно называйте, не будет создан, а это будет именно аналоговое такое понимание вопроса, то скорее всего будут перегибы какие-то, что называется, на местах. Я думаю, что под раздачу попадут где-то, особенно на периферии, обычные водители, которые вот сейчас куда-то торопятся.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Амурской области. Денис, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хотел бы такое мнение высказать по поводу математического расчета нарушений. Допустим, если водитель в туман или в гололед превышает скорость на 10, 20 километров, это же все равно превышение скорости, его больше ни на что не оштрафуешь. А если он в этих условиях нарушил, то его уже можно привлечь по опасному вождению. Опять же можно было бы увеличить стоимость ОСАГО для тех, кто попадался за такое нарушение, либо даже прав лишать на короткий срок. Потому что это действительно очень серьезная проблема. Меня, допустим, сегодня на пешеходном переходе чуть не сбил дрифтер, то есть он до угла через две сплошные на пешеходном переходе чуть не зацепил.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Максим Кадаков: Но понимаете, в чем коллизия? В определении в правилах дорожного движения опасного вождения есть такая фраза о хаотичном перестроении в том числе через сплошную. Дело в том, что каждое перестроение через сплошную уже является нарушением, уже за это можно штрафовать.

Александр Денисов: Лишение прав же за это предусмотрено.

Марина Калинина: Нет, это за две сплошные.

Максим Кадаков: Это за выезд на встречу. Даже пересечение через сплошную, по-моему, 500 рублей, если мне память не изменяет. Пожалуйста, штрафуйте, зачем вам нужен никакой… Но с большим штрафом работать интереснее, правда?

Марина Калинина: Ну естественно, 500 рублей, а тут 5 тысяч.

Максим Кадаков: А тут 5 тысяч.

Марина Калинина: Еще один звонок есть из Самары. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Да, Владимир, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Вот я хотел сказать по поводу ответственности за нарушения. Ну вот все видели всех этих Багдасарян, сынка этого зампредседателя «Лукойла». Ну вот, понимаете, когда идет вот это вот обсуждение бесконечное, которое ничем не кончается, месяцами что-то там идет – ну почему вот это вот? Есть нарушение, значит, должно быть наказание, все должны понимать. Какая там к черту разница, Багдасарян она или бог его знает, кто он там такой. Почему идет вот это вот бесконечное… И причем кончается ничем, кончается ничем, никто не знает, чем это все кончится.

И еще. Я вот просто дозвонился, я не знаю, когда уже тема прошла, я просто хотел бы вам сказать. Вы повесьте у себя над головой плакат: «Ребята, когда голосуете, думайте!» Вот вам звонят: людям зарплаты нет, работы нет, налоги душат…

Александр Денисов: Владимир, спасибо большое. Обсуждаем сейчас…

Марина Калинина: Мы вас услышали, у нас просто время заканчивается.

Максим Кадаков: Ну Мару Багдасарян мы все-таки наказали.

Александр Денисов: Логичный вопрос: почему возились так долго? Действительно это вызывает удивление.

Максим Кадаков: Это говорит о том – и человек правильно на самом деле звонит и правильную мысль высказывает – что все должны быть равны перед законом. Неотвратимость наказания – это, наверное, главное, к чему мы должны стремиться. Вот эта низовая коррупция, боязнь власть предержащих в том или ином виде, боязнь наказать человека, который так или иначе связан, например, с какими-то крупными людьми, влиятельными людьми, – это на самом деле накладывает отпечаток на молодежь в первую очередь: если можно Маре Багдасарян, почему нельзя мне?

Александр Денисов: Это было вообще смешно: полицейские ходили в суд и еще доказывали, как все происходило.

Максим Кадаков: Доказывали, хотя во всей остальной стране применительно к обычному человеку всегда действует правило НОНД – нет оснований не доверять инспектору.

Марина Калинина: Что вы считаете опасным вождением? Как часто с этим приходится сталкиваться? Вот такие вопросы задавали наши корреспонденты людям на улицах разных городов. Давайте посмотрим на результаты такого своеобразного опроса.

ОПРОС

Марина Калинина: Ну вот видите, сколько вариантов опасного вождения.

Нам еще тут пишут, что «раздражают люди, которые тащатся в левом ряду с сигаретой в зубах, держа в руках iPhone»…

Максим Кадаков: То, о чем я вам и сказал.

Марина Калинина: Потом невключение задних габаритов в вечернее время тоже считается опасным вождением, часто встречается. То есть нужно ли сейчас изобретать вот этот велосипед, который непонятно как контролировать и кого будут наказывать, если и так в принципе все наказания есть?

Максим Кадаков: И за свет, и за медленную езду в левом ряду при свободных правых, когда грузовики или какие-то фуры большие, тем более огромные, выезжают в левый ряд, хотя они должны при многополосном движении двигаться в крайних правах, – все это есть. Надо работать, ГИБДД должно работать и наказывать людей за то, что уже нарушается, за те нарушения, за которые уже сейчас можно взять штраф, почему нет? В этом и проблема.

Александр Денисов: Вот из Владикавказа, по-моему, мужчина сказал, что такое ощущение, что у них десять жизней. Ну ладно, они думают, что у них десять жизней, но у других-то не десять.

Максим Кадаков: К сожалению, пешеходы себя ведут точно так же. ПДД обязывает пешеходов убедиться, что его пропускают, и только после этого вступать на пешеходный переход. Как у нас сейчас ходят пешеходы?

Марина Калинина: Пешеходы… Я в автобус вхожу с сигаретой, с телефоном…

Александр Денисов: В плеере, не глядя.

Максим Кадаков: В плеере, с капюшоном, в темной одежде.

Александр Денисов: Чувствуется, наболело у автолюбителей.

Марина Калинина: Да.

Максим Кадаков: Но сейчас им медку-то подольют, пешеходам, поскольку в Москве будет установлено, вы знаете, в следующем году 200 камер, которые будут следить за непропуском пешеходов со стороны водителей. И вот это будет очередная революция, когда на водителей (пока что на московских) посыпется целый шквал штрафов. Если вы едете по однополосной дороге, по двухполосной, одна полоса туда, другая обратно, и пешеход со встречной полосы начинает дорогу переходить, вот он ступил на пешеходный переход ногой, а вы в это время бампером уже зацепили разметку «зебры», камера, которая будет стоять на столбе, зафиксирует, что вы нарушили. Вы де-факто не помешали, проехали, пешеход вообще вразвалочку может идти, как это часто бывает, а вам придет штраф.

А что касается 5-тысячного штрафа за опасное вождение, я думаю, что его введут, наверное, не раньше, чем в 2019 году, и то еще не факт. Посмотрим.

Александр Денисов: Почему?

Максим Кадаков: Ну если за 2 года не ввели, я думаю, что были тому, наверное, какие-то препятствия. Какие, непонятно.

Александр Денисов: Есть по состоянию какие-то данные, часто ли опасное вождение приводит к страшным авариям?

Марина Калинина: Именно опасное вождение.

Александр Денисов: Есть ли разделение, или мы вот все считаем вместе?

Максим Кадаков: Нет, такой статистики жесткой, наверное, все-таки нет, потому что очень трудно предсказать, что предшествовало именно…

Александр Денисов: Что стало причиной.

Максим Кадаков: Причина – да, но что предшествовало этой причине, это не всегда можно отследить, только с помощью видеорегистраторов.

Марина Калинина: Давайте еще один звонок успеем принять. Виталий из Красноярского края. Виталий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел просто попросить даже президента: пусть наказывают не только водителя, но и тех, кто выдает права. Гаишник принимает, учитель, который заставляет их учить… Вы знаете, штрафы выдают совсем даже… Ну как сказать… Если машина стоит 200 тысяч, значит, 2 тысячи должны штраф давать, если 500-600 тысяч, значит, 5-6 тысяч должны давать, а если миллион, пусть плотит 100 тысяч. Почему все одинаково плотят? Крутые машины, чем круче машина, тем тупее водитель. Я отработал 45 лет водителем, чем дальше, тем больше в лес. Вы посмотрите, ведь тупее и тупее становятся, законы все сделаны, по-моему, для мажоров для наших и для мигалок. Посмотришь на дороге, вообще страх божий, в городе вообще невозможно ездить. Вы вот сами если в городе, посмотрите, что творится.

Марина Калинина: Да мы видим.

Зритель: Кто куда хочет, туда и едет.

Александр Денисов: Спасибо, Виталий.

Максим Кадаков: Но это спорное все-таки утверждение, спорное. За врачебную ошибку нужно ли наказывать академика, который в медицинском ВУЗе учил врача, который уже отработал 20 лет практики, но совершил ошибку? Это спорно. Есть страны, где величина штрафа действительно зависит от величины дохода человека, и это действует. Когда за превышение скорости люди платят тысячи долларов или евро, это действует, конечно, на людей. Но для этого, понимаете, у всех должна быть исключительно «белая» зарплата, все должны быть прозрачны, под прозрачным колпаком, чтобы у каждого было понятно, сколько он зарабатывает, чтобы фирма была оформлена на тебя, а не на брата-свата и так далее. Нам до этого еще расти и расти.

Марина Калинина: В вашем журнале поднималась наверняка эта тема и не раз.

Максим Кадаков: Безусловно.

Марина Калинина: Что вообще читатели пишут? Что говорят? Какие мнения?

Максим Кадаков: Читатели хотят главным образом справедливости. Да, надо наказывать и нужно наказывать всех без разбора. В принципе сейчас ваши слушатели, зрители говорят нам о том же самом.

Александр Денисов: Вот многие пишут, что чаще всего нарушают именно владельцы дорогих машин, как Виталий из Красноярского края нам звонил.

Максим Кадаков: Это не всегда связано.

Александр Денисов: Но такое ощущение есть.

Максим Кадаков: Есть очень много «оторванных» людей на драных «девятках» и «восьмерках», а законы физики для всех одинаковы, что ты на «восьмерке» едешь, что на мотоцикле, что на быстром, не знаю, Ferrari. Законы физики одинаковы и закон для водителя одинаков. Давайте всех будем наказывать одинаково.

Александр Денисов: Но скорость на дорогой машине намного больше, чем на драной «девятке».

Максим Кадаков: У нее и тормоза лучше, но мозги… Все-таки прокладка между рулем и сиденьем, то есть водитель…

Александр Денисов: То есть дело не в машине, а в мозгах все-таки?

Максим Кадаков: В мозгах, конечно, безусловно.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо. Надеемся, что мы как-то немножко поправили мозги тем людям, которые все-таки так нехорошо, некрасиво ведут себя на дороге, мешают другим, а главное создают действительно опасность и для пешеходов, и для других участников движения. Давайте все-таки беречь себя и тех, кто рядом с нами, потому что аварий много, погибших много, травмированных тоже много. Спасибо вам большое.

Максим Кадаков: Спасибо. Удачи на дорогах.

Александр Денисов: Спасибо. Обсуждали с Максимом Кадаковым, главным редактором журнала «За рулем».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О штрафе за опасную езду

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты