История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии

История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Максим Руссо
научный журналист

Тамара Шорникова: Каждый день мы говорим о потерях, которые сейчас несет бизнес. Но в любой войне есть не только проигравшие. Кто заработает на новом вирусе? Как эпидемии, которые уже случались в нашей истории, меняли экономику и привычный образ жизни? Вспомним историю, попробуем заглянуть в будущее. Каким будет мир, когда мы справимся с пандемией? Ждем ваших мнений. Звоните. А прямо сейчас подключим к нашей беседе Максима Руссо. С нами на связь выходит научный журналист. Максим.

Иван Князев: Максим, здравствуйте. Слышите нас?

Максим Руссо: Здравствуйте. Да, я вас слышу.

Иван Князев: И слышим мы вас тоже и видим даже. Максим, уже много говорилось о том, что эта пандемия коронавируса и вообще в целом явление коронавируса изменит нашу планету уже скорее всего навсегда. А если немножко заглянуть в прошлое, как это было, когда были такие эпидемии, как чума, как оспа? Что поменялось тогда? По-моему, во время чумы, если я не ошибаюсь, Европа вообще с трудом пережила этот кризис. И вообще изменились не только взаимоотношения между людьми. Изменилось устройство городов, изменилась хозяйственная деятельность и так далее. Это так?

Максим Руссо: Это так, безусловно. Так называемая Черная смерть… Ученые называют ее второй пандемией чумы, которая пришла в XIV веке в Европу. Скажем честно – она затронула и Центральную Азию, и Ближний Восток, и унесла множество жертв. Только в Европе, считается, более 50 млн. В отдаленной перспективе последствия этой эпидемии для экономического развития Европы были даже скорее положительные, несмотря на громадные перенесенные жертвы. Потому что до страшной эпидемии тогдашнее европейское сельское хозяйство было довольно архаичное, оно не могло прокормить уже довольно большое население. А после того, как население таким трагическим способом сократилось, то, соответственно, фактически возросла буквально площадь сельскохозяйственных земель на душу населения, и, соответственно, снизился продуктовый дефицит в среднем.

И это действительно помогло, да. Но это такая вещь, о которой могут рассуждать историки, социологи, экономисты. А если б мы сказали жителю Европы в каком-нибудь 1375 году, что от чумы может быть польза, я боюсь, что он вряд ли бы нас, конечно, понял.

Тамара Шорникова: Смотрите, давайте заглянем…

Иван Князев: Нам бы не хотелось сейчас идти по такому пути.

Тамара Шорникова: В менее далекое прошлое. Например, есть уже конкретные цифры. Потому что действительно это было относительно недавно. Свиной грипп. Вот, что пишут экономисты. Во время эпидемии активизируются фармацевтические компании. Считается, что на борьбе со свиным гриппом в 2009 году фармацевты заработали примерно $7.5-10 млрд. Если говорить о нынешней пандемии, какие сферы могут серьезно выиграть, прирастить свой капитал? Как вы думаете?

Максим Руссо: Я подозреваю, что в первую очередь сферы, связанные с телекоммуникациями. Потому что мы все сидим дома и вынуждены хоть как-то нашу регулярную ежедневную деятельность переводить в такой режим. Поэтому любая организация онлайн-обучения или каких-то процессов дистанционной связи сейчас испытывает, конечно, сильную нагрузку и спрос, но и стимул к развитию.

В каждом случае кто-то теряет, кто-то находит. В том же свином гриппе, возможно, фармацевтическая отрасль действительно получила и финансовый импульс, но, с другой стороны, то же животноводство получило, наоборот, колоссальный удар, потому что часть стран, где даже не были зафиксированы случаи свиного гриппа, как, например, Египет, просто правительство решило перестраховаться и уничтожить все поголовье свиней. Так было сделано в Египте. Это, видимо, была излишняя мера, которая стала сильным ударом по значительной части населения, которая была занята в животноводстве.

Так что, я думаю, еще рано говорить о возможных выгодах, потому что мы еще не оценили возможные экономические потери. Это про нынешнюю нашу ситуацию.

Но оптимистически сказать, что по крайней мере не стоит ждать эпидемии чумы такого масштаба, как сейчас эпидемия коронавирусной инфекции. Это в современном мире уже невозможно.

Иван Князев: Мы очень на это надеемся. Максим, смотрите, помимо каких-то экономических последствий, чума, например, опять же, в истории изменила людей еще и духовно. Вы сами знаете, был такой разгул мракобесия. Помните чумные погромы? Все это было.

Максим Руссо: Потому что люди пытались искать объяснения. И реального объяснения, откуда берется болезнь, найти тогда не могли. Наука была к этому не готова. Я напомню, что бактерию-возбудителя чумы открыли только в конце XIX века. Поэтому довольно распространенными механизмами общественной психологии они стали искать виноватых. И виноватыми объявляли то евреев, то прокаженных, то даже говорили, что это всемирный заговор евреев и прокаженных, чтобы уничтожить остальных людей, то говорили в некоторых местах, что это заговор гробовщиков и могильщиков, которые должны получить доход.

То просто кто-то казался подозрительным по мельчайшим деталям поведения. Человек, прежде чем сесть на лавку, протер ее плащом, и тут же прохожие подумали, что это он эту лавку заразил так называемой чумной мазью. Тогда ходили слухи, что люди мажут чумной мазью разные поверхности, чтобы разносить заразу. И этого человека хватали.

Иногда под пытками у этих людей выбивались признания. И они говорили: «Да, мы действительно сговорились распространить чуму».

Иван Князев: К сожалению, Максим, отголоски таких настроений сейчас немножко слышны. Насколько я знаю, если опять же вернуться к экономике, в то время резко возросла ценность труда. Людей стала меньше. И экономика городов изменилась.

Тамара Шорникова: Труд стал оплачиваться больше.

Иван Князев: И города начали процветать.

Максим Руссо: Это даже касается не только городов. Когда эпидемия прошла, улучшилось положение зависимых крестьян, поскольку их тоже стало меньше. И сеньоры, владельцы сельскохозяйственных угодий, которым принадлежала земля и эта земля обрабатывалась зависимыми крестьянами, были вынуждены им больше платить или давать им большую долю урожая, потому что иначе у них не хватало бы рабочих рук для этой обработки землю и получения продукта.

Да, впоследствии жизнь людей облегчилась именно потому, что труд стал более ценным и…

Иван Князев: И в города все побежали, чтобы выжить, насколько я помню.

Максим Руссо: И возросла роль городов. Это так. Это тоже последствия чумы.

Иван Князев: Максим, но еще одна главная вещь, которой человечество научила чумная эпидемия – это самоизоляция.

Максим Руссо: Самоизоляция или даже принудительная изоляция долгие века была единственным средством, которое хоть как-то помогало нам (человечеству) бороться с чумой. Потому что других эффективных средств не было.

Иван Князев: Как и сейчас.

Максим Руссо: Сейчас против чумы есть средства…

Иван Князев: Я не про чуму. Я про коронавирус.

Максим Руссо: Ну, да. История учит нас, что карантинные меры – единственное, что как-то могло помочь. К сожалению, иногда люди, которые пытались ввести такие меры, тоже не встречали понимания. И вот 250 лет назад, когда в Москве было положение куда хуже нынешнего, когда была чума в Москве в 1771 году и умерло всего более 50 000 человек в городе, тогда прошел слух, что чудотворная икона Боголюбской Божьей Матери, которая висела на Варварских воротах Китай-города, что она чудодейственная и что поклонение ей спасает от чумы. И туда повалил народ толпами. И архиепископ московский Амвросий боялся, что это распространит эпидемию. Как мы сейчас понимаем, правильно боялся.

Он велел убрать эту икону. Но взбунтовавшийся народ не позволил это сделать. В Москве начался Чумной бунт. Разгромили монастырь в Кремле, где была резиденция епископа. Он укрылся в Донском монастыре. Туда толпа ворвалась, архиепископа Амвросия убили. И в течение нескольких дней в Москве войска даже вели бои с восставшими. Вот такая история. Попытки распространить карантинные меры, запретить публичные поклонения иконе закончились трагично даже для архиепископа Москвы. Вот такая история, она в чем-то поучительна для нас и сейчас.

Иван Князев: Спасибо, Максим. Максим Руссо, научный журналист был с нами на связи.

Тамара Шорникова: И это наша рубрика «История эпидемий».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)