Малый бизнес идёт ко дну

Малый бизнес идёт ко дну | Программы | ОТР

Какие меры поддержки ждут предприниматели?

2020-04-27T15:15:00+03:00
Малый бизнес идёт ко дну
Приватизацию пересмотрят? Запад не признаёт Лукашенко. Перерасчёт МРОТ. Правила для удалёнки
Что такое обоснованная зарплата и когда будет единая тарификация для бюджетников?
Ждать ли пересмотра приватизации?
Евросоюз не признал Лукашенко
МРОТ отправят на перерасчёт
Следствие идёт в интернет!
Зарплата ниже МРОТ - вне закона!
ТЕМА ДНЯ: Российская деприватизация
Алиса, где мои деньги?
Правила для удалёнки
Гости
Александр Хуруджи
глава «Ассоциации защиты бизнеса», сопредседатель «Партии Роста»
Сергей Елин
эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России»

Иван Князев: Ну а у нас сейчас вот какая тема. Малый и средний бизнес России потихоньку идет ко дну, так говорят некоторые эксперты. Предприятия жалуются, что им уже нечем платить аренду за помещение, нет денег на зарплату сотрудникам. Ну это и неудивительно: российские банки оценили падение оборотов на 20–30%, но это, я так скажу, еще весьма скромно: ряд отраслей просели в выручке на 60–80% и нуждаются в серьезной поддержке.

Тамара Шорникова: В связи с этим «Опора России» предложила правительству расширить критерии для тех, кого можно называть малым и средним предприятием и по количеству сотрудников, и по годовой выручке, увеличить эти нормы вдвое, таким образом больше компаний смогут рассчитывать на государственную поддержку.

Иван Князев: Ну вот сегодня в России почти 6 миллионов предприятий малого и среднего бизнеса, в них трудится больше 15 миллионов человек. Если критерии расширят, то на государственную помощь, соответственно, смогут рассчитывать намного больше компаний. Это обойдется бюджету примерно в 200 миллиардов рублей, такие вот есть подсчеты.

Тамара Шорникова: Госдума сейчас также разрабатывает третий пакет мер поддержки для бизнеса. Что, какие меры в него попадут? Об этом всем будем говорить прямо сейчас с экспертами. Просим вас, бизнесмены, звонить, рассказывать, в какой сфере трудитесь, как у вас обстоят дела, как выкручиваетесь.

Иван Князев: Ну и не только бизнесмены, обычные люди. Что сейчас происходит в той компании, где вы работаете? Какая у вас ситуация? Как платят зарплату?

Тамара Шорникова: И первым на связь с нами выходит Александр Хуруджи, глава «Ассоциации защиты бизнеса», член «Партии Роста». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Александрович.

Александр Хуруджи: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Все новые и новые пакеты, вот сейчас анонсируется третий, Госдума собирается его рассматривать, там идет речь о снижении НДС, о тарифных каникулах и так далее. Знакомы ли вы, во-первых, с разработкой этих мер? Что думаете, что может помочь бизнесу?

Александр Хуруджи: Там многие вещи действительно полезны, но я все-таки на шаг назад вернусь. У нас получается, что в качестве принципа отнесения предприятий к наиболее пострадавшим отраслям взят такой формальный признак, как основной код ОКВЭД.

Иван Князев: Это что такое?

Александр Хуруджи: До последнего момента любое предприятие осуществляло свою деятельность при наличии как основного, так и нескольких дополнительных видов. Поэтому я считаю, что без решения принципиально этого вопроса дальше двигаться бесполезно, потому что ты будешь приходить как предприниматель, а тебе будут говорить: «Ты не подпадаешь под пострадавших», – и ты, соответственно, за бортом этой помощи, хоть и... так сказать, значительной, не той помощи, на которую мы все рассчитывали, оказывается 80% фактически. Поэтому необходимо разрешить по тем, у кого код ОКВЭД не совпадает, в дополнительных ОКВЭД до 1 марта была указана та или иная деятельность, необходимо разрешить им получать такую помощь и прописать это сейчас в изменениях, это то, что нужно прямо сейчас.

Тамара Шорникова: То есть не ориентироваться на список, вот этот перечень наиболее пострадавших отраслей, а ориентироваться на урон, нанесенный непосредственно бизнесу?

Александр Хуруджи: Я считаю, что необходимо ориентироваться с учетом дополнительных кодов ОКВЭД, которые есть у каждого предприятия.

Иван Князев: Александр Александрович, вы разъясните нам, что означают вот эти коды? Как вы их называете? Мы не все просто экономисты.

Александр Хуруджи: ОКВЭД-коды, по которым ты осуществляешь деятельность. Допустим, у тебя формально идет сдача в аренду недвижимости, одновременно есть другие коды, оказание туристических услуг и прочих. Но если у тебя основной ОКВЭД сдача в аренду недвижимости, ты, допустим, туда не попал.

Тамара Шорникова: Ага.

Александр Хуруджи: А по другим кодам ты, получается, проходишь. Поэтому я считаю, что необходимо срочно это исправить, иначе получается формальный признак, по которому отказывают, что «вы не являетесь официально пострадавшим», и предприниматели пролетают мимо этой помощи.

Иван Князев: Александр Александрович, что касается вот тех мер, которые сегодня предлагает «Опора России», расширить критерии включения в категорию малых и средних предприятий чуть ли не в 2 раза и по количеству сотрудников, как они там считаются, микропредприятия, средние предприятия и чуть выше среднего. Как вы думаете, вот эти меры насколько ситуацию улучшат у нас сейчас?

Александр Хуруджи: Ну, они фундаментально, на мой взгляд, не изменят ситуацию, потому что к моменту, когда их примут, вполне возможно, что те, кто были средними, станут малыми, а те, кто были малыми, станут микропредприятиями. Поэтому все зависит от той скорости, с которой эти предложения будут приниматься.

Но мы все прекрасно понимаем, что просела покупательская способность граждан, и я по-прежнему стою на наших предложениях, которые не раз «Партия Роста» высказывала. Предложение в том, чтобы платить заработные платы, когда пострадало предприятие, напрямую сотрудникам. И 12 130, то, что предложение было, оно действительно эффективное решение, но его необходимо в ряде регионов увеличивать и ускорять, чтобы эту помощь получали уже сейчас, неукоснительная процедура.

Второй момент – это все-таки необходимо дать возможность предпринимателям работать. В тех условиях, в которых мы сейчас находимся, необходимо использовать технологию умного карантина. У нас достаточная степень цифровизации, мы уже на данный момент... достаточно качественно подготовлены, для того чтобы... потихоньку выходить и давать возможность людям работать. И решить с 14 днями, которые приходится всем, кто приезжает из других городов, командировочные, это очень серьезная проблема, ее срочно необходимо сейчас решать, РСПП вышла с предложением, и по сей день решение не принято.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок, Марина из Мурманской области к нам дозвонилась, возможно, сможем помочь чем-то. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой к вам вопросик. Я индивидуальный предприниматель, у меня деятельность детская игровая комната. Нас раньше всех закрыли, так как это как школьников, садики, с 20 марта я не работаю, я работаю сама на себя.

И когда сейчас встал вопрос по поводу выплат частным предпринимателям в размере 27 800, когда я коснулась этого вопроса, у меня такая вот беда. У меня нет, получается, кассы, так как это законом мне допущено, и нет еще также расчетного счета, что в принципе также допускается по закону. Я еще очень молодой предприниматель, только год. Ну и так как ни того ни этого у меня нет, мне, как сказать, сказали, что не светят эти вот деньги, по-нашему, по-русскому, вот такой вот вопрос.

Как быть? Неужели... Вот в налоговой у нас же прописана деятельность моей профессии, то есть понятно, что это у нас парковые аттракционы, детские игры и тому подобное – этим я не могу доказать, тем, что я действительно сейчас безработная, у меня аренда и тому подобное? Как мне получить вот эту вот сумму? Вот этот вопрос меня интересует.

Иван Князев: Да, спасибо вам. Александр Александрович, прокомментируете?

Александр Хуруджи: Ну это ровно то, про что я говорил, что получается, что у нас по тем или иным формальным критериям до 80% предпринимателей не проходят. На самом деле вы по закону имеете право работать так, как вы работаете. Официально направляйте все эти обращения, пусть вам дадут официальный отказ. В случае, если этот официальный отказ будет дан, в чем я сильно сомневаюсь, у вас есть возможность это обжаловать, либо еще проще, подать обращение на местного Уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Если говорить о... Мы все как-то о новых мерах, о расширении мер поддержки, но с текущими хотя бы разобраться, потому что, естественно, была информация о том, что даже уже обещанный беспроцентный кредит на выплату зарплат банки не дают, не смог их получить даже глава Минэкономразвития. Есть ли какие-то подвижки после всех совещаний с банкирами президента, премьер-министра?

Александр Хуруджи: Значит, на сегодняшний день последняя информация по контрольным закупкам, которые делались в аппарате Бориса Титова, показали, что из 118 предпринимателей, которые пытались получить помощь, получили только 6. Мы сейчас готовим, одновременно по ряду регионов идет контрольная закупка новая, чтобы посмотреть динамику, изменилась ситуация или нет.

Вместе с тем специалисты говорят о том, что банкиры находятся в ситуации, когда недавно появилась возможность резервирования, 75% фактически на себя риска берет ВЭБ, который выдает гарантию по банковским этим кредитам, 75%, 85% обсуждалось в кулуарах, но пока 75% по закону. Таким образом, у банков получаются риски так называемых плохих долгов где-то 25%. Тем не менее банки все равно придумывают, как отказать, вместо того чтобы думать, как дать.

Было прямое увещевание президента, фактически на днях это происходило, но у банкиров по-прежнему ситуация тоже непростая, они должны будут все эти плохие долги, которые выдадут, показать свои балансы до 1 октября. Они сейчас обсуждают вопрос с правительством, чтобы этот срок растянуть. На мой взгляд, именно это является фундаментальной проблемой, для того чтобы не давать деньги предпринимателям, а страдаем мы все с вами.

Иван Князев: Спасибо вам. Александр Хуруджи был с нами на связи, глава «Ассоциации защиты бизнеса», член «Партии Роста».

Послушаем телефонный звонок, у нас сейчас на связи Александр из Нижегородской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорить?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Да.

Зритель: Вот почему-то вопрос весь сконцентрирован на предпринимателях. Я никого из предпринимателей бедных не знаю, они все неплохо живут. Если у них какие-то проблемы с бизнесом, пусть они решают за счет себя: пусть продают дома, яхты, квартиры лишние и так далее, и тому подобное.

Тамара Шорникова: Ну предприниматели разные бывают, неплохо жили они в недалеком прошлом.

Зритель: Разные, разные, разные, тогда...

Иван Князев: Да. Александр, а вы не задумывались о том, что на этих...

Зритель: Я не знаю предпринимателей бедных, вот просто не знаю у нас. Вместо того, чтобы... Сейчас самое главное, что нужно сделать государству, – помочь врачам, учителям, тем людям, от которых сейчас зависит очень многое.

Иван Князев: Да. Александр, а вы не задумывались, что на этих же предприятиях, у этих же предпринимателей работают обычные люди, которые точно так же получают зарплату, и эту зарплату нечем платить?

Зритель: Ну продавайте предприятия свои, продавайте и все.

Иван Князев: А людей куда девать?

Зритель: Люди-то останутся.

Иван Князев: Без работы.

Зритель: Их только продадут.

Иван Князев: Без работы останутся люди.

Зритель: Люди если останутся без работы, то у нас есть такое государство, как Россия. Даже Великую Отечественную войну не проиграли, вот какое было на самом деле…

Тамара Шорникова: Да, и печенегов с половцами одолели. Спасибо большое вам за звонок.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Следующий эксперт – Сергей Елин, эксперт по финансово-правовой экспертизе.

Иван Князев: Да, по финансово-правовой безопасности бизнеса московского отделения «Опоры России». Сергей Викторович, здравствуйте.

Сергей Елин: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей Викторович, расскажите вот тогда о вашей инициативе, в чем ее главный смысл, что сейчас требуется, для того чтобы малый и средний бизнес не пошел ко дну. Я так понимаю, что речь идет все-таки не только о малом и среднем бизнесе, а о тех предприятиях, которые не попадают в эти критерии, которые описаны были?

Сергей Елин: Основная сложность у бизнеса – это выплата заработных плат в тот период, когда бизнес не может вести свою деятельность.

Иван Князев: Ага.

Сергей Елин: Людям нужно платить зарплату, с точки зрения трудового законодательства нет возможности перевести их в режим сокращенной заработной платы или уволить на том основании, что возникла текущая ситуация. Вернее, если это будет сделано, то это, безусловно, приведет к трудовому спору, который будет решен с большой вероятностью не в пользу работодателя, потому что у нас в принципе законодательство в большей степени защищает работника. Ну и, в общем-то, юридических оснований на сегодняшний момент, если работник не согласен, у работодателя для сокращения заработной платы или для увольнения его в связи с тем, что он не может выплачивать заработную плату, нет.

И вот основная проблема как раз-таки с выплатой заработной платы работникам в этот период, это проблема №1, потому что есть у нас отрасли, которые пострадали и которые заявлены как наиболее пострадавшие, но фактически 80%, наверное, бизнеса в том или ином объеме пострадало в этой ситуации, и очень многие находятся на грани банкротства фактически.

Иван Князев: Ну понимаете, денег-то на всех не хватит. Понятно, что все отрасли так или иначе пострадали по цепочке. Вот эти расчеты, что понадобится помощь в 200 миллиардов дополнительно, откуда взялись?

Сергей Елин: Ну, здесь сложно сказать, как производились эти расчеты, потому что здесь можно вести речь о прямой выплате заработных плат работникам или какой-то поддержке работников в период простоя, что, в общем-то, было сделано в большинстве европейских стран, где произошла подобная ситуация. К сожалению, у нас этого было сделано только по особо пострадавшим отраслям и лишь в ограниченном объеме.

Иван Князев: Что касается проблемы аренды, арендной платы, вот она насколько остро сейчас стоит? И вообще мне как-то всегда казалось, что это проблема такая рыночных взаимоотношений одной компании с другой, они между собой должны договариваться, не впутывать сюда государство.

Сергей Елин: Ну, на самом деле так оно и есть, потому что есть аренда, которая предоставляется городом, в этом плане льготы были предоставлены. Но все-таки основной процент арендованного имущества – это коммерческая недвижимость, и в данном случае это действительно взаимоотношения двух коммерческих структур. И в этой ситуации арендатор имеет право просить о снижении арендной платы, а арендодатель имеет право и отказать, и это вопрос, получится ли договориться у этих двух сторон.

Но арендодатель не может в данной ситуации тоже полностью отказаться от получения арендной платы, потому что у него возникают высокие затраты по налогам, налог на имущество, земельный налог, коммунальные платежи, особенно если мы говорим про недвижимость, которая в центре. Поэтому в этой ситуации тоже арендаторы находятся в определенном ограниченном объеме в плане возможностей снижения.

Так или иначе на самом деле идут переговоры в каждом конкретном случае; на мой взгляд, все-таки во многих ситуациях получается договориться, потому что люди все-таки идут навстречу друг другу, в целом так или иначе это проблема регулируется рынком. Но она существует, и поэтому если бы были послабления с точки зрения налога на имущество, земельного налога не только в плане отсрочки, потому что отсрочка – это, безусловно, плюс, но все-таки этот налог нужно будет заплатить. А именно если бы были предоставлены какие-то налоговые каникулы, то есть уменьшение налогового периода, то, безусловно, это было бы плюсом и облегчило бы текущую ситуацию.

Иван Князев: Давайте вместе с вами послушаем звонок, да?

Тамара Шорникова: Ага, Татьяна с Камчатки.

Зритель: Здравствуйте. Немножко волнуюсь, очень приятно вам задать вопрос такого плана.

Тамара Шорникова: Не волнуйтесь.

Зритель: Вот подскажите, пожалуйста, я предприниматель, наш торговый центр закрыли, но для того чтобы поддержать своих работников, естественно, я постаралась найти заемные средства и платить им зарплату. Но сейчас я столкнулась с такой ситуацией, то есть на ту зарплату, которую я оплатила, я теперь должна еще оплатить налоги. За что? Получается, работник не выходил на работу, он не работал. Значит, для того чтобы поддержать его семью, я ему оплатила, оказала или какую-то помощь спонсорскую, или, может быть, это просто какая-то помощь. Почему тогда, когда мы оказываем помощь, с нас не берут налогов, а в этой ситуации нам очень тяжело...

То есть мало того, что мы берем заем, то есть мы должны деньги, и в то же время мы еще должны платить еще один налог. То есть налог – это и страховые взносы, и 13%, мы все знаем. Нельзя ли за то время, которое мы не работаем полностью, бизнес, который не работал, чтобы отменили полностью выплату вот этих налогов? Потому что таких, как я, очень много.

Иван Князев: Татьяна, два уточнения, можно два вопроса вам?

Зритель: Да, пожалуйста.

Иван Князев: Вы кредит брали на то, чтобы выплачивать зарплаты своим работникам?

Зритель: Дело в том, что я обратилась в Сбербанк, но мне сказали, что так как у меня нет зарплатной карты, мы оплачиваем...

Сергей Елин: Зарплатного проекта.

Зритель: Да-да-да, я работаю на «вмененке», я взяла заемные средства у своих друзей.

Иван Князев: Ага. И с этих средств вас еще попросили заплатить подоходный налог?

Зритель: Нет, сейчас... Вот смотрите, я оплачиваю зарплату, единственное в мае месяце, это положено так, мы обязаны проплатить налоги, мы с зарплаты же должны проплатить налоги. Но мы не работали, значит, это не зарплата. Значит, мы должны как-то помочь хотя бы за этот месяц тем предпринимателям, которые не работали, у которых официально были закрыты все производства, освободить...

Иван Князев: Ну да, да, мы поняли.

Тамара Шорникова: Понятно, да, не применять сейчас эти выплаты.

Зритель: ...от этого налога, да.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Чтобы у нас не получалось, то есть за нашу помощь нас же и наказали. Это неправильно. И тогда, может быть, люди больше стали бы помогать, предприниматели своим...

Иван Князев: Да, спасибо вам, Татьяна.

Сергей Викторович, как вы думаете, вот такие вот предложения можно внести в пакет мер, которые сейчас обсуждаются? И какие еще тогда, на ваш взгляд, были бы сейчас крайне нужны?

Сергей Елин: Я согласен с предпринимателем. Действительно, предприниматель, который из своего кармана выплачивает заработную плату, особенно если еще при этом привлекаются заемные средства, в любом случае он должен заплатить, получается, налоги, налоги с выплаты заработной платы, взносы и НДФЛ, хотя НДФЛ платит работник, но фактически, де-факто его по сути дела платит работник. В данном вопросе была получена льгота, и отчисления во внебюджетные фонды были снижены для предприятий малого и среднего бизнеса с 30% до 15%. Это касается выплат, которые будут осуществляться начиная с 1 апреля по декабрь 2020 года. То есть в этом плане определенная льгота была предоставлена, действительно 15% – это существенное снижение, но это не полное отсутствие налогов.

Действительно, нужно будет... Любая выплата, которая будет производиться, независимо от того, как она даже будет названа, помощь или заработная плата, налоги должны быть заплачены в полном объеме, и это, безусловно, дополнительная нагрузка. На мой взгляд, действительно было бы логично, если бы эти выплаты воспринимались как какая-то компенсация, помощь и не облагались бы налогами, это выглядело бы логично.

Иван Князев: Ну да, особенно если ты в этот момент, конечно же, ничего не производишь. Какие еще меры, на ваш взгляд первостепенные?

Сергей Елин: Ну, безусловно, решить вопрос с кредитованием, потому что очень большое количество предпринимателей говорит о том, что если нет зарплатного проекта... То есть первое основание, которое банки называют, «нет у вас зарплатного проекта, поэтому мы вам не дадим льготный кредит на выплату заработной платы», а зарплатный проект есть далеко не у всех, а в малом и среднем бизнесе часто...

Иван Князев: Ну их вообще нет, конечно.

Сергей Елин: ...просто их действительно нет. Большим плюсом было бы все-таки, конечно, по некоторым налогам если не только их отсрочить, но и отменить на этот период, потому что действительно в текущей ситуации отсрочка – это плюс, но все-таки будет ли возможность их выплатить, взяв кредит, будет ли потом возможность все-таки вытянуть это бремя, большой вопрос.

И, конечно же, было бы плюсом, если бы льготный период налогообложения по взносам был бы расширен. На сегодняшний день, получается, у нас горизонт до 31 декабря 2020 года, но большинство экспертов, в общем-то, говорит о том, что с большой вероятностью последствия кризиса будут распространяться на более долгий период. Конечно же, нужно понимать вот эти экономические условия, в которых бизнесу нужно будет функционировать, выходить из этой всей сложной ситуации...

Иван Князев: То есть выручкой наверстать не успеют, да?

Сергей Елин: Да, с большой вероятностью не успеют, соответственно будет неопределенность, что будет в 2021 году.

Иван Князев: Ну понятно.

Сергей Елин: Это вопрос. Поэтому...

Иван Князев: Спасибо вам большое. Сергей Елин был с нами на связи, эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса московского отделения «Опоры России».

Тамара Шорникова: Успеем послушать еще один телефонный звонок. Владимир из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, вот мне кажется, правильно сказал ваш эксперт, что денег на всех не хватит. Сейчас государство должно вообще перезапустить свое отношение к бизнесу. То есть мы должны помогать такому бизнесу, который реально что-то производит. Ведь у нас очень много людей, которые просто купи-продай, они даже наносят вред, многие из них скрывают свой реальный доход, эти люди заполонили фактически, как вы говорите, вот этот средний класс и так далее, то есть они не приносят государству той пользы, которую могут принести люди, которые реально что-то будут производить. Вот таким людям нужно отменять и налоги, и давать...

То есть мы должны сейчас перезапустить нашу экономику, расставить акценты, для того чтобы наша экономика реально что-то производила в большей степени. У нас есть такой шанс сейчас это сделать, помочь этим людям. То есть человек приходит, приносит план, «вот я хочу производить телевизоры или открывать ферму» – пожалуйста, вот таким людям нужно давать беспроцентные субсидии в банках и помогать им как можно больше государству.

Тамара Шорникова: Да, Владимир, спасибо, ваше мнение понятно.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Это был Владимир из Санкт-Петербурга.

Обсуждали разные варианты помощи для предпринимателей. Через пару минут увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)