Манная каша под запретом!

Гости
Владимир Чернигов
президент Института отраслевого питания

Ксения Сакурова: Еще одна интересная новость: оказывается, теперь манная каша под запретом.

Виталий Млечин: Какая трагедия.

Ксения Сакурова: Ха-ха, ну, я думаю, что да, здесь… Знаешь, одна сейчас часть наших зрителей вздохнула с облегчением…

Виталий Млечин: Наконец-то!

Ксения Сакурова: Да, а другие вот расстроились.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Все дело в том, что Роспотребнадзор разработал рекомендации по организации питания школьников, в которых учтены правила здорового питания.

Виталий Млечин: Ну вот, собственно говоря, в ведомстве советуют включить в меню блюда с повышенным содержанием витаминов и микроэлементов. Завтрак должен состоять примерно на четверть от суточной калорийности, обед должен содержать около трети.

Ксения Сакурова: При этом из школьных столовых должна исчезнуть не только манная каша, под запрет попадают коржики, булочки, кексы, шоколад, конфеты, вафли, консервы, колбасы и продукты с усилителями вкуса и красителями.

Виталий Млечин: Вот ты сейчас все это перечислила… Уважаемые зрители, позвоните нам, пожалуйста, или напишите: вот это все изобилие присутствует в школах, где учатся ваши дети? Вот эти вот конфеты, пряники, пирожные, что ты там еще назвала…

Ксения Сакурова: Ну ладно, пирожки-то наверняка есть.

Виталий Млечин: Ну, я вспоминаю свою школу, у нас там были действительно пирожки, но вот больше ничего из того, что ты сейчас перечислила, не было. Понятно, что идея здравая, наши дети должны есть хорошую, полезную еду, никаких сомнений нет. Но вот как это все будет функционировать на практике… Как это функционирует сейчас в вашем регионе, пожалуйста, расскажите нам.

Мы побеседуем с Владимиром Черниговым прямо сейчас, президентом Института отраслевого питания. Владимир Валерьевич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Владимир Чернигов: Здравствуйте, коллеги!

Ксения Сакурова: Первый вопрос – что не так с манной кашей?

Виталий Млечин: Ха-ха-ха.

Ксения Сакурова: Почему она не полезна для детей?

Владимир Чернигов: С ней все прекрасно. Я бы не сказал, что она вредна, и я удивлен запрету, потому что методические рекомендации, о которых напомнил Роспотребнадзор на своем официальном портале, на самом деле упомянуты в контексте принципов, по которым рекомендовано организовывать питание детей, назовем так, в школах. И на самом деле это уже годичной давности методические рекомендации, они были раньше, чем новый СанПиН, и, в общем-то, напоминают всем тем, кто кормит детей, о том, чего не должно быть ни в буфете, ни в тарелке.

Ксения Сакурова: Хорошо, а сейчас это все соблюдается?

Владимир Чернигов: Да, безусловно.

Ксения Сакурова: Потому что мы периодически видим новости о том, что где-то дети отравляются, периодически мы читаем комментарии наших зрителей, которые недовольны тем, как кормят детей. То есть насколько у нас на самом деле это хорошо контролируется?

Владимир Чернигов: Ну, давайте разделим два разных совершенно, на мой взгляд, вопроса. Первый – это пресловутые пищевые инциденты, связанные с нарушением, как правило, гигиены и безопасности. Это то, что приводит к упомянутым отравлениям, у них разная очень этимология, то есть причины возникновения, и каждый случай является предметом очень детального рассмотрения как органами Роспотребнадзора территориальными, федеральными, так и соответствующими уполномоченными для контроля ведомствами. И есть еще то, что не должно появляться в ассортименте, например, большую такую волну вопросов вызвали блинчики с мясом, которые запрещены, колбасные изделия, которые, по мнению Роспотребнадзора, и я здесь совершенно поддерживаю, в семьях дети получают, скажем так, в большом количестве, для того чтобы их еще продолжать во время нахождения в школе поддерживать в этом, скажем так, стиле питания.

Поэтому пищевые инциденты, да, к сожалению, они происходят, предмет внимания особый, и хотелось бы напомнить, что гигиена в приоритете. И мы когда говорим о безопасности питания, наверное, должны говорить о гарантированной безопасности, то есть не можешь гарантировать, что будет безопасно, вообще не корми детей. А второе, чтобы это питание было здоровым и полезным детям, это вот то, о чем напомнил в своих принципах Роспотребнадзор.

Виталий Млечин: А вот что касается гарантий безопасности, это на совести производителя, или у родителей или у школы есть какая-то возможность проконтролировать качество продуктов?

Владимир Чернигов: Безопасность – это не качество продуктов. Самый качественный продукт может оказаться небезопасен из-за нарушения режима хранения или просто гигиены на том предприятии питания в школе, где непосредственно кормят детей.

Виталий Млечин: Ну, собственно говоря, под качественными продуктами я имел в виду безопасные, качественные в том плане, что они не просроченные, правильно приготовленные, ну и т. д.

Владимир Чернигов: Ну смотрите, если самый качественный продукт неправильно хранить, то из-за нарушения режима хранения он превратится в некачественный, но исходно он совершенно, абсолютно прекрасный и восхитительный, можно только мечтать. Поэтому у монетки безопасного и качественного питания две стороны, надо не забывать и об одной, и о второй.

Ксения Сакурова: По поводу качества. Сейчас очень много вопросов вызывает то, что продукты привозят в школы какие-то компании сторонние, то есть что питание детей, как сказать, аутсорс теперь.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: То есть это не задача школы, это задача каких-то других компаний. И я очень много читала возмущений родителей о том, что привозят какие-то полуфабрикаты, все это в школе дай бог разогревается, опять же удлиняется цепочка, больше возможностей, для того чтобы что-то попало в эти продукты. Почему сейчас именно так устроена сама система?

Владимир Чернигов: Ксения, давайте всем тем, кто высказывает яростное удивление, напомним, что точно так же это было организовано и во времена Советского Союза. Были комбинаты питания, были школьнобазовые столовые, то есть в большой школе был большой пищеблок, который готовил пищу не только для детей, которые здесь учатся, но и для соседних школ, так называемый кустовой принцип, ну в разумной доступности от базовой школы. Поэтому аутсорсинг – это не ругательное слово, это принцип организации питания. Если вам привезли из одной школы в другую приготовленные там котлеты, а на месте вы их только поставили в пароконвектомат, приготовили и положили в тарелку, это уже аутсорсинг.

Ксения Сакурова: Ага.

Владимир Чернигов: То есть полный цикл – это когда, я извиняюсь, из сырья, из картошки в мешке, из неразрезанного, непорционированного мяса вы готовите полным циклом все, что необходимо, по технологическим картам, чтобы это превратилось в кулинарное блюдо согласно меню. Если что-то привозят, например мытый или чищенный картофель, то это уже есть аутсорсинг, outsource, «внешний ресурс».

Виталий Млечин: Ага. Так, давайте послушаем Андрея?

Ксения Сакурова: Да, Андрей из Хабаровска.

Виталий Млечин: Андрей из Хабаровска. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, хочу сказать коротко, чтобы не занимать время, почему такая проблема. Пока у нас не будет вот этих аукционов… У нас борются за школы компании непонятно какие, чтобы привозить питание. Питание не готовят в школах, их привозят в контейнерах, в пакетах. Откуда, что? Аукционы – это удешевить, просто кто дешевле, тот и выиграл, вот она и проблема. Дети есть не хотят ту гадость, отраву, которую привозят. Что бы мы ни говорили…

Ксения Сакурова: Ваши дети в школе учатся, да? У вас дети школьники?

Зритель: У нас, да, во 2-м классе.

Ксения Сакурова: Не едят, отказываются?

Зритель: Да.

Виталий Млечин: А у вас как у родителя есть возможность проверить, что привозят? Может быть, попробовать?

Зритель: Вы знаете, это ничего не изменит. Я разговариваю с другими родителями, и мы понимаем, мы ничего не можем решить. У нас закон, у нас тендеры, и нам говорят, ну директора боятся говорить откровенно, но шепнуть могут: мы ничего не можем решить, за нас все решили. Вот и все.

Виталий Млечин: Ага.

Зритель: Дети нам не нужны, получается.

Ксения Сакурова: Понятно. Спасибо, спасибо за звонок.

Виталий Млечин: Понятно. Печальный очень вывод, но спасибо вам за вашу прямоту.

Вот что касается, вот действительно, если родители видят, что кормят детей невкусным чем-то, мягко говоря, по крайней мере точно невкусным, все-таки какая-то возможность повлиять на это, как-то, ну я не знаю, пожаловаться куда-то, заявить об этом, что дети не едят эту еду?

Владимир Чернигов: Виталий, я бы позволил два слова в комментарий к Андрею, который только что выступил. У меня первый всегда вопрос в таких случаях – когда человек сам в последний раз был в школе, где кормят его детей, его ребенка? И что он там смог увидеть лично? А вот «я разговаривал с другими родителями» – уже оценочное такое суждение. Мы ведем работу по вовлечению родителей к участию в организации питания достаточно давно. Буквально в августе в Мордовии, в Саранске прошел I Родительский форум, потому что о необходимости участия родителей в контроле за организацией питания несколько раз сказал президент…

Виталий Млечин: Вот-вот. Как это должно происходить? Как должны родители участвовать? Что именно делать?

Владимир Чернигов: Так вот, смотрите, мне не нравится слово «родительский контроль». Мне кажется, что надо начинать с внимания, как кормят моего ребенка, где, чем и т. д., а потом к участию. Если, предположим, действительно невкусно готовят на пищеблоке, это же предмет диалога с тем, кто готовит, не надо это все сводить к форме проведения конкурса, аукцион или другая форма…

Виталий Млечин: А как организовать этот диалог?

Владимир Чернигов: Есть такой прекрасный сайт, называется он зашкольноепитание.рф.

Виталий Млечин: Так, записывайте, уважаемые родители.

Владимир Чернигов: Очень простое название – «зашкольноепитание», по-русски в одно слово, .рф, где пошагово, подробно с документами, с бланками заявлений, если требуется, изложены и права, и возможности родителей поинтересоваться для начала, не со слов, не с передачи, даже не по мнению самого ребенка… Потому что очень много случаев, когда родители доходили до школьной столовой, садились за стол, ели и говорили: «А чего ему не нравится?»

Виталий Млечин: Ха-ха-ха. Понятно.

Владимир Чернигов: Такое тоже было.

Виталий Млечин: Естественно, у детей странные вкусы бывают, да.

Владимир Чернигов: Просто здесь надо понимать, Виталий, Ксения, что чудо не случится, дети разные, все живые, они растут, развиваются. Работа по диалогу со школьным персоналом столовой, меню, сегодня одно, завтра другое, он бесконечен. А мы все привыкли к тому, что давайте навалимся всем миром и у нас завтра чудо. Так не будет, к сожалению.

Виталий Млечин: Не будет. Спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания. Ключевое слово «диалог», которое я сейчас услышал, только что наш эксперт сказал, куда обращаться, зайти на этот сайт, посмотреть, как это должно быть организовано, и постараться вступить в диалог со школой и с той организацией, которая кормит ваших детей. Это, очевидно, самый правильный путь.

Послушаем нашего зрителя.

Ксения Сакурова: Да. Ольга из Москвы на связи. Ольга, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ольга.

Ксения Сакурова: Алло, Ольга?

Виталий Млечин: Ольга?

Зритель: Алло, да-да-да.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Виталий Млечин: Вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Дело в том, что какой может быть диалог, когда невозможно питание в школе вообще? Значит, мой ребенок учится в 10-м классе. Она приходит в школу, у нас сейчас все классы начинают в свое время, к 09:30, официальное окончание уроков – 16:05. Столовая отвратительная, травятся, все дети абсолютно недовольны. Кроме того, значит, после 16:05 идут дополнительные занятия, которые старшеклассники должны посещать. Значит, на самом деле раньше 17 часов ребенок не приходит. При этом буфет школьный закрыт и невозможно…

Более того, перемены короткие и учителя одни задерживаются, а дети сидят в классе, не имеют права выходить на перемену, и уже приходит следующий учитель. Я даю контейнер, а ребенок говорит: «Мне некогда было перекусить», – нет даже времени поесть. О какой организации питания и какие будут желудки после окончания школы?

Ксения Сакурова: Да…

Виталий Млечин: Это очень печальная история.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Мне кажется, что вам надо попробовать все-таки с директором обсудить эту ситуацию, потому что, когда нет перемен, когда ребенку некогда поесть, это не годится.

Ксения Сакурова: Да, спасибо, Ольга. Ну, на самом деле такая ситуация много где, Краснодарский край, сообщение: «Мой внук второклассник не успевает поесть вообще, перемены 10 минут. Так как школа переполнена, учимся в три смены. Зато работники столовой выносят пакеты с едой, которую не успели съесть дети».

Виталий Млечин: О, какие молодцы! Ну прекрасно.

Надо сказать, что очень разные приходят сообщения, диаметрально противоположные. Вот Алтайский край: «Мой сын кроме булочки в школе ничего не ел». Липецкая область при этом: «Моя дочь, когда училась в школе, просила дома не домашние котлеты, а как в школе». И вот из Пензы тоже: «У нас в пензенских школах кормят вкусно». Так что все-таки в некоторых школах удалось наладить питание, будем надеяться, что и во всех остальных, в которых до сих пор этого не сделали, наладится.

Но, пожалуйста, уважаемые родители, все-таки, как говорится, займите более активную позицию, постарайтесь вступать в диалог со школьными управляющими, с директорами, ну и, соответственно, с теми, кто еду привозит.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)