Марат Аманлиев: В нынешней системе привлечения людей к ответственности нельзя понять, где заканчивается шутка и начинается правда

Марат Аманлиев: В нынешней системе привлечения людей к ответственности нельзя понять, где заканчивается шутка и начинается правда
Реальные цифры: сколько налогов заплатили россияне. Зарплаты учителей уравняют. Безумные госзакупки. Герой нашего времени — богатый и успешный?
Поделись с государством: сколько мы отдаём официально и сколько платим скрытых налогов?
Сергей Лесков: Ворваться в стан мировых лидеров с помощью белорусской модели «заповедника социализма»? Нет, это без шансов!
Владимир Карачаровский: Поднять зарплату – не главное. Люди должны видеть движение страны к справедливости
Кирилл Семёнов: Если детей в школе немного и норматив в регионе невысокий, то откуда взять дополнительные деньги? Должен быть механизм финансирования
Высокая зарплата или интересные задачи? Что мотивирует россиян лучше работать
Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно
Максим Едрышов: Сейчас в автошколах фактически учат сдавать экзамен, а не ездить
Налоги-2019. Сколько раз мы платим за одно и то же?
Мнимые и реальные бедные. Экономисты выяснили, у кого в России - самые низкие доходы
Гости
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»

Оксана Галькевич: Да, продолжаем в том же духе, Костя, нужда-то теперь до штрафа ведь доведет, естественно, в неположенном месте, уважаемые телезрители. В правительстве сейчас активно редактируют КоАП, Кодекс об административных правонарушениях, и этот документ ждут большие изменения. Во-первых, он станет больше. Во-вторых, список правонарушений, их формулировки будут каким-то образом расширены. Ну и самое главное, наверное, самое неприятное, внимание, готовьтесь, – штрафы существенно вырастут.

Константин Чуриков: Ну вот если сейчас, например, справить естественные потребности или, как тут написано…

Оксана Галькевич: Как написано?

Константин Чуриков: …отправить естественные отправления, где-нибудь в темном дворе это обойдется в 500 рублей, то с появлением новой редакции кодекса за это (не будем расшифровывать) оштрафуют на 3–5 тысяч, и квалифицировано это будет как мелкое хулиганство. Между прочим, и исправительные работы возможны 40 часов, рабочая неделя.

Оксана Галькевич: Кстати, я подумала: это может быть разным тоже, да?

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: Но также нельзя делать это на улице, в парке, на вокзале, в общественном транспорте, Костя, на остановке, в лифте, в подъезде… Ты зря смеешься. Нельзя также в подвале, на чердаке и даже крыше, ты представляешь, до чего нужда может некоторых, куда завести. Вы знаете, список мест, где…

Константин Чуриков: …нельзя.

Оксана Галькевич: …нельзя безобразничать, тоже в новой редакции будет расширен, где нельзя пить, где нельзя ругаться, вот это вот все, а где, может быть, «льзя». Об этом мы спросим нашего гостя сегодня: в студии программы «ОТРажение» адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита» Марат Аманлиев. Марат, добрый вечер.

Марат Аманлиев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Марат, сейчас будем с вашей помощью так коллективно защищаться, во всяком случае вчитываться в это наше право.

Оксана Галькевич: Разбираться, где «льзя», а где нельзя.

Константин Чуриков: Да. Вот смотрите, отправление естественных потребностей в общественном месте. Я вспоминаю, у нас в студии однажды была одна женщина-профессор, и она говорила: Костя, Оксана, вообще естественные потребности человека – это поесть, поспать, она говорила про секс, и вот то, что, видимо, имелось в виду. Вот в данном случае что имеется в виду?

Марат Аманлиев: Ну, скорее всего, с точки зрения логики имеются в виду не самые лицеприятные отправления, но с точки зрения того, что написано, просто если вчитываться, то, что вы сказали, совершенно верно. Естественная нужда – поесть, попить… Могут оштрафовать, в общем-то, человека за то, что он поел, и зная некоторых правоохранителей, сотрудников, их может вполне легко на эту кривую дорожку судьба свести…

Константин Чуриков: Если человек неаппетитно это сделал.

Марат Аманлиев: Он скажет: «Ты что тут ешь в неположенном месте?» – и оштрафует. Поэтому…

Оксана Галькевич: Подождите, вы пошутили? Действительно личный фактор может настолько вмешаться?

Марат Аманлиев: Я не знаю. В нынешней системе привлечения к ответственности людей нельзя понять, где заканчивается шутка и начинается уже правда, потому что она потихоньку, эта шутка, превращается в правду.

Оксана Галькевич: Ага.

Марат Аманлиев: Как у нас «Чиполлино» тут недавно запретили.

Оксана Галькевич: А-а-а, ну да.

Марат Аманлиев: Поэтому…

Оксана Галькевич: Еще не запретили, по-моему.

Марат Аманлиев: Почти.

Оксана Галькевич: Из библиотек не изъяли и не сожгли на кострах.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Общественное место – что ранее подразумевалось под ним и что теперь предлагается подразумевать?

Марат Аманлиев: Я думаю, что это все, что было ранее общественным местом, оно остается: детские площадки... Не является общественным местом то, куда вы свободно проникнуть не можете, допустим, условно кальянная, они в основном все только через звонок, вы не можете спокойно туда зайти, как в ресторан обычный, и расположиться, вас туда могут пустить, могут не пустить. И вот то место, куда вас могут не пустить и от кого, от чего это зависит, воля стороны, это уже не является общественным местом.

Оксана Галькевич: Так. Ну и собственное жилье, квартира тоже не является общественным местом.

Марат Аманлиев: Ну это да, конечно, тоже не общественное место.

Оксана Галькевич: Там, где есть пропускная система…

Марат Аманлиев: Да-да, куда вы свободно не можете пройти…

Оксана Галькевич: Останкино, например, здесь можно вот это все, Костя… То есть получается так, что ли?

Марат Аманлиев: Да. Ну вот, допустим, метро – это общественное место; какой-то офисный центр, бизнес-центр – не общественное место.

Константин Чуриков: Смотрите, что касается пьяных, значит, за нахождение в общественном месте в пьяном виде штраф не изменится, но, значит, все-таки я читаю, что общественных мест станет больше. Правильно ли я понимаю, что вообще по нашему Административному кодексу, если человек пьян, то он даже просто вышел из условного питейного заведения или из дома на улицу, его уже можно сразу штрафовать?

Марат Аманлиев: Ну, тут не совсем так…

Константин Чуриков: Он сел в автобус или в такси, тоже можно оштрафовать, нет?

Марат Аманлиев: Если речь идет о его поведении. Это было бы глупо у нас тогда открывать рестораны, где и продавать алкоголь в общественных заведениях таких, после этого просто… Можно к каждому такому ресторану приставлять по наряду полиции, все выходят, и всех сразу штрафовать. То есть здесь его состояние алкогольного опьянения должно быть сопряжено с его поведением ненадлежащим: либо он матерится, либо пристает к кому-то, либо…

Оксана Галькевич: Так, а если он песни поет? Знаете, иногда так выйдешь, душа прямо…

Марат Аманлиев: Тут его за организацию несанкционированного какого-то мероприятия бы не забрали, потому что он у нас тут…

Константин Чуриков: Слушайте, так это можно в электричках знаете сколько людей остановить… Хорошо.

Оксана Галькевич: У которых душа поет?

Константин Чуриков: Значит, еще смотрим. До 5 тысяч рублей вырастет штраф за оскорбление других граждан. Что считается вообще оскорблением? Это же такая тонкая материя.

Марат Аманлиев: Да-да, совершенно верно. Здесь все зависит уже от лингвистической экспертизы. С точки зрения юридической, нельзя сказать, что вот назвал человека, и он все, сказал, что его это оскорбляет. Обязательно проводится лингвистическая экспертиза, и она должна установить, имеется ли в выражениях и словах конкретного этого человека, которого обвиняют в совершении правонарушения, элемент оскорбления. Если да, то его привлекают к уголовной ответственности, если нет, то не привлекают. Есть такие очень интересные случаи в рамках уголовного процесса, когда какие-то слова, в общем-то как будто бы и воспринимаемые как оскорбительные, лингвист говорит, что должностное лицо не могло оскорбиться.

Оксана Галькевич: Подождите, это кто-то должен написать заявление на тебя, на этого человека.

Марат Аманлиев: Да-да.

Оксана Галькевич: Пожаловаться на то, что…

Марат Аманлиев: Я не представляю, как это будет работать. Я знаю, что работает статья только про оскорбление представителя власти, они очень быстро оскорбляются, у них очень тонкая душевная организация: как-то не так сказал, он сразу весь оскорбился, испугался. А когда кто-то кого-то оскорбил и вот этим будут заниматься сотрудники полиции, я примерно вижу этот тоже процесс.

Константин Чуриков: Хочется тогда понять экономическую целесообразность всего этого. Штраф 5 тысяч – сколько стоит лингвистическая экспертиза?

Марат Аманлиев: Гораздо дороже.

Константин Чуриков: Гораздо дороже, то есть в принципе нерентабельно, невыгодно?

Марат Аманлиев: Да. И я могу сказать, что очень странный подход к ценообразованию этих штрафов. Понимаете, величина штрафа всегда так или иначе сопряжена, находится в корреляции некоторой с общественной опасностью. Вот у нас, допустим, выезд на полосу встречного движения 5 тысяч, превышение скоростного режима свыше 80 километров тоже достаточно серьезный штраф, и общественная опасность тут понятна: если вы выезжаете где-нибудь на трассе на встречную полосу, это может привести к летальному исходу, аварии, ДТП и куче смертей. И тут же 5 тысяч рублей за оскорбление. То есть это настолько же общественно опасно, как и причинение смерти? Я не знаю.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Ставропольского края, Олег, наш телезритель, хочет высказаться. Олег, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Меня зовут Олег. Смотрите, во-первых, хотел бы поблагодарить вас за вашу передачу и людей, которые присутствуют у вас, они говорят очень много хороших вещей, но почему-то власти не слышат, я не знаю, может быть, как-то надо продвигать. А во-вторых, в частности, сталкивался со штрафами в былые времена.

Сейчас… я путешествовал на автобусе по нашей стране большой, и особенно по ночам зимой происходит такое, что закрываются просто туалеты, пишется, что они работают только днем. Естественно, люди ищут место, и тут же вылавливает наряд ППС людей, либо штрафуют, либо просто деньги платишь, чтобы тебя не снимали с автобуса до выяснения обстоятельств. А вторая ситуация, в частности, даже в нашем городе, я живу в городе Изобильном Ставропольского края, один туалет на город.

Константин Чуриков: То есть вторая ситуация тоже с этим связана? Мы правильно начали нашу передачу.

Оксана Галькевич: Кстати, вы знаете, на самом деле многие пишут об этом, Москва и Московская область тоже пишет, не только Ставропольский край озабочен этой проблемой: «А туалеты-то где?» – пишут люди.

Зритель: Да. Я думаю, что это повысили опять-таки штраф, для того чтобы собрать побольше денег с простых людей. Почему не занимаются опять-таки людьми со сверхдоходами? Почему? Все думают, что какие-то вещи для простых людей…

Как-то очень странно все действует. Хотя помогали пришедшие к вам люди, которые у вас присутствуют на программах, через телевидение, я не знаю, как-то добиваться до правительства, я не знаю, до нашего, чтобы они слышали этих людей. Просто очень умные люди приходят к вам, очень интересные, очень правильно все говорят, но, видимо, их не слышат.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Олег.

Константин Чуриков: Спасибо, Олег.

Оксана Галькевич: Ну смотрите, пишет Ленинградская область предположение, что наверняка штрафы за курение в запрещенных местах, то есть везде, где какие-то таблички, что-то нарушающие, они, в общем, будут обходиться уже в гораздо более круглую сумму, эти нарушения, да?

Марат Аманлиев: Ну скорее всего, я ни разу не слышал новость, чтобы рекордно снизили штрафы, они только повышаются.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы сегодня на лентах информационных прочитали, что вот в новой редакции КоАП, Кодекса об административных правонарушениях, будет более четко прописано, что, где, когда, почему нельзя и, собственно, какое наказание за это полагается. Вы ожидаете, что это будет настолько детальный именно документ?

Марат Аманлиев: Ну, надежда всегда умирает последней, хотелось бы, конечно, увидеть более вменяемый кодекс с добавлением прав каких-то у лиц, привлекаемых к административной ответственности, с введением ответственности за объективно необходимые правонарушения. Вот единственное, что мне показалось более-менее вменяемым из всего этого перечня, – это введение ответственности за выгул потенциально опасных собак.

Оксана Галькевич: А давайте, кстати, покажем графику, друзья, что вообще в списке штрафов, давайте еще раз покажем.

Константин Чуриков: «Огласите весь список, пожалуйста».

Оксана Галькевич: Там действительно выгул собак особо опасных пород, прежде этой статьи не было в КоАП совсем, а в новом она должна появиться. Там сразу такой суровый штраф, от 3 до 5 тысяч.

Марат Аманлиев: Я не скажу вам, что это сурово. Во-первых, это то нововведение, которое мы предлагали в августе, это наша организация «Коллективная защита», в августе мы эту тему поднимали, на нас почему-то сорвали всех собак, как ни странно, за штраф за потенциально опасных собак, потому что там породы собак такие, что… Знаете, как собачники говорят, «они вас просто понюхают». Но эти породы собак такие, что они вас понюхают изнутри фактически, если она неправильно была воспитана и на ней нет намордника, если уж она неправильно воспитана, то она человека разорвет в пару секунд, причинит ему смерть, грубо говоря. Поэтому 5 тысяч рублей – это вообще ерунда по сравнению с…

Оксана Галькевич: Слушайте, тогда эти породы должны быть, простите, перечислены в документе, или это не принято?

Марат Аманлиев: Они перечислены, они есть, там 12 пород собак.

Оксана Галькевич: Список есть, 12 пород.

Марат Аманлиев: Правительство их утвердило, да, ввели запрет, но почему-то не ввели ответственность.

Константин Чуриков: Оксана, ленту сообщений читаешь? Людям интересна определенная составляющая. «Туалетов на улицах нет, у нас женщинам (Ульяновская область) штраф 1 500, мужчинам 1 000, что за дискриминация?» Может быть, это региональное законодательство?

Марат Аманлиев: Это в чистом виде дискриминация.

Константин Чуриков: Вот еще Кострома на полном серьезе: «Депутаты советовались с врачами? Что делать старикам? У меня есть потребность в этом через каждый 1 километр», – ну вот…

Оксана Галькевич: Слушайте, вот, кстати, через каждый 1 километр – а почему обочины дорог не внесены, простите, в общественные места? Я что-то не увидела. Может быть, это просто в документе они будут, а здесь они не упомянуты, на информационных лентах? Простите, за город выезжаешь, и вот эти вот «прекрасные» люди стоят…

Константин Чуриков: Они вынуждены.

Оксана Галькевич: Вынужденно.

Марат Аманлиев: Нет, а что, с другой стороны, делать? Нет, допустим, туалетов нигде.

Оксана Галькевич: Нет, ну правда, в лесок отойти, господи, Марат, спрятаться за елкой.

Марат Аманлиев: То есть законодатель призывает не хотеть, просто призывает законодатель не хотеть, не создавая условия. Это примерно ситуация, как с парковками: парковаться нигде нельзя, парковочные места сделаете? – «неа, не будем».

Константин Чуриков: Ну как-то вообще говорят часто: «Потерпите».

Нам звонит Ирина из Москвы. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Скажите, пожалуйста, будут ли касаться штрафы самих сотрудников полиции, которые в городе Москве регулярно справляют нужду по адресу дом 41, Дмитровское шоссе, корпус 2? Причем это происходит на глазах у всех жителей, окна которых выходят на эту сторону.

Константин Чуриков: Меня как назло сейчас камера крупно показывает.

Оксана Галькевич: А там жилой дом, да?

Зритель: Это жилой дом…

Оксана Галькевич: И там сотрудники при исполнении, в погонах? Там видно, кто пошел?

Зритель: Да-да. Нет, не пошел, а они подъезжают на автомобилях, это забор Тимирязевской академии, это очень удобно, они подъезжают и регулярно это осуществляют. Кто их будет штрафовать?

Оксана Галькевич: Да, понятно.

Константин Чуриков: Хороший вопрос, кто оштрафует сотрудника…

Оксана Галькевич: Кстати, да.

Марат Аманлиев: Я уверен, их коллеги и будут их штрафовать, у нас же честная полиция, там сразу из их же отдела приедут другие сотрудники, им пожурят пальцем, скрутят их, может быть, даже сломают ногу о сопротивление и оштрафуют. Ну конечно же, никто не будет их штрафовать!

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы на самом деле…

Марат Аманлиев: Это смешно, когда…

Оксана Галькевич: Подождите, а граждане могут в данной ситуации что-то сделать? Вот нам звонит телезрительница, которая действительно возмущена, это кого угодно возмутит, там парк, я так примерно вспоминаю, где это место, там гуляют люди с детьми, без детей, неважно, там все это наблюдают, как-то зафиксировать, простите, это дело, куда-то это отправить, сообщить, чтобы не было этого безобразия?

Марат Аманлиев: Только так.

Оксана Галькевич: Ну правда, простите меня, в Москве в кафе, что ли, не зайти? Не откажут ведь, правда, товарищи полицейские.

Марат Аманлиев: Абсолютно. Но вот они считают, что поскольку они наделены властными полномочиями, они могут так поступать. Ну конечно, люди могут выполнять свой гражданский долг, записывать это все на видеокамеру, самое главное успеть этот процесс запечатлеть и спрашивать, откуда, из какого он отдела внутренних дел, ехать к начальнику и показывать: «Смотрите, какие у вас доблестные сотрудники, видимо, у них какое-то оперативно-розыскное мероприятие, они тут вылавливают тех, кто этим тут занимается, просто за своего чтобы сойти, а потом…»

Константин Чуриков: Но потом придется ждать какую-то ответочку, правда?

Марат Аманлиев: Конечно, безусловно.

Константин Чуриков: Так оно не проходит.

Марат Аманлиев: Это просто так не останется, они любят обижаться, оскорбляться.

Константин Чуриков: Смотрите, новая версия кодекса будет включать в себя, значит, вместо нынешних 16 глав 35 глав в той части, которая формулирует составы правонарушений. Это что получается, такой репрессивный получается Административный кодекс?

Марат Аманлиев: Может быть, какие-то составы правонарушений разобьют на несколько, потому что есть какое-то правонарушение, оно трансграничное такое, его можно рассматривать как одно правонарушение, из него можно выделить другое, может быть, из-за этого. Может быть, добавят каких-то новых правонарушений либо введут новые права и обязанности дополнительные, потому что, насколько я читал проекты закона, возможно, туда введут право иностранных граждан, которых депортируют, у них фактически сейчас нет права на бесплатного государственного защитника, мало того, что они не владеют языком, так они еще должны с точки зрения КоАПа обладать достаточными юридическими познаниями, чтобы защищать свои права.

Возможно, дополнят главой о том, что лица, которые подлежат административной ответственности, которые могут быть подвергнуты административной ответственности в виде ареста административного, то есть это лишение свободы просто на срок 15–30 дней, но это аналогичное нарушение просто на более усеченный, это же лишение свободы, как в Уголовном кодексе, просто в Уголовном кодексе у человека есть право на бесплатного защитника, а у человека, которого лишат свободы и его не выпускают никуда, вот у него такого права нет. Возможно, об этом будет дополнительная глава.

Оксана Галькевич: Красноярский край, Галина нам звонит. Галина, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. У меня вот какой вопрос: почему не штрафуют наших курильщиков? Подходишь к полиции, махают руками, бесполезно. На общественных остановках или на лавочках, летом закрывают у нас дорогу, проходишь с детьми маленькими, гуляешь, трехлетний внук, сидим на остановочке или на лавочке, это бесполезно. Подходишь к полиции, говоришь, я говорю: «Посмотрите, ведь штраф должен быть», – махнули и пошли. Когда у нас такой будет беспредел?

Константин Чуриков: Нет, кстати, правда, это в любом городе, мне кажется, на любой остановке это можно с завидной регулярностью наблюдать.

Марат Аманлиев: Да.

Константин Чуриков: Зачем новый штраф, если, в общем-то, старые нормы не действуют?

Марат Аманлиев: Это очень хороший вопрос. Если вы не можете администрировать те штрафы, которые существуют, во-первых, бессмысленно повышать штрафы, если вы ими не собираетесь заниматься, этими правонарушениями, а во-вторых, антилогично дополнять новыми составами, если на старые времени не хватало и желания. Во-вторых, эти сотрудники полиции сами курят, и попробуй ему сделать замечание.

А в-третьих, вы представляете, насколько это трудоемкий процесс для самого сотрудника полиции? Он просто постоял-покурил, этот человек, а ему материал оформлять часа полтора, наверное. Это его нужно задержать, привезти в отдел, составить постановление, отдать ему в руки, потом он еще это будет обжаловать, не дай бог отмена будет, в итоге прилетит ему по шапке за то, что он решил кого-то привлечь к ответственности за нарушение закона.

Оксана Галькевич: Подождите, но им же там статистика какая-то нужна, у них же там палочная система, с них требуют, требуют…

Марат Аманлиев: Я не думаю, что это та самая статья, за которую палочная система наказывает их.

Оксана Галькевич: Не требуют, да? Простите, штрафы повышают, мы знаем, что как только растут штрафы, извините, увеличивается коррупционная заинтересованность.

Константин Чуриков: Ой, я думал, прямо сейчас выругаемся.

Оксана Галькевич: Плохих сотрудников, естественно.

Марат Аманлиев: Не всех.

Оксана Галькевич: Не всех, конечно.

Марат Аманлиев: Там только человека три, наверное, есть, которые нечисты на руку. Если бы штраф вырос с 1 тысячи рублей до 1 миллиона, тут можно было бы говорить о какой-то возможной коррупционной составляющей, а когда штраф вырастает с 1 тысячи до 5 тысяч… Не знаю.

Оксана Галькевич: Нет, да?

Константин Чуриков: А что выгоднее государству, пополнение казны за счет как раз-таки правонарушителей, которые нарушают и платят штрафы, или, например, какой-то такой штраф, после которого никому не хочется…?

Марат Аманлиев: Это все зависит… Знаете, как старая такая шутка: если мы покупаем или продаем, все зависит от того, на что направлена политика государственная. Если мы боремся с ненадлежащим поведением, то, естественно, было бы логично для государства преследовать цель в конечном итоге максимально пресечь совершение правонарушений.

Константин Чуриков: Нулевое курение на остановках, нулевое справление нужды…

Оксана Галькевич: …на остановках.

Марат Аманлиев: Ну или там 0,01%. Если мы говорим о том, что мы наполняем бюджет…

Оксана Галькевич: Мне кажется, вы тут близки.

Марат Аманлиев: Если мы говорим, что мы наполняем бюджет, ну конечно, чтобы почаще штрафовали, прямо вот если реально на остановку вывести сотрудников полиции, чтобы они всех вылавливали, стояли где-нибудь за деревом. Но проблема в том, что сотрудников полиции сокращают, то есть для преследования цели наполнения бюджета нужно еще, чтобы был штат, а они не успеют…

Константин Чуриков: Но скоро камеры помогут, кстати, распознавание лиц.

Марат Аманлиев: Вот-вот. Если будет распознавание лиц и фиксирование правонарушений, в том числе курения, то это будет, как со штрафами ПДД: просто выходишь на улицу, домой пришел, тебе уже четыре штраф прилетело за что-нибудь – тут дорогу неправильно перешел, тут что-то там посмотрел не так, тут случайно жвачка у тебя выпала.

Оксана Галькевич: Главное, не быть похожим на кого-нибудь неправильного, а быть похожим на кого-нибудь, кто…

Марат Аманлиев: …законопослушного.

Константин Чуриков: Вот нам звонит сейчас законопослушный, я уверен, зритель Александр из Керчи. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Да, вы правы, я очень законопослушный гражданин. Смотрите, я вот недавно возил людей с Германии, они у нас были в Крыму в гостях, и вот я их возил на симферопольский аэропорт. Они, конечно, были удивлены от России. Помимо того, что там трасса «Таврида», кто как хочет обгоняет, сплошные… Им вообще, людям, на эти штрафы все равно, потому что штраф 500 рублей за превышение, допустим, если до 40 километров, а если за 2 недели оплатил, то всего лишь 250 рублей. Люди, которые обладают большими деньгами, им вообще все равно, они за день 50 штрафов наберут, им все равно.

Вот они мне рассказали, немцы, как у них: помимо того, что у них штраф большой за превышение, во-вторых, у них есть штрафные баллы, то есть ты не можешь набрать 50 баллов в течение месяца. Можно, например, большое правонарушение сделать, сразу, допустим, 50 баллов у тебя есть, или на мелких нарушениях, за каждое нарушение 3–4 балла. Соответственно, если ты в месяц нарушишь 30 раз даже по мелочи, ремень не пристегнешь или немного превысишь скорость, пусть даже на 20 километров, у тебя права эти отнимут. И это тоже круто: помимо того, что штрафы большие, есть еще балльная система.

Константин Чуриков: Заложен какой-то лимит для гражданина, насколько он может похулиганить в течение месяца, например, да?

Зритель: Да, месяца или года, у них есть ограничение, говорят, что они больше боятся даже не вот этих больших штрафов, а боятся баллов, потому что баллы наберешь и все, права отнимут. Во всем мире, когда пристегиваются, говорят: «А вдруг авария?», а у нас пристегиваются и говорят: «А вдруг милиция?» Если бы не милиция, вообще бы никто не пристегивался, не думали бы про штрафы.

Опять же есть же какие штрафы? Есть такие, даже не знаю… Есть такая статья, что…на перроне или поезде запрещено. Знаете, сколько штраф? Первое предупреждение, второй раз 100 рублей. То есть человек, ему 100 рублей смешной штраф, был бы 500, 1 000, может быть, он и не стал бы семечки на перроне грызть. А так ему первый раз еще предупреждение. То есть полицейский может составить протокол, как вы говорите, куча бумаг, всей этой макулатуры кучу собрать, и в конце концов человеку придет предупреждение или 100 рублей. То есть человек точно в следующий раз будет эти семечки грызть, плевать и тому подобное.

Константин Чуриков: Александр, вас в Госдуму надо, прямо так здраво рассуждаете. Спасибо, браво.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Я рассуждаю, как нормальный гражданин, потому что я не превышаю скорость, у меня никогда в жизни не было штрафов; я не курю, почему я должен нюхать запах? Я считаю, что правильный этот закон, какой там, 6.24 за курение для тех, кто на…

Константин Чуриков: Вот, и номер закона человек знает. Да, спасибо, Александр, удачи, успехов.

Оксана Галькевич: Скоро будем новые статьи… А когда он примерно, кстати говоря, появится, выйдет в свет, так скажем, будет одобрен?

Марат Аманлиев: Очень сложно об этом говорить, когда он появится. Его планируют… Скорее всего, где-нибудь к середине 2020 года, если его полностью переформатируют заново.

Константин Чуриков: Мы будем жить теперь по-новому.

Оксана Галькевич: По-новому, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Марат Аманлиев был у нас в студии, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски