Марина Чернова: Походы с детьми в фастфуд не должны быть рутинной практикой

Гости
Катерина Янг
врач-эндокринолог
Марина Чернова
руководитель программ общественного здоровья Международной Конфедерации обществ потребителей

Россия выбирает фастфуд. Количество закусочных растёт, как и число их клиентов. Чем опасно регулярное потребление гамбургеров? Не пора ли нам, как в Великобритании, ограничить рекламу сетей быстрого питания?

Оксана Галькевич: А тебя, Константин, мы помним с разными щеками…

Константин Чуриков: В разной весовой категории.

Оксана Галькевич: Признавайся, в фастфуд-заведения любишь захаживать?

Константин Чуриков: Все захаживают, и я иногда, инкогнито, без грима, без очков.

Оксана Галькевич: Вот, вот из таких, как ты, Константин, из-за этих вот всех у нас в стране рынок неправильного, то есть быстрого, питания и растет.

Константин Чуриков: Быстро.

Оксана Галькевич: Больше всего его любят в Москве, кстати, на втором и третьем месте у нас южане расположились, потом Челябинск, а потом только Петербург. Едят чаще всего на ходу, на бегу, быстро-быстро, очень быстро что бы ты думал? – гамбургеры.

Константин Чуриков: То есть в борьбе за первое место иностранный фастфуд лидирует, отечественные блины отстают на одну позицию, правда, сейчас их уже называют «роллами», обходя при этом шаурму (или шаверму), чебуреки и пиццу. Ну и все это, конечно, очень, очень калорийная еда, вредная.

Оксана Галькевич: Да, Костя, и она становится еще ужаснее, в смысле ужасно калорийнее. Американцы тут недавно выяснили, что за 30 лет средний вес и калорийность того самого бургера, гамбургера, чизбургера в сетях быстрого питания выросли, они прибавили примерно по 30 граммов и 90 калорий. Вот интересно при этом, сколько при этом прибавили в весе потребители в граммах, сантиметрах, килограммах.

Константин Чуриков: Ну и поскольку совсем недавно, кстати говоря, в Великобритании предложили запретить рекламу фастфуда как раз по схожим проблемам, по схожим мотивам на телевидении после 9 вечера, и в нашей Госдуме прозвучало предложение запретить рекламу фастфуда, мы сейчас вас, уважаемые зрители, хотим спросить: как вы считаете, надо запретить рекламу фастфуда в России? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте на номер 5445, это наш SMS-портал, в конце этого часа подведем итоги.

Оксана Галькевич: А блины правда теперь «роллами» называют? Я не знала.

Константин Чуриков: Во многих заведениях.

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: Ты заходи почаще.

Оксана Галькевич: Давай представим нашего гостя: у нас в студии сегодня Марина Чернова, руководитель программ общественного здоровья Международной конфедерации обществ потребителей. Здравствуйте, Марина.

Марина Чернова: Добрый день.

Константин Чуриков: Марина, скажите, а насколько действительно эта проблема сейчас в России реальна? Действительно у нас люди теперь, их хлебом не корми, дай гамбургер съесть?

Марина Чернова: Ну на самом деле спасибо большое, что подняли эту тему, потому что она близка моему сердцу как врача. Понятно, что оставлять ее без внимания нельзя. Стоит только выйти и посмотреть, что творится на улицах, насколько это, в общем-то, популярно.

Что происходит? К сожалению, вот та пища, о которой мы сегодня говорим, тот самый фастфуд – это пища, которая содержит очень высокое количество насыщенных жиров, соли и сахара, то есть это компоненты пищи, которые доказано оказывают отрицательное влияние на здоровье человека, а именно повышают вероятность развития ожирения, сахарного диабета, соответственно, сердечно-сосудистых заболеваний и так далее, и так далее. И вот по данным Росстата нашего российского, к сожалению, за последние годы выросла значительно заболеваемость ожирением, в 2 раза…

Оксана Галькевич: В 2 раза за последние 2 года?

Марина Чернова: В 2 раза, но не за 2 года.

Оксана Галькевич: А за сколько?

Марина Чернова: Это за десятилетие.

Оксана Галькевич: За десятилетие. Но все равно стремительно.

Марина Чернова: Да, очень много. И это среди 15-17-летних подростков.

Оксана Галькевич: А, так это вообще дети даже, среди них.

Марина Чернова: Это дети, да.

Оксана Галькевич: У которых быстрый обмен веществ, казалось бы, они такие все подвижные…

Марина Чернова: Да, казалось бы.

Оксана Галькевич: Не то что мы, любим посидеть на диванчике.

Марина Чернова: Да. То есть на самом деле это проблема, которую надо обязательно каким-то образом пытаться решить. Что огорчает? Пища очень вкусная эта, она привлекательная.

Константин Чуриков: Да.

Марина Чернова: Для детей это способ, в общем-то, некой тусовки в ресторанах быстрого питания.

Константин Чуриков: Кстати, проводили исследование, им еще нравится еду просто в руках держать, им это удобно, без этих вилок, без ножика…

Оксана Галькевич: Без занудства вот этого родителей: «Возьми нож, вилку»?

Константин Чуриков: Конечно.

Марина Чернова: И получается такая ситуация, что действительно легче перехватить на ходу что-то, что-то перекусить. Но если мы смотрим на ребят-подростков, то они просто там, это для них возможность выхода в свет в определенной степени, рестораны быстрого питания. Поэтому вопрос в чем? Есть ли возможность в этих ресторанах купить другую пищу, в которой, в общем, есть и овощи, и фрукты, и насколько эта пища продвигается, этот фастфуд насколько продвигается.

Оксана Галькевич: То есть рекламируется, вы это имеете в виду?

Марина Чернова: Естественно, конечно.

Оксана Галькевич: Насколько он распространен.

Марина Чернова: Конечно, насколько он рекламируется. Несколько лет назад наша организация сделала исследование в принципе и посмотрела, во-первых, какая доля этой рекламы, именно какой еды была по телевидению, мы сидели и добросовестно смотрели телевизионные передачи, именно смотрели в то время, когда смотрят дети, то есть это где-то средние часы днем и до 21 часа. И оказалось, что практически вся еда, которая рекламировалась, была с высоким содержанием сахара, насыщенных жиров и соли, то есть она была…

Оксана Галькевич: Это еще же и напитки вот эти все газированные, сладкие.

Марина Чернова: Безусловно, с высоким содержанием сахара.

Константин Чуриков: Марина, но нам всегда рассказывают, что да, надо питаться правильно, Росстата насчитал, что мы, значит, недопотребляем овощей очень серьезно, что мы перепотребляем сахар…

Оксана Галькевич: Давайте покажем, сколько мы недопотребляем.

Константин Чуриков: Сейчас это все будет на экране. Это все здорово, но, может быть, здесь надо говорить не о каком-то нашем желании, хотении, а просто о наших финансовых возможностях? Ведь люди не от хорошей жизни идут в эти известные закусочные, а не идут, например, я не знаю, в ресторан, когда у них есть такая необходимость. Правильно, привычка какого-то все-таки досуга, какого-никакого выхода в примитивный свет все равно есть.

Марина Чернова: Я с вами согласна, что это действительно вопрос, потому что эта еда недорогая, она достаточно доступна, просто вот зайти и посмотреть, тот же гамбургер сколько стоит, он вполне, в общем-то, доступен по цене. Видимо, здесь еще проблема какая? – дома стали меньше готовить. То есть легче купить какой-то…

Оксана Галькевич: Наши мамы стали меньше готовить? Я вот не верю.

Марина Чернова: Нет, смотрите, о чем идет разговор? Идет рост производства и соответственно потребления пищи, которая произведена, которая не приготовлена…

Оксана Галькевич: Субпродукты какие-то?

Марина Чернова: Не совсем субпродукты, а приготовленная еда: готовые котлеты, колбасы, сосиски, то есть то, что переработано, то, что уже готово, то, что легко приготовить на скорую руку, придя домой, что-то сделать и так далее.

Оксана Галькевич: Пельмешки…

Марина Чернова: И получается, что дети приучаются к тому, что вот этот вот «домашний фастфуд», так его назовем, уже с определенного возраста у них входит в привычку. Плюс еще давайте не забывать такой момент…

Оксана Галькевич: Без сосисок, простите, это же просто кухонное рабство какое-то, без сарделечек-то по-быстрому с гречечкой, не успеешь накормить семью иначе.

Марина Чернова: Вы знаете, Оксана, вопрос уже просто, когда ты себе ставишь «нет» и все. Например, в нашей семье колбаса уже табу несколько лет.

Оксана Галькевич: А когда у вас трое мужиков и все хотят мяса?

Марина Чернова: Это, конечно же, вопрос. Значит, надо тогда 5-литровые кастрюли варить щей-борщей…

Константин Чуриков: Кстати, что и делает Оксана в 7 утра перед эфиром, рано сюда приезжает потом, варила борщ в 7 утра.

Оксана Галькевич: Я это делаю, это правда.

Константин Чуриков: Сейчас мы попробуем связаться с эндокринологом, у нас тоже есть вопросы. Уважаемые зрители, вообще присоединяйтесь, расскажите о своем режиме питания, есть ли у вас, скажем так, желание заходить в эти фастфуды или вообще какую-то предподготовленную, как это называется, полуфабрикаты какие-то покупать?

Оксана Галькевич: Да, полуфабрикаты.

Константин Чуриков: Пользуетесь вы ими, не пользуетесь? Нам это тоже интересно.

Сейчас у нас есть возможность поговорить с эндокринологом, который у нас в эфире, – это Катерина Янг, врач-эндокринолог. Здравствуйте, Катерина.

Катерина Янг: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Катерина, смотрите, нам начинают рассказывать зарубежные разные люди, что есть плохой фастфуд, а есть хороший, если фастфуд, а есть фастгуд. Скажите, пожалуйста, вот это разделение имеет право на жизнь?

Катерина Янг: Алло, не слышу вас.

Константин Чуриков: Так, понятно, сейчас с вами поработают наши ассистенты.

Оксана Галькевич: Мы можете пониже уровень звука сделать на телевизоре…

Константин Чуриков: Можете трубку взять в ухо.

Оксана Галькевич: …и взять трубочку, например.

Константин Чуриков: Вы тогда нас будете слышать.

Катерина Янг: Алло.

Константин Чуриков: Вот, смотрите, о чем спрашиваю. Некоторые эксперты говорят, что не весь фастфуд одинаковый: есть «фастгуд» – это те же гамбургеры, но приготовленные по другой технологии, они не так вредны. Или все это все равно вредно, как вы считаете?

Катерина Янг: Ну скажем так, вообще сейчас культура быстрого питания очень сильно развивается. Просто вопрос качества продуктов используемых и вопрос, что, в общем-то, предлагается в качестве быстрого приготовления. Вообще быстрое приготовление тех же овощей (а-ля вок), они вполне могут быть приготовлены аль денте. Вообще сейчас появилась такая тенденция…

Константин Чуриков: Вок аль денте?..

Катерина Янг: …в Москве я тоже обратила внимание, что такое есть: на рынках появляются точки быстрого питания. Это необязательно будет что-то типа бургера, хотя тот же бургер можно сделать в листьях с каким-нибудь правильным соусом и хорошего качества мясом, сделать это быстро. Но вот недавно буквально в районе «Белорусской», совершенно новое открывшееся место, очень интересно: там можно просто прилавки со свежайшей рыбой, которая буквально плавает, если сделать за 5…

Константин Чуриков: Так, Катерина, у нас связь пропала на этой гламурной ноте…

Оксана Галькевич: К сожалению, у нас проблемы со связью…

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вернемся к вам, Марина. Вы знаете, я хочу спросить: а может быть, проблема в том, что мы едим не только вот эту неправильную еду, фастфуд, а может быть, мы просто много стали есть, гораздо больше, чем это было, когда мы в школе учились, когда наши родители росли? Может быть, просто еды стало много, она легко доступная, поэтому у нас с эндокринной системой проблемы, набор веса?

Марина Чернова: Безусловно, вы правы, эта проблема существует. Но вот у нас еще есть одна такая проблема, которая нас волнует как потребительскую организацию, Конфедерацию обществ потребителей, которую я представляю, – это то, что наши потребители, к сожалению, не могут даже узнать, что они едят, потому что та информация на этикетке, которая есть, не позволяет узнать, сколько в данном продукте вот этих вот потенциально опасных компонентов, то есть сколько соли, сколько сахара, сколько насыщенных жиров.

Константин Чуриков: Ну подождите, разворачиваете, значит, берете бигмак, вот эту снимаете бумагу, и там все написано.

Марина Чернова: Я сейчас говорю в принципе об этикетках. На удивление я посмотрела не далее чем сегодня приложение «Макдональдса», на самом деле они дают информацию, в частности, например, по детскому Хэппи Милу, какое количество сахара, насыщенных жиров и соли в отличие от всей остальной продукции, которая продается в Российской Федерации в торговых сетях. То есть потребители этой возможности лишены, потому что у нас так законодательно закреплено, то есть мы отстаем в этом отношении от всего мира.

Оксана Галькевич: Подождите, а разве законодатель не обязал ресторанные точки питания…

Марина Чернова: Это не ресторанные, я сейчас говорю в принципе об этикетках, которые есть на продуктах питания.

Оксана Галькевич: А, понятно.

Марина Чернова: То есть вот в этом смысле. Вопрос в том, что рестораны не обязаны размещать эту информацию, просто, видимо, «Макдональдс» идет по пути своих…

Оксана Галькевич: Международной практики какой-то.

Марина Чернова: Да, видимо, какой-то международной практики. Но когда прочитаешь и посмотришь то, в каком количестве сахара, насыщенные жиры и соль в этих продуктах, конечно же… Но до этой информации надо докопаться и понять, насколько это важно. Никаких вот этих красных меток… Возможно, вы о них слышали, красная маркировка продуктов питания в той ситуации, если вот эти потенциально опасные компоненты пищи находятся в высоком содержании. Вот, к сожалению, у нас этого нет, в России этого нет.

Константин Чуриков: Нам звонит Татьяна из Москвы. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Марина Чернова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Татьяна, говорите, пожалуйста. Москва у нас, кстати, лидирует по потребляемому фастфуду.

Зритель: Учитель биологии, Москва. При подготовке к экзамену по биологии мы с ребятами отрабатываем тренировочные работы. Одно из заданий тренировочной работы – расчетная задача, надо рассчитать правильно килокалории. Условия задачи: «Ребенок приезжает на экскурсию в какой-либо город и хочет перекусить. Он идет в кафе быстрого питания (это из условий задачи). Далее ему предложен перечень блюд, в том числе салаты овощные, прочие напитки, морсы». В правильном ответе всегда будет: бигмак, чизбургер и прочие блюда из фастфуда. В правильном напитке обязательно будет «Кока-кола» и «Пепси-кола». Это уже проводится несколько лет подряд. Это нетрудно проверить, надо набрать в поисковике «расчетные задачи на килокалории, задание по биологии, 9 класс».

Константин Чуриков: Это потому что дети думают, что вы проводите соцопрос, а это на самом деле экзамен по биологии.

Зритель: Это экзамен, я говорю серьезно.

Марина Чернова: Да-да, мы понимаем.

Зритель: Уже несколько лет я готовлю детей к экзамену, и вот такие задачи.

Марина Чернова: Понятно.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Марина Чернова: Грустно. Спасибо, Татьяна.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Марина, у меня вот вопрос. Вот этим всем западным фастфудам, сетям любят себя противопоставить иногда наши, которые, так скажем, вот это свое быстрое питание организуют на каких-то там национальных рецептах: блины с чем-нибудь…

Константин Чуриков: Пончиковые, пирожковые…

Оксана Галькевич: Кисели, квасы и так далее. Ну вот и объясните нам, чем вот блины с какой-нибудь начинкой, наше национальное блюдо, с квасом лучше, допустим…

Марина Чернова: Ничем не хуже и ничем не лучше.

Оксана Галькевич: А чем эти фастфудовские блины хуже домашних блинов тогда? Мы же тоже любим и дома.

Марина Чернова: Правильно, только тут вопрос как раз о том, что вот эти, скажем так, принципы (скучное слово) здорового питания, чтобы их переносить на все этапы своей жизни. А вот эти вот походы в фастфуд, чтобы это не было рутинной практикой, чтобы это не было рутиной, чтобы это не было постоянным приемом пищи, чтобы ребенок не жил на этом. Это очень сложно, я понимаю, потому что когда, например, пытаются детей кормить правильным, здоровым питанием… Насколько я знаю, такая практика была в школе-интернате, это ужасно, выливалось огромное количество…, потому что они ее не ели, им она не нравилась.

Оксана Галькевич: Конечно.

Марина Чернова: И потом уже, когда им там пиццу приготовили, что-то такое сделали, тогда они уже это начали есть. И здесь вопрос формирования еще вкусовых привычек.

Константин Чуриков: Скажите, а где наши вот эти столовые, которые раньше были? Прекрасные, вкусные столовые.

Марина Чернова: Я поняла, отличный вопрос. Вот это как повезет. Вот, например, мы у себя нашли недалеко в бизнес-центре замечательную столовую, которая готовит нежирную, нормальную еду, от которой нет изжоги, на воде готовятся супы, можно взять что вы хотите себе подобрать, вполне умеренные цены. Но вот фастфуд чем, скажем так, коварен в определенной степени? Это вкусно, это насыщает, и кажется, что ничего страшного, действительно поел, вкусно, очень хорошо. Мы не будем брать аспекты микробиологические, санитарно-эпидемиологические, это не наш вопрос.

Оксана Галькевич: Предположим, что все нормально.

Марина Чернова: Предположим, что все нормально, вы съели безо всяких последствий для здоровья. Но долгоиграющие вот эти вот последствия по тем же самым трансжирам, о которых у нас вообще никакой информации нет для потребителя, он не знает, что там присутствуют…

Константин Чуриков: Что такое трансжиры?

Марина Чернова: Это трансизомеры жирных кислот, которые влияют на то, чтобы, скажем так, плохой холестерин становился выше, а хороший холестерин снижался, тем самым повышая риск вот этих вот бляшек атеросклеротических и соответственно болячек.

Константин Чуриков: Ох уж эти бляшки.

Марина Чернова: О да.

Константин Чуриков: У нас есть звонок из Кемерово, давайте выслушаем Валентину. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорить?

Константин Чуриков: Нужно.

Оксана Галькевич: Да, нужно.

Зритель: Спасибо, что дозвонилась…

Константин Чуриков: Вам спасибо.

Зритель: Добрый вечер вам.

Марина Чернова: Добрый.

Зритель: Я хотела бы сказать, что я тоже за то, что нужно запретить рекламу фастфуда. Я, мне уже 63 года, я вообще его не ем, даже единственный раз в год. Ну что я хочу? Меня волнует, что дети это едят. Дети – это будущее нашей страны, они должны будут работать, должны будут страну свою улучшать и прочее. Какое же у них будет здоровье? И потом я не знаю, права я или нет, но я все больше вижу детей с нездоровым таким весом и молодежь.

Марина Чернова: Да.

Константин Чуриков: Валентина, а вы как считаете, запретить надо только рекламу этих фастфудов или сами заведения тоже? Вы бы как предложили?

Зритель: Ну вы понимаете, что это не запретятся заведения, хоть как, не сможем этого сделать. Но надо какую-то работу все равно проводить. Я, конечно, не могу определиться, что нужно делать, но все равно надо как-то делать. В мое время фастфуд был – это были рулеты с маком мамины и пирожки с капустой.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Костя, хватит вот этой пролетарской диктатуры в утверждениях.

Константин Чуриков: Нет, подождите, у меня просвещенный…

Марина Чернова: Нет, я понимаю, действительно на самом деле правомочно совершенно Константин, потому что и такие радикальные подходы есть. Нет, идет разговор о том, что это данность, мы с этим живем. Есть в организациях фастфуда здоровая еда? – есть. Но продвигается, к сожалению, и на телевидении в том числе еда не самая здоровая. Поэтому вопрос регулирования и ограничения рекламы еды, в которой содержатся как раз те самые компоненты, о которых я говорила, вот эти компоненты нездоровой еды, это нужно сделать.

И как, например, пошли по этому пути? Посмотрите, в Америке уже трансжиры, о которых я говорила, убирают вообще из производства, это уже с 2018 года вступило в силу. В Лондоне убрали рекламу нездорового питания, это вы знаете новость, это произошло на транспорте, внешнюю рекламу убирают. То есть когда ребенок с этим не сталкивается глазами, он не просит это.

Оксана Галькевич: Это правда.

Марина Чернова: Вот мы в свое время сделали исследование наше, мы обзванивали, общались и с детьми в семьях, и с родителями. И когда мы проанализировали, я вот начала тогда рассказывать, мы посмотрели эту рекламу, рекламу нездоровой еды в основном. Но когда эта реклама есть, оказалось, что в абсолютном большинстве, 75-77% детей просили родителей это купить, а где-то 70% родителей это делали, они покупали ребенку эту еду.

Константин Чуриков: Ну конечно, ну как откажешь ребенку?

Давайте обратимся к небольшому опросу, который устроили наши корреспонденты на улицах Перми, Ярославля и Владивостока (там, кстати, фастфуд не помешал бы, рестораны дороги): «Как часто вы едите фастфуд?»

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот девушка в этом ролике ошиблась: не дешево и вкусно, а весело и вкусно.

Оксана Галькевич: Весело и вкусно.

Марина, скажите, пожалуйста, а что у нас в первую очередь страдает от такого образа жизни в нашем здоровье? Какие системы? – эндокринная, сердечно-сосудистая? Что страдает?

Марина Чернова: Вы знаете, сразу же не будет страдать, если вот, как мы говорили, санитарно-эпидемиологические какие-то параметры выдержаны, все в порядке, пища безопасная, это проявится с годами, когда повышается риск развития сахарного диабета, повышается риск развития прежде всего ожирения, соответственно, вот эти все проблемы, которые потом приведут к сердечно-сосудистым заболеваниям, которые являются, к сожалению, главной причиной смертности в Российской Федерации.

Константин Чуриков: Нам звонит Сергей из Пермского края. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Марина Чернова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы поделиться своим мнением по данному вопросу. Марина, запрещать рекламу фастфуда, я думаю, ничего не даст. Я сторонник русской кухни, нет лучше русских пирожков, блинов, оладьев. Но когда я…

Константин Чуриков: Русских напитков разных.

Зритель: …был на открытии «Макдональдса» в Москве, когда открывался первый магазин «Макдональдса», 3 часа отстоял в очереди, до сих пор не жалею потерянного времени, это было начало 1990-х гг.

Константин Чуриков: Ой, Сергей, мы с вами в одной очереди стояли.

Зритель: Да, я там побывал и чем меня там угостили, это был шок для меня, какое качество, какой выбор. Нам далеко до этого, честно вам скажу, мы до сих пор не решили эту проблему.

Константин Чуриков: Вы имеете в виду своего, качественного фастфуда, российского? Столовых, я не знаю, еще чего-то? Пирожков?

Зритель: Не только своего, а вообще традиции приготовления.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я просто хочу в защиту пирожков. У нас пирожки-то в стране разные же бывают: бывают татарские пирожки, я вот сейчас, кстати, недавно распробовала.

Марина Чернова: Конечно, разнообразные.

Оксана Галькевич: Вот такие пирожки.

Константин Чуриков: А бывают еще у нас на трех вокзалах пирожки с разными начинками, просто с начинкой пирожки.

Оксана Галькевич: Это шутка какая-то с двойным содержанием?

Константин Чуриков: А там дальше ты просто уже пробуешь…

Оксана Галькевич: …и угадываешь, что внутри, да?

Марина Чернова: Да-да, это уже к теме безопасности.

Константин Чуриков: Да.

Итоги нашего SMS-голосования. Запретить рекламу фастфуда предлагает 91% наших зрителей, в этом смысле мы, кстати, с вами сегодня едины с депутатами.

Марина Чернова: Ура!

Константин Чуриков: «Нет» говорят 9% аудитории.

Марина Чернова: Согласна.

Оксана Галькевич: Марина, видите, благодатное поле для работы с общественным мнением.

Марина Чернова: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое.

Марина Чернова: Спасибо.

Оксана Галькевич: Марина Чернова, руководитель программ общественного здоровья Международной конфедерации обществ потребителей, была у нас в студии.

Константин Чуриков: Впереди большой, просто огромный получасовой выпуск новостей, и потом мы вернемся, чтобы продолжить «Отражение» на ОТР.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты