Мария Красова: У сотрудников МФЦ часто возникает соблазн отказать в принятии документов, хотя они не уполномочены делать такие вещи

Гости
Мария Красова
юрист комитета «Гражданское содействие»

Мария Карпова: В 2022 году полис ОМС перейдет в цифровой формат. Цифровой полис обязательного медицинского страхования будет выполнен в виде индивидуального штрихкода.

Петр Кузнецов: Ага.

Мария Карпова: Граждане могут сохранить данные о цифровом полисе как в личном кабинете на портале Госуслуг, так и в своем телефоне в форме QR-кода. Опять QR-кода, да что ж такое?

Петр Кузнецов: Все уже привыкли к этому, все уже привыкли.

Мария Карпова: Да, я еще все никак не привыкну.

У нас на связи Мария Красова, юрист комитета «Гражданское содействие». Мария, здравствуйте.

Мария Красова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день мы все-таки, мы все... Мы сейчас вот видим предварительные итоги нашего голосования, и телезрители наши с опаской очень относятся, и различные большие опросы ВЦИОМ это показывают, с настороженностью относятся к «цифре» по той простой причине, что не готова структура на переход к этой «цифре». То есть если все будет обеспечено, будет интернет везде, тогда да.

Мария Красова: Ну, во-первых, интернет. Во-вторых, очень важно, чтобы всегда сохранялась возможность и бумажной подачи тоже. У нас есть специальный федеральный закон, который как раз объясняет, как должны предоставляться государственные и муниципальные услуги. То есть это должна быть та форма, которая наиболее удобна заявителю: это может быть цифровая форма, бумажная форма, личное обращение. При этом надо сказать, что, например, портал государственных услуг российский не просто соответствует мировым стандартам, это, можно сказать, даже образец для многих других стран. Если говорить про портал mos.ru, то он действительно требует доработки.

И при этом действительно, скажем так, изобретательными чиновниками был найден способ не отвечать на личные сообщения, а если уж мы доходим до суда, у нас довольно много таких заявителей, услуги которым не предоставляют именно потому, что они не могут подать свои заявления в электронном виде. И вот мы обращаемся в суд с просьбой обязать департамент рассмотреть наши заявления, потому что в электронном виде мы их подать не можем. В ответ мы получаем от того же департамента возражение, что «ну как же мы будем рассматривать ваше заявление, когда мы его в электронном виде не получили». Ну и вот такие абсурдные ситуации происходят очень часто.

И здесь еще одна очень важная проблема. Если мы заговорили про электронные полисы, у нас есть номера СНИЛС, у нас есть номер паспорта, у нас зачем-то есть код подразделения, выдавшего паспорт, медицинское страхование, ИНН есть, есть очень много разных номеров, каждую эту бумажку нужно получить в отдельности, причем не очень понятно, зачем нужен такой объем документооборота.

Мария Карпова: Ага.

Мария Красова: Я знаю, что во многих странах, например, я точно могу говорить за государство Израиль, есть номер, который присваивается человеку с рождения или с даты получения гражданства, и к этому номеру привязаны и водительские права, и страховка, и медицинская страховка, социальное страхование, все-все-все привязано к этой одной карте, собственно говоря, к номеру, и вне зависимости от того, как меняется твое имя или что угодно, вот этот номер остается неизменным, это гораздо удобнее.

Мария Карпова: А как это работает, я не очень понимаю? Ну вот останавливает вас на улице полицейский, у вас нет никаких документов, вы называете свой персональный код (если я не ошибаюсь, это так называется), и это можно все проверить, да, по нему?

Мария Красова: Да-да, он знает все, вплоть до родителей и детей, кто где живет, все это происходит автоматически очень просто. И действительно работает так же служба одного окна по всяким пропискам, выпискам, адресам, семейному положению и прочему. Это то, как работает там. У нас, к сожалению, действительно, на каждую... Слава богу, у нас появились вот эти вот многофункциональные центры, но «прелесть» в том, что они опять же не принимают решений. То есть мы к ним приносим свои документы и просим их передать по подведомственности, то есть в то ведомство, которое уполномочено решать наш вопрос.

Но, во-первых, конечно, у сотрудников МФЦ очень часто возникает соблазн принять решение самостоятельно или отказать в принятии документов, хотя они совершенно не уполномочены делать такие вещи. Во-вторых, очень часто они, может быть, знают не все. То есть вот я, например, по своей работе часто помогаю беженцам решать их вопросы, при том что у них есть документы российского образца, доказать сотруднику в окошке, что вот с этим документом можно работать, этот документ признает Российская Федерация хотя бы потому, что она его выдала, доказать практически невозможно.

Мария Карпова: Да. Мария, ну все-таки, вот понятно, большие города у нас готовы полностью перейти на цифровые документы, на электронные документы. Но все-таки бо́льшая часть страны к этому далеко не готова. Как быть с такой ситуацией, что часть страны перейдет, часть нет?

Мария Красова: Ну, здесь два очень важных аспекта. Во-первых, нужно создать равные возможности для всех. Естественно, интернетом... Вот чтобы пожилых людей, конечно, куда-нибудь из глубинки ехать в большой город, чтобы решить простейший вопрос, ехать очень сложно...

Мария Карпова: Да.

Мария Красова: Конечно, было бы удобнее все это решать в электронном виде. Но если у тебя нет интернета, телефона и нет возможности оплачивать ни телефон, ни интернет, то, конечно, обязывать их обращаться с заявлением о предоставлении государственных услуг в электронном виде – это просто кощунство, цинизм даже какой-то. С другой стороны, тоже очень важно, чтобы этот закон федеральный, который у нас давно уже действует (забыла, к сожалению, название федерального закона, прошу прощения), который четко предусматривает порядок обращения, то есть очень важно, чтобы сохранялась возможность обратиться письменно, чтобы сохранялась возможность обратиться лично, чтобы все не сводилось исключительно к получению государственных услуг в электронном виде.

Мария Карпова: То есть те наши телезрители, которые пишут, что и бумажный, и цифровой документ, они, получается, как раз верно говорят, они правы?

Мария Красова: Ну конечно. Просто должен работать тот закон, который уже есть.

Мария Карпова: Да, ясно.

Мария Красова: Не надо искусственно ограничивать...

Петр Кузнецов: Мария, просто непонятно, знаете, мы в том числе почему говорим о переходе, о важности перехода на «цифру»? Мы сокращаем количество тем самым всяких вот инстанций, число людей-сотрудников, штат вот этот большой, чтобы не было его. Получается, с сохранением «бумаги» мы сохраняем все эти штаты, которые пытаемся сократить.

Мария Красова: Да, поняла вопрос. Это довольно-таки забавная ситуация, потому что, ну я не буду говорить за всю Россию, я точно не знаю, как это функционирует, в Москве это функционирует очень просто...

Петр Кузнецов: Просто нужно подчеркнуть, Мария, мы почему о Москве говорим? Нам вот говорят сейчас: «Ну конечно, у вас в Москве». Просто, понимаете, уважаемые телезрители, с Москвы все начинается, это экспериментальная площадка, здесь все начинается и потом уже распространяется в регионы. Да, Мария?

Мария Красова: Я даже, если можно, немножко внесу некоторую коррективу в то, что вы сказали. Госуслуги, которые работают на всей территории России, объективно работают лучше, чем портал mos.ru, который работает в Москве.

Петр Кузнецов: Ага.

Мария Карпова: Ага.

Мария Красова: У нас огромное количество обращений, которые мы подаем через портал, нам отказывают по разным причинам в оказании услуги, мы начинаем обращаться письменно в подведомственность, соответственно в тот департамент, который нам отказал. В ответ мы получаем, что «у нас нет нашего электронного заявления», и дальше наше заявление не рассматривается в принципе, нам говорят: «Идите обратно на портал», – а мы не можем там подать опять же потому, что что-то не то, каких-то документов нет. И те ответы, которые мы получаем, они, как правило, типовые. То есть вот со всей этой цифровизацией, оптимизацией персонала и прочим мы приходим к тому, что вопрос не решается в принципе: или в электронном виде, или делайте что хотите.

Мария Карпова: Давайте выслушаем нашу телезрительницу, из Владимира Лидию. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас. Владимиру привет, кстати.

Зритель: Да. Я хотела бы сказать, бумажной или цифровой документ. Вообще что творится, конечно, безобразие.

Петр Кузнецов: Ага.

Мария Карпова: Почему?

Зритель: Придумали вот новую проблему с этими цифрами. Было замечательно с бумагой. Вот пошла платить я за квартиру, закрыли вот эту вот свою организацию, ни надписи, ничего, что обед, пришла к 8 утра, вот. Заходите на какие-то порталы, я, извините, ими не собираюсь пользоваться, даже если бы и был интернет, потому что очень много людей, очень много против.

Вот есть у меня паспорт, я с ним могу и получить деньги по книжке в Сбербанке, и милиция меня остановила, пожалуйста, смотрите. Сейчас придумано какое-то не дело, потому что, чтобы помочь людям... Заболела я COVID, например, вызывайте, сообщайте по каким-то Госуслугам... Это просто невозможно! Приходишь, все вместе больные, какие-то электронные...

Петр Кузнецов: Ну а раньше, если так, то за бумагами в очереди бы все больные стояли.

Мария Карпова: Да, Лидия, давайте повернем эту ситуацию с другой стороны. Вы заболели, например, вам надо заплатить, не знаю, за ту же квартиру, как вы заплатите? Вы можете, пока болеете, дома, никуда не выходить, никого не заражать...

Петр Кузнецов: Да, не сразу разобравшись, но раз, два, три, разберетесь, пальцы помнят.

Зритель: За квартиру я через 2 месяца пришла и заплатила, все. Я через 2 месяца так же, как и раньше, пришла и заплатила все долги. Зачем мне нужна эта электронная..., ни к чему вообще не приводящая, к здравому смыслу? Ребенок, пожалуйста, вот тебе, регистрируйся там, регистрируйся сям – зачем? Я пошел, спокойно записался в бассейн, там два предложения, «Прошу принять меня и ребенка в бассейн», все.

Мария Карпова: Спасибо, Лидия. Это мнение действительно.

Петр Кузнецов: Спасибо. Ваша позиция, 5445, «Документ: бумажный или цифровой?» – продолжайте голосовать, еще есть время.

Мария Карпова: Мария, что скажете? Как прокомментируете?

Мария Красова: Ну вот это то самое важное, что было отражено... Я уточнила название закона: «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Основной принцип в том, что именно у заявителя, обращающегося за какой-то государственной услугой, должна быть возможность выбора, в какой форме он эту услугу получает. Это важно.

Мария Карпова: Еще один звонок от Сергея, Оренбург. Сергей, здравствуйте. Сергей?

Петр Кузнецов: Сергей, здравствуйте. Сергей, вы с нами? Где вы, Сергей?

Мария Карпова: Сергей?

Зритель: Да?

Петр Кузнецов: О, слышим, слышим, пробивайтесь, сейчас все получится.

Зритель: Слышите? Алло?

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Мария Карпова: Слышим очень хорошо.

Зритель: Ну, я также за бумажную... Случаи в стране были, когда человека даже с паспортом посчитали мертвым, и ему очень трудно пришлось восстанавливаться по всем. А в цифровом, вы представляете, тогда он вообще не восстановится. У нас есть паспорт...

Петр Кузнецов: ...пока еще бумажный.

Зритель: ...а количество чиновников и бюрократии с цифровой никак не уменьшается, хоть и сделали это все в одно окно, там так же очереди, что в больнице эти талончики, запись – такая же очередь, ничего не поменялось, понимаете?

Петр Кузнецов: Только она теперь просто называется электронной очередью. Да, понятно.

Зритель: Ну а люди-то как в коридорах сидели, так и сидят.

Петр Кузнецов: Ну да. Мария, вот мы как раз и говорили уже, да, поговорили о том, что особо-то штаты и инстанции, их количество не сократилось. Но понятно, что вы не специалист по кибербезопасности, но не можем не обозначить вот эту вот отдельную проблему, она же опасение многих граждан, что утекут, воспользуются, со счетов все снимут, используя все это.

Мария Красова: Да, действительно, я не специалист по кибербезопасности, действительно, что может случиться со счетами, я не могу сказать. То, что персональные данные утекают, тоже, к сожалению, факт...

Петр Кузнецов: Как права тогда защищены в таком случае, давайте поговорим о том, как права наши будут защищены, хотя бы с этой стороны.

Мария Красова: Большой вопрос. Но опять же, я могу говорить только про судебный порядок.

Петр Кузнецов: Да.

Мария Красова: А потом, когда мы куда-либо обращаемся, в любом случае мы ставим галочку напротив согласия на обработку персональных данных. Причем, как правило, если читать вот эти вот...

Петр Кузнецов: Без этого нас просто не пустят дальше, давайте начнем с этого: если мы галочку не поставим, то нам предоставляться ничего не будет.

Мария Красова: Да, именно так. При этом важно... Когда нам в бумажном виде дают эти согласия на обработку персональных данных, мы очень часто не читаем, что там написано. Оказывается, что кроме непосредственно того органа, в который мы обращаемся, он еще и уполномочивает каких-то своих там подрядчиков, работающих по контракту, и прочее, прочее также обрабатывать наши персональные данные, и мы на это даем согласие. Я, честно говоря, в последнее время, ну там, где я точно знаю, не хочу, чтобы мои персональные данные кому-то передавались, просто вычеркиваю. То есть да, в департамент я обратилась, «вам можно», все остальное я беру и своей рукой вычеркиваю, только потом уже подписываю. Но это опять же в бумажном виде.

Мария Карпова: Спасибо большое, Мария! С нами была на связи Мария Красова, юрист комитета «Гражданское содействие».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)