Мария Вогт: Латинская Америка в последнее время фанатеет от наших хорроров. Оказалось, схожая ментальность

Гости
Мария Вогт
главный редактор журнала «Бюллетень кинопрокатчика»

Александр Денисов: За границей мы покажем свое кино! Сразу два наших министерства – культуры и экономики – решили наладить экспорт отечественных лент за рубеж.

Марина Калинина: Министерство культуры ищет единого оператора для продвижения российского кино на мировых рынках – там высоко оценивают потенциал отечественных студий, и есть повод. Какой? В минувшем году в прокате окупилось рекордное число наших фильмов за всю новейшую историю российского кино. На 9 декабря прошлого года стали прибыльными 12 из 124 отечественных картин, до конца их число выросло.

В общем, смотрите. Окупились, если смотреть по годам: в 2015 году 126 фильмов было снято, 6 окупились; в 2016 году 121 было снято, 8 окупились; в 2017 году 123 было снято, 11 окупились; и в прошлом году, 2018-м, 142 кинокартины было снято, а окупились 16.

Александр Денисов: Ну и тему будем обсуждать вместе с вами, а также с нашей гостьей. У нас в студии – Мария Вогт, главный редактор журнала «Бюллетень кинопрокатчика».

Мария Вогт: Здравствуйте.

Александр Денисов: Маша, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Прежде чем приступить к теме, давайте посмотрим, а какие вообще картины наши в последнее время экспортировались за рубеж и какую кассу они там собрали, чтобы понимать, какова вообще тенденция. Вот давайте. Мы сделали небольшую подборку.

В 2017 году самым успешным отечественным фильмом за рубежом стала фантастическая лента «Защитники» Сарика Андреасяна – первый российский фильм о супергероях. В нашей стране он не был успешным, этот фильм, собрал 5 миллионов долларов, а за рубежом – побольше, зрители шли охотнее, и там кассовые сборы составили уже 7,5 миллиона долларов. «Защитников» показали в 28 странах.

Марина Калинина: Еще один фильм 2017 года, тоже попавший в мировой прокат, – это «Притяжение» Федора Бондарчука. Сюжет – в духе социальной фантастики о первом столкновении человечества с инопланетянами. Происходит это в московском районе Чертаново. Став успешной уже на первой неделе проката в России (18 миллионов долларов), картина отправилась сразу за рубеж. Ее показали в Мексике, Малайзии, Эстонии, Латвии, Германии. Больше всех денег собрал Китай – 2 миллиона долларов.

Александр Денисов: Ну а теперь по зарубежным кинотеатрам покатился «Т-34», поехал буквально, – фильм Алексея Сидорова о курсанте Ивушкине, который попадает в плен к фашистам. В России это самый кассовый военный фильм последнего времени, собрал больше 2 миллиардов рублей. За рубежом, возможно, тоже будут неплохие результаты. В США и Канаде его показывают в 24 кинотеатрах. В европейских странах прокат только стартовал. А вообще права на «Т-34» купили 70 стран: Европа, Азия, Ближний Восток.

Вот это сейчас смотрят как раз зрители за рубежом.

Марина Калинина: В Соединенных Штатах тоже, кстати, в частности.

Александр Денисов: Да, смотрят. Мария, ваше отношение к этой инициативе – кино на экспорт? Как думаете, в первую очередь это что – так называемая «мягкая сила», чтобы воспитывать лояльных к нам зрителей за рубежом, чтобы они к нам адекватно относились, без агрессии, или все-таки бизнес? Вот что в первую очередь это такое?

Мария Вогт: Ну, это все зависит от того, кому вы задаете этот вопрос.

Александр Денисов: Вам.

Мария Вогт: Если на этот вопрос отвечать будут продюсеры, то, конечно, в первую очередь их интересует бизнес-модель. И в этом смысле мы можем сказать, что зарубежные деньги, особенно после кризиса 2014 года, когда курс валют, скажем так, изменился, эти деньги, которые стали приходить из-за рубежа, стали существенно более весомыми суммами, нежели было раньше, в том числе для таких более скромных картин, нежели чем те, которые вы перечислили. Потому что на самом деле за последние два года успешными были не только те картины, которые вы перечислили, но и, например, более жанровые проекты…

Александр Денисов: Звягинцева?

Мария Вогт: Звягинцева «Нелюбовь» была достаточно популярная. Плюс наши хорроры сейчас очень востребованные, особенно в Латинской Америке.

Александр Денисов: Якутские?

Мария Вогт: Нет, федерального масштаба. Но в целом… То есть, например, Латинская Америка – это просто территория, фанатеющая в последнее время от наших хорроров.

Александр Денисов: То есть не мы от них фанатаеем, а они от нас, да?

Мария Вогт: Да. На самом деле оказалось – какая-то схожая ментальность там. И например, наш хоррор…

Марина Калинина: Любят ужасы.

Мария Вогт: Да. Например, хоррор «Невеста», который выходил в 2017 году, он после «Защитников» на самом деле по уровню сборов. Но если мы сравним бюджеты, то для хоррора это очень большие деньги, с точки зрения бизнеса. Возвращаюсь к вашему вопросу…

Александр Денисов: Пропаганда или бизнес?

Мария Вогт: Да. То есть для продюсеров это в первую очередь бизнес. Для государства это, конечно, влияние и, скажем так, популяризация нашей культуры. Потому что, опять же возвращаясь к тем же хоррорам, в последнее время…

Марина Калинина: А вы считаете, что фильм «Защитники» – это наша культура?

Мария Вогт: Это в любом случае, скажем так, наша реальность. То есть, когда мы показываем Москву, пусть даже там, где ее разрушают, или там, где несут Останкинскую башню, – это в любом случае важно для того, чтобы где-нибудь, в каком-нибудь маленьком городе…

Марина Калинина: …знали, что есть Москва.

Мария Вогт: …знали, что есть Москва, что Санкт-Петербург – это не только штат, город в Америке. То есть это важно, чтобы наши символы, наши какие-то достопримечательности были узнаваемыми потихонечку. Это как бы и есть популяризация.

Марина Калинина: Понятно. Я хочу спросить наших телезрителей: какие фильмы смотрели за последнее время вы, на что вы обратили внимание, что вам понравилось из премьер российских? Какие фильмы, по вашему мнению, могли бы быть популярны за рубежом? Пишите, звоните. Просто интересно узнать, что вы думаете по этому поводу.

А меня интересует… Ну понятно, что ужасы – они примерно везде плюс-минус одинаковые в жанре, то есть это должно быть страшно, мурашки по коже. На мой взгляд, самый сложный жанр – это комедия. Понимают ли за границей наш юмор? Я имею в виду не пошлый юмор, а именно хороший юмор.

Мария Вогт: Неважно – пошлый или хороший. Юмор – это действительно самое сложное, что продается. Но здесь есть на самом деле…

Александр Денисов: Пошлый-то лучше продается.

Марина Калинина: Нет, я и говорю, что пошлый продать легко. А легко ли продать именно интеллектуальный юмор?

Мария Вогт: Вы знаете, даже то, что мы понимаем как пошлый юмор, на самом деле продать так же тяжело. Но для продажи здесь есть другая модель – в данном случае продаются так называемые форматы, то есть продают сценарий, идею для того, чтобы в другой стране по этому сценарию был сделан ремейк. Так был, например, продан наш фильм «Горько!». И в прошлом году, если не ошибаюсь, вышел мексиканский ремейк «Горько!».

В принципе, это очень частое взаимодействие на комедийном уровне между странами. Например, у нас сейчас в прокате вышла «Громкая связь» – это российский фильм, который снят по сценарию итальянской комедии, которая также выходила у нас в прокат, но в итоге… Ну, итальянский юмор остается итальянским юмором, а нам хочется поговорить о своем. И поэтому, купив официально ремейк, ну, права на ремейк, наши продюсеры сделали комедию, в принципе, по тому же сценарию. История та же самая, но юмор, реалии, дача, на которой сидят герои, – это уже все наше, свое, родное.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Саратовской области, Александр нам дозвонился. Александр, слушаем вас.

Зритель: Да, слушаю. Здравствуйте.

Марина Калинина: Добрый день.

Зритель: Я хотел… Ну, как сказать? Во-первых, ваша передача… Спасибо вам, что вы есть. Ведущие… Знаете, когда смотришь вашу передачу – и на душе легче становится. Вы очень правдиво все говорите. Это одно.

Вот о фильме я хотел сказать про танк Т-34, я его тоже посмотрел. Ну, один раз можно его посмотреть. Очень много эффектов специальных. Ну, как бы боевик. А вот вы помните фильм «Жаворонок»? Тоже танк Т-34, тоже военнопленные, как они ушли от немцев и прокатились по территории Германии, и чем это закончилось. Вот он более такой… как бы на сердце влияет, чем вот этот «Т-34». Здесь очень много эффектов. И наши фильмы эти, более современные, которые пошли, – это для молодежи. Они меньше отражают правдивости, чем на самом деле. И уже заполонили каналы наши этими боевиками иностранными, а наши фильмы о доброте, именно старые фильмы, комедии даже мало стали показывать. Иногда идет в субботу и в воскресенье, начнут показывать такие…

Марина Калинина: Ну, понятно. То есть вы предпочитаете старые советские фильмы, а новые вам со спецэффектами не очень нравятся.

Александр Денисов: Раз «Т-34» в Штатах показывают – уже неплохо. Чтобы не было, как обычно в новостях – задают вопрос: «Кто выиграл в войне?» – и они говорят: «Ну, наверное, американцы». Чтобы они все-таки не забывали, кто в войне-то выиграл.

Мария Вогт: Нет, конечно, неплохо. И на самом деле, мне кажется, неплохо, что наш современный кинематограф начинает говорить на языке, понятном Голливуду. Понятно, что если мы будем снимать в духе советских комедий, конечно же…

Александр Денисов: …мы их никуда не продадим.

Мария Вогт: Да. У нас в России они найдут отклик. Но для того, чтобы продать их за рубеж, это будет сложнее. И «Т-34» в этом смысле говорит на языке того поколения, которое выросло на голливудском кино – и в нашей стране, и в других странах.

Марина Калинина: Но не потеряем ли мы в погоне за Голливудом какую-то свою ментальность, свою какую-то фишку, если можно так сказать, вот это русского, российского кино?

Мария Вогт: Я думаю, что нет. В этом фильме довольно много в любом случае русского. И это просто…

Марина Калинина: Нет, я не говорю про этот фильм конкретно, не про «Т-34», а вообще. Если мы будем руководствоваться тем, что нужно Голливуду (ну, Европа все-таки к нам поближе, у нас более или менее одинаковые вкусы в том же даже комедийном кино), не потеряем ли мы свое?

Мария Вогт: Я думаю, что нет. Это скорее инструментарий, который мы берем, а наша загадочная русская душа так и останется загадочной.

Александр Денисов: Мария, вопрос: на какие рынки нам нужно ориентироваться? Вот я вспоминаю историю… Помните, когда Советский Союз прекратил существование, наши музыканты воспылали страстью к зарубежному рынку. Вот Гребенщиков поехал альбом писать в Америку, «Radio Silence». И я помню, Артемий Троицкий написал в статье критической, он говорит: «Ну, это абсурд. Это все равно, что мастер спорта по русской лапте поедет играть в американскую бейсбольную биту. Мы там ни к чему – ни к селу ни к городу».

Вот есть рынки, которые нас любят – например, Китай. А нужно ли нам уж так стремиться в эти Штаты? У них там своя индустрия будь здоров, перехлестнет нашу в три раза. И куда разумнее направить средства? Где проводить рекламные кампании, чтобы не распылиться нам?

Мария Вогт: Опять же все зависит от жанра. Как я уже сказала, мы оказались ментально близки с Латинской Америкой, и там, в принципе, нас воспринимают очень адекватно. И именно туда, возможно, стоило бы вкладывать, направлять какие-то бюджеты на продвижение.

Также Китай, как вы сказали, – это, конечно, важная для нас территория. И например, наш мультфильм «Снежная королева: Огонь и лед», если я не ошибаюсь, он в прошлом году стал очень популярным за рубежом, именно по итогам 2018 года, самый кассовый зарубежный фильм в международном прокате. И свою кассу в первую очередь он собрал за счет успеха в Китае.

Александр Денисов: А почему китайцы нас так любят? Это старая наша традиция дружбы идет? Я знаю, они смотрят те же самые фильмы на Новый год: «С легким паром!»…

Мария Вогт: Вы знаете, у нас, в принципе, с Китаем очень схожие вкусы в плане смотрения кино. Потому что, например, какие-то проекты, если взять даже Большой Голливуд и голливудские блокбастеры, не все из них на самом деле популярны в Америке, и многие из них делаются для международных рынков. Китай и Россия часто показывают схожие результаты, потому что у нас очень любят спецэффекты, у нас очень любят, когда что-то взрывается и так далее. То есть…

Александр Денисов: Чтобы горело синим пламенем, в общем.

Мария Вогт: Да. И вкусы похожие, и как-то исторически так сложилось. Но пробиться на китайский рынок очень тяжело, в любом случае они защищают, у них протекционизм очень высокий. И туда сейчас, поскольку там очень много денег и очень много зрителей, устремились продюсеры со всех стран, поэтому довольно сложно туда пробиться. Но тем не менее – мы пытаемся.

Марина Калинина: Нам дозвонился Андрей из Брянска. Андрей, слушаем вас.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, здравствуйте.

Зритель: Я смотрю сейчас вашу передачу, передача очень хорошая. Вопрос такой. Вот я, поддавшись на рекламу (а я давно не ходил никакие фильмы смотреть), посмотрел «Т-34». Вы знаете, это современный барон Мюнхгаузен. Я не знаю, как фронтовики это смотрели. Разве можно сравнить это с «Горячим снегом»? Это вообще какое-то игровое шоу. Понимаете? Как там снаряды врезаются… В общем, барон Мюнхгаузен.

Александр Денисов: Андрей, это фильм на определенную аудиторию – молодежную. Ее, конечно, не зацепишь фильмами, как «Баллада о солдате», к сожалению. Они уже другого ждут от похода в кино.

Зритель: Да, совершенно верно. Ну и не надо фантастику такую делать, на мой взгляд, потому что уже получается не война, а какая-то игрушка.

Марина Калинина: Скажите, а какие фильмы из последних вам понравились?

Зритель: Да я уже давно фильмы не смотрел в кинотеатрах. Это из последнего. А перед этим я смотрел, знаете, мультфильм с внучкой про богатыря…

Мария Вогт: А можно вопрос?

Александр Денисов: Задавайте.

Зритель: «Три богатыря»… Нет. Ну, я уже названия не помню.

Александр Денисов: «Три богатыря», по-моему, да-да-да, был такой мультфильм.

Зритель: Вот хороший фильм. Но уж никак не «Т-34».

Мария Вогт: Скажите, а понравилось ли вам в самом кинотеатре? Насколько там было современное кресло, экран, устройство?

Зритель: Кинотеатр был хороший, я смотрел этот фильм в Москве. Так и звук этот Dolby по ушам долбил, и обстановка хорошая, все. Но сам фильм… Его где ни смотри, мне кажется, не понравится. А уж что там за рекламу сделали? Я не пойму.

Марина Калинина: Спасибо. Вот смотрите, Мария, в прошлом году… Ну, мы сейчас не будем говорить про «Т-34», уже много говорили. Вот еще кассовые фильмы, которые собрали достаточно большую сумму по сравнению с тем, что в них было вложено. «Лед» – 1 миллиард 500 миллионов. «Тренер» – 830 миллионов рублей. «Елки последние» – 730 миллионов рублей при вложенных 160, к примеру. Вот эти фильмы могли бы быть проданы за границу и там пойти в хороший прокат, ну, к примеру?

Мария Вогт: Они и были проданы. То есть «Лед» выходил в прошлом году в зарубежный прокат.

Марина Калинина: Ну и как?

Мария Вогт: В общем-то, показал не самый плохой результат. То есть мы не называем его в первых числах, но тем не менее…

Марина Калинина: Потому что «Лед» и «Тренер» – это такие фильмы, они чисто на патриотизме.

Мария Вогт: Вы знаете, они отличаются как раз между собой, потому что «Лед» – в первую очередь это история любви на фоне спортивных событий. И этот проект как раз таки был более понятный зарубежной аудитории. Он выходил также в Китае. Вот недавно, насколько я понимаю, вышел в Корее. Ну, был ряд других стран, где он хорошо работал.

С «Тренером» так же, как и с «Движением вверх», которое было у нас в прошлом году, сложнее, потому что такие фильмы как раз рассказывают об успехе одной конкретной страны, одной конкретной команды. И это уже, в принципе, какая-то локальная история, с точки зрения мирового масштаба. Такие спортивные картины, где на авансцене как раз именно собственно спортивные мероприятия, они продаются сложнее.

Александр Денисов: Вот я смотрел, какова реакция российских режиссеров на предложение наладить экспорт. Вот Карен Георгиевич Шахназаров так скептически отнесся, он говорит: «Конечно, это нужно развивать, но нам пока Западу предложить нечего. Чтобы закрепиться на конкретном рынке – это нужно постоянно продвигать свои фильм, не одну, а несколько картин. Нам пока предложить нечего. Мы делаем 250 картин… – а, даже меньше. – Нужно хотя бы 250 картин делать, а делаем 70–80 в год». Что он еще говорит? «Главная проблема нашего кино – в организации. Оно практически находится на государственном иждивении. Мы не научились зарабатывать и привлекать инвесторов».

То есть у нас рынок пока еще не встал, грубо говоря, вровень с зарубежным. Не рановато ли нам тогда претендовать?

Мария Вогт: Не рановато. И плюс, мне кажется, те успехи, которые российское кино в последнее время делает за рубежом, связаны именно с тем, что изменилась манера финансирования фильмов. С тех пор как Фонд кино получил задачу финансировать именно коммерческие проекты, а не социально значимые, то, в общем-то, у нас стало появляться много фильмов разножанровых, на разную аудиторию. То есть, как я уже говорила, не только комедии, которые, с точки зрения продюсеров, наименее рискованный жанр, потому что они не высокобюджетные, довольно легко окупаются, хорошо работают на телевидении потом или на других площадках. Появилась фантастика, вы перечисляли, «Притяжение». Появились хорроры, о которых мы говорили. Появилась опять же фантастика, «Защитники», кинокомикс.

И потихонечку наши продюсеры экспериментируют. И они экспериментируют именно в тех жанрах, которые понятны за рубежом. И зарубежные продажи также минимизируют эти риски, которые они на себя берут. По сути, зарубежные продажи пока еще не стали дополнительным инвестором, но тем не менее какие-то вливания и минимизацию рисков они оказывают.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок – из Белгорода на сей раз. Галина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я тоже хотела принять участие в обсуждении того вопроса, который сегодня вы подняли.

Марина Калинина: Давайте.

Зритель: Дело в том, что для меня, например, существует такое мерило, в общем-то, уже проверенное, насчет искусства: вот песню запоет народ или не запоет. Если запоет – значит, это что-то настоящее, значит, оно пройдет проверку временем. Точно так и с фильмами – будешь ты его второй раз смотреть или не будешь.

Вот почему к этим современным фильмам никто не возвращается? И песни – хоть и «Песня года» проходит, никто ничего не запоминает, все на одно лицо, абсолютно все безликое. Так и эти фильмы – только чтобы продать. Ничего не остается, как говорится, ни для души, ни для ума, ни для чего. Странный вообще какой-то подход к искусству – только чтобы продать. А что людям останется? И почему мы старые фильмы помним, все знаем, чем закончится, но не можем оторваться от телевизора. И я говорю, что молодежь совсем это не смотрит. Ну, смотря какая молодежь, как она воспитана, на чем она воспитана. Если на высоком, хорошем искусстве, на классической литературе, то она будет смотреть.

Александр Денисов: Спасибо, Галина.

Я, кстати, вспомнил высказывание Корнея Ивановича Чуковского, он сказал: «Пишите бескорыстно – тогда вам будут дороже всего платить». Может быть, нам действительно перестать рассчитывать вот этот коммерческий успех – пойдут/не пойдут в России/за рубежом, а просто снять хорошо и выстрелить тогда?

Марина Калинина: Нет, ну просто, наверное, есть фильмы коммерческие, которые продаются в России и за рубежом, да? А есть фильмы – ну, как сказать? – чтобы подумать, пересмотреть и поговорить, которые, наверное, не очень кассовые.

Мария Вогт: Да, конечно. И например, вот недавно, по-моему, 7 февраля, если я не ошибаюсь, в прокат вышел фильм «Завод» Юрия Быкова…

Александр Денисов: За который он опять извинился, в очередной раз?

Мария Вогт: Да. И вот это пример человека, который, в общем-то, снимает для души и говорит…

Александр Денисов: От души, да, от души.

Мария Вогт: Мы не можем сказать, что это бесталанный режиссер. Нет, у него прекрасные работы, и он говорит на острые социальные темы, в общем-то, от души. Но в прокате картина не заработала тех денег, на которые рассчитывали продюсеры.

Александр Денисов: Может быть, сейчас заработает, после этой шумихи. Кстати, вот насчет Быкова, возвращаясь. У него же купили его сериал «Майор», по-моему, Netflix купили – за сколько, я уже не помню – за миллион, что ли, фабулу сюжета, чтобы потом снять уже свою версию, адаптированную. Тоже первый случай у нас в истории, по-моему, был, да?

Мария Вогт: Адаптации продаются, как я уже говорила, в части комедий, ну и не только.

Александр Денисов: Но это не комедия, «Майор», это драма.

Мария Вогт: Да. Но «Майор», а также его фильм «Дурак» был очень популярен, например, во Франции. Собственно, «Завод» изначально, насколько я понимаю, если я не ошибаюсь, в нем участвовали изначально французские деньги, потому что сразу был продавец, готовый работать с фильмом во Франции, выпускать эту картину там, потому что после фильма «Дурак» режиссера там уже конкретно знали.

Александр Денисов: То есть, если подводить итог, экспортировать нам надо свое кино?

Мария Вогт: Конечно.

Марина Калинина: А просто вы как специалист, как редактор, главный редактор журнала буквально пару слов: по каким принципам нужно продвигать наше кино на Запад? И как его там будут воспринимать?

Мария Вогт: Ну, в первую очередь, конечно…

Марина Калинина: Вот задачи организации, которая это будет делать, ну, примерно, чтобы понять.

Мария Вогт: Организации, в принципе, как они сейчас работают – они работают уже хорошо. Важно просто определиться, какая одна из двух или обе эти организации.

Марина Калинина: Может, третья какая-то появится.

Мария Вогт: Да. В общем, чем больше, тем лучше на самом деле. В принципе, механизмы всем известны. Есть соответствующие кинорынки, на которые приезжают продюсеры, продавцы. Важно, чтобы продюсеры приходили, наверное, к умеющим продавать людям, а не пытались это делать изначально сами. Потому что когда продюсеры делают изначально сами, они немножечко, как своего ребенка, не могут перепрофилировать.

Вот успех «Защитников» почему на самом деле был такой, несмотря на качество фильма и результаты у нас в России? Поскольку фильм был назван таким же образом – «Guardians», как большой голливудский проект, и поэтому на созвучии названий он на самом деле был востребован в прокате.

Александр Денисов: То есть грамотное продвижение было?

Мария Вогт: Да. Здесь важно подобрать название, где-то, может быть, переделать постер, где-то, может быть, сделать ролик. То есть это отдельная работа, которую проводят знающие специалисты или же знающие сотрудники в компаниях. То есть не нужно просто пускать это на самотек. Это отдельное направление деятельности.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо большое за эту беседу. Я напомню, что обсуждали отечественный кинематограф, как он может открыть, так сказать, ворота в разные страны, а не только показываться в нашей стране. Мария Вогт у нас была в гостях, главный редактор журнала «Бюллетень кинопрокатчика».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Кино на экспорт

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты